lybs.ru
Историки фальсифицируют прошлое, идеологи - будущее. / Николай Михальченко


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XXXI

повествует о критическом положении

- Кто там? - спросил Бритлс, открывая дверь на цепочке и прикрывая рукой свечу.

- Откройте,- отозвался снаружи мужской голос.--Мы агенты уголовного розыска, по которым вы посылали.

Весьма доволен этим ответом, Бритлс широко распахнул дверь и увидел перед собой солидного мужчины в пальто; тот вошел, не говоря больше ни слова, и обтер ноги об постілку так привычно, как будто он здесь жил.

- Пошли-ка кого-то, парень, помочь моему напарнику,- сказал агент.- Он остался в кабриолете - следит коня. А может, у вас найдется куда поставить его минут на пять-десять?

Бритлс ответил утвердительно и показал на сарай; степенный мужчина вернулся к воротам и помог своему напарнику завести лошадь с экипажем до сарая, в то время как [226] Бритлс, радостно улыбаясь, присвічував им. Затем они вернулись к дому, и агенты, сбросив в прихожей пальто и шляпы, предстали во всей своей красе.

Тот, что стучал в дверь, оказался тучен, среднего роста мужчиной лет пятидесяти, с коротко стриженными черным лоснящимся волосами, короткими бакенбардами, круглым лицом и внимательными глазами. Его обут в сапоги напарник был рыжий кощавий мужчина с неприятной физиономией и зловеще задранной кирпой.

- Скажи своему хозяину, что приехал Бледерз и Даф,- велел толстый и, пригладивши рукой волосы, положил на стол пару наручников.- А, добрый вечер, сэр! Позвольте поговорить с вами наедине.

С этими словами он обратился к мистеру Лосберна, который как раз вошел в гостиную. Врач знаком приказал Брітлзу выйти, пригласил в комнату обеих женщин й захлопнул дверь.

- Перед вами хозяйка дома,- показал он на миссис Мэйли.

Мистер Бледерз поклонился. Когда его пригласили сесть, он положил шляпу на пол и, устроившись на стуле, кивнул Дафові - мол, и ты садись. Этот джентльмен был, видно, менее привыкший к изысканного общества, потому что чувствовал себя в нем не так свободно: прежде чем сесть он судорожно подригав конечностями, а опустившись наконец на стул, неловко сунул в рот головку своей дубинки.

- Ну, а теперь к делу,- начал Бледерз.- Расскажите, сударь, при каких обстоятельствах произошел грабеж?

Мистер Лосберн, который, видимо, хотел выиграть время, изложил те обстоятельства очень подробно, со многими отступлениями и повторами. Бледерз и Даф выслушали его с выражением знатоков, время от времени обмениваясь кивками.

- Для окончательного вывода мне, конечно, надо осмотреть место преступления,- сказал Бледерз.- Но не побоюсь сказать уже сейчас: это почерк не мужицкий. Га, Дафе?

- Конечно, не мужицкий,- ответил Даф.

- То есть, если перевести ваши слова на язык, понятный этим дамам, вы хотите, очевидно, сказать, что грабитель не был крестьянином? - усмехнувшись, спросил мистер Лосберн.

- Да, сударь,- ответил Бледерз.- Это вее, что вы должны были рассказать о грабеже?

- Так, все,- подтвердил врач. [227]

- А что это за парень, о котором говорят слуги?-' спросил Бледерз.

- То пустые разговоры,- сказал врач.- Один слуга а испуга забрал себе в голову, будто этот мальчик был при-* четний к грабежу. Но это глупости, бред, да и только,

- Когда так, то это очень легко можно будет доказать,-* заметил Даф.

- Справедливо сказано,- кивнул головой Бледерз и небрежно - так как то была пара кастаньет - пощелкал руку» никами.- То что То за парень? Что он о себе рассказал-* дает? Откуда он взялся? Не с неба же свалился, правда, сударь?

- Конечно, нет,- ответил врач, обеспокоенно взглянув на женщин.- Я знаю про этого мальчика абсолютно все, но цро него мы можем поговорить потом. Сначала, наверное, вам хотелось бы осмотреть место преступления?

- Конечно,- подтвердил мистер Бледерз.- Сначала осмотрим место, потом допросим слуг. Как заведено.

Принесли свечи, и Бледерз с Дафом в сопровождении местного констебля, Брітлза, Джайлза и остальных слуг вошли в каморку в конце коридора и посмотрели на окошко ace--редине, потом обошли дом со двора и, став на травке, посмотрели на окошко снаружи; затем им подали свечу, чтобы осмотреть ставни; затем - фонарь, чтобы поискать следы; а потом - вилы, чтобы пройтись по земле в кусты. Все присутствующие следили за каждым их движением, затаив дыхание. Завершив осмотр, агенты вернулись к дому, и на их просьбу Джайлс и Бритлс рассказали о своем участие в приключениях прошлой ночи - рассказали не раз, а целых шесть раз; и если в первой их повествования оказалась всего только одно весомое расхождение, то в последней их было аж десять. Добившись такого блестящего успеха, Бледерз и Даф велели всем выйти и провели между собой совещание, такую длительную, таинственную и торжественную, что в сравнении с ней консилиум самых прославленных врачей по поводу самого сложного в медицине случае показался бы детской забавой.

Тем временем врач озабоченно расхаживал из угла в угол в соседней комнате, а миссис Мэйли и Роза обеспокоенно смотрели на него.

- Слово чести! - воскликнул он наконец, останавливаясь.- Я не знаю, что делать!

- Я уверена: рассказав этим людям правду о [228] бедного мальчика, мы оправдаем его в их глазах,- сказала Роза.

- Если бы, моя дорогая девушка,- покачал головой врач.- Нет, мы не оправдаем его ни в глазах, ни в глазах других, высших блюстителей закона. В конце концов, кто он такой? - скажут они.- Беглец, бродяга. С точки зрения Общепринятого, с точки зрения здравого ума, рассказ его довольно-таки невероятная.

- Но вы ему поверили? - прервала его Роза.

- Как это ни странно, поверил,- может, потому, что я старый дурак,- ответил врач.- Однако у опытного полиций-ного агента рассказ этот доверия не вызовет.

- Почему? - спросила Роза.

- Потому, что, на их взгляд, моя милая допитувачко, в истории парня много темных мест. И доказать он может только то, что ему во вред, а на пользу, не подтвердит ничем. А те проклятые законники на слово не верят, им подавай факты: что, где, почему. Вспомните, что он сам о себе рассказал: какое-то время водился с преступниками, побывал в полицейском участке за кражу носового платка в некоего джентльмена, потом его похитили у этого джентльмена и силой снова затащили куда-то, но куда именно, он сказать не может, ибо не имеет о том месте ни малейшего представления. К Чертсі его опять насильно приводят грабители, которым он почему-то безумно пришелся по душе; они проталкивают его в окно, намереваясь очистить дом, и именно в тот момент, когда он хочет снять шум, чтобы предупредить жителей и тем самым доказать свою полную невиновность,- именно в тот миг черти приносят этого придурка дворецкого, который стреляет в него! Стреляет как будто специально для того, чтобы не дать парню оправдать себя! Неужели вы не видите, сколько здесь загвоздок?

- Конечно, вижу,- ответила Роза, улыбаясь воспалительном врачу.- Но все же не понимаю, какая из них может бросить тень на бедного ребенка.

- Не понимаете! - воскликнул врач.- Ну, конечно, не понимаете! Да благословит господь хорошенькие глаза вашего пола! На счастье или на несчастье, они всегда видят только одну сторону дела - то, что замечают сначала.

Высказав это свое давнее наблюдение, мистер Лос-берн сунул руки в карманы и снова начал мерить комнату шагами еще быстрее, чем до тех пор. [229]

- Hi,- заговорил он снова,- что больше я думаю, тем больше убеждаюсь в том, что этим агентам нельзя рассказывать правду о парне, потому что от правды будет только лишние хлопоты и морока. Они нам ни за что не поверят, и даже если не докажут его вину, вся эта волокита и публичное смакование всевозможных обстоятельств станут помехой вашему благородному намерению вывести парня в люди.

- Что же тогда делать? - воскликнула Роза.- Господи, зачем было посылать по этих типов?

- И действительно, зачем? - подхватила миссис Мэйли.- Я бы ни за что в мире не позвала их сюда.

- Я могу вам сказать только одно,- сказал мистер Лос-берн, садясь с видом человека, решившегося наконец на отчаянный поступок.- Нам надо собраться на силе и действовать смело. Нас оправдывает ли благая цель. У мальчика снова подскочила температура, он в таком состоянии, что разговаривать с ним нельзя, и это единственная благоприятная для нас обстоятельство. Так воспользуемся с нее. В конце концов, в том, что мы вращаем бедствие на добро, нашей вины нет. Заходите 1

- Ну что же, сударь,- сказал Бледерз, зайдя вместе со своим напарником и плотно прикрыв аа еобою двери.- Это дело не дутое.

- И что это к черту должно означать? - раздраженно спросил врач. *

- Дутым грабежом, леди,- пояснил Бледерз женщинам, сжалившись на их невежество, но не простив его врачу,- мж называем такой, в котором замешаны слуги.

- Но ведь их никто и не подозревал,- сказала миссис Мэйли.

- Вполне возможно, госпожа,- ответил Бледерз,- но они могли приложить к этому руки.

- Именно потому, что их никто не подозревал,- добавил Даф.

- Судя по почерку, это были городские профессионалы,- докладывал далее Бледерз.- Первоклассная работа!

- Так, любо-дорого посмотреть,- вполголоса подтвердил Даф.

- их было двое,- продолжал Бледерз,- и с ними мальчик. Это ясно из размеров окошка. Больше мы пока ничего не можем сказать. А теперь покажите, пожалуйста, того парня, что лежит у вас наверху.

- А может, они бы сначала перепустили по рюмочке, [230] миссис Мэйли? - сказал врач и враз повеселел, как будто его осяйлула какая-то счастливая мысль.

- Конечно, прошу! - живо подхватила Роза.- Вы только скажите, чего бы вам хотелось.

- Спасибо, мисс,- ответил Бледерз, обтирая губы рукавом.- От нашей работы и вправду в горле шерхне. Что вы дадите, мисс, то мы и выпьем. Только не оскорбляйте «оби хлопот.

__ Так все же, чего бы вы хотели? - спросил врач, идя вслед за девушкой к буфету.

- Как на то ваша ласка, то каплю чего-нибудь гиц-эого,- ответил Бледерз.- 3 Лондона сюда неблизкий свет, холод пробирает до сердца, а я уже давно заметил, дамы: ничто так не согревает сердце, как рюмочка крепкого.

Этим интересным наблюдением он поделился с миссис Мэйли, которая выслушала его очень любезно. Врач тем временем незаметно выскользнул из комнаты.

- Ах! - вздохнул мистер Бледерз, принимая рюмку не за ножку, а сжимая донышко большим и указательным пальцами левой руки и поднося рюмку к груди.- Сколько таких дел мне пришлось расследовать на своем веку!

- Взять хотя бы тот грабеж в переулке в Эдмонтоне,- подсказал своему напарнику мистер Даф.

- А почерк похож, правда? - подхватил мистер Бледерз.- То была работа Носача Чіквіда.

- Это ты так считаешь,- возразил Дафф.- А я тебе говорю: это работа Баловня. Носач имел к ней такое же отношение, как я.

- Еще чего! - отмахнулся мистер Бледерз.- Мне лучше знать. А ты помнишь, как ограбили самого Носача? Вот была потеха. Где тем романам!

- Как же это произошло? - спросила Роза, стараясь поддержать хорошее настроение нежелательных гостей.

- О, то был такой случай, мисс,- сам черт ногу сломит! - ответил Бледерз.- Этот самый Носач Чіквід...

- Его прозвали Носачем, потому что он имел длинного носа, госпожа,- объяснил Даф.

- Дамам это и без тебя ясно! - буркнул мистер Бледерз.- Вечно ты меня перебиваєш, мужское! Поэтому этот Носач Чіквід, мисс, государств трактир на Бетлбріджській дороге, и в том трактире, в подвале, он устраивал различные развлечения: петушиные бои, травля барсуков и всякие такие другие увлекательные спортивные игры, привлекали молодых джентльменов. Проводились те игры по всем правилам,- я [231] знаю, потому что сам не раз там бывал. Носач тогда еще с ворами не разбирался. И вот одной ночью его обокрали: вынесли из спальни парусинову сумку, в которой лежало триста двадцать семь гиней. Вор - высокий мужчина с черной повязкой на глазу - накануне спрятался у него под кроватью, а среди глухой ночи выпрыгнул с той сумкой из окна, Прыг - и нет, потому что окно то было совсем низкое. Но и[ Носач не дал маху: проснувшись от шума, он вскочил с кровати, выстрелил ему вдогонку из ружья, снял шум, побудил соседей, все сразу же бросились осматривать усадьбу, и тогда оказалось, что Носач попал-таки вора, потому что вплоть до ограды,- а она была далековато,- вели следы крови. Однако за забором следы терялись. Вор, следовательно, привык вместе с деньгами, а фамилия мистера Чіквіда, владельца трактира, появилось в газете в списке банкротов. Ну, все бросились помогать бедняге - начали собирать деньги, всякие там пожертвования и все такое, а он несколько дней был сам не свой: носился по улицам, рвал на себе волосы,- люди опасались, что он с отчаяния наложит на себя руки. Но однажды прибегает он к полиции, замыкается один на один с начальником, они о чем-то долго говорят, а тогда начальник звонит в колокольчик, вызывает к себе Джема Спаєрза (а Спаєрз - агент лихой) и приказывает ему помочь мистеру Чіквіду задержать грабителя, укравшего деньги. «Я видел его вчера утром, Спаєрзе,- говорит Чіквід.- Он проходил мимо мой трактир».- «Почему же вы не схватили его за воротник?» - спрашивает Спаєрз. «Я так растерялся, что мне в тот момент можно было бы проломить голову зубочисткой,- отвечает бедняга.- Но мы его непременно схватим, так как между десятой и одиннадцатой вечера он снова проходил мимо трактир». Ну, услышав это, Спаєрз сунул в карман гребешка и перемену белья,- на случай, если придется задержаться на два-три дня,- и отправился вслед за Носачем. В трактире он засел у окна с красной занавеской и даже шляпу не снял, чтобы быть начеку и выбежать сразу, как только появится вор. Сидит он себе так до позднего вечера, сосет трубку, вдруг Чіквід как закричит: «Вот он! Лови вора! Караул!» Джем Спаєрз выскакивает на улицу и видит, что Чіквід бежит по улице и истошно орет. Спаєрз бросается за ним. Чіквід мчится что есть духу. Прохожие оглядываются, все кричат: «Вор!», а Чіквід ревет несмолкаемо, как сумасшедший. Вот он заворачивает за угол, Спаєрз на минутку спускает его с глаз, потом сам поворачивает, видит небольшую толпу, ныряет [232] у него: «Где вор?» - «Черт побери! - говорит Чіквід.- Опять убежал!» Как это ни странно, вор и действительно как сквозь землю ушел - нигде не видно. Поэтому они вернулись в трактир. На следующее утро Спаєрз садится на это свое место-за занавеской и снова начинает выглядеть высокого мужчину 8 черной повязкой на глазу - пялится так, что у него самого уже глаза болят. Ну, он их закрывает, чтобы немного отдохнули, и тот же миг Чіквід орет: «Вот он!» Спаєрз снова за дверь, а Чіквід уже опередил его на піввулиці. На этот раз пробегают они вдвое больше, чем накануне, и снова зря: грабитель исчез! Когда это повторилось в третий раз, а потом и в четвертый раз, половина соседей решили, что мистера Чіквіда обокрал сам сатана, который и до сих пор глумится с него, а вторая - что бедняга Чіквід с горя схибнувся.

- А что говорил Джем Спаєрз? - спросил врач, который вернулся в комнату вскоре после начала рассказа.

- Джем Спаєрз,- ответил агент,- долгое время не говорил ничего, а только слушал и потихоньку мотал себе на ус, как и положено знатоку своего дела. А тогда однажды утром заходит он к бару, достает свою табакерку и говорит: «Чик-виде, я уже знаю, кто вас обокрал».- «Неужели? - восклицает Чіквід.- Ох, Спаєрзе, дружище, покажите мне его, дайте отомстить,- и я умру спокойно! Где он, этот негодяй?»- «Ет, бросьте,- говорит Спаєрз, предлагая ему понюшку табаку.- Нечего дурака валять! Вор - вы сами». И так оно и было на самом деле. Чіквід заработал на этом кучу денег, и никто бы его не разоблачил, если бы он не перестарался,- закончил мистер Бледерз, поставил стакан и щелкнул наручниками.

- Так-так, очень интересный случай,- заметил врач.- Ну, а теперь, если позволите, прошу наверх.

- Когда ваша пожалуйста, сэр,- сказал Бледерз, и в сопровождении мистера Лосберна оба агенты двинулись вверх. Мистер Джайлз вел перед со свечой в руке.

Оливер дремал, но состояние его явно ухудшилось: лихорадка делала свое. С помощью врача он смог сесть в постели, но за минуту откинулся на подушки, глядя на незнакомых отсутствующим взглядом,- видно было, что он не понимает, где он и что делается вокруг.

- Вот этот мальчик,- начал мистер Лосберн негромко, но очень взволнованно.- Увлекшись детской игрой, он сегодня утром ненароком забежал на соседний участок, владение мистера - забыл, как его зовут,- зацепил провод же* [233] стрела, был ранен и пришел сюда просить помощи. Но вместо того, чтобы помочь ему, этот большая умница, что стоит со свечой в руке, схватил его и отметелил так, что бедняга чуть не отдал богу душу; это я могу засвидетельствовать вам как врач.

Бледерз и Даф уставились взглядом в відрекомендованого в такой способ мистера Джайлса. Испуганный, ошеломленный дворецкий забавно захлопал глазами, глядя то на них, то на Оливера, то на мистера Лосберна.

- Думаю, вы не будете этого отрицать? - спросил врач, удобнее вмощуючи Оливера в постели.

- Я же... я же хотел, чтобы как можно лучше, сэр! - ответил Джайлз.- Я был уверен, что это тот самый парень, иначе я бы его и пальцем не тронул. Я же не зверь какой-то, сэр.

- А какого парня вы имели в виду? - спросил старший

агент.

- Того, что был с ворами, сэр,- объяснил Джайлз.- Ведь... Ведь с ними был парень, я в этом уверен.

- Ну, а теперь вы тоже в этом уверены? - спросил Бледерз.

- Уверен чего? - переспросил Джайлз, тупо глядя

на допитувача.

- Того, что это тот самый парень, болван! - нетерпеливо воскликнул Бледерз.

- Не знаю. Просто не знаю,- с отчаянием сказал Джайлз.- Поклясться не могу.

- А все же, как вы думаете?- допытывался мистер

Бледерз.

- Я не знаю, что и подумать,- ответил бедный Джайлз.- Нет, я думаю, это не тот самый парень. Я почти уверен, что не тот. Это просто невозможно.

- Он что, пьян, сэр? - обратился Бледерз к врачу.

- Я вижу, у тебя котелок совсем не варит! - с безграничным презрением бросил Даф мистеру Джайлзу.

Во время этого короткого разговора мистер Лосберн мерял у больного пульс; теперь он встал со стула и попросил агентов, когда в них еще остаются какие-то сомнения, перейти в соседнюю комнату и там расспросить Брітлза.

Так они и сделали, и Бритлс, вызванный в соседнюю комнату, запутался сам и запутал своего уважаемого начальника в таком сплетении новых противоречий и нелепостей, напустил такого тумана, что ясным осталось только одно - его полная неспособность что-либо выяснить. К тому же он заявил, что не узнал бы того злодійчука, [234] если бы его сейчас поставили перед ним, а на Оливера показал только за то, что поверил мистеру Джайлзу; но мистер Джайлз сам пять минут назад жаловался в кухне, что сгоряча, наверное-таки, оговорил парня.

Затем среди многих других остроумных предположений возникло и такое: а может, мистер Джайлз вообще никого не ранил? И после осмотра второго пистолета из той пары, что составляла его арсенал, оказалось, что заряжено только порохом и клейтухом; это открытие произвело большое впечатление на всех, кроме врача, который собственноручно вынул из патрона пулю десять минут назад. Больше всего впечатлен, однако, был сам мистер Джайлз: в течение нескольких последних часов его терзало сомнение, что он насмерть ранил ближнего своего. То он радостно ухватился за эту новую идею и начал горячо отстаивать ее. В конце оба агенты, потеряв интерес к Оливера, оставили в доме на ночь местного констебля, а сами отправились ночевать к Чертсі, пообещав вернуться утром.

А на следующее утро распространился слух, что в Кингстоне ночью арестованы при подозрительных обстоятельствах двух мужчин и мальчика. Бледерз с Дафом немедленно отправились туда. Однако, как оказалось, подозрительные обстоятельства сводились к тому, что те трое ночевали под копной сена, где и были задержаны; поэтому хотя они, бесспорно, совершили тяжкое преступление, наказание за него могло быть только заключение, и с точки зрения милосердих английских законов, проявляют любовь ко всем без исключения подданных королевы, преступление это, за неимением других доказательств, еще не дает оснований для вывода, что лицо или лица, которые спят под копной, принимали участие в вооруженном грабеже и их следует казнить. А потому Бледерз с Дафом вернулись ни с чем.

Сказать коротко, после нескольких допросов с бесконечным переливанием из пустого в пустое местный судья согласился принять от миссис Мэйли и мистера Лосберна совместное поручительство, что в случае необходимости они обеспечат появление Оливера в суде. Ну, а Бледерз с Дафом, получив в награду по гинее, вернулись домой, так и не дойдя между собой согласия относительно последствий своего расследования: Даф, взвесив еще раз все обстоятельства, склонился к мысли, что неудачный грабеж - дело рук Любимчика, а Бледерз дошел не менее твердого выводу, что здесь проявил свой блестящий талант знаменитый Носач Чіквід.

Тем временем Оливер понемногу поправлялся и набирался силы благодаря заботам миссис Мэйли, Роз и благодушного [235] мистера Лосберна. Если пылкие молитвы, что выхватываются из благодарных сердец, достигают неба - а каким же молитвам, как не таким, достигать его? - то благословения, которые при* звал к этим людям сирота, наполняли их души споко* ем и счастьем.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую