lybs.ru
Больше всего ненавидят друг друга те, что любят Бога под разными именами. / Андрей Коваль


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел XLII

Оліверів давний знакомый проявляет

несомненные признаки гениальности и становится общественным деятелем в столице

В тот вечер, когда Нэнси, усыпив Сайкса, спешила к Розы Мейле с миссией, что ее сама взяла на себя, в Лондон Великим Северным путем приближалось двое путников, на которых целесообразно обратить внимание читателя.

То были мужчина и женщина, или, может, их лучше было бы назвать лицами мужского и женского пола. Он был одним из тех долговязых, кривоногих, неуклюжих, костлявых людишек, чей возраст трудно точно установить,- в юные годы они имеют вид невзрослых мужчин, а дойдя до зрелого возраста, напоминают юношей-переростков. Женщина была еще молода, но упитанной, крепкого телосложения, которая ей нужна была, чтобы нести тяжкий тюк, привязанный за спиной. Спутник ее не был обременен тяжелой ношей, ибо нос только завернутый в носовой платок его, как видно, очень легкий, потому что он болтался на палке, перекинутом через плечо. Это обстоятельство, а также необычная длина ног позволяли ему на полдесятка шагов опережать свою спутницу, к которой он время от времени нетерпеливо оборачивался, словно упрекая, что она идет так медленно, и побуждая ее наддати ходы.

Так они плентали понемногу пыльным путем, ни на что не обращая внимания и только молча сходя на обочину, когда из Лондона им навстречу мчались почтовые кареты. Когда они минули Хайгетську арку, человек, что так же шел впереди, остановился и нетерпеливо воззвал к своей спутнице:

- Ты не можешь идти быстрее? Ну и лентяйка же ты, Слой-лотто.

- Если бы ты знал, какой у меня тяжелый тюк,- запыхавшись от усталости и с трудом переставляя ноги, ответила женщина.

- Тяжелый! Что ты мелешь? На что же ты после этого годишься! - воскликнул мужчина, перекладывая свой узелок на второе плечо.- О, опять стала! И с тобой у кого угодно терпение лопнет!

- Еще далеко идти? - сбросив на него взглядом, спросила женщина и присела на придорожнйй насыпь; пот градом катился по ее лицу. [317]

- Далеко?! - Да мы уже, считай, пришли,- ответил длинноногий путник, показывая впереди себя.- Смотри! Вон уже видно лондонские огни.

- До них еще добрые две мили, а то и больше,- совсем упав духом, отозвалась женщина.

- Две мили или двадцать миль - хватит тебе болтать,- сказал Ной Клейпол, ибо это был он.- Вставай, и пойдем дальше, а то - предупреждаю! - я тебя так штурхону, что вдруг підхопишся!

Красный нос Ноя еще больше покраснел от гнева; он перешел путь, будто собираясь выполнить свою угрозу, тогда женщина, более ничего не говоря, встала и попленталась рядом с ним.

- Где ты думаешь остановиться на ночлег, Ною? - спросила она, когда они прошли несколько сотен ярдов.

- Откуда я знаю? - огрызнулся Ной, чье настроение напрочь испортилось от усталости.

- Хорошо бы где-то поблизости,- с надеждой в голосе сказала Шарлотта.

- Нет, не поблизости,- сказал мистер Клейпол,- а подальше. Слышишь? Как можно дальше! Так и запомни себе!

- Но почему?

- Когда я говорю, что не хочу чего-то делать, то и хватит об этом. И нет здесь чего долго распространяться - почему и чего,- чванливо ответил мистер Клейпол.

- А зачем же так злиться? - сказала его спутница,

- Вот хорошо было бы - нечего сказать! - если бы мы зу« пинились на ночлег в первом же трактире при въезде в город, чтобы Сауербері, если он пошел за нами вдогонку, сунул туда своего длинного носа и вернул нас обратно в арестантском телеге, да еще и в кандалах,- насмешливо сказал Ной.- Нет! Я буду идти, пока не набреду на самые глухие проулки, где мой след потеряется, и там не остановлюсь, пока не набачу какой-нибудь нелюдимый трактирчик в наиболее отдаленном уголке города. ей-бо, счастье твое, что я имею голову на в'язах: если бы мы с самого начала не умышленно пошли другим путем и не вернулись стороной, ты бы до сих пор уже целую неделю сидела, голубушка моя, под тремя замками. И так тебе и надо было бы, раз у тебя такая глупая голова.

- Я знаю, что не такая быстрая на ум, как ты,- ответила Шарлотта,- и не обращай всю вину на меня и не говори, что сидела бы я; если бы посадили меня, то и тебя тоже. [318]

- Деньги из кассы украла ты,- сказал мистер Клейпол.- Не забывай об этом.

- Я украла их для тебя, мой милый,- возразила Шарлотта.

- А разве они у меня? - спросил мистер Клейпол.

- Нет, ты отдал деньги мне на тайник и доверил нести их, потому что ты такой славный у меня,- сказала Шарлотта и, похлопав Ноя по подбородку, взяла его под руку.

Все было действительно так, как сказала Шарлотта; но поскольку мистер Клейпол не имел привычки слепо и безрассудно доверять на кого-то, оправдывая его поступок, следует заметить, что этот джентльмен обнаружил такое доверие к Шарлотты только с тех. соображений, чтобы на тот случай, если бы их схватили, деньги нашли у нее. Тогда он сумел бы доказать свою непричастность к краже и выйти сухим из воды. Конечно, он не стал объяснять мотивы своих поступков, и оба в мире и согласии двинулись дальше. . Придерживаясь своего плана, осмотрительный мистер Клейпол шел не останавливаясь, пока не добрался до «Ангела» в Излингтоне, где, судя из толпы прохожих и многочисленных экипажей, он пришел к справедливому выводу, что здесь, собственно, и начинается Лондон. Он задержался на какую-то волну только для того, чтобы узнать, какие улицы най-более многолюдные и, следовательно, которых следует больше всего избегать, а дальше свернул на Сент-Джон-Рруд и вскоре углубился в лабиринт мрачных, грязных закоулков между Грейс-Инн-Лей-ном и Смітфілдом. Эта местность одна из нищий и самых уродливых в Лондоне, хотя расположена она в центре города, который не раз перестраивался.

По этим улицам шел Ной Клейпол, увлекая за собой Шарлотту; он сходил на мостовую, чтобы окинуть глазом трактирчик, и снова шел дальше, когда какие-то известные лишь ему признаки подсказывали, что здесь слишком людно. Вот он остановился перед одним, грязнее и жалюгіднішим на вид, чем все те, что шло раньше. Перейдя на другую сторону улицы и пристально осмотрев домик оттуда, он ласково объявил свое решение остановиться там на ночь.

- Давай-ка сюда,- сказал Ной, отвязывая с Слой-лоттиної спины клумака и закидывая его себе на плечи.- Глядишь, пе разевай рта, пока к тебе не обратятся. Как называется этот трактир? «Три... три...» Чего три?

*- «Три калеки»,- ответила Шарлотта. [319]

- «Три калеки»,- подхватил Ной.- Ну, что же, и название неплохое. А теперь - пойдем! Не отставай от меня ни на шаг! - Напутивши так свою подругу, он толкнул плечом скрипучая дверь и вместе с ней вошел внутрь.

В буфетном не было никого, кроме молодого еврея, который, опершись обоими локтями на шинквас, читал засаленную газету. Он очень пристально посмотрел на Ноя, а Ной так же пристально посмотрел на него.

Если бы на Ноеві был наряд из сиротского приюта, еврей еще имел бы какие-то основания так вытаращивать глаза, но поскольку Ной распрощался с курткой и значком и надел поверх кожаных брюк маленькую рабочую блузу, то казалось, не было никаких видимых причин, чтобы его внешность привлекала к себе в трактире такое внимание.

- Это, если не ошибаюсь, трактир «Три калеки»? - спросил Ной.

- Ага, он и есть,- ответил еврей.

- Мы прибыли из провинции. Один господин, которого мы встретили по дороге в Лондон, посоветовал нам ваш трактир,- сказал Ной и подтолкнул локтем Шарлотту, то обращая ее внимание на такой остроумный способ привлечь к себе буфетчика, то ли предупреждая, чтобы она не удивлялась.- Мы хотели бы переночевать у вас.

- Не знаю, можно ли,- сказал Барни, который прислуживал в трактире,- пойду поспитаю.

- А пока вы будете узнавать, подайте нам, пожалуйста, холодного мяса и пива,- сказал Ной.- Где тут у вас можно присесть?

Барни повел их в маленькую заднюю комнатку и поставил перед ними мясо и пиво. Погодя он сообщил, что их могут поселить на ночь, и ушел, давая милой парочке возможность подпитаться.

Комната, куда завели пришельцев, размещалась на несколько ступеней ниже буфетной, в стене которой, футов за пять от пола, было небольшое окошко, завешено шторкой, поэтому человек, хорошо знала дом, могла, отклонив шторку, не только наблюдать гостей внизу, но и слышать достаточно отчетливо, о чем они разговаривают,- достаточно только приложить ухо к перегородке. Сквозь окошко можно было подглядывать вполне незаметно, потому что оно было в темном углу за широким столбом, что подпирал сволок. Хозяин трактира, спрятавшись за столбом, уже минут пять не отрывал глаз от потайного окошка, а Барни, перечислив его гостям разрешение на ночевку, только повервувся [320] к буфетной, когда зашел Фейгин. Он пришел сюда, как обычно делал вечерами, чтобы узнать о некоторых своих юных воспитанников.

- Ша! - остановил его Барни.- В комнате рядом чужие!

- Чужие? - шепотом переспросил старик.

- Ага. И чудная парочка, скажу я вам,- добавил Барни.- 3 провинции, но, если не ошибаюсь, вам понравится.

Фейгина, очевидно, очень заинтересовало это сообщение. Зіпнувшись на табурет, что стоял там же, он припал глазами к окошку и с того наблюдательного пункта видел, как мистер Клейпол хлестал пиво из большой кружки и заедал холодным мясом просто с тарелки, изредка уделяя от щедрот своих мизерные дозы того и того Шарлотте, которая покорно сидела рядом.

- Ага! - прошептал Фейгин, повернувшись к Барни.- Этот парень мне нравится. Мы еще будем иметь с него пользу. Эк, как вимуштрував свою подружку! Ану, ни пары с уст, дорого й, послушаем, о чем они болтают... послушаем.

Он снова прильнул глазами к окошку и, приложив ухо к перегородке, стал внимательно наслухати. Хитрый, жадный выражение его лица было точно как у дьявола.

- Итак, я намерен стать джентльменом,- резко выпрямив ноги, продолжил мистер Клейпол разговор, на начало которой Фейгин опоздал.- Нечего мне возиться с теми клятими гробами, Шарлотто, хочу жить по-барски, а ты, если хочешь, будешь настоящей леди.

- Я то хочу, еще и как, миленький,- ответила Шарлот-та,- да только не каждый день нам везти чистить кассы в магазинах и убегать потом от погони.

- На кой нам те кассы! - воскликнул мистер Клейпол.- И без касс найдем что чистить.

- А что именно? - спросила его спутница.

- Карманы, женские ридикюли, дома, почтовые кареты, банки! - воскликнул мистер Клейпол, все сильнее разгораясь от выпитого пива.

- Но ты не умеешь этого делать, миленький,- заметила Шарлотта.

- Я напитаю тех, кто умеет, и пристану к их группе,- сказал Ной.- Они и прилучать нас до какого-то дела. И ты одна стоит полсотни женщин; я сроду не видел такой ловкой шельми, какой ты бываешь, конечно, когда я тебе позволяю. [321]

- О боже! Как приятно мне слышать это от тебя! - вскрикнула Шарлотта, целуя его противную рожу.

- Ну, ну, хватит, не увязай ко мне со своими ласками, а то рассержусь,- сказал Ной и, вивільнившись из ее объятий, убрал весьма почтенного вида.- Я хотел бы быть главарем какой-нибудь банды, тогда бы я держал своих людей в ежовых рукавицах и следил за ними, так чтобы они и не догадывались. Такое вот дело как раз по мне, только чтобы толк был добрый. Вот если бы натолкнуться аа молодца такого рода, я, ей-богу, не пожалел бы той двадцятифунтової банкноты, которая скрыта в тебя, тем более, что мы не знаем, как спустить ее с рук.

Высказав такое пожелание, мистер Клейпол глубокомысленно заглянул в кружку с пивом, поболтал его как следует и, снисходительно взглянув на Шарлотту, выпил разок, что заметно освежило его. Он как раз раздумывал, не выпить ли ему еще раз, когда дверь вдруг отворилась и в комнату зашел еще один посетитель.

То был мистер Фейгин. На лице его была сама любезность. Почтительно поклонившись, он сел к соседнему столику и, обратившись к улыбающемуся Барни, заказал себе чего-нибудь выпить.

- Чудесный вечер, сэр, но, как на эту пору года, слишком холодный,- сказал Фейгин, потирая руки.- Я вижу, сэр, вы издалека идете.

- А как вы догадались? - спросил Ной Клейпол.

- У нас в Лондоне нет столько пороха,- ответил Фейгин, показывая на ботинки Ноя и его спутницы и их узлы.

- Ну и хитрец же вы, однако,- удивился Ной.- Ха! Ха! Ха! Ты только послушай, Шарлотто.

- Конечно. В этом городе, дорого й, хочешь-не хочешь, а должен быть пронырой,- отозвался Фейгин, заговорщически понизив голос почти до шепота.- Что правда, то правда.

По последним замечанием Фейгин постучал себя збону по носу указательным пальцем правой руки. Ной попытался повторить жест старика, хотя и не очень удачно, потому что нос его оказался для этого немного маловатым. Однако Фейгин, казалось, отгадал в усилиях Ноя желание показать свое полное согласие с высказанным мнением, поэтому он очень приветливо начал угощать Ноя напитком, который только что принес Барни. [322]

- Хорошенько питье,- заметил мистер Клейпол, облизывая губы.

- Если вы, дорого й, хотите пить его каждый день,- сказал Фейгин,- надо очищать кассы магазинов, карманы, женские ридикюли, дома, почтовые кареты, банки...

Услышав повторение своих собственных слов, мистер Клейпол откинулся на спинку стула и перевел взгляд с Фей-гина на Шарлотту с выражением смертельного ужаса на зблідлому лице.

- Не бойся меня, друг,- сказал Фейгин, ближе присовуючи своего стула,- Твое счастье, что я, а не кто-то другой нечаянно услышал ваш разговор. Хе-хе-хе! Твое счастье, что это был я.

- Я не крал их,- проворчал Ной; он уже не випростував ноги, как следовало бы независимом джентльмену, а съежился и подобрал их как можно дальше под стул.- Это ее работа. Деньги и теперь у тебя, правда, Шарлотто?

- Безразлично, в кого они теперь или кто их украл, дорого й,- заверил его Фейгин, бросив, однако, ястребиный взгляд на девушку и на оба узла.- Я и сам из таких, а потому ты пришелся мне по нраву.

- Из каких? - спросил мистер Клейпол, понемногу отямлю-ясь.

- Промышляю тем самым,- пояснил Фейгин,- как и все в этом доме. Вы попали как раз куда надо, и здесь вам ничто не угрожает. И вы во всем Лондоне не найдете более надежного убежища, чем «Кал4ки»,-■ для тех, конечно, кто мне нравится. А вы оба пришлись мне по сердцу - ты и эта бабенка, поэтому успокойтесь, говорю вам, нечего меня бояться.

На душе у Ноя Клейпола, может, и спокойнее стало после таких заверений, только тело его никак нельзя было этого сказать: он ерзал на стуле и корчился, убирая различные несуразные позы, и испуганно и недоверчиво поглядывал на своего нового друга.

- Я скажу даже больше,- продолжал Фейгин, который уже успел подбодрить девушку, нашептывая ей какие-то теплые слова и дружески кивая.- У меня дружбан, который, мне кажется, мог бы помочь осуществить твое страстное желание и наставить тебя на путь истинный, а ты тогда выберешь себе дельце, что придется вам больше всего по вкусу, а со временем научишься и кое-чего другого.

__ Вы как будто и впрямь не шутите,- отозвался Ной. [323]

- Какая мне выгода шутить? - пожав плечами, отказал Фейгин.- Вот что: пойдем-ка в другую комнату - я имею кое-что сказать тебе с глазу на глаз.

- А чего это нам утруждать себя? - заметил Ной, понемногу высунув ноги из-под стула.- Пусть она тем временем отнесет наши вещи наверх. Шарлотто, бери-ка мешки и айда отсюда!

Приказ этот, преданный очень серьезным тоном, было выполнено без каких-либо возражений; Шарлотта торопливо схватила сумки и пошла, а Ной, придержавши двери, проследил за ней взглядом.

- Ну как я ее вимуштрував, га? - возвращаясь к своему месту, спросил он так, будто речь шла об укрощении дикого зверя.

- Куда уж лучше,- сказал Фейгин, похлопывая его по плечу.- Ты, дорого й мой, просто гений.

- Пожалуй, что и так, потому что иначе я не сидел бы сейчас здесь перед вами,- ответил Ной.- Но не теряйте зря времени, она вот-вот вернется.

- И что ты скажешь на мое предложение? - спросил Фейгин.- Пристанеш до моего друга, если он тебе понравится?

- А он хорошо разбирается в этом деле? Потому что это очень важно,- ответил Ной, подмигивая своим маленьким глазом,

- Он всему голова, имеет под рукой большую ватагу; с ним сливки нашей профессии.

- Настоящие горожане? - спросил мистер Клейпол.

- Среди них нет ни одного провинциала, и, думаю, он не взял бы тебя, даже по моему совету, если бы именно сейчас не имел большой нужды в помощниках.

- Придется, видимо, отдать ему вот это? - спросил Ной, хлопнув ладонью по карману брюк.

- Без этого никак не обойдется,- ответил Фейгин тоном, который не допускал возражений.

- Но ведь двадцать фунтов - большие деньги...

- Не тогда, когда это банкнота, которую не знаешь, как спустить с рук,- отказал Фейгин.- Номер и число выпуска, думаю, записанные? Банк предотвращено? Размену не подлежит? Пхе, немного стоит такая банкнота. Придется переправить ее за границу, и вряд ли на рынке за нее дадут высокую цену.

- Когда я могу увидеть вашего друга? - неуверенно спросил Ной.

- Завтра утром. [324]

- Где?

- Здесь.

- Гм,- хмыкнул Ной.- А плата какая?

- Шитимеш как джентльмен,- продовольствие и жилье, табак и выпивка даром. Кроме того, половина твоего заработка и заработка женщины - ваши,- ответил мистер Фейгіп.

Очень сомнительно, чтобы Ной Клейпол, жадность которого не имела границ, согласился даже на эти блестящие условия, если бы он был совершенно свободен в своих действиях; но вспомнив, что в случае отказа новый приятель мог бы немедленно отдать его в руки правосудия (а в мире случались и неймо-вірніші вещи), он стал более сговорчивым и сказал, что это ему, пожалуй, подойдет.

- Видите ли,- заметил Ной,- раз она способна к тяжелой работе, я хотел бы взять себе какую-нибудь легкую.

- Что-то вроде женского рукоделия? - спросил Фейгин.

- Угу, что-то такое,- согласился Ной.- Так с чего же мне лучше начать? Работа, сами понимаете, не должна быть слишком утомительной или опасной. Вот что мне нужно! А вы как думаете?

- Я слышал, дорого й, ты намекал, что согласен шпионить,- сказал Фейгин.- Так вот, мой друг именно ищет способного человека для этой работы.

- Я действительно упоминал об этом и готов иногда поиграть такими делами,- медленно сказал мистер Клейпол,- да только само по себе шпионажа не даст выгоды, правда?

- Твоя правда,- заметил Фейгин, размышляя или делая вид, что размышляет,- само по себе оно вряд ли даст выгоду.

- То что вы тогда посоветуете? - спросил Ной, обеспокоенно глядя на него.- Или нельзя что-то такое, где надо действовать исподтишка? Чтобы и дело было видимо, и риска не больше, чем когда сидишь дома.

- Как ты относишься к старым дам? - спросил Фейгин.- Можно немало заработать: вихопиш у них из рук ридикюль и пакеты и быстро за угол, а тогда ищи ветра в поле...

- А как поднимут шум, а какая-то и глаза выцарапает? Нет,- покачав головой, отказал Ной.- Это, боюсь, не для меня. Не найдется ли какого-то другого дела?

- Постой! - воскликнул Фейгин, положив ему руку на колено.- Ощипывать цыплят. Годится?

- А что оно такое? - спросил мистер Клейпол. [325]

- Цыплята, дорого й мой, это малые дети, которых матери время посылают что-то купить с шестипенсовиком или шиллингом; а «стричь» означает вот что: ты вычитаешь у малыша монету - а он всегда держит ее наготове в руке, - толкаешь его в риштак, а сам неспешно идешь прочь, будто ничего и не произошло, мол, ребенок нечаянно упала и забылась. Ха-ха-ха!

- Ха-ха! - захохотал во все горло мистер Клейпол и в восторге аж задриґав ногами.- Пожалуй, вот это как раз для меня!

- Я и сам так думаю,- ответил Фейгин.- Уделят тебе несколько хороших местечек в Кэмден-Тауне и Бетл-Брод-же, и еще в каких-нибудь окраинах, где и детвора просто-таки шныряет с монетами в руках, поэтому, делая обход, ты сможешь ощипать столько цыплят, сколько заблагорассудится. Ха-ха-ха!

Здесь Фейгин ткнул мистера Клейпола в сторону, и оба взорвались продолжительным громким хохотом.

- Ну, ладно, я согласен,- сказал Ной, угамувавшись, когда вернулась Шарлотта.- То во сколько встречаемся завтра?

- В десять часов хорошо будет? - спросил Фейгин и, когда мистер Клеіїпол кивнул в знак согласия, добавил: - Как тебя представить моему доброму другу?

- Мистер Болтер,- ответил Ной, заранее приготовившись к такому вопросу.- Мистер Морис Болтер. А это миссис Болтер.

- Мое почтение, миссис Болтер,- сказал Фейгин, раскланиваясь с комической любезностью.- Надеюсь вскоре познакомиться с вами поближе.

- Слышишь, что тебе говорит джентльмен, Шарлотто? - гарикнув мистер Клейпол.

- Да, мой дорогой Ной, слышу,- отозвалась миссис Болтер, подавая руку.

- Она зовет меня Ноем,- придумала такое ласкательное имя, понимаете? - объяснил мистер Морис Болтер, бывший Клейпол, обращаясь к Фейгина.

- Почему не понимать - понимаю, да еще и очень хорошо,- ответил Фейгин, на этот раз сказав правду.- Ну, бывайте! Доброй ночи!

Высказав на прощание много наилучших пожеланий, мистер Фейгин вышел. Ной Клейпол, заручившись вниманием своей лучшей половины, начал объяснять суть заключенного соглашения с такой надменностью и чувством собственного превосходства, которые подходили [326] не только представителю дужчої пола, но и джентль-» менові, что получил полномочия ощипывать цыплят в Лондоне и его окрестностях.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую