lybs.ru
Говорить плохое и промовчувати хорошо - одинаковое зло. / Григор Тютюнник


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XXXVII,

в котором читатель заметит противоречия, достаточно характерные для супружеской жизни

Мистер Бамбл сидел в гостиной работный дом, уставившись тяжелым взглядом в неприветливый камин, за ґратками которого этой летней поры не плясала веселое пламя; холодные и блестящие, они отражали только рассеянный, бледное [269] лучи солнца. Время от времени он сводил мрачные глаза к бумажной мухоловки под потолком, и каждый раз, когда в ее красочной сетке начинала биться легкомысленное насекомое, мистер Бамбл громко вздыхал и на его лицо набегала еще темнее тень. Мистер Бамбл находился в глубокой задумчивости, и, возможно, эти обречены насекомые напоминали ему какую-то досадную событие его собственной жизни.

Но не только угнетенный вид мистера Бамбла мог пробудить жалость в сердце постороннего наблюдателя. Немало других внешних признаков свидетельствовало о незаурядных изменения в его жизни. Куда делись обшит галуном сюртук и треуголка? Хотя нижняя половина его тела была и теперь одетая в форменные бриджи, но то были не те бриджи. Хотя на нем был сюртук с широкими фалдами, только фалдами этим он походил на тот старый сюртук, а больше ничем. Что же до знаменитого треугольного шляпу, то он уступил место обыкновенном круглом. Мистер Бамбл больше не был приходским бідлом. Есть должности, которые, в дополнение к более существенных выгод, связанных с ними, приобретают особую солидности и веса благодаря сюртукам и жилетам, что эти должности обозначают.

Фельдмаршал имеет свой мундир, епископ - шелковую сутану, адвокат - шелковую мантию, приходский бидл - треугольного шляпу. Отберите у епископа его сутану или в приходской бидля его шляпу и галуны - что от них останется? Человек. Только человек, и ничего больше. Достоинство и даже святость порой зависят от сюртука и жилета куда больше, чем мы себе представляем.

Женившись на миссис Корни, мистер Бамбл стал надзирателем работный дом. А руль власти перешло к другому бидля, и так же перешли к нему треугольная шляпа, сюртук, обшитый галуном, и палку.

- Завтра будет два месяца, как это произошло,- вздохнув, сказал мистер Бамбл.- Только два месяца, а кажется - целая вечность!

Можно было бы подумать, что за короткие восемь недель мистер Бамбл испытал безмерное счастье, которого хватило бы на целую жизнь,- если бы не то вздох. В вздохе назад было нечто весьма многозначно.

- Я продался,- вслух размышлял дальше мистер Бамбл.- Продался за шесть чайных ложечек, щипцы для сахара, молочник и еще за старые шкафы и стулья и двадцать фунтов наличными. Вот такая мне цена. И как я мог так продешевить, так позорно продешевить! [270]

- Он продешевил! - заорал над самым его ухом пронзительный голос.- И за тебя сколько не дай, все равно переплатишь! Как я прогадала! Только сам господь бог знает, как я прогадала!

Мистер Бамбл обернулся и увидел лицо своей очаровательной супруги, которая из нареканий его смогла подслушать лишь несколько последних слов и наскіпалася на него скорее навздогад, на всякий случай.

- Миссис Бамбл, моя госпожа! - попытался строго усовестить ее мистер Бамбл.

- Ну, говори, говори! - воскликнула она.

- Прошу вас, посмотрите мне в ох:и,- произнес мистер Бамбл, грозно глядя на нее. («Если она выдержал такой взгляд,- подумал он,- то ее уже ничем не запугаешь. На богадільців мой взгляд действует безотказно. Если он не подействует на нее - власти моей конец»).

Кто знает, может, для того, чтобы обуздать захарчованого, безвольного бедняка, и действительно достаточно только вирячити на него глаза; а может, бывшая миссис Корни была вообще неуязвима для орлиных взглядов. Так или так, свирепое выражение лица мистера Бамбла совсем не испугал надзирательницу; наоборот, она восприняла его явно пренебрежительно и даже позволила себе засмеяться, причем вполне неподдельно. От этого крайне неожиданного смеха ярость на лице мистера Бамбла уступила место выразительные недоверия, затем удивление и в конце уже знакомой нам мрачной задумчивости, из которой его снова вывел голос его жены.

- И долго ты собираешься сидеть и храпеть на том стуле? - поинтересовалась миссис Бамбл.

- Я собираюсь сидеть на этом стуле столько, сколько мне заблагорассудится, моя госпожа,- сказал мистер Бамбл.- И хоть я пока что не храпел, я хропітиму, позіхатиму, плевать буду, смеяться или буду плакать, сколько душе моей будет угодно. Это мое право.

- Его право! - с безграничным презрением повторила миссис Бамбл.

- Да, право, милочка,- сказал мистер Бамбл.- Право мужчины - командовать.

- А в чем же, скажи мне на милость божию, заключается право женщины? - воскликнула бывшая половина покойного мистера Корни.

- Повиноваться, моя госпожа! - рявкнул мистер Бамбл.- Ваш несчастный покойный муж имел бы втолковать вам [271] это, и тогда, может, он до сих пор жил бы на этом свете. Бедняга! Как я жалею, что его уже нет!

Миссис Бамбл сразу сообразила, что в борьбе за власть настал решающий момент и что следующий удар должен быть несхибним и окончательным. Услышав упоминание о того, кто так рано переселился в мир иной, она, вереснувши, обозвала мистера Бамбла жестокой тварью, упала в кресло и залилась потоком слез.

Но слезы не могли размягчить сердце мистера Бамб-ра, потому что оно было у него водонепроницаемое. Так же как дождь только улучшает вид касторовых шляп, потоки чужих слез только укрепляли и закаляли его нервы, радовали и приятно возбуждали, потому что, будучи признаком чужой слабости, подтверждали его собственную силу. Тем-то, с большим удовольствием глядя на свою благоверную, он еще и подтолкнул ее, попросил не жалеть слез, потому что, мол, медицина считает, что плакать полезно для здоровья.

- Слезы очищают легкие, умывают лицо, укрепляют зрение и утоляют злой нрав,- сказал мистер Бамбл.- Поэтому плачьте себе на здоровье!

Высказав эту добрый совет, мистер Бамбл снял с вешалки шляпу, надел его немного набекрень, как принято у мужчин, которые, по их мнению, должным образом доказали свое превосходство, сунул руки в карманы и направился к двери с очень веселым и даже озорным видом.

Отметим, что бывшая миссис Корни удалась до слез только потому, что они требуют меньших усилий, чем ру-коприкладство; но она вполне готова была применить и этот второй способ влияния, в чем мистер Бамбл сразу же убедился.

Первым убедительным доказательством этого стал какой-то глухой звук, после чего шляпа мистера Бамбла вдруг отлетел в противоположный конец комнаты. Этим предыдущим маневром лишив его голову прикрытие, опытная леди одной железной рукой вцепилась ему в горло, а второй начала колотить по затылку, проявляя удивительную силу и ловкость. Далее для разнообразия она расцарапала ему лицо, вискубла клок волос и, решив наконец, что преступление получил заслуженную кару, толкнула мистера Бамбла так, что тот перевернулся через стул, который стоял, как-будто специально поставлен, как раз у него за спиной. А тогда, злобно спросив, был ли он еще что-то сказать о своих правах, рявкнула: [272]

- Вставай! И прочь с моих глаз, чтобы не было хуже!

Мистер Бамбл встал, ошеломленно думая, что может быть еще хуже, поднял с пола шляпу и посмотрел на дверь.

- То идешь ты или нет? - вскрикнула миссис Бамбл.

- Иду, милая, иду,- ответил мистер Бамбл, опрометью бросаясь к двери.- Я совсем не хотел... иду, Иду, рибонька! Зачем же гневаться, ведь я...

В этот момент миссис Бамбл торопливо ступила вперед, чтобы расправить ковер, край которого задерся во время драки, и мистер Бамбл пулей вылетел из комнаты, не завершив даже фразы и оставив бывшую миссис Корни победительницей на поле боя.

Мистер Бамбл не выдержал натиска, мистер Бамбл был разбит вдребезги. Человек брутальная, человек, находила особое удовольствие в мелочной жестокости, он оказался (как и следовало ожидать) трусом. Мы говорим это вовсе не для того, чтобы бросить на него тень; немало высокопоставленных, глубокоуважаемых и прославленных лиц болеют на ту же немощь. Нет, наше замечание сделано скорее в похвалу ему, как еще одно доказательство того, что мистер Бамбл имел все качества, нужные для выполнения своих служебных обязанностей.

Но на этом унижения его еще не кончилось. Обходя помещения работный дом, мистер Бамбл впервые в жизни подумал, что законы о бедных слишком строгие и мужчин, которые бегут от своих жен, бросая их на ласку прихода, следовало бы не наказывать, а, наоборот, как вознаграждать героев и великомучеников. Так размышляя, он подошел к комнате, где богаділки стирали казенное белье и откуда именно доносился гомон голосов.

- Гм! - сказал мистер Бамбл, набирая своего привычного степенного вида.- По крайней мере эти бабы и в дальнейшем будут уважать мои права. Эй, вы там! Чего глотки пораскрывали, паскудниці?

С этим возгласом он открыл дверь и грозно зашел в прачечную, но сразу же свирепое выражение исчез с его лица и он испуганно съежился: перед ним - откуда она здесь взялась? - стояла его жена!

- Милая,- промямлил мистер Бамбл,- я не знал, что вы здесь!

- Он не знал, что я здесь! - повторила миссис Бамбл.- А чего тебе здесь надо? [273]

- Я подумал, что эти женщины слишком много болтают, вместо работать, милочка,- ответил мистер Бамбл, бросая смущенный взгляд на двух старых богаділок, что, стоя над баліею, злорадно перешептывались, явно издеваясь над жалкого вида надзирателя работный дом.

- Ты подумал, что они слишком много болтают? - переспросила миссис Бамбл.- А, собственно, какое твое дело?

- Но, милая...- покорно начал было мистер Бамбл.

- Нет, ты мне скажи, какое твое дело? - настаивала миссис Бамбл.

- Ваша правда, милая, хозяйка здесь вы,- смиренно согласился мистер Бамбл.- Но я подумал, что, может, вы сейчас где-нибудь...

- Так вот, запомни себе, мистер Бамбл,- твердо сказала его жена.- Мы здесь обойдемся без тебя. И лучше оставь стромляти своего носа куда не следует, брось валять дурака людям на посмех, потому что с тебя все смеются, как только ты отвернешься! Ну, прочь отсюда, прочь!

Мистер Бамбл увидел неописуемый восторг на лицах обоих богаділок, услышал, как весело они хихикают, и его аж передернуло. На мгновение он заколебался, но миссис Бамбл, которой уже лопнуло терпение, зачерпнула ковшом мыльной пены и, показав ему на дверь, велела немедленно убраться прочь, пока она не облила с головы до ног его во главе высокопоставленной персоне.

Что ему оставалось делать? Он беспомощно оглянулся и направился к двери; не успел он захлопнуть их за собой, как богаділки, что до тех пор с трудом сдерживали свой восторг, принялись визгливым смехом. Только этого и не хватало! Его униженно у них на глазах! Весь авторитет, саму его достоинство втоптано в грязь на радость нищим! С возвышенности своей приходской величия, с должности приходского бидля он скатился на самое дно, и не просто на дно, а под каблук сварливой женщины!

- И все это за каких-то два месяца! - сказал мистер Бамбл, удрученный горькими мыслями.- Два месяца! Всего два месяца назад я был господином не только над собой, но и над всеми в робітному доме, а теперь...

Нет, такое невозможно стерпеть. Мистер Бамбл дал пощечину мальчику, что распахнул перед такому калитку ( в задумчивости своей он и не заметил, как дошел до ворот), и отправился куда глаза глядят по улице.

Он прошел по одной улице, потом второй, пока прогулка [274] не притупила остроту его отчаяния, вызвав зато чувство жажды. Несколько трактиров он прошел и наконец остановился перед кабаком, который прятался в переулке. Заглянув в окно, он убедился, что, кроме одного посетителя, там нет никого. В этот миг грохнул обильный дождь, и это положило конец его колебаниям. Мистер Бамбл вошел и, заказав у стойки чего-нибудь крепкого, вошел в комнату, которую перед тем осмотрел снаружи.

Мужчина, что сидел там,- высокий, смуглый, в широком плаще,- походил на чужестранца. Его усталый вид, пыльный одежда наводили на мысль, что прибыл он издалека. Незнакомец искоса взглянул на мистера Бамбла и только едва кивнул головой в ответ на его приветствие.

Мистеру Бамблу стало бы достоинства и на двух, даже если бы незнакомец оказался более шмпанійським; поэтому он молча попивал свой джин с водой и читал газету с весьма важным, напыщенным видом.

Но, как часто случается при подобных обстоятельствах, мистера Бамбла так и тянуло хотя бы краешком глаза взглянуть на незнакомца; и каждый раз, когда он подвергался этому непобедимому желанию, ему приходилось смущаться и отводить глаза, потому что оказывалось, что незнакомец в тот же миг украдкой поглядывает на него. Смущение мистера Бамбла усиливалось еще и тем, что взгляд у незнакомца был какой-то странный: в его проницательных, блестящих глазах таилась такая подозрительность, такое недоверие, что аж страшно было в них заглядывать.

Так они переглянулись несколько раз, и наконец незнакомец нарушил молчание, спросив хриплым, глухим голосом:

- Это вы меня искали, заглядывая в окно?

- Нет, не вас, если вы не мистер...

Здесь мистер Бамбл запнулся, потому что ему хотелось узнать, как зовут незнакомца, и он надеялся, что тот невольно подскажет ему.

- Так, вижу, что не меня, потому что вы бы тогда знали мое имя,- сказал незнакомец, и самоуверенная насмешливая улыбка искривила его уста.- Но вы его не знаете, и вам советую не интересоваться им.

- Я вовсе не хотел вас обидеть, сударь,- величественно заметил мистер Бамбл.

- И не обидели,- сказал незнакомец. [275]

По этой короткой беседе снова наступило молчание, и опять-таки первым нарушил ее мужчина в плаще.

- Мне кажется,- сказал он,- я уже видел вас прежде. Хоть это было мимоходом, на улице, и одеты вы были иначе, я вас все же узнал. Вы служили здесь когда бідлом, правда?

- Да,- немного удивленно ответил мистер Бамбл.- Приходским бідлом.

- Так-так,- кивнул головой незнакомец.- Именно в этой роли я и видел вас. А теперь вы кто?

- Надзиратель работный дом,- произнес мистер Бамбл медленно и важно, словно остерегая его от неуместной фамильярности.- Надзиратель работный дом, сударь!

- И, безусловно, вы, как и раньше, не забываете о собственных интересах? - продолжал незнакомец, пристально глядя мистеру Бамблу в глаза, что аж пялятся от удивления.- Не стесняйтесь, говорите правду, мужское. Как видите, я вас хорошо знаю.

- Думаю, женатый мужчина не меньше, чем неженатый, должен радоваться каждой возможности честно заработать толику денег,- смущенно ответил мистер Бамбл и, наставив ладонь козырьком над глазами, осмотрел незнакомца с головы до пят.- Мы, приходские служащие, зарабатываем не так много, чтобы пренебрегать какой-то дополнительной наградой, когда ее предлагают вежливо и красиво.

Незнакомец улыбнулся и снова кивнул, словно говоря, что перед ним именно тот, что надо, а тогда закалатав колокольчиком.

- Налейте сюда еще,- велел он, подавая шинкареві пустой стакан мистера Бамбла.- Только как следует горячего и крепкого. Я правильно заказываю?

- Ну, не слишком крепкого,- ответил мистер Бамбл, деликатно кахикаючи.

- Итак, вы все поняли, хозяин,- с нажимом произнес незнакомец.

Трактирщик улыбнулся и через минуту принес дымящийся кружку; от первого же глотка у мистера Бамбла выступили слезы.

Незнакомец закрыл дверь и окно и сказал:

- А теперь слушайте меня. Я приехал сюда сегодня, чтобы разыскать вас. И здесь, видно, не обошлось без дьявола, который порой подсобляет приятелям: вы зашли в эту комнату как раз в ту минуту, когда все мои мысли были восереджені на вас! Мне нужны от вас некоторые сведения. [276]

И я не прошу их у вас задаром, хоть они и незначительные. Вот, возьмите для начала.

Говоря это, он пододвинул через стол своему собеседнику два соверены - осторожно, словно боясь, чтобы кто-то снаружи не услышал звяканья монет. По тому, как мистер Бамбл внимательнейшим образом осмотрел деньги и, убедившись, что они не фальшивые, с видимой радостью положил их к жилетної карманы, мужчина в плаще повел дальше:

- Попробуйте перенестись мыслью в прошлое... сейчас я вам скажу... на двенадцать лет.

- Время немалое,- заметил мистер Бамбл.- Но я попробую. Считайте, что уже переносицу.

- Место действия - работный дом.

- Ладно.

- А время действия - ночь.

- Да.

- В том вашем доме,- черт его знает, где именно,- грязный закоулок, в котором ничтожные злидарки виплоджують на мир, которому сами они не нужны, чахлых недоносков и, бросив их на произвол судьбы, на шее в приходы., прячут свой стыд в могиле, хоть их там всех перевернуло.

- Это вы, наверное, о родильный покой? - спросил мистер Бамбл, силясь уследить за воспаленным языком незнакомца.

- Да, о нем. Там у вас родился мальчик...

- Там родилось много ребят,- безнадежно похи-їав головой мистер Бамбл.

- И чума бы их забрала, всех этих уродов! - воскликнул незнакомец. - Я имею в виду только одного: бледного тонкосльозого тишка, которого отдали в науку к гробовщика,- жаль, что тот не сбил ему гроба и не закопал его п ней,- и который потом, говорят, бежал в Лондон.

- А, так вы про Оливера! Про Оливера Твиста! Ну, йога я, конечно, помню. Сроду не видел такого упрямого, упорного...

- Так вот, меня интересует не он, о нем я уже наслушался,- перебил незнакомец мистера Бамбла, который собрался было перечислить все недостатки несчастного Оливера. - Меня интересует одна женщина - та старая ведьма, что принимала роды у его матери. Где она?

- Где она? -' переспросил мистер Бамбл, которого от джина с водой охватило игривое настроение.- Это вопрос по простое, ах, не простое. Во всяком случае, там, куда ее занесло,[277] в повитухах потребности нет, поэтому она, видимо, сидит без работы.

- Как это понимать? - сердито спросил незнакомец.

- Она умерла зимой,- ответил мистер Бамбл. Услышав это, незнакомец утупився в собеседника,

и хотя он долго не отводил глаз, взгляд его постепенно делался рассеянным, отсутствующим: видно было, что он погрузился в глубокую задумчивость, взвешивая новость, не зная, радоваться ей или печалиться. И наконец незнакомец вздохнул свободнее и, отведя глаза, заметил, что, собственно, его это не очень волнует, и встал, собираясь уйти.

Но мистер Бамбл, которому хитрости не хватало, сразу понял, что имеет возможность нагреть руки на тайны своей лучшей половины. Он хорошо помнил тот вечер, когда умерла старая Салли,- помнил и не раз вспоминал вплоть до мельчайших подробностей: ведь именно в тот вечер он сделал предложение миссис Корни! И хоть эта уважаемая леди не пересказала ему тайну, которую старая сверила на смертном одре только ей единственной,- уже и того, что он услышал, хватило ему, чтобы понять: тайна касалась какого-то события, что произошло, когда Салли была за повитуху круг юной матери Олї-вера Твиста. Вдруг вспомнив это обстоятельство, он таинственно поведал незнакомцу, что перед смертью старая рассказала что-то без свидетелей одной женщине и что, по его мнению, и женщина могла бы пересказать некоторые полезные сведения.

- Как же ее найти? - воскликнул незнакомец. Видно было, что это сообщение застало его врасплох, восстановив с новой силой какие-то его опасения.

- Только с моей помощью,- ответил мистер Бамбл,

- Когда? - нетерпеливо воскликнул незнакомец,

- Завтра,- ответил мистер Бамбл.

- В девять вечера,- сказал незнакомец и, достав клочок бумаги, неровным почерком, что свидетельствовало о его волнение, написал адрес какого-то закоулка на берегу реки.- В девять приведите ее ко мне. Думаю, вам и так ясно: никому ни слова. В ваших же интересах.

Сказав это, незнакомец рассчитался за выпитое с трактирщиком и двинулся к двери. Мистер Бамбл вышел вместе с ним, но за дверью человек в плаще коротко бросил, что им не по пути, и, не попрощавшись, а только еще раз на-< гадавши час завтрашнего свидания, направился прочь.

Взглянув на записку с адресом, приходской чиновник увидел, что в ней не указана фамилия. Незнанемець [278] еще не успел отойти далеко, поэтому мистер Бамбл ки-нузся за ним.

- Чего вам надо? - вскрикнул тот, когда мистер Бамбл дотронулся до его плеча.- Решили выследить меня?

- Да нет, я хочу только узнать, кого же мне там спрашивать? - ответил мистер Бамбл, показывая на клочок бумаги.

- Монкса! - ответил незнакомец и торопливо зашагал дальше.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую