lybs.ru
За шмат гнилої ковбаси у вас хоч матір попроси, то оддасте. / Тарас Шевченко


Книга: Развитие налоговой системы в переходной экономике - Мельник


Развитие налоговой системы в переходной экономике - Мельник

Раздел 1. Трансформация роли государства в экономике и налоговая система 1.1. СУЩНОСТЬ И ЭВОЛЮЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ. 1.1. Сущность и эволюция государственного управления экономикой

Системообразующий влияние на процесс эволюции налоговой системы прежде всего отношения, которые определяются местом и значением роли государства в обществе. Они всегда были тем стержнем, вокруг которого развивались налоговые отношения и формировались налоговые системы всех стран.

Учитывая то, что наше общество в целом и государство в частности переживают трансформационный процесс, который не имел аналогов в мировой практике, важно понять его сущность и, исходя из существующих закономерностей развития государства и, соответственно, его функций в современных условиях, сформировать такую налоговую систему, которая бы отвечала потребностям не только сегодняшнего, но и была способна решать проблемы, в первую очередь экономики, в перспективе.

Теоретические концепции роли государства в экономике имеют богатое историческое основание. Государство как реальная действительность, как практическая реализованность разума наиболее точно определена Гегелем. Это сущность, власть которой превосходит все, что можно было бы ей предоставить. Она наделена волей, которую проявляет через государственные действия (постановления законодательных актов, введения особого состояния) и благодаря которым заставляет выполнять отменяет те или иные действия. Наконец, она имеет права и обязанности по обеспечению нормальных условий жизнедеятельности своих граждан 1. То есть Гегель рассматривает государство не только как средство, но и как цель. Ее права требуют особого уважения и почета, и к ним надо подходить с теми безособистісними установками, которые применяем к явлениям, которые имеют природу целей в самих себе. Этатизм Гегеля, а именно: принцип суверенности государства и государственных форм проявления, организации и действия, которые признаются етатизмом, по сути, является необходимым условием для любой концепции и практики доминирование правового государства.

Философская экономическая мысль о роли государства в регулировании экономики указывает на прямое отношение общественной власти в функционирование общественного хозяйства любой развитой экономической системы. Вопрос о роли государства - это вопрос о фундаментальные составляющие общественного хозяйства, то есть его цели, структуру, функциональный механизм и т.д. История человеческой цивилизации не дает примеров экономики, свободной от государства, или такой, что не нуждается государства, хотя степень и содержание вмешательства были разными. Начиная с меркантилизма и заканчивая современными теориями экономической политики, можно проследить эволюцию теоретического обоснования и практического инструментария государственной экономической политики. И, вместе с тем, по признанию одного из наиболее известных специалистов экономики государственного сектора Джозефа Е. Стиглица, дебаты продолжаются и сьогодні2. В целом сделан значительный вклад в понимание экономики государственного сектора, хотя остается много вопросов, на которые сейчас еще не существует однозначного ответа и, кроме того, постоянно появляются новые. Вместе с тем, предсказать дальнейшую эволюцию такой роли можно только с учетом предыдущего развития и сложившихся исторических закономерностей.

Мысль, что для полного удовлетворения общественных потребностей необходимо сильное правительство, получила наиболее широкое признание в XVII - XVIII веках во взглядах сторонников школы меркантилистов. Они отстаивали необходимость активных действий правительства для развития промышленности и торговли. Основана на теории меркантилизма протекционистская политика государства впервые использовала элементы распределительной системы (тарифы, пошлины) для ограничения ввоза в страну. Как отмечает М. Кондратьев, “система меркантилистов, по сути, равным образом была системой практической политики, системой, которая в основном отвечала на вопрос, каким образом быть народному хозяйству и как должна себя вести в отношении него государственная власть”3. Активное участие государства в народном хозяйстве того периода обеспечила многим европейским государствам экономическое процветание.

В то же время наличие в мире государств, которые имели сильное правительство, результаты действий которого были неадекватными экономическому состоянию государства, привела к поискам причин таких расхождений. Дать ответ на этот вопрос сделал попытку Адам Смит в своем первом труде “Богатство наций” (1776). Здесь обстоювалася мнение, что более эффективным способом производства является стремление людей к удовлетворению собственных потребностей (мотив личной выгоды) и конкуренция, которые, в конце концов, способствуют удовлетворению общественных потребностей. По мнению А. Смита, определяющих мотивов развития общественного производства принадлежит, прежде всего, рост производительной силы труда, благодаря которой “все предметы постепенно становились бы более дешевыми... и на их производство необходимо было бы тратить все меньшее количество труда”, потому что с ростом производительной силы труда “при затрате меньшего количества труда производится большее количество изделий”4. Вместе с тем, он отмечал, что “количество продукта, полученного с земли, рудников, рыболовства, предусматривает их естественную производительность и зависит от размеров и надлежащего использования капиталов, примененных к них5 . То есть кроме роста производительной силы и интенсивности труда не менее важным фактором общественного производства является накопление капитала - средств производства в форме основных фондов и материально-технических ресурсов. Ограничения, налагаемые количеством средств производства, нуждались в общественной организации труда. Отсюда полная свобода в рыночных отношениях, которую провозглашал А. Смит, в практической плоскости требовала введения определенных ограничений. Такая противоречивость связана с сочетанием А. Смитом в методологическом плане двух разных, по сути противоположных способов познания экономической жизни: аналитического и описательного. Пытаясь углубиться в анатомию и физиологию капиталистической системы производства и проявляя, таким образом, ее внутренние закономерности, фактически было описано и классифицировано внешнюю обманчивую видимость этих явлений и зафиксировано зависимости, которые выступают на поверхности.

Идеи А. Смита оказали значительное влияние на государство. Преобладающим стало мнение относительно ограничения роли правительства. Экономика управляется “невидимой рукой”, которая направляет ее к производству необходимого наиболее качественного товара. Виднейшими экономистами ХІХ века (Джон Стюарт Милл и Насо-старший) была обнародована доктрина, известная как “laissez-faire” - “позволяйте делать (чего хотят)”, которая не признавала вмешательства правительства в дела частного сектора. Свободная конкуренция считалась лучшим средством защиты интересов общества.

Начиная с 20-х годов ХХ века, развиваются идеи минималистской государства. Опираясь на традиционные положения неоклассической рыночной концепции, ее представители (Л. Мизес, Ф. Хайек, М. Фридмен) неуклонно высказывали мнение о неэффективности государственной интервенции в экономику.

История свидетельствует, что не все мыслители того времени были сторонниками этих взглядов. Реальность побудила к появлению других теорий. Наиболее эффективно эти попытки были реализованы социальными теоретиками (Карл Маркс, Сисмонди, Роберт Оуэн). Они защищали ведущую роль государства в контроле над средствами производства. Согласно теории К. Маркса, на определенном этапе общественного развития в условиях дальнейшей концентрации капитала его “монополия становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигает такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается, бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют”6. Благодаря таким взглядам еще четче была проиллюстрирована необходимость существенных ограничений полной свободы рыночных отношениях. Эта доктрина, как известно, была абсолютизирована в СССР и потерпела неудачу.

Особенно значительных изменений вопрос о решении проблем места и роли государства в регулировании социально-экономического развития претерпело на протяжении ХХ века, которое дало много примеров неэффективности рыночных рычагов, в частности, свободной конкуренции. Анализируя рыночные неудачи за период от Великой депрессии (30-е годы) до начала 60-х годов, экономисты и политики, как отмечает Дж. Е. Стиглиц, столкнулись с тем, “что экономика свободного рынка, даже самого богатого в мире, оказалась неспособной удовлетворить некоторые основные потребности общества. Такая модель экономики всегда порождала периоды безработицы, и некоторые из них имели массовый характер. Во времена Великой депрессии уровень безработицы достиг 25 %, а национальный продукт, по сравнению с пиковым 1929 г., уменьшился примерно на 30 %”7.

Правительство США, преодолевая депрессию 30-х годов реализовал ряд программ, которые получили общее название “нового подхода”. Именно в этой стране либеральный реформизм пошел путем социализации рыночной системы, в значительной степени подчинив интересы частного предпринимательства общественным и национальным интересам. Приняты программы касались как стабилизации уровня экономической деятельности, так и решение конкретных социально-экономических проблем (социальное обеспечение, страхование от безработицы, федеральное страхование вкладчиков и т.п.). Ряд программ были разработаны и реализованы на протяжении 60-х годов, когда президент Линдон Б. Джонсон объявил “войну с бедностью”. В результате после Второй мировой войны страна достигла небывалого уровня развития.

В Европе, отличалась глубокими традициями социал-демократического движения и национализации частной собственности, разрабатывались и воплощались модели, в которых в разной степени сочетались экономическая свобода и общественный контроль, план и рынок, децентрализация и централизм. Наиболее известные представители концепции “социального рыночного хозяйства” - Л. Эрхард, В. Ойкен, Д. Коул, Э. Кросленд, Г. Мюрдаль.

Вместе с тем уже в 70-х годах финансовый кризис обусловил необходимость более критического анализа совершенных шагов. Главные результаты этого анализа - выявление ограничений правительственной деятельности, препятствующие успешной государственной экономической политике. Среди них были названы: ограниченность информации правительства; ограниченные возможности правительственного контроля за отдельными последствиями собственной деятельности; ограниченность его влияния на бюрократию; ограничения, налагаемые политическими процессами. Однако это были именно ограничения, а не отрицание влияния государства в экономике. В странах с развитой экономикой уже почти четверть века не возникает споров относительно важности роли государства в регулировании экономики.

ХХ века накопило опыт практического воплощения авторитарной роли государства в общественно-экономическом развитии. Существование общегосударственной формы собственности создало условия и возможности такого гипертрофированного влияния государства на развитие экономики, который осуществлялся через влияние общегосударственных институтов власти на каждого отдельного экономического субъекта и их взаимодействие. “Государственного социализма в его чистой форме все экономические решения принимает государство. Де-факто существует только один экономический агент - государство. Степень свободы для отдельных предприятий нулевой: все решения относительно цен, количества затраченных факторов производства и объема производства, фирм-поставщиков и фирм-покупателей уже принято. Отдельные предприятия просто подразделениями национальной экономики (частями единой мастерской, как называли это Бухарин и Преображенский)”8.

В результате практика взаимодействия государства и экономики обозначила два типа теоретических систем. Первый - государство - “ночной сторож”, вынужденная необходимость, связанная с потребностями поддержания благоприятных условий для развития частной экономики и стабильности гражданского общества. Второй - государство - основа управляемого развития системы свободного предпринимательства, трансформатор системы “экспроприаторов” в цивилизованную рыночную систему.

Изменение роли государства и государственного регулирования экономики на протяжении ХХ века ярко иллюстрирует такой общий показатель, как удельный вес государственных расходов в ВВП. Если в промышленно развитых странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 1870 году этот показатель составлял 8 % ВВП, то в течение следующих ста лет вырос в 5,5 раза (в 1917 г. - 15 % ВВП; в 1980 г. - 43-44 % ВВП; в 1995 г. - 48-49 % ВВП). За период с 1950 по 1993 г. доля государственных расходов в ВВП возросла в США с 20 до 38 %, в Японии - с 20 до 38 %, в Великобритании - с 36 до 50 %, во Франции - с 31 до 54 %. Сейчас, как отмечается в Отчете о мировом развитии - 1997 “Государство в меняющемся мире”, подготовленного Всемирным банком, государственные расходы достигают почти половины ВВП в промышленно развитых странах ОЭСР и почти одну четверть - в странах, что развиваются. Такие тенденции отразились на динамике удельного веса налогов в ВВП. При всех условностях оценки ВВП, в начале ХХ века видно, что от налоговых взысканий в среднем 10 % ВВП до Первой мировой войны страны подходили до 20 % в середине века. Сейчас эта доля колеблется в пределах от 30 % до 50 % ВВП. В частности, в 1996 году она составляла в США - 30 %, Японии - 31 %, в Великобритании - 37 %, Франции - 44 %. Лидерами являются Дания, Швеция и Бельгия, где этот показатель превышал 50 %.

Приведенные данные иллюстрируют различную степень вмешательства государства в экономику и его неравномерность в разрезе отдельных стран, однако ни в коей мере не могут свидетельствовать об эффективности государственного нагрузки на экономику. Ответ на такой вопрос является предметом активной дискуссии и поисков, в том числе и этой работы. В данном случае следует лишь отметить весьма распространенное мнение о том, что много стран в современных условиях фактически достигли предела перераспределения доли ВВП через бюджет, особенно учитывая эту проблему в социально-политическом разрезе. Дальнейший рост такой доли способно вызвать качественные изменения в экономической природе суспільства9.

При всех разногласиях, которые просматриваются при анализе фискальной политики, историческая динамика трансформации роли государства свидетельствует о зависимость удельного веса доходной и расходной частей бюджета в ВВП от уровня развития отдельной страны, степени вмешательства государства в экономику. Это сказывается и на возможностях выполнения государством своих функций.

Экономическая теория дает и другие точки зрения на проблему закономерностей государственных расходов. Так, в 1863 г. А. Вагнером был разработан “Закон о постоянно растущую государственную деятельность”. Он предусматривал, что государство не будет ограничивать свои функции традиционной деятельностью правового государства. Она все больше будет брать на себя задачи, обусловленные целями культуры и благосостояния. Естественно, это вызовет и соответствующее возрастание уровня государственной нагрузки на экономику. Однако однозначной оценки обоснованности тенденции изменения государственных расходов получено не было. Зафиксирована тенденция в значительной степени была поверхностной, поскольку абсолютное рост доли государства не всегда означало относительное. Учитывая цену, которую необходимо заплатить за обеспечение всеобщего благосостояния, специалистами МВФ сделан вывод о возможности снижения доли государственных расходов без потерь для общественного добробуту10. Возможность снижения доли расходов государства обусловит соответствующие решения и в отношении налоговой политики.

В демократических странах, где существует институт выборов, размер и роль государства зависит от процедуры принятия политических решений. В наиболее простом случае, когда функционирует прямая демократия, т.е. когда политические решения принимаются отдельными участниками голосования непосредственно, работает модель с участником голосования, который имеет медианный доход. Она показывает, что размер государства детерминируется приоритетами так называемого “среднего избирателя”. Эта концепция основана на простой идее. Каждый избиратель стремится к максимизации функции индивидуальной полезности, то есть является рациональной лицом, и, исходя из того дохода, который он способен получить, решает для себя, какую его долю отдать государству в форме налогов. При условии отсутствия у каждого лица-члена определенного общества разногласий в социально-экономических приоритетах, соответственно, не было бы никакой несогласия относительно размера государства и уровня ее расходов.

На практике, конечно, выполнение этого условия невозможно. Поэтому в странах, гарантирующих свободу волеизъявления каждого отдельного лица, то есть демократиях, более эффективной является мажоритарная система голосования, которая позволяет достичь согласия относительно размеров государства. Равновесие мажоритарной системы голосования представляет собой количество общественного блага, которого требует индивидуум с медианным доходом. Соответственно, если его требования меняются, необходимо ожидать и изменений в уровне государственных расходов.

В Украине происходят постоянные изменения процедур принятия политических решений. Сегодня наблюдается общая тенденция к увеличению роли пропорциональной системы голосования, соответственно, роль мажоритарной уменьшается. Это дает определенные основания утверждать, что негативные экономические, демографические и политические процессы в Украине, которые имели и имеют место в переходный период, порождают и концептуальные противоречия налогово-бюджетной сферы.

С одной стороны, в нашем обществе четко прослеживаются интересы экономических сил, группировок, что в большинстве представляют национальный капитал. Они стремятся уменьшение налогового бремени, соответственно, должна уменьшиться и роль государства. Но с другой - треть населения Украины - это пенсионеры, которые стремятся к воспроизводству социальных стандартов, что предоставляла им административно-командная экономика, то есть голосуют за левых. Подобная структура электората в Украине прямо нарушает основное условие эффективности демократии: все лица, принимающие решения, являются одновременно потребителями общественных благ и плательщиками податків11. Пенсионеры не являются плательщиками налогов, а следовательно, стремление к либеральной модели не подкрепляется требованиями трети украинских избирателей.

Отсутствие политического соглашения, консенсуса между интересами разнонаправленных социальных группировок является одним из главных факторов, которые порождают антагонистические противоречия относительно роли и функций украинского государства и придают особой специфики бюджетно-налоговым проблемам. В свою очередь, без соответствующих преобразований, максимальной эффективности методов государственного регулирования невозможно решить макроэкономические проблемы переходной экономики.

Политика расходов - одна из самых заметных черт государственного управления экономикой. Говоря о векторе развития такой политики, следует учитывать ее многогранность. С одной стороны, она олицетворяет и объясняет трансформации роли государства в экономике. С другой - динамический характер бюджетных расходов непосредственно обусловлен динамизмом роли государства. Эти процессы происходят и в совокупности их элементов, и каждый из них имеет свой, личный вектор развития, присущий именно данной сфере. В таком понимании политика расходов в целом является многовекторным процессом. И все же названные составляющие находятся в определенной субординации. Поскольку речь идет о политике расходов как целостность, то определяющее значение приобретает общий вектор ее развития. Очевидно, что это полностью касается и налоговой политики. Сущность, роль, размер, функции государства выступают первопричиной относительно функционирования отдельных элементов, выбора методов государственного регулирования экономики (в частности, бюджетно-налоговых), их эффективности. В таком понимании сущность и закономерности трансформации роли государства в экономике осуществляют преображающее влияние на политику расходов, налоговую политику, как части системы подчинены целом. Поэтому важно в первую очередь уделить внимание детермінантам, которые влияют, прежде всего, на формирование содержательных признаков экономической роли государства. А в дальнейшем обратиться к проблеме эффективности экономической роли государства через ее фискальную политику, налоговую систему, налоги.

Общие тенденции исторического взаимодействия государства и экономики позволяют сделать вывод, что противоречия, которые определились на исторических этапах государственного вмешательства в экономику, не просто теоретическое основание, а авторитетная предостережение при обосновании практической модели. Сегодня при определении экономической политики они побуждают к необходимости взвешенного отношения к действиям как “невидимой руки”, так и государства. Эффективность этих действий в обоих случаях возможна только при определенных ограничений. Стоит еще раз подчеркнуть, что и системы свободного рынка, когда вмешательство государства имело эпизодический характер, и всепоглощающая директивная экономика себя исчерпали. Это подтвердили Великая депрессия 30-х годов в США и распад экономики СССР в начале 90-х годов. В большинстве стран на смену пришла система экономического управления, сочетающая рыночные и административные рычаги регулирования и управления в их определенных пропорциях в каждом отдельном государстве. И как бы не были распространенные в мире методы рыночной саморегуляции, какой бы высокой ни была доля частного сектора в экономике, государство, изменив в ходе эволюции свои функции в системе экономического управления, не стала и не должна стать второстепенным фактором социально-экономической динамики. В этом и заключается одна из принципиальных признаков сущности экономической роли государства в рыночной экономике, которая накладывает существенный отпечаток на ход решения всех связанных с ней проблем. К сожалению, это не всегда последовательно воплощается. Последнее подтверждается опытом новейшей истории Украины. Минимизация роли государства на старте рыночных преобразований, непоследовательность, поверхностность действий и мероприятий государства по реформированию хозяйственной системы в дальнейшем, недостаточная концептуальная определенность не только механизма, но и самой идеи необходимости и места государства в трансформационных преобразованиях (об этом более подробно будет идти речь в следующих разделах работы), стали одной из основных причин, которые отбросили украинскую экономику далеко назад.

Вся динамика исторического развития свидетельствует, что государство и экономика взаимосвязаны и взаимообусловлены. Если мы попытаемся выяснить, что тут первично, то обнаружим, что вопрос в такой постановке вообще некорректное. Они на равных определяют пути развития общества, всегда связаны между собой. Другое дело - границы и формы такой связи.

Такому пониманию способствуют, прежде всего, объективно существующие стабильные причины, которые воспроизводят необходимость включения государства в экономическое регулирование. Обращается внимание на основные из них:

а) невозможность успешной экономики вне определенностью и целостностью ее территориального пространства, что обеспечивается именно государством;

б) приоритет государства в определении общенациональных целей. Бизнес, каким бы масштабным он не был, обязан уважать такие цели, считаться с ними. Недопустима ситуация, когда тот или иной бизнес или предпринимательская группа подчиняют собой цели и духовные ценности нации;

в) согласование экономических интересов в пределах всей страны. Если система баланса интересов подчиняется экономически-политическим целям отдельной социальной группы, это приводит к социальным потрясениям и, наконец, к кризису государства.

Крайне важно также учитывать и то, что экономика питает государство во всех цивилизациях. С другой стороны, каждая экономическая операция неотделима от условий, диктуемых государством. Это подтверждается всем ходом исторического процесса. Осуществить общественный товарно-денежный процесс, что лежит в основе экономики, без участия государства, его власти, воли и порядка невозможно. Действующие в экономике принципы частной инициативы и выгоды, конкурентной борьбы, стихийной самоорганизации не обеспечивают такой эффективной организации, которая бы не требовала дополнительной корректировки. Экономический расчет может работать как на экономику, так и против нее, порождать противоположные тенденции, при этом не всегда их уравновешивая. Регулирование же, наоборот, способно придать экономике возможности эффективной реализации. До “новых правил игры”, разработанных государством наряду с традиционными, которые облегчают становление и развитие эффективного хозяйствования, в новых условиях в соответствии с задачами инновационного характера относятся: новые институты финансового сектора экономики, инфраструктура рынков, поддержка конкуренции и свободного ценообразования, цивилизованных отношений между субъектами рынка, развитие предпринимательства и т.д. Экономический успех зависит от мудрости государства, которая регулирует его развитие во всех вышеуказанных направлениях. Можно считать гипотезой тезис, что именно государство должно взять на себя ответственность за состояние и уровень экономического прогресса страны и определять роль бизнеса в этом процессе. В такой трактовке просматривается следующая существенный признак роли государства в новейшей экономической системе, которая соответственно определяет и выбор методов ее вмешательства в экономику.

Государственное регулирование не должно переходить в управление экономикой, хотя в отдельных случаях и оно бывает необходимым. Управление, которое ограничивается установлением отношений “приказ - выполнение”, внутренне не присуще экономике. Отсюда вытекает важный признак государственного управления экономикой: не управлять, а регулировать в пределах функциональных действий самого государства и сфер, которые остались вне рыночной экономики, ее эффективности, выполняя при этом роль своеобразного гаранта эффективного функционирования рыночной системы.

Регулирования как потребность и свойство в первую очередь самой экономики является также требованием среды, охватывающей экономику, ведь ее регулирования вызвано не только чисто экономическими мотивами. Историческая практика иллюстрирует проникновение государства во все “щели экономической системы”, когда она ставит перед собой различные задачи. Все, что есть в экономической системе, может быть объектом государственного внимания или инициировать государственные действия. Несмотря на могучую силу частной инициативы и свободного предпринимательства, государство с его финансовыми возможностями, необходимая для решения внеэкономических завдань12. Через налоги и бюджетные расходы, государство реализует свои функции, руководствуясь при этом, в том числе и внеэкономическими мотивами.

В 50-е годы в экономическую теорию были введены понятия нормативной и позитивной роли государства. Первая заключается в том, что государство должно делать, чтобы способствовать росту национального благосостояния. Она основывается на выводах экономической теории. Вторая характеризует фактические действия государства. Наряду с положениями экономической теории, она оперирует нормативными и законодательными актами, синтезируя их с практикой применения. В рыночно ориентированных демократиях Запада, где зародилась большинство современных экономических теорий, считается, что нормативная роль государства имеет в своей основе политический процесс, в котором нет иных целей, кроме целей индивидуальных граждан или избирателей. Именно это объясняет, почему большинство видит существование неразрывной связи между рыночной экономикой и демократией.

В идеале допустимая и фактическая роль государства должны совпадать, то есть если государство будет делать то, чего от нее ждут, общественное благоустройство максимизируется. Реально же между той или иной ролями всегда наблюдается разрыв, иногда довольно значительный. Поэтому во многих странах ощущается большая потребность в реформах, которые обеспечивали бы сближение позитивной и нормативной роли.

Причины разрыва между той или иной ролью государства разнообразны. Одной из них является то, что текущее развитие часто продолжает определяться политикой прошлых лет или является следствием предыдущих решений. Среди таких причин - различия между интересами тех, кто управляет, и тех, кем управляют; ошибки со стороны политиков; недостаточное владение инструментами экономической политики. Важную роль играют и такие факторы:

- менталитет населения, который определяется культурным наследием или религией, и система индивидуальных характеристик групп населения, конкретного человека относительно экономики и государства в целом;

- уровень экономического развития страны, что в зависимости от развитости рыночных отношений и частного сектора определяет потребность в большем или меньшем вмешательстве;

- степень открытости экономики, высокий уровень которой требует соответствующего государственного регулирования;

- уровень технологического развития, который определяет наличие или отсутствие естественных монополий, а также необходимость в регулировании некоторых новых видов деятельности;

- качество аппарата государственного управления, которая предопределяет границы эффективного вмешательства правительств в экономику.

Таким образом, очерчивается и такой признак сущности государственного управления экономикой, которая заключается в целесообразности его осуществление только в пределах функциональных действий самого государства и сфер, которые остались вне рыночной экономики, ее эффективности. Очевидно, что ее соблюдение в реальной действительности позволило бы оптимизировать нагрузку на экономику, которое реализуется государственной налоговой системой через налоги.

В результате возникает задача приобретения системой государственного управления экономикой необходимой гибкости, в основе которой - соответствующие теоретические обоснования, оценка реальной ситуации и последствий стратегических и тактических предсказаний. Относительно этих предсказаний, то существуют такие прогнозы. Разделение периода вхождения в развитые рыночные отношения на отдельные этапы позволил отразить основные особенности отдельных стран по степени вмешательства государства в их экономику и сгруппировать их по таким критерієм13.

Первый этап включает широкие регулирующие функции государства по разветвленного спектра экономических процессов. Он характерен практически для всех транзитивных экономик, к которым относится и Украина. Существует мнение, что для Украины первый этап будет продолжаться до 2035-2040 годов.

Второй этап предусматривает сужение функции вмешательства государства в развитие экономики, передав их чисто рыночным отношениям. Актуальными останутся такие функции, как занятость населения, уровень инфляции, сальдо платежного баланса, устойчивый уровень экономического развития. Небольшая группа стран уже прошла первые два этапа в период с 30-х до 80-х годов ХХ в. и сегодня находится на третьем этапе развития своих экономик.

Третий этап характеризуется дальнейшим уменьшением уровня вмешательства государства в экономику. Только важнейшие стратегические задачи - контроль над инфляцией и достижение нового качества экономического роста - теперь стоят перед государством. На этом этапе находятся такие страны, как США, Япония, Великобритания, Швеция, Франция и некоторые другие. Высказывается предположение, что именно на третьем этапе общество почувствует потребность в поиске новой системы общественного строя, в которой соединятся позитивы капиталистической системы и идеалы, в основном теоретические, социалистической системы.

Каждая страна, руководствуясь целями собственной экономической политики, принимает решения относительно государственного вмешательства в экономику. Однако при этом существует общий вектор принятия таких решений, который формируется под влиянием совокупности факторов. Среди них следует назвать: во-первых, способность государства через регулирование экономической деятельности субъектов рынка выполнять роль стабилизирующего фактора общественного развития; во-вторых, понимание сложности теоретического обоснования и практической реализации присутствия государства в экономике, адекватной сложности самой экономики; в-третьих, зависимость эффективности государственного управления от условий, когда государство не управляет, а именно регулирует экономику в пределах функциональных действий самого государства и сфер, которые остались вне рыночной экономики, ее эффективности; в-четвертых, гибкость системы государственного управления экономикой через постоянный поиск и последовательное воплощение эффективных моделей и методов государственного вмешательства, адекватных определенным приоритетам. Сложность взаимозависимости целого и его частей и заключается в том, что качество и последовательность практической реализации каждого из этих элементов способны обусловить определяющее влияние на характер и содержание целого. Именно поэтому проблема экономической роли государства требует дальнейшего осмысления теоретических основ, схем, обобщающих практику взаимодействия государства и экономики, критического осмысления на основе современных тенденций традиционных представлений, в процессе которых в корне менялась роль государства.

Отмечая постоянный рост в течение ХХ века влияния государства на экономику (с 1913 до 1995 года доля государственных расходов в ВВП в индустриально развитых странах возросла в среднем от 12 до 45 %), а также то, что конкретные формы и методы, которые обеспечивали практическое воплощение механизма государственного регулирования, на отдельных этапах развития экономической теории и практики хозяйствования менялись в зависимости от потенциала, возможностей, уровня развития страны, внешних условий и многих других факторов, эти изменения все же основывались преимущественно на двух концепциях: кейнсіанстві и монетаризме. И сегодня эти концепции, постоянно трансформируясь, обусловливающих соответствующие направления экономических преобразований, в том числе и в экономиках переходного типа. Первая знаменует собой институционально-кейнсианский вариант эволюционных изменений, или градуалістської политики, вторая - либерально-монетарный вариант радикальных изменений, или политику “шоковой терапии”. То есть история свидетельствует об известной однообразие функционирования и развития. Однако каждый переход открывает новые ступеньки, поэтому важно не только учесть, но и стремиться реально и, по возможности, одновременно реализовать все аспекты процесса преобразований.

В наиболее общем относительно государственного регулирования контексте основное содержание кейнсианской концепции заключается в активной роли государства в решении задач стабилизации экономики, смягчении экономических спадов и стимулирование роста, поскольку собственно рынок не способен решить эти задачи с должной эффективностью. Объектами государственной экономической политики выступают меры, направленные на повышение спроса, инвестиций, рост экспорта и государственных расходов, которые формируют уровень производства, занятости, доходов и цен. Это объясняется тем, что в соответствии с этой концепцией колебания совокупных расходов воздействуют, прежде всего, не на цены, а на производство и занятость. Поэтому основными категориями на макроэкономическом уровне, которыми оперирует такая концепция, выступают доход, инвестиции, уровни потребления, сбережений и занятости, процента за кредиты. Государственное регулирование заключается во влиянии на величину совокупного спроса через его главный инструмент - бюджет.

Теория дефицитного финансирования государственных расходов выступает на повестку дня, особенно с развитием неокейнсіанського направления. В частности, считается, что дефицит бюджета, вызывая расширение денежного обращения, вызывает рост производства. Замещение частного спроса государственным будет достигаться за реальный рост экономики, низкий процент на кредиты и расширения денежного предложения.

Концепция монетаризма основывается на противоположных позициях. Согласно ее положениям высокую степень макроэкономической стабильности наилучшим образом обеспечивает система свободного рынка, действующего на основе конкуренции при условии минимизации вмешательства государства в функционирование экономики. Признается, что колебания совокупных расходов воздействуют именно на цены продукции и ресурсов, а не на уровне производства и занятости. Поэтому вмешательство государства в монопольную политику, финансово-бюджетную и денежно-кредитную системы подрывает способность свободного рынка к обеспечению макроэкономической стабильности. Именно неудовлетворительная денежная политика, по мнению сторонников концепции монетаризма, провоцирует инфляцию, спад экономики, безработица, кризисы платежного баланса.

Решающими для оздоровления экономики в такой способ признаются жесткое регулирование прироста денежной массы, снижения уровня налогов и кредитов, уменьшение социальных расходов, обеспечение свободного развития предпринимательства, рыночное ценообразование, отмена минимальных уровней заработной платы. Методы государственного регулирования переориентируются с антициклического регулирования спроса на стимулирование долгосрочного роста, инвестиционной активности, ликвидацию диспропорций, структурную перестройку экономики. Происходит отказ от политики полной занятости, акцент перемещается в сторону борьбы с инфляцией.

Мировая практика демонстрирует примеры применения обоих концепций. В 30-е годы имел место переход от модели неупорядоченного рынка в кейнсианской парадигмы, в 70-е годы - от последней до монетаризма. Кейнсианская концепция доминировала в США после Великой депрессии 30-х годов, в индустриальных странах Европы - в послевоенный период, что в обоих случаях служило подтверждением ее эффективности. Этот опыт достаточно четко очертил основную закономерность: преимущества кейнсианской концепции проявляются именно в сложных условиях развития экономики. Этому есть свои объяснения, которые вытекают из вышеупомянутых обобщенных характеристик. Государственное регулирование логичное в условиях становления рынка, саморегуляция требует его зрелых форм. Однако этот вывод не всегда однозначный и во времени, и в отношении конкретного государства. Так, Япония, которая, начиная с послевоенного периода и до сегодня, предпочитает кейнсианском подходе, демонстрирует высокий уровень развития национальной экономической системы. Все эти процессы обогатили мировой опыт соответствующими положениями, значение которых трудно переоценить, особенно для стран, которые переживают подобные изменения.

Относительно практического использования в условиях Украины кейнсианской концепции государственного регулирования, которая базируется или на снижении налогов, или на увеличении государственных расходов или сочетании этих мер с целью расширения совокупного спроса, следует отметить, что расширение расходов бюджета нельзя признать обоснованным в условиях их чрезмерных объемов, а именно это имеет место в Украине. Более приемлемым видится вариант снижения налогов, однако при отсутствии структурных реформ политика расширения совокупного спроса не способна быть эффективной, а при условии достаточной денежной массы может даже вызвать угрозу инфляции. Совокупный спрос нужно стимулировать одновременно с совокупным предложением, что обусловливает необходимость активизации структурных реформ и стимулирования производства. Как будет показано далее, нарушение таких требований способно привести к углублению существующих противоречий.

В современной экономической теории названы концепции оцениваются по-разному: от противопоставления к становлению нового оригинального направления экономической мысли - теории переходной економіки14 . Это обусловлено, с одной стороны, наличием положительных моментов, которые содержатся в каждой из концепций, а с другой - сложностью моделирования переходных систем. Формирование и реализация транзитивных преобразований требуют учета соотношения общего и особенного, универсального характера мирового экономического знания и национального опыта. То, что практические рекомендации, сформированные на основе привычных теоретических подходов, не дают желаемой результативности, активизирует необходимость поиска альтернативной методологии, которая, естественно, требует осмысления и разумного симбиоза общетеоретических проблем системных трансформаций. Сегодня идет поиск форм и методов регулирования мирового рынка на наднациональном уровне: готовится трансформация системы регулирования экономики в глобальном масштабе. Это обстоятельство чрезвычайно существенная для исследования отечественной экономической системы.

Рассматривая эволюцию форм и методов государственного регулирования экономики, нельзя обойти вниманием возможности смешанных подходов к организации и структуры институтов регулирования.

В историческом периоде традиционно отличают, во-первых, “чистый капитализм”. Здесь предполагается, что при достижении требований действия чистой, совершенной конкуренции нет никакой необходимости государственного вмешательства в функционирование системы чистого капитализма. Однако сразу следует отметить, что такой системы никогда не существовало и не существует и сейчас; скорее, это идеал рыночной системы, к которой капиталистический способ производства должен был стремиться. Объективно заложены внутренние противоречия капитализма (которые одновременно являются источником его развития) отдалили капиталистическую систему от системы “чистого капитализма”.

Во-вторых, выделяют командную экономику, по западной терминологии, или, по терминологии постсоциалистических стран, “административно-хозяйственную систему”, главный смысл которой выражен в самом названии. Основной признак такой системы - господство производителя над потребителем и как результат - выбор у потребителя отсутствует, общественная оценка труда товаропроизводителей искажается и, в конце концов, становится ложной, субъективной. В результате эффективность системы неуклонно снижается, что является критически важным при решении вопросов ее существования.

И, наконец, смешанные системы. Собственно, идея “смешанной экономики” была изложена австрийским экономистом А. Вагнером в книге “Основы политической экономии”. По его мнению, общегосударственное хозяйство - это не какая-то отдельная и единственная система, а сочетание трех различных хозяйственных систем: а) частный капитализм с его стремлением к получению максимальной прибыли; б) общественно-хозяйственная система, которая руководствуется принципом общей пользы; в) благотворительная система, действующая по альтруистическими побуждениями.

Дальнейшее развитие теория “смешанной экономики” получила в 30-е годы ХХ в. в трудах американских экономистов, особенно С. Чейза, которому и принадлежит термин “смешанная экономика”. В научных исследованиях Дж. Кейнса, Е. Хансена, Л. Харриса, П. Самуэльсона и др. отражается основное направление поисков конкретных путей сочетания, определение пропорций между частной и государственной собственностью, методов предупреждений кризисным режимам экономики.

Достижения наилучшего сочетания этих систем, без преувеличения, является сегодня центральной задачей многих государств, их экономической политики. В то же время, уже накоплен значительный опыт практического применения смешанных экономик. Высокой результативностью, в частности, отмечаются китайская и индийская системы. Первая сочетает в себе либеральный режим и экспортную ориентацию быстро растущих “свободных зон” с жестким государственным регулированием и замкнутостью внутреннего рынка. Вторая согласовывает самоорганизацию внутреннего рынка (с его закрытостью от иностранных коінкурентів) с активной политикой стимулирования экономики на основе государственных институтов. В обоих случаях экономики быстро развивались, обеспечивая высокие темпы прироста (более 6 % процентов в год), даже несмотря на глобальный финансовый кризис.

Страны Юго-Восточной Азии, которые недавно также демонстрировали быстрый и устойчивое развитие, реализовали синтезирующую активную политику развития на основе институтов государственного регулирования с постепенной либерализацией внутреннего рынка. Что же касается потери в последнее время данными странами устойчивости, то специалисты видят основные причины этого в неоправданном форсировании (под давлением международного капитала и МВФ) лібералізаційного процесса. Это привело к внутренних диспропорций отлаженной системы через влияние спекулятивного капіталу15. Подобная ситуация была характерна для Японии. Форсированная либерализация экономической системы, которая синтезировала в себе активную политику развития, экспортную ориентацию и закрытость внутреннего рынка, привела к ее дезорганизации и потери устойчивости.

Из опыта реформирования постсоциалистических систем, по оценке Ю. Ольсевича, выделяются “две здоровые модели переходной экономики - чешская и китайская”16.

Сущность первой модели - в проведении ускоренного разгосударствления государственного сектора, полная либерализация экономики. Ее выбор рядом стран (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Украина, Россия) был однозначно предопределен сценарными рекомендациями международных финансовых организаций. Что касается конечных результатов применения этой модели, то в Украине, например, ее следствием стало падение производства, реального ВВП (вызванное, прежде всего, немедленным возбуждением вертикальных и горизонтальных связей), многосторонняя финансовый и социальный кризис. Если за годы Великой депрессии, как указывалось выше, спад производства в США был на уровне 25 %, то в Украине он составлял 30 %. Фактически все страны перечисленного ряда отмечались общеэкономическим спадом. То, что его уровень отличался за отдельными странами, - следствие разного уровня их практической адаптации к применению упомянутых рекомендаций, что будет проиллюстрировано в дальнейшем.

Второе направление преобразований характеризовался мягким вхождением в рынок, базировался, что не менее важно, на соответствующем идеологическом фундаменте и отличался последовательностью мероприятий хозяйственного реформирования в направлении рынка. Он был успешно реализован в Китае и Вьетнаме.

Следовательно, корректная следующая постановка проблемы. Смешанные системы (при определенных условиях) имеют высокий потенциал эффективности. Однако при решении вопросов реализации этого потенциала возникает комплекс сложных проблем. Они касаются как разработки теории трансформации, так и выбора адекватной условиям страны модели и практических методов ее реализации. Из их совокупности далее выделены отдельные узловые, намечены главные и альтернативные предыдущим требования к организации процессов формирования смешанных систем. Очень кратко требования к обеспечению эффективности синтеза различных систем государственного регулирования указывают на многовекторность такого процесса и сводятся к следующим:

- признание целевой функцией реформационных преобразований повышение социально-экономической эффективности экономической системы. Поэтому институты государственного регулирования не должны замещать процессы рыночной саморегуляции или надстраиваться над ними. Стоит задача создания единого целого. Иначе системный эффект не обеспечивается, что направляет проведены реформирования на получение отрицательного результата;

- концептуального обеспечения и высокого уровня информированности с целью построения новой модели и формирования содействия и доверия к ее дееспособности;

- целостность конструкции, что создается, внутренняя согласованность и слаженность ее главных элементов. Иначе она будет формироваться спонтанно, отбрасывая несовместимые элементы и создавая те, которых не хватает;

- недопустимость форсированного внедрения. Либерализация должна осуществляться постепенно при сохранении действия основных институтов государственного регулирования;

- последовательность и взвешенность в направлении выбранных приоритетов, несмотря на то, что экономические процессы и их результативность подвергаются изменениям не мгновенно, а требуют определенного времени и ресурсов;

- устойчивость и защищенность от необоснованного вмешательства внешних факторов.

Книга: Развитие налоговой системы в переходной экономике - Мельник

СОДЕРЖАНИЕ

1. Развитие налоговой системы в переходной экономике - Мельник
2. 1.2. МЕТОДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ И ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
3. 1.3. НАЛОГОВАЯ СИСТЕМА В СТРУКТУРЕ ИНСТРУМЕНТОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПЕРЕХОДНЫХ ЭКОНОМИК
4. Раздел 2. Теоретическая модель налоговой системы в переходной экономике 2.1. НАЛОГ - ОСНОВНАЯ КАТЕГОРИЯ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
5. 2.2. ТЕОРИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ
6. 2.3. ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ И КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
7. 2.4. РАЗВИТИЕ НАЛОГОВЫХ РЫЧАГОВ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
8. Раздел 3. Противоречия налоговой системы Украины 3.1. НАЛОГОВАЯ СИСТЕМА УКРАИНЫ И ОЦЕНКА ЕЕ СТРУКТУРЫ
9. 3.2. НАЛОГОВОЕ БРЕМЯ И НАЛОГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД
10. 3.3. СБАЛАНСИРОВАНИЕ БЮДЖЕТА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА НАЛОГОВУЮ СИСТЕМУ
11. 3.4. НАЛОГОВЫЕ ЛЬГОТЫ КАК ИСТОЧНИК ПРОТИВОРЕЧИЙ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
12. Раздел 4. Рационализация налоговой системы 4.1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В УКРАИНЕ
13. 4.2. РЕШЕНИЯ СТРУКТУРНЫХ ПРОБЛЕМ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
14. 4.3. УКРЕПЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ НАЛОГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
15. ЛИТЕРАТУРА
16. ПЕРЕЧЕНЬ ТАБЛИЦ
17. ПЕРЕЧЕНЬ РИСУНКОВ И СХЕМ

На предыдущую