lybs.ru
Чтобы иметь авторитет - надо иметь силу! / Юрий Липа


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XXXVIII,

который содержит отчет о том, что произошло между супругами Бамблів

и мистером Монксом во время их вечерней встречи

Был мрачный, парной летний вечер. Черные тучи, целый день клубились на горизонте, теперь осадили небо густой, почти неподвижной массой, и первые крупные капли дождя - предсказательницы близкой грозы - уже падали на землю, когда мистер и миссис Бамбл, свернув с главной улицы, двинулись в пригород - убогих полуразрушенных домов, разбросанных в гнилом, болотистой низине над рекой за милю или две от городского центра.

Оба для этого путешествия надели старую, поношенную одежду, которая, очевидно, имела и защищать их от дождя, и не привлекать к ним ничьего внимания. Мужчина нес в руке фонарь, пока незасвеченный, и шел немного впереди - видимо, утоптував своими ножиськами тропу для жены. Они шли, не отзываясь друг к другу ни словом; время от времени мистер Бамбл стишував ходу и оборачивался, словно проверяя, не отстала от него подруга жизни; убедившись, что она идет за ним следом, он ускорял шаг, спеша к месту свидания.

Местность, к которой они шли, никак нельзя было назвать сомнительной - всем давно было известно, что она правила за приют подонкам общества, которые, для приличия занимаясь каким-то промыслом, жили на самом деле с грабежей и других преступлений. Жили они в лачугах, наскоро слепленных из кирпича йбо взбитых с погни-бедствий, источенных червями - корабельных обломков и скученных без любого строя преимущественно над самой рекой. Несколько дырявых лодок, застрявших в прибрежном иле и [279] привязанных к низенькой дамбы, брошенные кое-где весла или скрученные канаты имели бы наводить на мысль, что жителей этих жалких жилищ кормит река, но одного внимательного взгляда на весь этот завалящийся хлам хватило бы, чтобы убедиться, что им никто никогда не пользуется и выставлено его только для отвода глаз.

Посреди этой кучи лачуг на самом берегу возвышалось большое здание, перекошенная так, что ее верхние этажи нависали над водой. Когда-то это была фабрика, которая, видимо, давала заработок жителям окрестности. Но то было давно, а теперь дом этот стоял развалиной. Крысы, шашель и вода подточили сваи, на которые он опирался, и большая часть его уже обрушилась в реку, а остальные, которая сохраняла еще ■ некое равновесие над темными волнами, казалось, ждала только удобного случая, чтобы и себе нырнуть вслед за тем, что было когда-то с ней единым целым.

Перед этой развалиной и остановилось достойное супругов именно в тот момент, когда издалека раздался первый раскат грома, и дождь хлынул как из ведра.

- Это должно быть где-то здесь,- сказал Бамбл, вглядываясь в клочок бумаги в руке.

- Эй, вы там! - крикнул кто-то сверху.

Мистер Бамбл задрал голову и увидел мужчину, который по пояс высунулся из окна второго этажа.

- Подождите, я сейчас,- сказал мужчина и исчез, захлопнув окно.

- Это он? - спросила благоверная мистера Бамбла. Мистер Бамбл утвердительно кивнул головой.

- Не забывай моих предостережений,- сказала надзирательница.- Не болтай лишнего, а то сразу викажеш нас с головой.

Мистер Бамбл сокрушенно осматривал дом и, казалось, уже готов был высказать сомнение относительно их намерения,- не лучше ли отложить его на потом,- но ему помешало появление Монкса - тот уже отворил маленькую дверь, возле которых они стояли, и пригласил их жестом внутрь.

- Да заходите же! - нетерпеливо воскликнул он и топнул ногой. - Пока мне вас ждать?

Миссис Бамбл мгновение колебалась, и наконец смело переступила порог, не дожидаясь приглашений. Мистер Бамбл, то ли стесняясь, то ли боясь отстать, двинулся за ней. Он, как видно, чувствовал себя неладно и почти потерял присущую ему горделивую осанку. [280]

- Какого черта вы там стовбичили под дождем? - обратился Монкс к Бамбла, взяв дверь на засов.

- Мы... мы только хотели... немного остыть,- запинаясь, проговорил Бамбл и встревоженно оглянулся вокруг.

- Остыть! - повторил Монкс.- И никакие дожди и никакие ливни не способны потушить то адское пламя, что его человек время носит в себе. Вам не удастся так легко остыть, и не надейтесь!

Произнося эти любезные слова, Монкс вдруг обернулся к миссис Бамбл и уставился в нее таким острым взглядом, что она, хотя и была не из робких, не выдержала и опустила глаза долу.

- То это та женщина?- спросил Монкс.

- Ага, та самая,- сказал мистер Бамбл, помня наставления жены.

- Вы, наверное, думаете, что женщины не умеют хранить тайны? - отозвалась надзирательница, отвечая Монксові таким же пронзительным взглядом.

- По крайней мере одной тайны они никогда не выказывают, пока кто-то ее не разоблачит,- сказал Монкс.

- Какой именно? - спросила миссис Бамбл.

- В свое бесчестие,- ответил Монкс.- Поэтому, когда женщина причастна к тайне, разоблачение которой грозит ей виселицей или каторгой, я уверен: она никому не прохопиться ни словом. Вы меня понимаете, сударыня?

- Нет,- ответила миссис Бамбл, слегка краснея.

- Ну конечно, не понимаете,- сказал Монкс.- Да и где вам понять!

Одарив обоих собеседников кривой улыбкой и снова жестом пригласив их следовать за собой, хозяин торопливо прошел через большую комнату с низким потолком. Он уже ступил было на лестницу, или, скорее, лестницу, что вела на второй этаж, где когда-то были склады, как вдруг в відтулині над ними ярко вспыхнула молния, а за ней грянул такой гром, что полуразрушенное здание аж зашаталась.

- Вы слышите? - воскликнул Монкс, попятившись.- Слышите, как он гремит и грохочет, как будто усиленный эхом тысячи пещер, где от него спрятались дьяволы. Ненавижу гром!

Он постоял молча, закрывшись руками, а когда отнял их от лица, мистер Бамбл, у которого душа спряталась в пятки, увидел, что оно все искривилось и пополотніло. [281]

- Такие приступы мне не впервой,- сказал Монкс, заметив, как испугал-ся мистер Бамбл,- и порой влечет их гром. И пусть это вас не тревожит: на этот раз уже все прошло.

С этими словами Монкс двинулся вверх, и супруги отправились вслед за ним. Он завел их в комнату, быстро закрыл ставни и спустил фонарь, что свисал с сволока на конце веревки, перепущеної через блок. Тусклый свет фонаря падал на старый стол и три стула.

- А теперь,- сказал Монкс, когда они сели,- чем скорее мы приступим к делу, тем лучше для всех. Женщина знает, о чем пойдет речь?

Вопрос был обращен к Бамбла, и жена опередила его и сама ответила, что хорошо знакома с сутью дела.

- Правду он сказал, что вы были у той ведьмы в ночь, когда она умирала, и она сверила вам какую-то тайну?..

- Что касается матери того парня, которого вы назвали,- перебила его миссис Бамбл.- Да, это правда.

- Итак, первый вопрос: что это была за тайна?

- Это уже второй вопрос,- рассудительно заметила женщина.- Первый вопрос - сколько она стоит?

- А кто в черта это скажет, не зная, какая она? - воскликнул Монкс.

- Да вы же и скажете, я уверена,- ответила миссис Бамбл, которая была не из робкого десятка, убедительно мог засвидетельствовать и спутник ее жизни.

- Гм...- многозначительно произнес Монкс и испытующе взглянул на женщину. - Может, речь идет о нечто ценное, га?

- Может, и так,- сдержанно ответила она.

- О какую-то вещь, которую взяли у нее? - продолжал Монкс.- Что-то такое, что было на ней. Или же...

- Вы бы лучше назначили свою цену,- перебила миссис Бамбл.- Я уже услышала достаточно и поняла, что вы именно тот, с кем мне надо поговорить.

Мистер Бамбл, которому его дражайшая половина еще не открыла больше, чем он знал от самого начала, слушал их разговор, вытянув шею и выпучив глаза. Он с нескрываемым удивлением переводил взгляд то на жену, то на Монкса и еще сильнее удивился,- если такое было возможно,- когда Монкс мрачно спросил, сколько она хочет за свою тайну.

- А во сколько вы сами ее оцениваете? - спросила женщина так же невозмутимо, как и до сих пор. [282]

- Может, она не стоит ни гроша, а может, потянет и двадцать фунтов,- ответил Монкс. - Говорите, что вы знаете, а там я увижу.

- Накиньте еще пять фунтов. Дайте мне двадцать пять фунтов золотом,- сказала женщина,- и я расскажу вам все, что знаю. Но не раньше!

- Двадцать пять фунтов! - воскликнул, відсахнувшись, Монкс.

- Я вроде ясно сказала,- заметила миссис Бамбл.- Да и деньги небольшие.

- Где же пак небольшие - за какую-то ничтожную тайну, что, может, и не будет значить для меня ничего! - раздраженно воскликнул Монкс. - За тайну, что уже двенадцать лет, а то и больше пролежала где-то под спудом!

- Время не портит таких вещей, их стоимость только удваивается, как это бывает с хорошим вином,- ответила миссис Бамбл, стойко сохраняя равнодушный вид.- А тайна лежала под спудом, то как знать, есть вещи, которые могут пролежать двенадцать тысяч или двенадцать миллионов лет, а потом выйти на свет божий и явить немало неожиданного.

- А если я отдам деньги задаром? - нерешительно спросил Монкс.

- То вы их сможете легко забрать назад,- ответила миссис Бамбл.- Я ведь только женщина; я здесь одна, совершенно беззащитная.

- Не сама и не беззащитная, милая,- отозвался мистер Бамбл дрожащим от страха голосом.- С вами я, моя дорогая. К тому же,- продолжал мистер Бамбл, за каждым словом цокая зубами, - мистер Монкс настоящий джентльмен и никогда не допустит насилия над приходскими служащими. Мистер Монкс знает, милочка, что я не молодой парнишка и, может, сказать бы, немного підтоптався, и ресниц же слышал,- наверное слышал, милая,- что я человек решительный и становлюсь сильный, как лев, когда меня кто-то разозлит. Достаточно только разозлить меня...

Говоря это, мистер Бамбл схватил своего фонаря, изображая решимость и ярость, хотя испуганный выражение его лица красноречиво свидетельствовал, что его таки надо разозлить, и то хорошо разозлить, прежде чем он решится на какой-то решительный запад, конечно, когда тот запад не направлен против слабосилих богадільців или других нищих, которых согнули в дугу, [283]

- Ты дурак,- сказала на это миссис Бамбл,- и лучше держал бы язык на привязи.

- А еще лучше было бы его отрезать, прежде чем идти сюда, если не умеешь говорить тише,- остро заметил Монкс.- То это ваш муж?

- Да, мужчина! - пренебрежительно подтвердила миссис Бамбл.

- Я так и подумал, когда вы зашли,- сказал Монкс, приметив, как злобно кинула она взгляд на мужчину.- Так оно и лучше. Я предпочитаю иметь дело с людьми, когда знаю, что их связывают общие интересы. Я не шучу. А теперь смотрите!

Он вытащил из бокового кармана полотняного кошелька, отчислил двадцать пять соверенов и подвинул их к женщине.

- Берите,- сказал Монкс.- Ох, опять этот треклятый гром. Слышите, он катится ближе и ближе, вот-вот торохне над нашими головами. Пусть он утихнет, тогда начнете свой рассказ.

Гром и действительно прогремел чуть ли не над самой крышей. А когда все затихло, Монкс поднял голову и пододвинулся, чтобы лучше услышать то, что должна была рассказать миссис Бамбл. Лица всех трех почти касались, потому что мужчины наклонились над маленьким столом, а женщина подалась вперед, чтобы ее лучше было слышно. Тусклый свет фонаря еще сильнее оттеняло бледность их возбужденных лицах, которые в окружающем полумраке казались призрачными.

- Когда эта женщина - мы ее звали старая Салли - умирала,- зашептала миссис Бамбл,- мы с ней были самые...

- Больше там никого не было? - так же шепотом спросил Монкс.- Вспомните, может, рядом лежала какая-то больная или полоумная старчиха, что могла услышать, а то и понять, о чем шла речь?

- Нет, кроме меня, не было ни души,- ответила женщина.- Когда она умерла, я одна стояла возле ее кровати.

- Ладно,- сказал Монкс, пристально вглядываясь ей в глаза.- Рассказывайте дальше.

- Она рассказала о 'одну молодую женщину,- продолжала надзирательница,- что несколько лет назад родила сына, не только в той самой комнате, но и в той же кровати, где теперь умирала старая.

- В том самом? - дрожащими губами спросил Монкс, оглядываясь через плечо.- Боже мой! Вот так оно бывает в жизни! [284]

- То и был парень, о котором вы вчера говорили с ним,- рассказывала дальше миссис Бамбл, пренебрежительно кивнув головой на своего мужа. - Повитуха обокрала его мать.

- Живу? - спросил Монкс.

- Нет, мертвую,- сказала она, слегка вздрогнув, женщина.- Еще и тело не остыло, как она украла ту вещь, которую мать, умирая, умоляла сохранить для ребенка.

- Она продала ее? - в отчаянии воскликнул Монкс - Скажите, она ее продала? Где? Кому? Когда? Давно?

- ей не хватило силы говорить дальше,- сказала миссис Бамбл.- Старая упала на подушку и умерла.

- И больше не сказала ни слова? - воскликнул Монкс приглушенно, от чего его голос казался еще страшнее.- Ложь! Она сказала еще что-то! Со мной шутки плохи! Я вас обоих порешу, но узнаю, что она сказала.

- Старуха не произнесла больше ни слова,- спокойно ответила женщина, словно взрыв ярости странного чужака не произвел на нее никакого впечатления, чего нельзя было сказать про мистера Бамбла.- Она только судорожно вцепилась в мое платье, а когда я увидела, что она мертва, то открыла ей руку и нашла в крепко сжатых пальцах грязный лоскут бумаги.

- ел нем было...- перебил Монкс, наклоняясь еще ближе.

- Ничего в нем не было,- сказала женщина.- То была залоговая квитанция.

- На что? - спросил Монкс.

- Погодите, не все сразу,- ответила женщина.- Так вот, старая сначала, наверное, берегла те драгоценные безделушки, надеясь продать их с наибольшей выгодой, а потом однесла их в залог и каждый год так или так розживалася на деньги и платила проценты, чтобы при необходимости можно было их выкупить. Но не суждено было ему дождаться той потребности. Я уже говорила: старая умерла, сжимая в руке засаленный, измятый клочок бумаги. Через два дня срок квитанции кончался. Я тоже подумала, что, может, когда буду иметь пользу из тех вещей, и поэтому выкупила их из залога.

- А где они теперь?- быстро спросил Монкс.

- Вот здесь,- ответила женщина. Словно радуясь, что наконец-то может избавиться от их, она поспешно бросила на стол сап'яновий кошелек, где с трудом мог бы поместиться маленький французский часы. [285]

Монкс жадно схватил кошелек и раскрыл его трясущимися руками. В нем лежал золотой медальон, а в медальоне - две пряди волос и золотое обручальное кольцо.

- Внутри кольца выгравировано имя «Агнесса»,- ср;азала женщина.- Далее оставлено место для фамилии, а еще дальше - число. Как я узнала впоследствии, ребенок родился через год после этой даты.

- И это все? - спросил Монкс, внимательно осмотрев содержимое кошелька.

- Все,- сказала женщина.

Мистер Бамбл вздохнул с облегчением, словно обрадовавшись, что рассказ кончился, а о том, чтобы вернуть двадцать пять фунтов, не было и упоминания. Он только теперь решился утереть обильный пот, что раз капотов ему с носа.

- Что это была за история, я не знаю, могу только догадываться,- по короткой молчании сказала его жена, обращаясь к Монкса.- Да и ни к чему оно мне - так безопаснее. Однако я имею до вас два вопроса. Позволите?

- Спрашивайте,- немного удивленно сказал Монкс,- но отвечу я - это уже другой вопрос.

- То есть уже, получается, третье,- осмелился пошутить мистер Бамбл.

- Получили ли вы от меня то, чего надеялись? - спросила женщина.

- Да,- ответил Монкс. - Второй вопрос?

- Что вы собираетесь с этим делать? Вы не предпримете мне беды?

- Никогда,- ответил Монкс.- Ни вам, ни себе. Взгляните сюда! Только ни трогайтесь с места, если вам дорога жизнь.

Он вдруг отодвинул в сторону стол и, изо всех сил дернув железное кольцо в полу, поднял у самых ног мистера Бамбла потайную крышку. Тот торопливо отступил на несколько шагов.

- Загляните-ка вниз,- предложил Монкс, освещая фонарем черное пропасть.- Не бойтесь меня. Я мог тихо спровадить вас туда, если бы имел такое намерение, потому что вы сидели как раз над крышкой.

Успокоенная этими словами, миссис Бамбл приблизилась к отверстию. Любопытство разобрало и мистера Бамбла, и он тоже осмелился подойти ближе. Под ними бушевала разгневанная ливнем река, ее волны хлестали о покрытые зеленой плесенью сваи, заглушая все другие звуки. Когда-то здесь был [286] водяная мельница; буйный пінявий поток бился о трухлявые бревна и остатки мельничных колес, безумно рвался вперед и словно набирал еще большую силу, преодолевая преграды, задерживавшие его навальный течение.

- Если бросить туда человеческое тело, где оно будет завтра утром? - спросил Монкс, покачивая фонарь над темным колодцем.

- Миль двадцать вниз по течению и к тому же совсем порванное,- ответил мистер Бамбл и аж сжался от этой мысли.

Монкс вытащил маленький сап'яновий кошелек из-за пазухи, куда впопыхах засунул его перед тем, привязал к свинцового тяжелая, что когда-то был частью какого-то блока и валялся на полу, и бросил в отверстие. Кошелек стремительно полетел вниз, едва слышно плюснув и исчез в бурном водовороте.

Все трое, переглянувшись, вздохнули так, словно им камень с сердца упал.

- Вот и все! - сказал Монкс, опуская крышку, которая с грохотом упала на свое место.- Когда море, как пишут в книжках, возвращает своих мертвецов, то золото и серебро оно оставляет себе,- так пусть заберет и этот хлам. Говорить нам больше не о чем, так можно закончить нашу приятную встречу.

- Аминь,- живо откликнулся мистер Бамбл.

- Надеюсь, вы не плескатимете языком? - сказал Монкс, взглянув на него с угрозой. - За вашу жену я спокоен.

- Вы можете положиться и на меня, сударь,- заверил мистер Бамбл, пятясь к лестнице и весьма благородно от-кланюючись.- Я буду молчать ради нас всех и ради себя самого, мистер Монкс.

- Так оно будет лучше для вас,- заметил Монкс.- А теперь засвічуйте своего фонаря и поскорей убирайтесь прочь.

К счастью, их разговор здесь и кончилась, потому что иначе мистер Бамбл, который, и дальше кланяясь, дошел аж до самой лестницы, неизбежно полетел бы кувырком вниз. Он зажег свой фонарь от фонаря Монкса,- то отвязал его от веревки и теперь держал в руке,- и, не пытаясь вести беседу, слез вниз, а за ним и его жена. Монкс сошел последний, перед тем постояв немного на лестнице и убедившись, что, кроме шума дождя и клекоту воды в реке, нигде не слышно ни одного другого звука, [287] Они медленно и осторожно перешли комнату внизу, потому Монкс вздрагивал, от каждой тени, а мистер Бамбл, держа фонарь над самым полом и испуганно поглядывая, нет ли где здесь еще потайной люк шел очень легкой, неслышной походкой, уж слишком странной как на такого тучного человека. Монкс тихонько открыл дверь, и супруги, кивнув на прощание своему таинственному знакомому, вышел на темную улицу, где моросил дождь.

Как только двери за гостями закрылись, Монкс, который, судя по всему, органически не терпел одиночества, крикнул хлоп-чика-слугу, что до сих пор прятался где-то на первом этаже. Приказав ему идти впереди с фонарем, Монкс вернулся в комнату, откуда только что спустился.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую