lybs.ru
Наша национальная проблема - недостаток чувства иерархии. / Евгений Маланюк


Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.


Раздел L

Погоня и бегство

Недалеко от того берега Темзы, где стоит Ротерхайт-ская церковь и где здания грязные, а судна на реке черные от угольной пыли и дыма, идущего из труб низеньких, скученных домов, содержится одна из найогид-ных и найнепевніших лондонских окраин, большинство жителей которой даже не знают, как она называется.

В этой местности ведет разветвленный лабиринт тесных, узких и грязных улиц, где живет самый захудалый и найтем-ніший портовый люд, который торгует всем, на что есть спрос. Дешевый и непринадний пищу громоздится на прилавках магазинов, незатейливая и грубая одежда висит на дверях торговцев, свисает с перил, с окон. Наталкиваясь на безработных чернорабочих - грузчиков балласта, угля - на розпутних женщин, оборванных детей и всякую шваль с пристани, зашел человек еле проталкивается вперед, преследуемая отталкивающими зрелищами и смрадом, которым тянет из узких переулков, отходящих в сторону справа и слева, и оглушена грохотом нагруженных фургонов, которые вывозят большие паки товаров со складов, которые встречаются здесь на каждом шагу. Выбравшись наконец на дальние, оживленные улицы, она проходит похняблені фасады, нависающие над пешеходами, стены, аж как будто шатаются, когда проходишь мимо, полуразрушенные трубы, вот-вот должны развалиться, окна с ржавыми железными штабами, [380] поїденими время й грязью,- и все это свидетельствует о невероятные нищета и упадок.

Вот в этой части Лондона за Докхедом, в Саутуорсько-м пригороде есть остров Джекоба, обведенный грязным рвом, который во время прилива затапливается водой, на гяість-семь футов глубиной и пятнадцать или двадцать в ширину. Этот ров, который когда-то назывался Милл-Понд, а теперь, когда мы ведем наш рассказ, известный как Фолли-Дітч,- является рукавом Темзы, и, когда вода стоит высоко, его можно залить, открыв шлюзы у Лед-Міллзу, откуда и происходит ее название. В такую пору прохожий, стоя на одном из деревянных мостов, перекинутых через Фолли-Дітч вблизи Милл-Лейн, может наблюдать, как жители домов по оба берега рва спускают в него из задних окон и дверей ведра, ведра и всякий домашний посуду, чтобы вытащить вверх воды. А когда наблюдатель отведет глаза от этого зрелища и обратит внимание на сами дома, его крайне удивит то, что откроется перед ним: шаткие деревянные галереи, которые тянутся вдоль задних стен и объединяют в единое целое чуть ли не десяток домов, в полу галерей зияют проломы, сквозь которые виднеется тина; из разбитых и заліплених бумагой окон торчат жерди, предназначенные вроде бы для того, чтобы сушить белье, которой там никогда не бывает; а комнаты там такие маленькие, такие грязные, такие тесные, что воздух кажется слишком вонючим даже на то грязь и гадость, что скрытые за теми стенами; деревянные пристройки, нависающие над грязью и могут в любой момент рухнуть в него - так уже случалось с некоторыми; стены заляпаны грязью, фундаменты подгнившие; все гнусные признаки нищеты - грязь, гнилье, отбросы - вот что украшал берега Фолли-Дітчу.

На острове Джекоба пакгаузы стоят пустые: крыш на них нет, стены разваливаются, вместо окон - зияющие проемы, двери выпали на улицу, а из почерневших комы-дев уже давно не курится дым. Тридцать или сорок лет назад, до того как банкротство и волокита в канцлерському суде разорили эту местность, она процветала, а теперь это самая настоящая пустота. Дома не имеют хозяев; двери распахнуты настежь, и туда заходят все, у кого хватает на то смелости; там они живут, там и умирают. Только большая потребность в тайной засаде или же безнадежная затруднения могут заставить человека искать себе убежища на острове Джекоба. [381]

В комнате на верхнем этаже одного из тех зданий - в большом полуразрушенном доме, в котором еще сохранились прочные двери и окна и который стоял в стороне и был обращен, как и другие дома, затиллям на ров,- сидели трое мужчин; они время от времени встревоженно и многозначительно поглядывали друг на друга, но мрачно молчали. Это были Тебе Кряканье, мистер Чітлінг и третий - грабитель лет пятидесяти; лицо его было искажено перебитым в драке йосом и ужасным шрамом, полученным, видимо, при таких же обстоятельствах. Это был беглый каторжник Кегс.

- Было бы лучше, дорогой друг, если бы ты,- обратился к Тебе мистера Чітлінга,- вместо появляться сюда, нашел себе какое-то другое убежище, когда в двух старых запахло паленым.

- И действительно, чего это ты, болван, сюда припхався? - спросил Кегс.

- Вот это имеешь! А я думал, вы встретите меня любезнее,- грустно молвил мистер Чітлінг.

- Слушай, парень,- начал Тоби,- когда человек живет обособленно, как вот я, и поэтому имеет надежную тайник, куда не стромить носа ни один сыщик, то ему не очень-то безопасно приветствовать у себя молодого джентльмена - хотя он порядочный и приятный партнер, когда есть время перекинуться в карты,- если этот джентльмен попал в такое положение, как ты.

- А особенно когда у этого отшельника гостит его приятель, который вернулся из дальних краев раньше, чем можно было надеяться, и через свою застенчивость не желал сразу же по приезде стать перед судьями,- добавил мистер Кегс.

На какой-то миг наступила тишина, а тогда Тебе Кряканье, ян видно, понимая, что все его попытки сохранить свой привычный беззаботно-развязный тон будут бесполезны, обернулся к Чітлінга и спросил:

- А когда схватили Фейгина?

- Именно в обед - в два часа пополудни. Нам с Чар-« ли повезло выбраться через дымоход прачечной, а Болтер залез в пустую бочку, головой вниз, но ноги у него а чертовски длинные и торчали наружу, так и его схватили.

- А Бет?

- Бедняжка Бет! - молвил Чітлінг, и лицо его еще больше помрачнело.- Она пошла посмотреть, к*ого убиты, и вмиг сошла с ума: как начнет орать на весь голос, как начнет биться головой об стену... На нее йакивуі [382] ли смирительную рубашку и отвезли в больницу. Там она и осталась.

- А где же Чарли Бейте? - спросил Кегс.

- Бродил где-то неподалеку, чтобы не приходить сюда, пока не стемнеет, но скоро уже придет,- ответил Чітлінг.- Теперь больше некуда идти, потому что в «Каліках» всех переловили, и в буфетном - я ходил туда и сам видел - полно-полно ищеек.

- Вот же незадача,- молвил Тебе, кусая губы.- Не один попрощается с жизнью.

- Теперь самое продолжается судебная сессия,- сказал Кегс.- Если быстро поведут следствие и Болтер выдаст всех сообщников,- а он это непременно сделает, судя по тому, что он уже наговорил,- тогда суд может обвинить Фейгина как соучастника убийства и этой же пятницы объявить приговор. А еще через неделю он уже теліпатиметься на виселице, побей меня гром!

- Вы бы слышали, какой шум подняла толпа,- повествовал Чітлінг.- Полицейские отбивались, словно дьяволы, иначе старого разорвали бы на куски. Его уже сбили были с ног, но полисмены окружили его кольцом и начали прорываться сквозь толпу. Надо было видеть, как он, весь в грязи и крови, оглядывался по сторонам и жался к фараонов, будто до своих лучших друзей. Как сейчас вижу: еле держась на ногах, потому что на них наваливается толпа, они тянут его за собой; как сейчас вижу: люди подскакивают за спинами других, шкірять зубы и рвутся к нему. Вижу кровь у него на голове и на бороде, слышу крик женщин - они пробираются в самую гущу толпы на перекрестке, клянясь, что вырвут у него из груди сердце.

Охваченный ужасом, свидетель этого зрелища зажал уши ладонями, встал с закрытыми глазами и, словно сумасшедший, порывисто заходил по комнате.

Он бегал без остановки, а .двоє других сидели молча, потупив взгляды в пол, когда вдруг на лестнице что-то вроде зачалапало и сквозь открытое окно в комнату вскочил Сайксів собака. Они бросились к окну, потом выбежали на лестницу, а дальше - на улицу. Собака не побежал за ними, и его хозяина нигде не было видно.

- Что бы это значило? - спросил Тоби, когда все трое вернулись в комнату.- Он не осмелится прийти сюда. Я... я надеюсь, что не осмелится. [383]

- Если бы он направлялся сюда, то пришел бы вместе с псом,- заметил Кегс и наклонился над собакой, который о-стянулось на полу, тяжело пропалывая.- Да, и он совсем выбился из сил, дайте ему попить.

- Выпил все, до последней капли,- сказал Чітлінг, молча следил за собакой.- Весь в болоте, искалеченные лапы, глаза слиплись. Видать, издалека бежал...

- Откуда же он взялся? - воскликнул Тоби.- Он, конечно, обегал и другие наши приюты и, наткнувшись там на чужих людей, прибежал сюда. Но где собака перед тем, как он оказался здесь один, без него?

- Не мог же он... (все избегали назвать убийцу на имя) не мог же он покончить с собой, как вы думаете? - спросил Чітлінг.

Тебе покачал головой.

- Если бы это было так,- сказал Кегс,- собака поезд бы нас до того места, где это произошло. Нет, я так рассуждаю: он бежал за границу, а собаку оставил здесь. Видимо, ускользнул как-то незаметно, потому что иначе собака не лежал бы так спокойно.

На этом предположении, которое показалось всем наиболее вероятным, они и остановились; собака забилась под стул, свернулся в клубок и заснул, не привлекая к себе внимания.

Стало смеркаться. Закрыли ставни, зажгли свечу и поставили ее на стол. Ужасные события последних дней произвели на всех трех глубокое впечатление, которое еще усиливалось опасностью и неуверенностью их собственного положения. Они теснее сдвинули свои стулья и вздрагивали от малейшего шороха. Разговаривали мало, да и то шепотом, и сидели такие притихшие и испуганные, будто в соседней комнате лежало тело убитой девушки.

Прошло некоторое время, вдруг снизу послышался нетерпеливый стук в дверь.

- Видимо, юный Бейте,- сказал Кегс и посмотрел на присутствующих, сердито хмурясь, чтобы скрыть свой испуг.

Стук повторился. Нет, то был не Бейте. Он никогда так не стучал.

Дрожа всем телом, Кряканье подошел к окну и сразу же отскочил назад. Излишне было говорить другим, кого он увидел на улице: об этом и без слов говорило его сполотніле лица, да и собака вскочил тотчас, заскавучав и бросился к двери. [384]

- Придется его впустить,- сказал Кряканье, берясь за свечу.

- А может, не надо? - спросил Кегс хриплым голосом. *-* Нет. Его крайне надо впустить.

- Не оставляй нас в темноте,- сказал Кегс, ухватив с полки над камином вторую свечу и зажигая ее; руки у него так тряслись, что, прежде чем он успел это сделать, в дверь постучали еще и еще раз.

Кряканье спустился по лестнице к двери и вернулся с мужчиной; нижняя часть его лица была прикрыта одним платком, а голова под шляпой - была связана второй. Он медленно розмотав голову. Бледное лицо, синяки под глазами, впалые щеки, дня три не бритая борода, исхудалое тело, короткое, прерывистое дыхание - это был призрак бывшего Сайкса.

Он взялся за спинку стула, что стоял посреди комнаты, и уже собрался было сесть, как вдруг вздрогнул и, оглянувшись через плечо, дернул стул обратно, придвинул его вплотную к стене и только тогда сел.

Никто до сих пор и слова не произнес. Сайкс молча смотрел то на того, то на того. Когда кто-то украдкой смахивал на него глазом, то, встретив его взгляд, сразу же отворачивался. А когда он глухим голосом нарушил тиїпу, все трое вздрогнули, как будто раньше не слышали этого голоса.

- Как попал сюда собака? - спросил он.

- Прибежал сам, три часа назад.

- В вечерней газете пишут, что Фейгина арестованы. Это правда или ложь?

- Правда.

Снова запала молчанка.

- Будьте вы все прокляты! - выругался Сайкс, проводя рукой по лбу.- Неужели вам нечего мне сказать?

Они неловко заерзали, но никто не ответил.

- Ты в этом доме хозяин,- сказал Сайкс, взглянув на Крекіта,-' то скажи, ты собираешься продать меня, позволишь пересидеть здесь, пока кончится эта погоня?

- Можешь остаться здесь, когда считаешь, что это безопасно,- по волне колебания ответил тот, кого он спрашивал.

Сайкс медленно перевел глаза на стену позади себя и, чуть отвернувшись, произнес:

- Что... тело... похоронили? Они покачали головами. [385]

- Почему не похоронили? - воскликнул он, снова оглядываясь на стену.- Зачем оставлять на земле такой ужас? Кто это стучит?

Кряканье, выходя из комнаты, подал знак рукой: мол, бояться нечего,- и вскоре вернулся вместе с Чарли Бейтсом. Сайкс сидел как раз напротив двери, поэтому парень увидел его, как только зашел в комнату.

- Тебе,- сказал он, попятившись, когда Сайкс поднял на него взгляд,- почему ты не предупредил меня, что он здесь?

Все сторонились его, и это было так ужасно, что несчастный готов был предотвратить ласки даже в мальца. Он приветливо кивнул ему головой и готов был уже протянуть РУКУ-

- Отведи меня в другую комнату,- сказал парень, снова попятившись.

- Чарли, разве ты... разве ты меня не узнал? - спросил Сайкс, ступив шаг вперед.

- Не подходи ко мне! - вскрикнул парень, с ужасом глядя в лицо убийцы и отступая еще дальше.- Ты тварь!

Мужчина остановился на полпути, и они посмотрели друг на друга. Сайксові глаза медленно опустились вниз.

- Будьте свидетелями! - воскликнул парень, все больше разгораясь и размахивая кулаками.- Будьте свидетелями все трое,- я его не боюсь; если за ним сюда придут, я его викажу, вот увидите. Говорю это вам наперед. Пусть он меня за это убьет, как захочет или как посмеет, только, если я буду здесь, я его викажу. И выразил бы даже тогда, когда бы знал, что его сварят живьем. Караул! Убивают! Когда среди вас есть хотя бы один настоящий мужчина, он мне поможет. Караул! Убивают! Держите его!

Так репетуючи и размахивая руками, парень в конце концов бросился сам на эту сильную человека. Натиск был такой шале-няй и неожиданный, что Сайкс повалился на пол.

Трое свидетелей этой сцены словно окаменели от удивления. Они не вмешивались в драку, а парень и Сайкс катались по полу: первый, несмотря на удары, которые градом сыпались на него, схватил противника за грудки, и дальше громко зовя на помощь.

Однако борьба была слишком неровная и не могла продолжаться долго. Сайкс подмял Чарли под себя и прижал ему горло коленом; испуганный Кряканье оттащил его от парня и по-говорил на окно. Внизу на улице замигали огни, слышать бун ло возбужденные голоса, топот многочисленных ног по соседнему де-* [386] рев'яному мостике. Очевидно, в толпе был один всадник, потому что послышался стук копыт о неровную мостовую. Огней становилось все больше, топанье становилось громче. Потом кто-то затарабанив в дверь и поднялся такой неистовый крик толпы, что от него испугался бы каждый, как бы храбр он был.

- Караул! - изо всех сил кричал парень.- Он здесь! Ломайте дверь!

- Именем короля! - послышалось за дверью, и толпа заорала еще громче.

- Ломайте дверь! - орал Чарли.- Они сами ни за что не откроют! Бегите прямо в комнату, где светится. Ломайте дверь!

Когда он замолчал, в двери и ставни нижнего этажа часто и тяжело застукотіли, и в то же время из толпы вырвалось стоголосе рев, впервые давая слушателю должное представление о том, сколько там собралось народу.

- Покажите мне какую-то каморку, куда бы я мог запихнуть это горласте чертенок! - неистово воскликнул Сайкс, бегая из угла в угол и таская за собой парня - так легко, будто это был пустой мешок.- Вот дверь! Отоприте! - Он втолкнул Чарли в смежную комнатку, взял дверь на засов и повернул ключ.- Надворные дверь хорошо заперта?

- На два оборота и на цепочку,- ответил Кряканье, который, как и его товарищи, стоял растерянный и беспомощный.

- Двери крепкие?

- Обитые жестью.

- А ставни?

- Ставни тоже.

- Будьте вы прокляты! - завопил в отчаянии убийца, поднимая оконную раму и ссорясь кулаком на толпу.- Шалите себе, но черта вы меня поймаете!

Человеческое ухо, пожалуй, еще не слышал такого душераздирающего крика, которым ответила ему разъяренная толпа. Одни кричали тем, кто стоял ближе, чтобы они подожгли притон, другие требовали от полицейских застрелить убийцу на месте. И никто не проявлял такой ярости, как всадник. Он спешился и, рассекая толпу, словно волны, подбежал под окно и закричал громким голосом, что перекрыл все остальные:

- Двадцать гиней тому, кто принесет лестницу! [387]

Те, что стояли ближе, подхватили этот крик, и сотни других его повторили. Кто кричал, чтобы принесли лестницу, кто требовал кузнечного молота, кто бегал туда-сюда с факелами, словно ища те орудия, и, вернувшись к дому, опять что-то орал; другие надрывали голос, выкрикивая ругательства и проклятия; еще другие, как сумасшедшие, истошно проштовхувалися вперед и только мешали тем, что выламывали двери; а несколько смельчаков, хватаясь за желоба и выступы на стене, бедствующих в плавании вылезти вверх к окну. Толпа колебалась, словно нива от сердитого ветра, и время от времени оголтело и оглушительно ревела.

- Прилив! - воскликнул душегуб, відсахнувшись и закрывая окно, чтобы не видеть этих лиц.- Когда я шел сюда, был приток. Дайте веревку, длинную веревку. Они все на улице. А я спущусь в Фолли-Дітч и дам деру. Веревку мне, а то я порешу еще и вас троих и наложу на себя руки.

Перепуганная троица показала, где лежат веревки. Убийца торопливо выбрал самую длинную и самую крепкую и бросился на чердак.

Все окна выходили в противоположную от улицы сторону, были давно замурованы, кроме узенького окошка в комнате, где заперли Чарли. Пролезть сквозь него не мог даже он. Но парень непрестанно кричал в это отверстие, кричал, чтобы люди охраняли дом с тыльной стороны. Поэтому когда убийца вылез из дверцы чердака на крышу, громкий крик возвестил об этом тех, что толпились перед фасадом, и они сразу же, толкаясь, двинулись вокруг дома.

Сайкс так твердо притащил дверца доской, которую прихватил для этой цели, что открыть их изнутри было очень трудно, и, порачкувавши череп'яним крышей, глянул через низкий парапет.

Вода спала, илистое дно канавы оголилось. На минуту толпа притихла, следя за действиями убийцы, не зная, что он задумал сделать, но потом, поняв его намерения и видя, что ничего у него не выйдет, она разразилась таким победным ревом, против которого ее предыдущий шум казался шепотом. Тот рев раздавался снова и снова. Его подхватили те, что стояли далеко и не знали его причины, и он раздавался со всех сторон, словно весь город сбежалось сюда, чтобы проклясть душегубка.

Люди двигались во двор бурным потоком - водоворот разгневанных лиц, то здесь, то там озаренных факелами. Толпы ворвались в дома по ту сторону канавы, порозчиняли [388] окна, в некоторых даже выломали рамы, из каждого окна пробивались гроздья человеческих голов, люди скоплялись и на крышах. Каждый мостик - а их было три вблизи - ломился под тяжестью толпы. А людской поток катился беспрерывно, и каждый новоприбывший искал себе свободный уголок или щель, откуда он мог бы посылать проклятия на голову подлого убийцы или хоть увидеть его одним глазком.

- Вот теперь он попался! - воскликнул какой-то человек из ближайшего мостика.- Ура!

Толпа в восторге сорвал шапки и снова взорвался криком.

- Пятьдесят фунтов тому, кто захватит его живым! - воскликнул пожилой джентльмен, стоявший на том же мостике.- Я не сойду с места, пока этот человек придет ко мне за наградой.

Толпа снова взревела. Вдруг прошел слух, что дверь дома наконец выломано и что тот, кто первый бросил клич принести лестницу, пробрался в комнату. Эта весть мгновенно обошла всю толпу, и людской поток хлынул обратно на улицу, а зрители в окнах, видя, что люди на мостках двинулись к фасаду дома, тоже выбежали на улицу и влились в толпу, которая, тиснячись и толкаясь, возвращалась на свое прежнее место. Напирая друг на друга, задыхаясь от нетерпения, люди пробирались к двери, чтобы увидеть, как полиция выведет душегуба из дома. Раздавались страшные вопли, кого-то чуть не задушили, кого-то сбили с ног и чуть не затоптали. Узкие проходы были запружены людьми; кто рвался вперед, чтобы пробиться к двери дома, кое-кто силился вырваться из давки; на мгновение об убийце забыли, хоть всем еще сильнее - если это возможно - хотелось видеть его пойманным.

Убийца замялся и присел; ярость толпы ошеломила его, он понял, что спасения нет; но, заметив неожиданную смену, вдруг вскочил на ноги, решив сделать последнюю попытку спасти жизнь - спуститься в канаву и с риском утонуть в тине выскользнуть, пользуясь темнотой и смятением.

Почувствовав новую силу и рвение, возбужденный шумом в доме, который свидетельствовал, что туда уже ворвалась толпа, он уперся ногой в дымоход, крепко обвязал вокруг него один конец веревки и, поспешно орудуя руками и зубами, связал на втором конце петлю. По этой веревке он мог спуститься до канавы на расстояние меньшее, чем его собственный [389] рост, а затем перерезать веревку ножом, который держал наготове, и прыгнуть вниз.

И Сайкс уже накинул петлю себе на голову, собираясь опустить ее под мышки, а упомянутый пожилой джентльмен на мостике (который так крепко вцепился в перила, что его не сдвинул давление толпы) взволнованно вскрикнул, предупреждая соседей, что убийца хочет спуститиеь в канаву, когда, оглянувшись назад, убийца вскинул вверх руки и вскрикнул от ужаса.

- Опять эти глаза! - вихорився у него нечеловеческий крик.

Он заточился, словно пораженный молнией, и, потеряв равновесие, упал через парапет. Петля была у него как раз на шее. Под его весом веревка натянулась, как тетива, и со скоростью стрелы, выпущенной из лука, он пролетел тридцать пять футов. Тело его дернулось, скорчилось в конвульсиях, и он со стоном повис с раскрытым ножом в задубілій РУКЕ.

Старый дымоход задрожал от толчка, но доблестно выстоял. Безжизненна тело убийцы покачивался возле стены дома, а Чарли, отталкивая самоубийцы, что закрывал окошко, умолял господа выпустить его на волю.

Собака, до сих пор неизвестно где прятался, вдруг выскочил на крышу и, тоскливо завывая, стал бегать по парапету} затем он напрягся и прыгнул на плечи мерцеві. Не попав, он кувырком полетел в канаву и, ударившись о камень, розчерепив себе голову.

Книга: Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста Перевод М.Пінчевського и др.
2. Глава i повествует о месте, где родился...
3. Глава II повествует о том, как Оливер Твист рос,...
4. Раздел III повествует о том, как Оливеру Твисту...
5. Раздел IV Оливеру предлагают другое место,...
6. Раздел V Оливер знакомится с товарищами по...
7. Раздел VI Разгневанный Носвими насмешками. Оливер...
8. Раздел VII Оливер бунтует дальше Ной Клейпол...
9. Раздел VIII Оливер идет в Лондон. Дорогой...
10. Раздел IX содержит дополнительные сведения о...
11. Раздел X Оливер ближе знакомится с...
12. Раздел XI повествует о полицейского судью мистера...
13. Глава XII, в которой об Оливере заботятся лучше,...
14. Раздел XIII Смышленый читатель знакомится с новыми участниками...
15. Раздел XIV содержит дальнейшие подробности о пребывании В...
16. Раздел XV, показывает, как искренне любила Оливера Твиста...
17. Раздел XVI повествует о том, что произошло с...
18. Раздел XVII Судьба обнаруживает и дальше немилость к...
19. Глава XVIII Как Оливер проводил время в спасенному...
20. Глава XIX, в котором обсуждается и принимается интересный...
21. Глава XX, в котором Оливер переходит в распоряжение...
22. Раздел XXI Экспедиция на Улице был виден серый мрачный...
23. Раздел XXII Грабеж - Эй! - послышался...
24. Раздел XXIII, который пересказывает содержание приятной...
25. Глава XXIV, в котором говорится о вещи почти не стражу...
26. Глава XXV, в котором снова возвращаемся к мистеру...
27. Глава XXVI, в котором на сцене появляется новая...
28. Раздел XXVII искупает вину одного из предыдущих...
29. Глава XXVIII, в котором говорится о Оливера Твиста и...
30. Раздел XXIX знакомит с обитателями дома, к которому...
31. Раздел XXX повествует о том, какое впечатление...
32. Раздел XXXI повествует о критическом положении...
33. Глава XXXII о счастливой жизни, что началось для Оливера...
34. Раздел XXXIII, в котором счастье Оливера и его друзей...
35. Раздел XXXIV подает некоторые предварительные сведения...
36. Раздел XXXV повествует о неудовлетворительном...
37. Раздел XXXVI очень короткий и на первый взгляд не такой...
38. Глава XXXVII, в котором читатель заметит противоречия,...
39. Раздел XXXVIII, который содержит отчет о том, что произошло...
40. Раздел XXXIX выводит на сцену уже знакомых...
41. Раздел XL Странное свидание, которое является продолжением событий, о...
42. Раздел XLI, который содержит новые открытия и показывает, что...
43. Раздел XLII Оліверів давний знакомый обнаруживает...
44. Раздел XLIII, в котором рассказывается, как Ловкий Плут...
45. Глава XLIV Для Нэнси наступает время выполнить...
46. Глава XLV Ной Клейпол получает от Фейгина тайное...
47. Глава XLVI Обещание додержено Церковный...
48. Глава XLVII Фатальные последствия До рассвета...
49. Глава XLVIII Сайксова побег Из всех...
50. Глава XLIX Монкс и мистер Брауплоу наконец...
51. Раздел L Погоня и бегство Недалеко от того...
52. Раздел LI выясняет много тайн и...
53. Раздел LII Фейгінова последняя ночь Судебная зал...
54. Глава LIII и последний Рассказ о судьбе...
55. ПРИМЕЧАНИЯ Впервые под заголовком «Оливер Твист, или Путь...

На предыдущую