lybs.ru
У нас все всегда думали о народе. Другой вопрос - что? / Александр Перлюк


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Глава XXXIX

выводит на сцену уже знакомых читателю

уважаемых лиц и повествовал,

о чем совещались достойный Монкс

и достойный еврей

На второй день после того как уважаемая троица, о которой говорилось в предыдущем разделе, разрешила свое небольшое дело, мистер Уильям Сайкс, прочумавшись под вечер от сна, ворчливым голосом спросил, который час.

Комната, в которой мистер Сайкс задал этот вопрос, уже была не та, где он жил перед своим путешествием в Чертсі, хотя и находилась в том же районе Лондона, неподалеку от его бывшей квартиры. Внешним видом она значительно уступала предыдущей доме - крошечная размером, она была к тому же скудно меблированная и освещалась лишь одним, пробитым в косом крыши, окошком, которое выходило в грязный глухой переулок. Хватало здесь и других доказательств того, что в последнее время судьба была не очень благосклонна к этому славного джентльмена. Убогие мебель, отсутствие каких-либо жизненных выгод, а также исчезновение такого мелкого движимого имущества, как смена одежды и белья, говорили о тяжелых нищета. И именно изможденное, худое лицо мистера Сайкса могло бы подтвердить эти факты, если бы они нуждались в подтверждении.

Грабитель лежал на кровати, завернувшись вместо халата в свое белое пальто. Мертвотна бледность лица, так же как и черная, густая, неделю небритая щетина, и засаленный [288] ночной колпак ничуть не украшали Сайкса. Собака, которая «идів круг кровати, то тоскливо поглядывал на своего хозяина, то вдруг, услышав где-то на улице или на нижнем этаже дома какой-то шум, навостряет уши и тихо рычал. У окна, сосредоточенно латая старый жилет - непременную часть повседневной одежды Сайкса,- сидела девушка. Лицо ее было такое худое и осунувшееся от нужд и недосыпание круг больного, только по голосу ее, когда она отвечала Сайксові, можно было узнать ту самую Нэнси, которая уже появлялась в нашей повествования.

- Вот только выбило семь,- сказала девушка.- Как себя чувствуешь, Билл?

- Руки и ноги словно ватные,- ответил Сайкс, не минуя случаю грубо ругнуться. - Дай-ка руку и помоги мне слезть с этого триклятого кровати.

Болезнь не смягчила крутого нрава мистера Сайкса: когда девушка помогала ему подняться и повела к стулу, он облагал ее бранью за бездарность, да еще и больно пнул.

- Уже распустила рюмси? - крикнул Сайкс.- Ну, хватит ныть. Как не способна на что-то путное, то убирайся отсюда. Слышишь?

- Слышу, слышу,- сказала девушка и, отвернувшись, убедила себя засмеяться.- Какая тебя муха укусила, Сайксе?

- Ага, одумалась-таки? - буркнул Сайкс, заметив слезы дрожали на ее ресницах.- Так оно лучше.

- Неужели ты в такой день решишься меня обидеть? - спросила девушка и положила руку на его плечо.

- А почему бы и нет? - воскликнул мистер Сайкс.

- Столько ночей,- заговорила девушка с ноткой женской нежности, от чего ее хриплый голос звучал почти ласково,- столько ночей я терпеливо просидела над кроватью, ухаживая тебя, как ребенка, и вот ты впервые пришел в сознание и... скажи - ты не пнул бы меня так, если бы подумал об этом? Правда? Ну, скажи...

- Ну, пусть,- отозвался мистер Сайкс - Не пнул бы. Тьфу ты черт, эта девчонка снова рюмсає!

- Да нет, пустое,- сказала девушка и опустилась на стул. - Не обращай внимания на меня. Это скоро пройдет.

- Что пройдет? - окрысился мистер Сайкс.- Какие еще глупости ты вбила себе в голову? Ану вставай и приступай к [289] работы. И не сікайся ко мне со своими жіноцькими финтифлюшками.

В другой раз такая выговор и особенно ее тон произвели бы должное впечатление, но теперь девушка была такая слабая и зморена, что упала в обморок, откинув голову на спинку стула, прежде чем мистер Сайкс успел извергнуть два-три проклятия, которыми он в подобных случаях присмачував свои угрозы. Сайкс не знал толком, что делать при таких необычных обстоятельствах, потому что истерики Нэнси основном были бурные, и она, накричавшись вдоволь, остывала без постороннего вмешательства. Он попытался было помочь делу кощунственной бранью, но, удостоверившись, что этот способ лечения совершенно непригоден, позвал на помощь.

- Что Тут у вас случилось, дорогесенькі мои? - спросил Фейгин, заглядывая в комнату.

- Чего разинул рот и уставился на меня? - нетерпеливо отозвался Сайкс.-*Не видишь? Девчонке надо помочь.

Вскрикнув от удивления, Фейгин бросился спасать девушку; между тем как мистер Джек Доукинс (или, попросту говоря, Ловкий Плут), который вошел в комнату вслед за своим уважаемым другом, быстренько сбросил на пол свой мешок и, выхватив бутылку из рук юного Чарл-за Бейтса, неотступно следовал за ним, моментально вытащил зубами пробку и влил часть содержимого бутылки в горло девушке, перед тем и сам глотнув немного, чтобы не ошибиться.

- Подмухай на нее, Чарли, мехами,- командовал мистер Докинс,- а вы, Фейгіне, поляскайте ее по рукам, пока Билл откроет ей платье.

Эти меры, принятые совместно и энергично,- и особенно та их часть, что была поручена юному Бейтсу, который, очевидно, считал свою роль в процедуре интересным развлечением,- вскоре дали желаемые последствия. Девушка постепенно пришла в себя; пошатываясь, она дошла до стула возле кровати и уткнулась лицом в подушку, оставив гостей на мистера Сайкса, немного удивленного их неожиданным появлением.

- Каким лихим ветром вае сюда занесло? - спросил он у Фейгина.

- И совсем не злым, дорого й, ибо лихой ветер не приносит никому добра, а я прихватил с собой кое-что такое, почему ты обрадуешься. Пройдо, золотесенький, розв'я;-ки-ка узелок [290] и дай Биллу мелочи, на которые мы потратили сегодня утром все наши деньги.

Выполняя просьбу мистера Фейгина, Плут развязал свой большой мешок из старой скатерти и начал, одну за одной, передавать вещи, которые там были, Чарли Бейтсу, а тот дальше раскладывал их на столе, восхваляя на все лады их исключительные качества.

- Смотри, Билл, какая запеканка с кролей! - воскликнул юный джентльмен, ставя на стол огромный пирог.- Такие хрупкие создания, а лапки такие нежные, что даже косточки тают во рту и выплевывать не надо; а вот полфунта зеленого чая за семь с половиной шилінгіб, чертовски крепкого,- как залить его кипятком, то и покрышка из чайника, чего доброго, ходуном заходит; полтора фунта сахара-песка - первый сорт! - чернокожим пришлось изрядно над ним попотеть. Две двофунтові булки; фунт свіжісінького масла; кусок жирного глостерского сыра

. и, наконец,- посмотри-ка! - ты еще никогда такого не пробовал.

Произнося останніїї панегирик, юный Бейте выдержка из одной из своих вместительных карманов большую, тщательно запечатанную бутылку; тем временем мистер Докинс уже успел налить из своей бутылки стакан чистого джина, которую больной тут же перекинул без малейших колебаний.

- О! - обрадовался Фейгин, удовлетворенно потирая руки.- Ты еще поживешь, Билл, вижу, еще поживешь.

- Пищу! - воскликнул мистер Сайкс.- И я уже сто раз мог отдать богу душу, а ты и пальцем не шевельнул, чтобы помочь мне. Что ты себе думал, подлец ты лжив, когда покинул меня больного на произвол судьбы и почти месяц не совался сюда?

- Нет, вы слышите, ребята, что он несет? - пожал плечами Фейгин.- И это после того, как мы принесли ему такой замечательный корм.

- И харч хороший,- глянув на стол, уже мягче заговорил мистер Сайкс,- но чем ты оправдаешься, что бросил меня здесь беспомощного - больного, голодного, без гроша за душой,- как будто тебе безразлично до меня, как до этого пса. Ану, отгони его, Чарли, от стола.

- Сроду не видел такого смешного собаки,- молвил юный Бейте, выполняя приказ.- Слышит еда, как и старуха, что отправляется на ярмарку. Ему бы в комедиях играть: и в деньги убился бы, и публику порадовал. [29]1

- И замолчи же ты, проклятый собацюро! - крикнул Сайкс на собаку, когда тот, не переставая рычать, пополз под кровать.- Ну, так чем же ты, старая п'явко, оправдаешься, га?

- Меня, дорого й, больше как неделю и в Лондоне не было, имел одно дело,- ответил старик.

- А где ты был еще две недели? - продолжал Сайкс. - Еще две недели, когда бросил меня здесь умирать, как загнанную крысу?

- Иначе я не мог, Билле. Всего не расскажешь на людях, но я просто не мог, клянусь честью.

- Честью клянешся? - брезгливо поморщившись, спросил Сайкс. - Ой, ребята, поскорей сделайте кто-нибудь кусок пирога, чтобы заесть это слово,- меня от него аж затошнило.

- Не горячись, дорого й,- ласково уговаривал его Фейгин.- Я не забывал о тебе, Билл, ни на мгновение.

- Ну еще бы, конечно, не забывал,- горько усмехнулся Сайкс.- Все время, пока меня здесь била и жгла лихорадка, ты обмізковував разные планы: Билл сделает то, Билл сделает это, и все задаром, пусть-ка только выздоровеет; он не побрезгует никакой работой, потому что карман у него пустая. Я бы давно дуба врезал, если бы не вот это девчонка.

- Вот видишь, ты сказал: «если бы не вот девчонка»,- радостно вцепился Фейгин за его последние слова.- А кто же, как не бедный старый Фейгин позаботился, чтобы тебя присмотрела эта заботливая девушка?

- Он правду говорит,- вдруг подходя к ним, вмешалась Нэнси.- Хватит уже. Оставь его.

Появление Нэнси повернула разговор на другое, и ребята, заметив, как им подмигнул старый пройдоха, принялись угощать Нэнси спиртным, но она только понемногу надпивала из стакана; а тем временем Фейгин, напустив на себя не свойственную ему веселость, постепенно улучшил настроение и в Сайкса, делая вид, будто воспринимает его проклятия как дружеские шутки и к тому же искренне регочучись иа грубых острот, что их Сайкс стал подпускать, несколько раз приложившись к бутылке.

- Все это очень хорошо,- сказал мистер Сайкс,- но мне позарез нужны деньги, и сегодня же.

- Не имею при себе ни гроша,- ответил Фейгин.

- Зато дома - хоть лопатой греби,-- заметил Сайкс. - То одела и мне какую-то горстку. [292]

- Лопатой! - вскрикнул Фейгин, подняв руки вверх. - Не так их там и много, чтобы...

- Не знаю, сколько их там у тебя есть,- прервал его Сайкс,- пожалуй, ты и сам того не знаешь, потому что долго пришлось бы их считать... Как себе хочешь, но чтобы сегодня же деньги здесь!

- Ну, ладно, ладно,- сказал Фейгин, вздыхая.- Я сейчас пошлю Пройду.

- Бы, нет. Так дела не будет,- возразил мистер Сайкс.- Ловкий Плут слишком ловок. Как ты его пошлешь, то он, чего доброго, забудет прийти, или заблудится, или скажет, что вынужден был бежать от фараонов,- любую ложь придумает по твоей указке. Пусть в твою берлогу пойдет Нэнси и принесет деньги, так будет вернее. А я лягу и подремаю, пока она вернется.

После долгого торга и споров Фейгин урезал задаток, которого требовал Сайкс, с пяти фунтов стерлингов до трех фунтов и четырех с половиной шиллингов, заприсягаючись на чем свет стоит, что у него самого останется лишь восемнадцать пенсов на пропитание. В конце концов мистер Сайкс мрачно заметил, что придется довольствоваться и этим, когда уже нечего надеяться на большее. Поэтому Нэнси быстренько оделась, а Плут и юный Бейте спрятали еду к буфету. И тогда старый, распрощавшись со своим дорогим другом, пошел вместе с Нэнси и ребятами домой, а Сайкс уложился спать до возвращения девушки.

Без каких-либо приключений они дошли до жилища Фей-гина и застали там Тебе Крекіта и мистера Чітлінга по пятнадцатой партии в крибедж, какую - вряд ли надо об этом и говорить - мистер Чітлінг проиграл, а с ней и свой пятнадцатый и последний, щестипенсовик, что весьма порадовало его юных друзей. Мистер Кряканье, видимо, смутившись, что его застали за игрой с джентльменом, который не мог равняться с ним ни своим положением, ни умственными способностями, притворно зевнул и, розпитавшись о Сайкса, взяцея за шляпу, чтобы идти.

- Никого пе было здесь без меня, Тебе? -спросил Фейгин.

- Ни одной чертовой души,- сказал мистер Кряканье, поднимая воротник.- Едва не пропал из скуки. А ты бы должен был поставить рюмку, Фейгіне, за то, что я так долго стерег твой дом. Ет, черт возьми, я аж осовів, словно присяжный в суде, и меня, наверное, свалил бы 'сон, крепкий, как Ньюгетсь-ка тюрьма, если бы не моя доброта - надо же было развлечь [293]

этого паренька. Совсем заскучал, побей меня сила божья!

И дальше так сетуя, мистер Тебе Кряканье сгреб со стола свой выигрыш, засунул деньги в жилетну карман так гордо, словно те сребренники не достойны были внимания джентльмена его рода, и важно, элегантной аристократической походкой вышел из комнаты. Мистер Чітлінг, который не сводил зачарованного взгляда с его нарядных брюк и ботинок, пока они скрылись за дверью, заявил всей компании, что пятнадцать шестипенсовиків - небольшая плата за честь побыть в обществе такого человека и что ему на тот проигрыш плюнуть и растереть.

- Ну и чудак же ты, Том! - сказал юный Бейте, которого очень развеселила эта заявление.

- Никакой я не чудак,- ответил мистер Чітлінг.- А вы что скажете, Фейгіне?

- Ты, дорого й, очень умный парнишка,- сказал Фейгин, похлопав его по плечу и, подмигнув другим ученикам.

- А мистер Кряканье действительно важное лицо? Правда, Фейгіне? - спросил Том.

- Конечно же, дорого й.

- И знакомство с ним - большая честь, не так ли? -■ вел Том.

- Справедливые слова, дорого й. А на ребят ты не обращай внимания: их просто завидки берут, что с ними он не водится.

- Ага! Вон оно что! - победно воскликнул Том.- Хоть он и обобрал меня как липку, но я, когда захочу, могу снова набить свои карманы. Правильно я говорю, Фейгіне?

- Конечно, можешь. И чем скорее ты отправишься на охоту, то лучше для тебя. Поэтому не теряй времени - иди возвращай свой проигрыш. Пройдо! Чарли! Время и вам до дела взяться. Уже скоро десять, а вы все байдикуєте. Ну-ка, айда на работу!

Последовав старого, ребята кивнули на прощание Нэнси, взяли шляпы и отправились за дверь. Дорогой Плут и его жизнерадостный приятель без умолку упражнялись в остротах в адрес мистера Чітлінга, в поведении которого, правду сказать, не было ничего необычного или особенного - ведь в столице случается немало промітних молодых франтов, что платят и куда дороже, чем мистер Чітлінг, чтобы только их увидели в доборном обществе, немало есть и изысканных джентльменов (из которых и екладається [294] отборное общество), которые приобретают себе репутацию почти в тот же способ, что и ловкач Тебе Кряканье.

- Теперь, Нэнси, я дам тебе деньги,- сказал Фейгин, когда ребята ушли.- Вот, голубушка, ключик от маленького шкафа, где я держу разное тряпье, что его сносят мальчишки. Денег я, голубушка, никогда не запираю, ибо нечего запирать - ха! ха! ха! - таки нечего. Неприбыльное мое ремесло, Нэнси, и благодарности ни от кого не дождешься; однако я люблю видеть вокруг себя молодежь, поэтому и терплю, все терплю. Ану цыц! - прошептал он, торопливо спрятав ключа на груди.- Кто-то идет... Слышишь?

Девушка сидела за столом, сложив руки, безразлична к тому, кто там за дверью и пришел он, идет прочь. И как только она услышала мужской голос, как мигом сорвала с себя шляпку и шаль и засунула их под стол. Когда старик обернулся к ней, Нэнси пожаловалась на духоту в комнате, ее изнеможенный тон никак не вязался с поспешностью и горячностью предыдущих движений, но Фейгин этого не заметил, потому что стоял тогда к ней спиной.

- Ба! - буркнул он, якобы досадуючи, что ему помешали. - Это тот, на кого я уже давно жду. Вот он уже спускается по лестнице. О деньгах, голубушка, молчок, пока он здесь. Он не надолго - минут на десять.

Приложив к губ костлявого указательного пальца, еврей взял свечу и, когда шаги приблизились, двинулся навстречу гостю. В дверях они столкнулись, и гость так быстро вошел в комнату, заметил девушку, только оказавшись рядом с ней.

Это был Монкс.

- Всего-навсего одна из моих воспитанниц,- успокоил его Фейгин, потому что, увидев незнакомого человека, Монкс отскочил назад. - Сиди, Нэнси.

Девушка придвинулась ближе к столу, беззаботно, почти озорно глянула на Монкса и одвернулась; и когда он перевел глаза на Фейгина, она метнула на гостя другой взгляд - пристальный, пытливый, заинтересованный. Если бы кто посторонний заметил эту перемену, то вряд ли поверил бы, что один и тот же человек может смотреть так по-разному.

- Новости есть? - спросил Фейгин.

- Очень важны.

- И... и... добрые? - нерешительно сказал Фейгин, будто боясь разозлить собеседника чрезмерным оптимизмом. [295]

- Да вроде бы неплохие,- ответил Монкс, усмехнувшись.- В этот раз я не терял времени даром. Мне надо поговорить с вами.

Девушка еще ближе придвинулась к столу, явно не имея желания уйти из комнаты, хотя и заметила, что Монкс кивнул на нее. Боясь, чтобы девушка порой не обмолвилась о деньгах, если он попытается выпроводить ее, Фей-гин показал пальцем на потолок и повел Монкса вверх.

- Только, пожалуйста, не в тот проклятый закуток, где мы тогда были,- донесся до Нэнси голос Монкса, когда мужчины поднимались по лестнице. Фейгин засмеялся, что-то сказал - она не дочула, что именно,- и, судя по скрипу половиц, повел своего компаньона в комнату на верхнем этаже.

их походка еще звучали в пустом доме, когда девушка роззулась и, напялив на голову свою накидку и завернув в ней руки, стала под дверью, а тогда затаила дыхание и стала прислушиваться. Как только все затихло, она выскользнула из комнаты, удивительно осторожно и неслышно поднялась по лестнице и исчезла в темноте.

С четверть часа, а может, и больше, в комнате никого не было, затем девушка так же бесшумно, как привидение, вернулась на свое место, а вскоре на лестнице раздался и походка мужчин. Монкс сразу же направился на улицу, а еврей опять поплентав вверх по деньги. Когда он вернулся, девушка уже надевала шаль и шляпку, лагодячись в дорогу.

- Что с тобой, Нэнси? Ты такая бледная! - воскликнул еврей и аж попятился от изумления, поставив на стол свечу.

- Бледная? - переспросила девушка, прикрывая руками глаза от света, словно хотела лучше видеть Фейгина.

- Как мел. Что это ты с собой вдіяла?

- Ничего,- небрежно ответила девушка.- Разве что просидела в этой духоте неизвестно сколько времени, вот и все. Ну, отпусти меня, сделай милость.

Вздыхая над каждой монетой, перед тем как положить ее Нэнси в ладонь, Фейгин отчислил обещанную сумму. И без дальнейших разговоров, лишь пожелав друг другу спокойной ночи, они разошлись.

Оказавшись на улице, девушка присела на ступеньках чьего-то крыльца; какую волну она, очевидно, была так смущена, что не могла и шагу ступить дальше. И вдруг поднялась на ноги и пошла, но совсем не в ту сторону, где ее ждал Сайкс. Она все наддавала ходы и в конце пусти-

лась бегом. Потом, вон знеможена, остановилась, чтобы передохнуть; и вдруг похопившись и поняв, что ей невмоготу осуществить свое намерение, в отчаянии заломила руки и горько заплакала.

Может, от плача ей полегчало, а может, она поняла всю безнадежность положения,- только Нэнси повернулась и помчалась назад,- отчасти, чтобы наверстать упущенное время, а отчасти, чтобы не отставать от бешеного течения своих мыслей. Вскоре она добралась до дома, где оставила грабителя.

Если, представ перед мистером Сайксом, Нэнси и чем-то выдала свое волнение, он того не заметил, потому что, спросив о деньгах и убедившись, что девушка их принесла, Сайкс что-то удовлетворенно промычал, снова положил голову на подушку и погрузился в сон, прерванный появлением Нэнси.

На ее счастье, прибрав к рукам те деньги, Сайкс имел достаточно дела на весь следующий день - он без конца ел и пил; и все то так благотворно подействовало на грабителя и смягчило его крутой нрав, что у него не было ни времени, ни желания придираться к ее поведения или вида. А Нэнси ходила возбужденная и равнодушна ко всему вокруг, как человек, что решилась - после длительной душевной борьбы - на отчаянный и опасный шаг. Конечно, если бы здесь был Фейгин, это бы не укрылось от его рисячих глаз, и он бы, вполне возможно, сразу ударил в набат. Но мистер Сайкс не отличался особой наблюдательностью, его не тревожили предчувствия, тоньше, чем те, что их можно легко заглушить грубым обращением со всеми и каждым, а к тому же, как уже отмечалось, он находился в хорошем настроении, тем-то и не заметил ничего необычного в поведении Нэнси, да и вообще так мало обращал на нее внимания, что вряд ли заподозрил бы неладное, даже если бы она и вовсе не скрывала своего возбуждения.

На конец дня Нэнси начала еще сильнее нервничать, а когда стемнело и она сидела у грабителя, дожидаясь, пока он вопьется и заснет, ее лицо было такое бледное, а глаза так горели, что даже Сайкс наконец это заметил и очень удивился.

Зненожений лихорадкой, мистер Сайкс лежал в постели и хлебал джин, разбавленный горячей водой, чтобы не так обжигало горло; когда он уже в третий или четвертый раз о-стяг к Нэнси пустой стакан, его вдруг поразил ее вид.

- Эге-ге! - воскликнул Сайкс, вставая на локти и заглядывая девушке в глаза.- Пусть меня гром побьет! И ты как будто только что из гроба встала! Что это с тобой?

- Со мной? - переспросила девушка.- Ничего. А ты чего так уставился на меня?

- Снова какие-то глупости? - не унимался Сайкс, вовсю шарпонувши ее за руку.- Ану признавайся! Ты что-то замыслила? Что у тебя на уме?

- Много чего, Билл,- ответила девушка и, вздрогнув, провела ладонью по глазам.- И, боже ж ты мой, тебе не все равно?

Напускная веселость последних слов, казалось, произвела на Сайкса большее впечатление, чем неистовый, упорный взгляд девушки перед тем.

- Ну, вот что я тебе скажу,- сказал Сайкс,- или в тебя вцепилась лихорадка и уже начинает трясти тебя, или тут запахло паленым. Не собираешься ли ты... Да нет, побей меня гром! На это ты не способна!

- На что? - спросила девушка.

- Нет, нет,- пристально вглядываясь в ее лицо, пробормотал сам себе Сайкс,- в целом белом свете не найдешь более надежной девки, а то бы я перерезал ей горло еще три месяца назад. ее таки начинает трясти лихорадка.

Дойдя этому успокоительному выводу, Сайкс по одним духом опорожнил стакан и, сердито ругаясь, потребовал новой порции целебного питья. Девушка быстро підхопилась и, став к Биллу спиной, снова наполнила стакан, а затем, не выпуская ее из рук, дала ему выпить все до дна.

- Теперь иди сядь тут у меня,- сказал грабитель,- и пусть твое лицо будет такое, как всегда, а то я так его разрисую, что сама себя не узнаешь, хоть как удивлятимешся.

Нэнси улыбнулась. Сжав ее руку в своей, Сайкс откинулся на подушку и обратил глаза на девушку. Его отяжелевшие веки то закрывались, то розплющувались. Сайкс беспокойно ворочался с боку на бок; на две-три минуты он погружался в дремоту, а потом с ужасом вскакивал и ошалело оглядывался вокруг; вот он опять попытался подняться, и вдруг, словно простреленный, повалился на кровать и заснул крепким, непробудным сном. Пальцы его разжались, поднятая рука, как неживая, упала вдоль тела - он лежал в глубоком забытьи. [29S]

- Наконец опий подействовал,- прошептала девушка, приподнимаясь. - Я и так уже, наверное, опоздала.

Она торопливо надела шляпку и накинула шаль, раз трепетно оглядываясь, словно не возлагалась на сиотворне и каждую минуту ждала, что тяжелая Сайксова рука ляжет на ее плечо; затем она склонилась над кроватью, поцеловала грабителя в уста и, беззвучно открыв и закрыв за собой дверь, выбежала на улицу.

В одном из темных переулков, которые вели к главной улице, сторож выкрикивал полдесятого.

- Давно выбило половину? - спросила у него девушка.

- За четверть часа пробьет десять,- ответил сторож, поднося к ее лицу фонарь.

- А я же не доберусь туда раньше, чем за час,- прошептала Нэнси и, проскользнув мимо сторожа, помчалась дальше.

Направляясь с Спітлфілдзу до лондонского Вест-Энда, она проходила глухие улицы и проулки, где многие магазины уже начали закрываться. Выбило десять, и ее волнение возросло. Расталкивая прохожих, она неслась по узким пешеходами и, бросаясь чуть ли не под ноги лошадям, перебегала многолюдные улицы на перекрестках, где немалые толпы стояли, нетерпеливо ожидая, когда можно будет перейти на другую сторону.

- Сумасшедшая, да и только! - бросали из толпы, глядя ей вслед.

Когда Нэнси достигла более богатой части города, где улицы были сравнительно безлюдные, ее неудержимый бег возбуждал еще больший интерес у редких прохожих. Некоторые даже оказывали ходы, словно хотели узнать, куда это она торопится; а те из них, кому повезло опередить ее, оглядывались, удивляясь, как у нее хватает силы все время так быстро бежать. И один за другим они отставали, и когда Нэнси наконец достигла нужного ей места, вокруг не было ни души.

То был отель-пансион в одной из тихих красивых улиц неподалеку от Гайд-парка. Увидев яркий свет фонаря над дверью, Нэнси убедилась, что пришла, куда надо, и в эту мять выбило одиннадцать. Она была завагалась, словно не зная, что делать дальше, и бой часов развеял ее сомнения, и она зашла в прихожую. Швейцара у входа не было. Девушка нерешительно огляделась вокруг и направилась к лестнице. [299]

- Эй, вы там! Кого вам надо? - окликнула к ней нарядно одетая молодая женщина, выглядывая из-за двери.

- Мне надо видеть одну леди, что живет в этом доме,- ответила девушка.

- Леди? - переспросила служанка, презрительно измерив глазами незнакомую.- Как ее зовут?

- Мисс Мэйли,- сказала Нэнси.

Молодая женщина, уже успела как следует разглядеть девушку, вместо ответа бросила на нее взгляд, преисполненный чеснотливої пренебрежения, и позвала для переговоров слугу. Нэнси повторила ему свою просьбу.

- Как о вас доложить? - спросил он.

- Мое имя ей ни о чем не скажет,- ответила Нэнси.

- А какое у вас к ней дело? - спросил слуга.

- Я сама ей расскажу,- сказала она.- Мне надо видеть эту леди.

- Ну хватит! - воскликнул слуга, подталкивая ее к надворных дверей. - Нечего тут голову морочить! А ну убирайся туда, откуда пришла.

- Я не уйду отсюда, разве что вы силой вынесете! - разгораясь, кричала Нэнси. - Только знайте: вам и вдвоем со мной не справиться. И неужели здесь не найдется ни одной доброй души,- продолжала она, оглядываясь вокруг,- которая бы пожалела несчастную девушку и сделала ей такую небольшую услугу?

ее отчаянный крик потряс добродушного повара, который вместе с другими слугами наблюдал эту сцену и теперь выступил вперед, чтобы вмешаться.

- Сделай ей одолжение, Джо. Разве тебе трудно? - сказал он.

- Напрасный труд,- ответил тот.- Ты думаешь, что молодая леди станет говорить с этакой-вот?

На этот намек относительно сомнительной репутации Нэнси с целомудренным возмущением отозвались четыре горничные, в один голос зарепетувавши, что эта тварь позорит все женщины и что ее следует без сожаления выбросить в риштак.

-т Делайте со мной что хотите,- обратилась Нэнси к слугам,- но сначала сделайте то, о чем я вас умоляю: ради господа бога, передайте леди мою просьбу.

Беззлобный повар снова вступился за девушку, и в конце слуга, что первый вышел к Нэнси, согласился выполнить поручение.

- Так что же мне передать? - спросил он, уже ступив на лестницу.

- Скажите, что одна молодая женщина очень просит мес [300]

Мейле выслушать ее с глазу на глаз,- сказала Нэнси,- и что с первого же слова этой женщины леди сможет судить, слушать ее дальше, или велеть выгнать как мошенницу.

- Ну и настырный же ты, девушка! - заметил слуга.

- Передайте мою просьбу,- твердо сказала Нэнси,- и принесите ответ.

Слуга быстро поднялся по лестнице. А Нэнси, бледная, чуть не задыхаясь от волнения и еле сдерживая слезы, осталась стоять, выслушивая громкие оскорбления, что и дальше щедро лились из уст чеснотливих горничных, которые еще сильнее расходились, когда слуга вернулся и сказал девушке, чтобы шла вверх.

- Порядочность в этом мире уже ничего не стоит,- сказала одна из горничных.

- Наглость теперь сильнее за добродетель,- заметила Вторая.

Третья удовлетворилась лишь вопросом: «Где теперь найдешь настоящую благородство?» А четвертая завершила этот квартет гневным возгласом «Позор!», который вмиг подхватили другие непорочные девы.

Не смотря на все то - потому что имела на сердце тяжкий хлопоты,- Нэнси, дрожа от волнения, поднялась вслед за слугой к маленькой гостиной, освещенной лампой, которая свисала с потолка. А там слуга оставил ее и ушел.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую