lybs.ru
Запрета религию - опиумом станет наука. / Владимир Голобородько


Книга: Дмитрий Донцов. Национализм ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ



Дмитрий Донцов. Национализм ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

“Национализм”, который вышел первым изданием (из типографии 00. Василиан в Жовкве) в 1926 году, выступил с идеологией, которая рвала с целым мировоззрением драгомановского “демократизма” и социализма Маркса-Ленина, пересякнутого ядом москофільства. В той книге автор развивал мысли, которые распространял перед 1-й Мировой войной, как в Киевской “Слове”, в брошюрах “Модерное москофільство” и “3 повода друга єреси”, изданных в Киеве, “Современное политическое положение нации и наши задачи” (відчит на студенческом съезде во Львове), во время 1-й мировой войны - “Украинская государственная мысль и Европа” (изд. в Берлине, Виннице и во Львове), “Международное положение Украины и Россия”, “Культура примитивизма”, “Мазепа и Мазепинство” (в Киеве и Черкассах) по 1-й мировой войне - “Основания нашей политики” и львовским “ЛНВ-ку”.

Основные идеи “Национализма” были прежде всего антитезы драгоманівському “малоросіянству”. Взгляду на Украину как провинцию России, которая претендовала лишь на некоторые “облегчения” культурного и социального характера “Национализм” противопоставлял идею политической нации, идеалом и целью которой был политический государственный сепаратизм, полный разрыв со всякой Россией, а культурно - полное противопоставление целом духовом комплексу Московии, под обзором соціяльним - негация социализма. Это была полная антитеза “гермафродитському” мировоззрению тогдашнего демосоціялістичного украинского руководства.

На вопрос “ЧТО?” “Национализм” отвечал: независимость и полный сепаратизм, подчеркивание последнего в антиципації будущих лозунгов “федерации”, “самостийности”, но... в рамках “общего отечества”, России. На вопрос “КАК приобретать свою цель?” “Национализм” отвечал: борьбой; национальной революцией против Московии; не путем “понимания” или “эволюции”.

Эти тезисы были полной антитезой драгоманівства и социализма, ибо идеология Драгоманова уймалася, им же самим, в его “гимні”: “Эй украинец просит не много...”. Идея “Национализма” вместо “немного” - ставляла “все”! Вместо “просит” - жаждет и получает. Также дальнейшую драгоманівську мудрость (из того же гимну): постулат “любви”, “ко всем словянам”, а в первую мере до москалей, как к “старшему брату”, который должен был вести других, “Национализм” отвергал как наивное и безобидное капітулянство. За вопросом “ЧТО?”, “Какова цель нации?”, и за вопросом “КАК постичь ее”?, на третий вопрос - “КТО должен это совершить?” - “Национализм” ответил: человек нового духа. Какого? Духа противоположного упадническому духу представителей украинской интеллигенции ХХ-го века с “рабским мозгом” и “рабским сердцем” (слова и. Франко). Роз'їдженому сомнениями умственные той интеллигенции, хитливому в своих мыслях “Национализм” противопоставлял незнаючу сомнений веру в свою идею, в свою Правду, (крикливо очерченную противниками как “догматизм”, “односторонность” и “эмотивность”). Літепло-сантиментальній любви к “родной матушке”, любви спокойствия и идиллии противопоставил “Национализм” патос шевченко, не раздвоенной, “одной любви” к своей нации, ее великого прошлого и ее великого будущего (что противники клеймили как “фанатизм”). Наконец хитливій воли той интеллигенции, “нетвердій в путях своих”, задивленій в “обстоятельства”, то есть в ту чужую силу, которая их создала, противопоставил “Национализм” безкомпромісовий воинственный дух, примат силы над силой материи (что было в глазах противников пустой “романтикой”, нехваткой “реализма”). Кроме того, в отдельном разделе “Национализма”, противопоставлено євнухському “реализму” ту мистику, без которой всякая политика мертва; мистику, которая является источником жизни нации и ее силы.

“Национализм”, как и произведения автора, вышедшие перед тем, вызвали резкую реакцию как в московском политическом мире (в Государственной Думе, в прессе, П.Мілюков, В.ленин, и другие), так и среди нашей интеллигенции, левой и правой. Либеральная “Украінская Жизнь” и соц.-демократический киевский “Колокол” осудили самостійницько-сепаратистичні идеи национализма как “вредные” и “нереальные”; осудили эти идеи также и монархисты (“Крестьянская Украина”), за программу “союз” Украины с Московией. Большевистская пресса и до сих пор, почти сорок лет после его появлению, ведет озлобленно-лживую кампанию против идей “Национализма”. Демократы, социалисты и совєтофіли нападают на “Национализм” за “гитлеризм”, тогда как в 1926 году, когда он был напечатано, про Гитлера не было еще слышно. Нападают за “негерманских влияния” в идеях “Национализма”, тогда когда автор все отчетливее подчеркивал традиции нашей Старины, как источник национализма (“Где искать наших традиций”, “Правда прадедов великих”, “От мистики до политики”, “Тоска по героическим”, “Незримые скрижали Кобзаря” и пр.). И эти “влияния “чужих идей” вменяют автору как раз те “моралисты”, что “чужим богам пожрали жертвы”: Марксу, Ленину, Луначарському, Достоевскому - вообще “светочам” русской литературы. Некоторые из противников идей “Национализма” утверждают, что его идейное влияние ширилось среди молодежи только через ее “безкритичність”, но не вияснюють, почему мудрые руководители “почетного гражданства” не могли никак повлиять на эту молодежь, чтобы в ней воспитать “более критичный подход” к взглядов. Некоторые прибегали к замалчивание идей автора, или к наивных способов обесценивать их: так напр., одни называют книгу “Национализм” “брошюрой” (“аморальной” и “вредной”), полной “преступного шовинизма” (Лев Ребет: “Света и тени ОУН”, Мюнхен, 1964). Другие, хоть и ищут за московскими корнями большевизма, но не замечают того, что как раз Донцов посвятил много внимания этой проблеме в “Основаниях нашей политики” (Вена, 1921), тоже и в брошюре “Культура примитивизма” (Киев, 1918), или в книге “Россия или Европа” (Лондон, 1954).

Источник этого похода против национализма не трудно найти. Ибо теперь даже слепым становится ясно, почему многие из нашей “демократически”-социалистической, или “современно”-перекрещенной с национализма на просоветский “демократизм” или даже монархической интеллигенции, так заело (вместе с большевиками) ведут до сих пор полную злобы и инсинуаций кампанию против “Национализма” и националистической идеи. Это потому, что многие из интеллигенции тех группировок, заражены незнищимим москвофильством, против которого я выступил впервые в 1912 году (“Модерное Москофільство”, Киев). Вот здесь собственно и была “зарыта собака”! Вот здесь и крылась причина их антинаціоналізму! Ну, и комплекс плебея, который не важиться випростувати позвоночника.

Москофільським путем пошли и “радянці” (с Киевской “Совета”) перед 1-й мировой войной, и “радянці” совєтофільські, и М.грушевский, В.Винниченко, и Н.шаповал, (“Союз народов Восточной Европы”), и А.Крушельницький, и о. назарук (звеличник Петра и Екатерины и ненавистник казачества), и Липинский (“Союз трех Русей”), и В.Левинський, и Багряный, и ренеґати национализма, теперь сторонники “мирной эволюции” или “нашего государства УССР”, или тітовської Украины, и враги вооруженной борьбы за независимость; и М.Лозинський, и Ф.Федорців, и Ю.Бачинський, и М.Рудницький, и в своих воспоминаниях Чернецкий, который повествует, что и сам он “мало-помалу стал радянофілом”, и многие его товарищи, - и П.карманский, и В.Пачовський, и Ю.Шкрумеляк, которых он не обвиняет в “безкритичності”, и оправдывает всякими способами, хоть те пустомудрі поверили в “привлекательны кличи большевиков о власти рабочих, крестьян, о расцвете украинской культуры в советской Украине”. Безкритичною была лишь та молодежь, которая шла за лозунгами национализма, который сразу увещевал перед московской ложью; не Чернецкий с товарищами, который снисходителен к москофільських перекінчиків (и себя самого), с яростью набрасывался на автора “Национализма”. По следам галичанина Чернецкого пошли многие из эмиграции по 1945 году, например, Шерех-Шевелев, который утверждает, что Украина “пошла теперь другим путем, чем которым ее вели в вооруженном соревнованию 1917-20 гг.”, и что этим путем (т.е. московско-большевистским) и имеет ли она идти, а в органе “МУР” (редакция - Шорох, Дивнич, У.Самчук и Ю.Косач) в 1947 г. напечатал чисто большевистское нападение Ю.Косача на львовский “Вестник”, на национализм и на Донцова, и твердил, что считать Косача большевиком это “демагогия” и “ложь”. Ответ Донцова на выпад Косача редакторы “МУР-в” отказались печатать в том будто-то “дискусійнім органе”, в “МУР-и”, которого водителей Шорох славил как крупных носителей новой эпохи, как “символ современности”. (Ответ появилась в “0рлику”).

“Малоросіянство”, которое и перед 1926-м и в наши дни пышным чертополохом расцвело и на Украине и в эмиграции, - вот где была укрыта причина ненависти тех кругов до “Национализма” тогда и теперь, их москофільство это - отрицание всех национальных традиций, культурных, бытовых, социальных, политических, моральных и религиозных! А борьба с ним теперь принимает отчетливую форму борьбы с силами дьявола. Недурно - в нападении может самопроизвольной щирости - один из “МУР”-овцев, один из звеличників вождей нашего “современного” москвофильства, тех Тычин, Сосюр, Рыльских, Бажанов, Скрипників и Ю. Коцюбинских признался, что нам надо делать “компромисс с дьяволом”. Их москофільство, это был просто страх и удивление раба перед всякой признанной миром силой.

Вынося свою идеологию национализма против банкротящихся идей нашей эпохи, против “современной демократии” (дружелюбной и к СССР и к коммунизму), против коммунизма и социализма, против наднационального интернационализма, “Национализм”, против их “разума без веры основ”, видвигнув веру; против их духа ідилізму, вигідництва и матеріяльного “счастье” - идеализм; против духа изобретательности и “мирной эволюции” - знамя борьбы. Этот флаг должен был добраться до людей нового духа; не до людей умирающей псевдоэлиты “софистов, калькуляторов и экономистов” (слова Е. Берка); не до рук безыдейных полатайків и матеріялістів, а к людям новой элиты, людей с основными приметами нового рыцарства: с мудростью, благородством и отвагой. Такой тезис “Национализма”.

Двоподіл? Вероятно, тот двоподіл, за который “Национализм” стянул на себя больше злобы и “прогрессивных”, и своих, и российских большевицьких противников. Полемизировать с тезисом “двойного разделения” они не могут, потому что эта идея красной нитью переходит через все произведения Г.сковороды, І.Вишенського, Т.шевченко, И.франко, Леси Украинки, Елены Телиги - вообще поэтов львовского “Вестника”. Не только я, но и они делят людей на две “породы”, не согласно с их соціяльним состоянием, а с их духовной природой, с их духом; делят на две разные категории: на “шляхтича” - и “мужика”, “казака” и “свинопаса”, рыцаря - и “плебея”, патриота и “дядь отечества чужого”; борцов - и “партачей жизни”, героев за нацию - и “немых, подлых рабов”, “грязи Москвы” или “нищих в ялмужну просящих”, мучеников за веру - и “сонное племя” отступников, Ардентів - и Ізоґенів, людей “рыцарской, чистой, святой” крови - и “сукроватої” крови невольников, “кузнецов безверхих” и “человеческих шашелей”, (одни - с чужими идолами” борются, вторые - “растлевающие” нацию), на “одержимых” духом истины - и Иуд, племя Навина - и Датанов и Авиронов, “люд героев” и “номадов ленивых” и т. д. (тема для спеціяльної разведки!) Речь Не идет здесь о социально-клясові разницы, повторяю, а о разнице духа. Потому что в Шевченко были “плебеи гречкосеи”, и “романский золотой плебей”; есть у него “израильский первосвященник во времена Ирода - царя, а те, что в чужой обладателя “языков собаки патынки лизали”, это были иногда и обычные Яремы, и потомки казацкого панства. Это - “татарские люди” и - Игорю вой, Барабаш и Хмельницкий, Мазепа и Кочубей. А в наиболее переломові эпохи это два близнеца Иваны - один “будет пытать палачей, второй - помогать палачам...”.

Этот двоподіл, это собственно проблема детронизации нашей современной псевдоэлиты (и не только нашей), и прихода на его место нового “рыцарства”, который предусматривал Шевченко; это проблема, которую поставил в 1926 году “Национализм” как возрождение духа нашей старины старокиевской и казацкой, с ее поборниками, которые в эпоху борьбы нашей західньої цивилизации против антихристианских сил дьявола, возложат начало большому делу, довершенню великой миссии Украины, заповідженої ей на горах киевских апостолом Андреем. Миссии Креста и меча: “На дьявола - крест, на врага - сабля”. Большой конкурс в сфере духовном и физическом.

Это, в основном, хотел я сказать в слове до этого третьего издания моего “Национализма”, а при этом случае составить благодарность всем тем моим единомышленникам, которые привели, в тот или другой способ, до этого издания.

Д.Д.


Книга: Дмитрий Донцов. Национализм ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

СОДЕРЖАНИЕ

1. Дмитрий Донцов. Национализм ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ
2. ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
3. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. УКРАИНСКОЕ ПРОВАНСАЛЬСТВОРОЗДІЛ И. ПРИМИТИВНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗМ
4. РАЗДЕЛ II. “НАУЧНЫЙ” КВІЄТИЗМ
5. РАЗДЕЛ III. ХУТОРЯНСКИЙ “УНИВЕРСАЛИЗМ”
6. РАЗДЕЛ IV. МАТЕРІЯЛІЗМ (ЛИБЕРАЛИЗМ, ДЕМОКРАТИЗМ, ПАЦИФИЗМ, ПАРТИКУЛЯРИЗМ, АНАРХИЗМ)
7. РАЗДЕЛ V. ПРОВАНСАЛЬСТВО И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИМБІОЗАСУВЕРЕННІСТЬ КАК “ПРЕДРАССУДОК”, ПІДРЯДНІСТЬ НАЦИОНАЛЬНОГО ИМПЕРАТИВА
8. РАЗДЕЛ VI. ТАКТИКА ПРОВАНСАЛЬСТВА, АНТИТРАДИЦІОНАЛІЗМ
9. РАЗДЕЛ VII. ПЛЕБС VERSUS НАЦИЯ, УТОПИЯ VERSUS ЛЕГЕНДА, ХУТОРЯНСКАЯ “КАЛЬОКАҐАТІЯ”
10. РАЗДЕЛ VIII. ДЕГЕНЕРАЦИЯ ПРОВАНСАЛЬСТВА
11. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДЕЙСТВУЮЩИЙ НАЦІОНАЛІЗМРОЗДІЛ И. ПЕССИМИЗМ И ПРЕДТЕЧИ САМОВИСТАРЧАЮЧОГО НАЦИОНАЛИЗМА
12. РАЗДЕЛ II. ВОЛЯ, КАК ЗАКОН ЖИЗНИ. - ее ФОРМЫ. - ВОЛЯ ВЛАСТИ. - РОЛЯ ОТРИЦАТЕЛЬНОГО МОМЕНТА. - ДВЕ ПЕРВЫЕ ТРЕБОВАНИЯ ВОЛЕВОГО НАЦИОНАЛИЗМА
13. РАЗДЕЛ ІІІ. РОМАНТИЗМ, ДОГМАТИЗМ, ИЛЛЮЗИОНИЗМ - ТРЕТЬЕ ТРЕБОВАНИЕ НАЦИОНАЛИЗМА
14. РАЗДЕЛ IV. ФАНАТИЗМ И “БЕЗНРАВСТВЕННОСТЬ”, КАК ЧЕТВЕРТОЕ ТРЕБОВАНИЕ ВОЛЕВОГО НАЦИОНАЛИЗМА
15. РАЗДЕЛ V. СВИДЕТЕЛЬСТВО ИСТОРИИ - “РОМАНТИЗМ” КАК ФАКТОР ПРОГРЕССА - СИНТЕЗА РАЦИОНАЛИЗМА И ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМА - ПЯТАЯ ТРЕБОВАНИЕ ВОЛЕВОГО НАЦИОНАЛИЗМА
16. РАЗДЕЛ VI. ТВОРЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ И ІНІЦІЯТИВНА МЕНЬШИНСТВО, КАК ПОРЯДКУЮЧІ СИЛЫ - ШЕСТАЯ ТРЕБОВАНИЕ ВОЛЕВОГО НАЦИОНАЛИЗМА
17. РАЗДЕЛ VII. МИРОВОЗЗРЕНИЕ “ФАВСТІВСЬКИХ” И “БУДДИСТСКИХ” НАРОДОВ, - ДИЛЕММА: ИЛИ-ИЛИ
18. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. УКРАИНСКАЯ ІДЕЯРОЗДІЛ И. НОВЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ “ЭРОС”
19. РАЗДЕЛ II. СОДЕРЖАНИЕ УКРАИНСКОЙ ИДЕИ - ЯРКОСТЬ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ, ВСЕОХВАТНОСТЬ
20. РАЗДЕЛ III. “МИСТИКА” И “РЕАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ”
21. ПРИМЕЧАНИЯ К ТЕКСТУ. В ЧАСТИ ПЕРВОЙ
22. ПРИМЕЧАНИЯ К ТЕКСТУ. В ЧАСТИ ВТОРОЙ
23. ПРИМЕЧАНИЯ К ТЕКСТУ. В ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ
24. Фільософічні основания “Национализма” Донцова
25. ЧЕРНОВОЛОСЫЙ СТУДЕНТ ИЗ ТАВРИИ

На предыдущую