lybs.ru
Когда с точки зрения цели национализм является демократический, то с точки зрения формы и методы он является диктатурой. / Юлиан Вассиян


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XXXV

повествует о неудовлетворительном

завершение Оліверової приключения,

а также о довольно важный разговор

между Гарри Мэйли и Розой

Выскочив на крик, жители дома застали Оли-вера в садике. Бледный, потрясенный, он показывал на луга за домом и лепетал: «Еврей! Еврей!»

Мистер Джайлз никак не мог понять, что это должно означать, но Гарри Мэйли, который отличался большей сообразительностью и уже знал от своей матери Оліверову историю, сразу все понял.

- Куда он побежал? - спросил Гарри, хватая увесистую палку, что накрылся ему на глаза.

- Туда,- показал Оливер.- Они вдруг куда-то исчезли.

- Выходит, они в канаве! - воскликнул Гарри.- За мной! И не отставайте.

Он переплигнув через изгородь и помчался так быстро, что не отстать от него было просто невозможно.

Джайлз все же старался не отстать, Оливер бежал за Джайлзом, а за минуту-две мистер Лосберн, который вернулся [260] с прогулки, тоже перевалился через изгородь, я вскочил с неожиданной как на него проворнистю на ноги и довольно-таки прытко побежал следом, громким криком требуя, чтобы ему объяснили, что произошло.

Так они мчались без остановки, не сводя духа, пока Гарри, добежав до канавы в том месте, куда показывал Оливер, принялся тщательно обыскивать ее и прилегающие кусты. Это дало возможность остальным догнать его, и Оливер объяснил наконец мистеру Лосберну, событие спричинилась к этой безумной погони.

Но все поиски оказались тщетными. Не было ни одного свежего следа. Они стояли теперь на небольшом холме, с которого на три-четыре мили просматривались все близлежащие поля. Слева, в котловине, лежало село, но чтобы добраться до него путем, который показал Оливер, беглецам пришлось бы дать хорошего крюка открытым полем, и они не успели бы так быстро исчезнуть с глаз. Справа, за лукой, начинался густой лес, но до леса они бы за такое короткое время не добежали.

- Наверное, тебе приснилось, Оливер,- сказал Гарри Мэйли.

- О нет, сэр! - ответил Оливер, вздрагивая на саму память о выражение лица старого негодяя.- Я видел его вблизи. Я видел их обоих, ну, так же, как вижу вас.

- А кто был тот второй? - спросили вместе Гарри и мистер Лосберн.

- Тот мужчина, о котором я вам рассказывал,- тот, что набросился на меня возле заезда,- ответил Оливер.- Мы посмотрели друг другу в глаза, и я могу поклялся-ться - это был он.

- И ты уверен, что они побежали в эту сторону? - спросил Гарри.

- Уверен! Так же, как уверен, что видел их за окном,- сказал Оливер. И добавил, показывая на живую изгородь, отделявшему сад от поля:- Тот высокий перескочил там, а Фейгин отбежал несколько шагов вправо и шмыгнул в эту дыру.

Слушая Оливера, оба джентльмены пристально следили за выражением его лица. Теперь они переглянулись, словно говоря друг другу - нет, он не врет. Но нигде вокруг не видно было следов поспешного бегства. Высокая трава была потолочена только там, где пробежали они сами. И ни одного отпечатка ботинка в сырой земле на дне и [261] по краям канавы, ни одного признака того, что за последние несколько часов здесь ступала нога человека.

- Странно,- сказал Гарри.

- Странно? - отозвался врач.- И сами Бледерз и Даф тут развели бы руками.

Хоть искать дальше явно не было смысла, они не сдавались, пока не смерклось, и только тогда, сетуя на темноту, вернулись домой. Джайлса обрядили обойти все кабаки соседнего села - посмотреть, нет ли там незнакомцев, внешностью и одеждой соответствовали приметам, которые запомнил Оливер. Внешность еврея, во всяком случае, не могла не привлечь внимания людей, если он заходил туда выпить или бродил по улицам. Но никаких сведений, которые могли бы раскрыть тайну или по крайней мере что-нибудь объяснить, Джайлз не снискал и вернулся домой ни с чем.

На следующий день они снова искали следов в поле и расспрашивали людей, но так же безрезультатно. На третий день мистер Мэйли с Оливером поехали до соседнего городка, надеясь там услышать что-нибудь о нежданных гостей, но это ничего не дало. Прошло еще несколько дней, и о таинственном событии начали забывать, как всегда, когда любопытство человеческое, не имея больше пищи, угасает сама собой.

Тем временем Роза быстро выздоравливал. Она уже выходила из своей комнаты, гуляла понемногу в садике и, общаясь со своими родными и близкими, веселила их сердца.

И хоть эта радостная смена благотворно подействовала на всех жителей домика и в его стенах вновь зазвучали оживленные голоса и веселый смех, порой в поведении некоторых из них - даже самой Розы - появлялась определенная сдержанность, и Оливер, конечно, не мог не заметить этого. Миссис Мэйли с сыном часто и надолго уединялись, а на Розиному лице не раз видно было следы слез. После того как мистер Лосберн объявил дату своего отъезда в Чертсі, все эти признаки напряжения стали заметнее: теперь уже ясно было, что какое-то обстоятельство лишает душевного покоя и девушку, и, возможно, еще кого-то.

Наконец однажды утром, когда Роза сидела одна в столовой, туда вошел Гарри Мэйли и, поколебавшись, попросил ее уделить немного времени для разговора с ним.

- Я заберу у вас мало времени... совсем мало, Роза,- сказал он, подсовывая к ней своего стула.- Вы уже догадались, о чем я хочу говорить: самые сокровенные, найзановітніші [262] мечты мои известны вам, хоть вы и не слышали их из уст моих.

Роза была очень бледная, но, возможно, это объяснялось ее недавней болезнью. Она только кивнула головой, ожидая, что он скажет дальше, склонилась к вазе с цветами.

- Я... я должен был бы давно уже уехать отсюда,- сказал Гарри.

- И вам следовало бы уехать,- ответила Роза.- Извините, что говорю это, но лучше было бы, если бы вы уехали раньше.

- Меня гнал сюда невыносимый, самый тяжелый в мире страх,- сказал парень.- Страх, что я потеряю самого дорогого мне человека, ту, к которой обращены все мои желания и надежды. Вы умирали, душа ваша витала между землей и небом. А мы же знаем: когда болезнь поражает юные, прекрасные, добрые существа, чистые души их бессознательно порываются к лучезарной своей обители вечного покоя; мы знаем - на все воля господня! - что лучшие, самые прекрасные из нас слишком часто вянут, едва расцветши.

От этих слов глаза доброй девушки наполнились слезами; вот одна сльозина упала на цветок и заблестела в ней, сделав ее еще красивее,- как будто свидетельствуя единство юного девичьего сердца со всеми самыми прекрасными творениями природы.

- Душа существа прекрасной и чистой, как ангел божий, трепетала между жизнью и смертью,- горячо продолжал Гарри.- И кто мог надеяться, что, увидев тот далекий мир, который был ей родным, желанным, она захочет вернуться к падолу земного, со всеми его заботами и страданиями! Роза, Роза, знать, что вы танете, словно легкая тень под лучом с небес, не иметь надежды, что вас сохранен будет для тех, кто еще прозябает на этом свете,- потому что заслужили ли мы на это? - осознавать, что ваше место там, в обозримом возвышенности, куда досрочно улетело так много лучших, невинных среди нас, однако молиться вопреки этим лестно мыслям, чтобы небо не отнимало вас, снизошло над теми, кто вас любит,- это были страшные, невыносимые пытки! Они терзали мне душу днем и ночью, поднимая в ней бурный поток страшных видений, отчаянных мыслей, самолюбивых жалел,- ведь вы же могли умереть, не узнав, как я безгранично вас люблю! Удивительно, как поток тот не поглотил мой разум. Вы выздоровели. Капля по капле ежедневно, даже ежечасно, здоровье возвращалось к вам, и капли эти медленно наполняли тоненький, слабый струю жизни, что едва пульсировал у вас, ускоряли и усиливали [263]. Я следил, как вы возвращались от смерти к жизни, и слезы радости и любви слепили мне глаза. Не говорите же мне, что вы предпочли бы лишить меня этих чувств. Они обогатили меня любовью ко всему человечеству.

- Я хотела сказать совсем не то,- сказала девушка, заливаясь слезами.- Я просто считаю, что вам следует уехать отсюда, потому что вас ждут важные и благородные дела во имя достойной вас цели.

- В мире нет более достойной цели, чем борьба за сердце такой девушки, как вы,- ответил парень, беря ее за руку.- Роза, дорогая, любимая Роза! Много-много лет я люблю вас, надеясь снискать славу и потом гордо вернуться домой и сказать вам, что слава нужна была мне лишь для того, чтобы разделить ее с вами. В мечтах я представлял себе, как в ту счастливую минуту напомню вам про свои давние, еще детские, безмолвные проявления любви, а потом попрошу вашей руки, сказав, что пришло время выполнить ту молчаливую сделку. Эта минута не наступила, и хотя мне не посчастливилось прославиться и осуществить свои честолюбивые юношеские мечты, я вручаю вам свое сердце - оно ваше издавна - и жду ответа, или осчастливит его, или разобьет.

- Вы всегда были добры и великодушны,- сказала Ро-за, пытаясь сдержать волнение.- И если вы не считаете меня бездушной или неблагодарным, то выслушайте мой ответ.

- Вы скажете, что я могу попытаться стать достойным вас, правда, любимая моя?

- Нет,- ответила Роза.- Я скажу, что вы должны попытаться забыть меня. Не как давнюю и преданную подругу, потому что это меня глубоко поразило бы, а как предмет вашей любви. Посмотрите вокруг! Подумайте, сколько в мире девушек, взаимностью которых вы могли бы гордиться! Сверяйте мне свои чувства к другой, когда хотите, и я буду вам искренним, любящим, верным товарищем.

Запала молчанка. Роза закрыла лицо одной рукой и дала волю сльозам. ее вторую руку Гарри все еще держал в своей.

- Но почему, Роза? - тихо спросил он наконец.- Почему вы решили так?

- Что же, вы имеете право требовать объяснения,- ответила девушка.- В конце концов, хотя бы что вы говорили, я своего решения не изменю. Я считаю это своим долгом. Как перед другими, так и перед собой. [264]

- Перед собой?

- Так, Гарри, и перед собой. Я, бедная бесприданница с запятнанным именем, не могу давать вашим друзьям повода подозревать, что я обернула себе на пользу ваша первая любовь, почепившись вам на шею и сведя на-нівеп,ь все ваши планы и надежды. Мой долг перед вами и вашими родными - не позволить вам сделать в порыве великодушия неверный шаг, который раз и навсегда лишит вас возможности добиться успеха в жизни.

- Если ваши чувства совпадают с осознанием долга... - начал Гарри.

- Нет, они не совпадают,- торопливо ответила Роза и густо рочервоніла.

- Так вы любите меня? - воскликнул Гарри.- Скажите хоть это, Роза, люба. Скажите только это, и мое разочарование не будет таким горьким.

- Если бы я могла сказать это не в ущерб тому, кого люблю,- сказала Роза,- я бы...

- Вы дали бы мне совсем другой ответ! - подсказал Гарри.- Роза, не скрывайте от меня хотя бы этого!

- Так! - ответила Роза и тут же добавила, высвобождая свою руку: - Но хватит! Зачем нам продолжать эту мучительную беседу? Невыносимо мучительную для меня, хотя, я знаю, благодаря ей я буду счастлива до конца своих дней. Потому что это такое счастье - осознавать, что когда в вашем сердце было место для меня и только для меня. Каждый ваш успех в жизни будет прибавлять мне силы, выдержки и бодрости. Прощайте, Гарри! Мы больше никогда не зустрічатимемось так, как сегодня, потому что никогда между нами не будет тех отношений, которые могли бы возникнуть в результате этого разговора. И хоть бы там ни было, мы можем на всю жизнь остаться добрыми, искренними друзьями. И пусть все радости, которые только может вымолить у светоча мудрости и любви отдано, горячее сердце, выпадут на вашу долю!

- Еще одно слово, Роза,- сказал Гарри.- Я хочу услышать от вас, из ваших уст, причину вашего отказа.

- Вас ждет блестящее будущее,- твердо ответила Роза.- В общественной жизни вам доступны самые высокие высоты, которых может достичь человек с блестящими способностями и влиятельными родственными связями. Но эти влиятельные родственники горды, а я не хочу сближаться с людьми, что могут пренебрежительным словом оскорбить память матери, которая дала мне жизнь, и не хочу портить карьеру сыну женщины, которая стала мне матерью. Коротко говоря,- завершила [265] девушка, отворачиваясь, ибо твердость снова покинула ее,- хоть и не по моей вине, мое имя запятнано. И я не хочу, чтобы этот позор разделял со мной еще кто-то, я буду нести свой крест сама.

- Еще одно слово, Роза, любимая, еще одно только слово!- воскликнул Гарри, падая перед ней.- Если бы... если бы судьба была, как говорят, менее благосклонна ко мне, если бы мне суждено было тихое, неприметное жизнь, если бы я был беден, болен, беспомощен - отказали бы вы мне тогда? Или солгали вы меня потому, что будущее сулит мне богатство и славу?

- Не требуйте от меня ответа на этот вопрос, Гарри, потому что оно искусственное, надуманное. И с вашей стороны нечестно и даже жестоко ставить его.

- Если ваш ответ будет такой, которую я почти надеюсь услышать,- сказал Гарри,- то знайте, что она озарит лучом счастья мой одинокий путь, станет мне за ведущую звезду! Я прошу так мало - всего лишь несколько коротких слов, но они дадут мне так много! Поэтому не пожалейте их для человека, который любит вас больше всего в мире! В Розо, во имя моего страстного, верного любви, из сострадания к страданиям моих - и тех, что я испытал, и тех, на которые вы меня обрекаете,- дайте мне ответ на этот вопрос!

'- Ладно, я отвечу вам. Если бы ваша судьба сложилась иначе, если бы ваше положение в обществе было не намного выше мое, если бы я могла быть вам помощницей и опорой в скромном, тихом, спокойном жизни, а не обузой и помехой в честолюбивому, знатном обществе,- я бы не стала подвергать вас и себя этому тяжкому испытанию. Я и теперь имею все основания быть очень, очень счастливой; но тогда, Гарри,- признаюсь, я была бы еще счастливее.

Воспоминания о давних девичьи надежды роем нахлынули на Розу, и, как у всех нас, мысли о том, что могло быть, но не случилось, вызвали у нее слезы. И вместе со слезами пришло облегчение.

- Извините, эта слабость сильнее меня, но она только укрепляет мою решимость,- сказала девушка, протягивая ему руку.- А теперь я действительно должен идти.

- Пообещайте мне только одно,- сказал Гарри.- Еще раз, один единственный раз - скажем, через год или, может, и раньше,- вы позволите мне вернуться к этому разговору, и тогда уже в последний раз. [266]

- Но не для того, чтобы уговаривать меня изменить мое решение,- грустно улыбнулась Роза.- Потому что это будет бесполезная вещь.

- Нет,- ответил Гарри,- я только попрошу вас повторить сказанное сегодня - если вы захотите повторить. Я-состава к вашим ногам все отличия и богатства, которые мне повезет получить на то время. И если вы все же будете стоять на своем, я ни словом, ни делом не попробую повлиять на ваше решение.

- Что ж, ладно,- сказала Роза.- Это только нанесет новой боли, но на то время, может, я научусь легче его терпеть.

Она снова протянула руку. Но Гарри схватил девушку в щібійжи, поцеловал ее в лоб и бросился вон из комнаты.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую