lybs.ru
Не приведи нас, Господи, чтобы милосердились над нами. / Степан Горлач


Книга: Охранный аппарат Украинского государства (апрель - декабрь 1918 г.)


Охранный аппарат Украинского государства (апрель - декабрь 1918 г.)

1.1. ВСТУПЛЕНИЕ
Продекларированный в украинской Конституции стратегический курс страны на формирование «гражданского общества», построение «правового государства» одобрительно воспринимается почти всем спектром ее политических сил и социальных слоев. То есть приоритет общечеловеческих ценностей как универсальных социально справедливых потребностей и интересов индивида, определяются смыслом его общественного и биологического существования через отдельную личность, гражданство своего государства и принадлежность к мировому сообществу, наконец и у нас приобретает аксиоматического характера.

Следовательно, необходимость общественного и государственного реформирования воспринимается как требование времени. Но предложенные пути достижения украинским социумом провозглашенных конституционных вех на сегодня еще не нашли не только единодушия, но и значительного превалирования той или иной точки зрения. Такая ситуация не может способствовать успешному развитию государства. История доказывает, что демократически-парламентские методы осуществления коренных реформ в так называемые «переходные периоды» не имели весомых положительных результатов, - для этого была необходима четкая и сильная вертикаль исполнительной власти.

На протяжении веков во время социальной напряженности в обществе за республиканской формы правления всегда использовались те же самые «лекарства» - концентрация властных полномочий в руках малейшей количества должностных лиц. При всей условности сравнений вспомним эллинский институт автократора или римский - диктатора, английский протекторат Оливера Кромвеля, в конце концов американский «новый курс» президента Франклина Рузвельта. На пороге третьего тысячелетия продолжаются дискуссии о целесообразности использования в кризисных ситуациях авторитарных методов правления. Ученые по-разному устанавливают границы авторитарных и тоталитарных государственно-политических режимов. Среди политологов встречаются как отрицательные, так и положительные суждения о правления Пиночета в Чили, Ро Де У в Южной Корее, Сухарто в Индонезии, Туджмана в Хорватии.

Украинская история в лице генерала П. Скоропадского тоже служила подобным примером. Уже тогда им был объявлен политический курс на построение «правового государства». Но форму Украинского Государства так и не удалось привести в соответствие содержания, которым сейчас человечество пытается определить правовую государственность. Гетманат как форма правления, федерация с небольшевистской Россией как государственный строй, авторитаризм как политический режим оказались в конечном итоге нежизнеспособными. Противопоставление гражданского общества и национальной идеи в Украине, на геополитических измерениях которой всегда отбивался дихотомическое цивилизационный слом «запад-восток», приобрело особую остроту.

Возможно ли сейчас предотвратить такой? Какие факторы должны стать консолидирующим грунтом для обеспечения общественного согласия сегодня? В определенной степени ответы на эти вопросы может дать изучение тогдашнего опыта создания государства. Учитывая же то, что П. Скоропадский пришел к власти, и лишился ее не путем всенародного волеизъявления, определенного внимания для современной историко-правовой науки приобретает освещение особенностей образования и функционирования гетманской государственной охранной системы.

Важность и актуальность таких научных поисков определяется необходимостью совершенствования путей решения охранных задач современного государства. В частности, они изложены в Концепции (основах государственной политики) национальной безопасности Украины, утвержденной постановлением Верховной Рады 16 января 1997 г. Подчеркнем, что в этом документе понимание национальной безопасности Украины определяется «как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз», что признается «необходимым условием сохранения и приумножения духовных и материальных ценностей». Таким образом, в сферу национальной безопасности Украины привлечены три главные объекты: «гражданин - его права и свободы; общество - его духовные и материальные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет, территориальная целостность и неприкосновенность границ» 1*.

В свете положений современной Концепции следует объяснить логику выбора названия монографии. Использованный нами термин «охранный аппарат Украинского Государства» определяет объект исследования. Его применение именно в таком выражении, считаем целесообразным: во-первых, с точки зрения возможности рассмотрения всех органов, что по функциональному назначению призваны защищать, пока и принудительными средствами, неприкосновенность общественных отношений, которые складываются, в частности, под воздействием государства и права; во-вторых, в связи с возможностью при таком определении предотвратить предвзятых подходов относительно оценок гетманских силовых структур как «репрессивных», «карательно-принудительных» или, наоборот, «правоохранительных» или «правозащитных».

На наш взгляд, смысловую нагрузку, которым должны руководствоваться ученые при выборе того или иного термина, должно зависеть прежде всего от учета средств осуществления функций по охране государственной и общественной безопасности. То есть следует принимать во внимание правомерность и адекватность применения соответствующими органами наказания к правонарушителям при запезбеченні соблюдения членами общества действующих в государстве законов.

В связи с этим цель нашего исследования заключается в освещении историко-правовых аспектов функционирования в украинской гетманской государстве 1918 г. полиции, армии, внутренних и пограничных войск, национальной гвардии, добровольческих формирований, разведки, службы безопасности, таможенной службы, налоговой администрации, лесной охраны, суда, прокуратуры, тюрем для использования тогдашнего положительного опыта их деятельности, а также предотвращения уличенным негативным явлениям в современном государственном строительстве.

При работе над монографией автор применял конкретно-исторический и системно-структурный методы анализа информации, что позволило решать следующие задачи: изучить исторические предпосылки и нормативно-правовые основы создания охранного аппарата Украинского Государства; определить сущность гетманской охранной концепции; осветить организационное устройство, функции, особенности комплектования личного состава и его материального обеспечения и главные направления деятельности охранных органов; проанализировать роль и место военного контингента Центральных держав в украинской охранной системе; выяснить основные причины несоответствия охранных планов к реальной действительности, которые привели к гибели гетманата П. Скоропадского.

Историографическую базу исследования автор считает целесообразным условно разделить на два массива: во-первых, это общеисторическая и историко-правовые произведения, которые содержат концептуальные определения в отношении гетманской государственности в Украине в 1918 г.; во-вторых, это специальные работы, предмет исследования которых в определенной степени граничит с нашим.

Анализ литературы, отнесенной нами к первому массива, проводят почти все ученые, рассматривая этот исторический период в диссертационных исследованиях или монографических публикациях. Уже традиционно вне поля зрения авторов остаются труда В. Винниченко, Т. Гунчака, Д. Дорошенко, С. Доленги, В. Липинского, И. Мазепы, Г. Млиновецького, И. Нагаєвського, Н. Полонской-Василенко, О. Субтельного, П. Христюка, М. Шаповала, С. Шелухина, которые касаются этого периода украинской государственности 2. Современные историографические обзоры различаются по степени детализации, а авторы этих екзильних произведений в них характеризуются или как апологеты гетманата, или как его оппоненты. Им также свойственно постоянство в определении советских шаблонов относительно гетмана как «марионетки германского империализма». Поэтому мы не видим смысла в отдельном историографическом анализе в нашей работе литературы 20-80-х гг., которая освещает общие аспекты гетманского государства и была достаточно подробно охарактеризована в исследованиях современных отечественных ученых. Вместе с тем стало заметным, что в 90-е годы исследователи в оценках гетманата П. Скоропадского также не всегда соблюдаются полутонов.

После разрушения лагерного деления мира с насталою прозрачностью границ между бывшими условными социальными системами человек имеет возможность лично, а не преимущественно на слух доходить выводов об уместности тех или иных достижений современной цивилизации. Но для многих жителей так называемого «постсоветского пространства» эта действительность стала нелегким испытанием. Крах коммунистического строя с его идеологическим диктатом, отсутствие четко обозначенной красными флагами тропы движения общества оставили здесь человека наедине с проблемой выбора новых жизненных идеалов и поведенческих стереотипов. Бремя прежних идеологизированных оценок и исторических штампов еще и до сих пор оказывает давление не только на рядовых граждан, но и на отечественных ученых. С другой стороны, сегодня очевидны просчеты социалистического уклада хозяйствования сторонники рыночной ориентации гетмана П. Скоропадского используют для более решительного обоснования своих взглядов. В целом научные страсти, что бушуют в настоящее время среди исследователей Украинского Государства, от этого не утихают.

Так, откровенные симпатии к гетманской модели государства прозвучали среди большинства докладов на Международной научно-практической конференции в 1993 г. в Киеве, проведенной по случаю 120-й годовщины со дня рождения П. Скоропадского и 75-й годовщины провозглашения Украинского Государства 1918 г. 3. Положительную оценку государственной деятельности гетмана дает В. Бокань, автор вступительной статьи к брошюре А. Белодеда и В. Панченко, который заметил, что «семь с половиной месяцев П. Скоропадский удерживал в бушующем море революции Украину в относительном социальном и общественном спокойствии, а это говорит в его пользу как взвешенного политика» 4.

Апогеем государствообразующего процесса в Украине 1917-1918 гг. признают гетманское государство в своей монографии Ю. Павленко и Ю.Храмов 5. Близкой к их является оценка гетманата М.Держалюком, который считает что «гетманское государство Павла Скоропадского - это лучшее произведение украинской освободительной борьбы. Такая форма власти авторитарного режима с крупными элементами демократизма была продиктована исторической необходимостью и целесообразностью» 6.

Много сторонников государственной политики гетмана П. Скоропадского появилось среди соискателей, защитивших диссертации с общеисторической тематике в последние годы. В частности, это С. Мякота, которая отмечает, что «наибольшие достижения в развитии экономических основ независимости приходятся на время существования Украинского Государства гетмана Павла Скоропадского»; Ф. Проданюк, который считает, что «установление гетманского режима было необходимым актом для наведения порядка на Украине. Это была попытка потушить пламя революции, положить конец радикальным социально-экономическим реформам Центральной Рады и спасти элементы украинской государственности»; В. Клименко-Мудрый, который указывает на гетманат П. Скоропадского как на «высшую степень развития украинской государственности суток освободительных соревнований», попытку консервативных политических сил «положить конец радикальным социалистическим настроениям, силой государственной власти и умеренных реформ направить государственную жизнь в русло правовых норм, обеспечить право частной собственности, отстоять интересы всех социальных слоев» 7.

Немало положительных итогов о украинскую державотворчість за гетманского времени было сделано учеными на Международной конференции 1998 г. в Киеве, посвященной 125-летию со дня рождения П. Скоропадского и 80-летию провозглашения Украинского Государства. Уместно некоторые из них привести. Так, профессор А. Григоренко отметил, что «в условиях оккупации, произвола помещиков, сопротивления старых правительственных структур, кадрового голода, безумной антигетьманської пропаганды социалистических партий, российских шовинистов и их организаций в Украине, в огне разнообразных народных восстаний, заговоров и диверсий, собственных ошибок гетмана власть сделала достаточно много для становления Украины как государства». Другой исследователь, Г. Васьковский, поставил под сомнение уместность восстание Директории против гетмана, «которое принесло разрушение государственного аппарата, дальнейшую анархізацію общественно-политической жизни в Украине, приход к власти украинских социалистов, которые так и не смогли преодолеть внутренний раздор и консолидироваться перед новой угрозой большевистской интервенции с Севера». А докладчик о консервативную политическую мнение относительно гетманата П. Скоропадского С. Гелей высказался так: «И все же, несмотря на поражение, тогдашняя Украинская Государство - это не только яркая страница освободительных соревнований украинского народа, но и объективно необходимый этап в развитии украинской нации» 8.

Зато в ряде статей, вышедших из-под пера профессора А. Мироненко и напечатаны в энциклопедическом словаре «Историко-политические уроки украинской государственности», гетманат П. Скоропадского оценивается крайне негативно. Так, в отношении переворота 29 апреля 1918 г. автор отмечает, что с ним «попытки демократически настроенных лидеров украинского национального освободительного движения создать демократическую Украинскую Народную Республику на первом этапе постигла неудача. Инициативу государства по указанию и непосредственной помощью оккупантов перехватили консерваторы-монархисты. Демократический процесс становления самостоятельной Украины был прерван почти на 8 месяцев». Вообще же гетманская государство профессором О. Мироненко определяется как «украинский разновидность маріократії», он замечает, что «когда Украина была под Россией, Скоропадский становился русским, когда под немцами - немцем, если бы была под Турцией - то считал бы себя турком, а под Китаем - китайцем» 9.

Крайние негативные позиции по гетманата П. Скоропадского занимает и профессор В. Солдатенко. Все исследователи, которые одобрительно относятся к гетману, в его фундаментальной «Украинской революции» подлежат сокрушительной критике. Автор безапелляционно утверждает, что «весомых аргументов в пользу режима найти не возможно, если руководствоваться научной методологией, високофахово ее применять и в результате получать аргументированные, взвешенные, объективные, а не конъюнктурные оценки и выводы» 10.

Оставив во времени выяснения крайних взглядов, сосредоточим внимание на произведениях авторов, которые пытаются учесть в первую очередь и сильные, и слабые стороны гетманского государства.

Введение в научный оборот новых исторических документов, плодотворная работа научно-исследовательских учреждений и высших учреждений образования Украины по изучению гетманата П. Скоропадского привели к тому, что количество ученых, которые стоят на так называемых «центристских» позициях относительно Украинского Государства 1918 г., постоянно растет. Примечательным является то, что их ряды пополняются как общими историками, так и историками права. К первым относятся известные ученые - отечественные профессора В. Верстюк, С. Кульчицкий, Ф. Турченко 11, канадский историк В. Верига, российский исследователь В. Федюк, американский профессор истории В. Дмитришин 12.

Среди других следует назвать исследовательницу Же. Дзейко, которая в 1996 г. определила форму правления Украинского Государства «как автократическую, точнее - как единоличную автократию-монократію» 13. Почти сразу после ее статьи увидела свет монография А. л. Копыленко и М.Л. Копыленко «Государство и право Украины. 1917-1920», которая фактически стала первой попыткой обобщить тогдашний опыт национального государства с позиций специалиста-юриста. Авторские выводы ярко отражают движущие тенденции, произошедшие в состоянии современной историко-правовой мысли относительно гетманской законодательной наследия. В частности, в них указано: «Конечно, с позиций сегодняшнего дня трудно дать однозначную оценку законодательства Украинского государства, особенно тех актов, касающихся социально-экономической политики Скоропадского. Понятно, что и сегодня, когда наше общество все еще не выработало единого взгляда на проблемы собственности, законы Украинского государства в этой сфере все равно останутся предметом дискуссий» 14.

В 1998 г. успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора юридических наук. Румянцев. В ней рассматриваются альтернативные аспекты национально-демократической и советской государственности на Украине в 1917-1922 гг. Отдельный раздел работы посвящен «рассмотрения легитимности гетманского режима, организации высших властных структур Украинского Государства, основным проблемам, успехам и просчетам создания государства». В частности, диссертант пришел к выводам, что «заимствования формы государства со второй половины XVII в. в 1918 г. было только декорацией, но никак не реальной государствообразующей традиции». Поэтому форма правления Украинского Государства была «авторитарной с одновременным наличием в ней республиканских рис». Одновременно В. Румянцев, на наш взгляд, вполне справедливо считает, что «существование парламентской республики с фактической децентрализацией власти объективно вело бы к гибели украинской государственности вообще. И только крепкая исполнительная власть во главе с гетманом, который бы имел широкие полномочия, имела исторический шанс сохранить украинскую государственность и избежать ужасных последствий русской революции» 15.

Итак, обзор литературы, посвященной освещению общих государственных и правовых основ гетманата П. Скоропадского, свидетельствует как о определенные научные достижения в изучении этого периода украинской истории, так и об отсутствии единодушия в концептуальных подходах отечественной исторической и историко-правовой науки. Интересным по этому поводу есть заключение авторов 10-го том 15-томного издания «Украина сквозь века» А.С. Рублева и О.Д. Реєнта, который, по нашему мнению, достаточно ярко отражает общее состояние научной разработки проблем последнего гетманата. «Вероятнее всего, режим гетмана П. Скоропадского, - отмечают авторы, - был обречен на неудачу крайне сложным и неблагоприятным стечением внешних и внутренних обстоятельств, которые стали решающими для его судьбы» 16. Такая оценка Украинского Государства, что с точки зрения сегодняшнего дня более красиво и правильно задекларировала, чем успела сделать для улучшения социально-экономических условий жизни ее жителей, является отражением современной неуверенности украинского социума в быстрых и положительных результатах ожидаемых реформ.

Характеризуя второй массив историографии проблемы, определенный автором как «специальная литература», следует отметить, что ее список является раритетным. Среди произведений, использованных при написании этой монографии, подавляющее большинство незнакомый широкому читателю через запрет в советском времени и пространстве вообще объективно исследовать тему так называемых «антисоветских государственных учреждений» в Украине 1917-1921 гг. Те же репринтные издания екзильної литературы и современные новые исследования, которые увидели свет за последнее десятилетие, имеют небольшие тиражи и еще не в состоянии полностью удовлетворить спрос большей части необразованного в этой области отечественной аудитории. Итак, проанализируем эти немногочисленные произведения во времени.

С окончательной вооруженной поражением национальной государственности и формированием украинской политической и военной эмиграции осуществляется общее разграничение советской и украинской эмиграционной историографии. Конечно, едва ли не главной темой как для одного, так и другого лагеря становится осмысление каждым из своих идеологических позиций результатов украинских освободительных соревнований. Поэтому с советской стороны гетманские силовые структуры привлекают внимание в связи с освещением темы борьбы за советскую власть в Украине. Именно под таким углом зрения в советских произведениях содержатся отдельные упоминания о деятельности Государственной стражи, комендантских сотен Военного министерства, «земледельческих» отрядов самообороны в подавлении вооруженных выступлений против гетманской власти 17, обуздании забастовочного движения 18.

Одной из ведущих в советской историографии была тема разоблачения захватнической сущности немецко-австрийского военного контингента. По ней успешно осуществлялись диссертационные защити 19, большими тиражами издавались монографии 20. Косвенно информация из этих работ руководствовалась при сравнительном анализе с архивными документами.

Из всех этих произведений, которые, конечно, не могли не основываться на принципах «воинствующего материализма», наиболее плотно автором использовалась монография профессора П.И. Гарчева 21, которая является обобщающим исследованием по истории украинской красной гвардии. Ее материал позволил изучить исторические предпосылки создания гетманской охранной системы.

Те же вопросы также выяснялись автором с помощью брошюры профессора А.И. Рогожина, первый параграф первого раздела которой принадлежит перу А.Н. Ярмиша и освещает особенности взлома «карательного аппарата царизма и Временного правительства» 22. Следует отметить, что выводы, к которым исследователь пришел с позиций начала 80-х г., почти не устарели во времени. Сегодня, когда коммунистическая цель уже не в состоянии оправдать чрезвычайные средства деятельности «правоохранительные-ронних» органов первых советских государственных образований в Украине, вполне понятным становится их ведущее место в системе тоталитарного большевистского режима. На этом фоне в монографии было сделано сравнение относительно деятельности гетманских охранных органов.

Среди соответствующей литературы из эмигрантского лагеря имеем также издания, суммирующих опыт борьбы за власть в 1918 г. и таким образом отдельно характеризующих организацию и деятельность гетманского охранного аппарата 23. Из них стоит выделить работу И. Нагаєвського, которая, помимо освещения общих государственных принципов гетманата, о чем уже отмечалось, много внимания уделяет разведывательной деятельности врагов Украинского Государства, подпольной подготовке антигетманского восстания. В связи с этой информацией в нашей монографии раскрыты некоторые аспекты освідомчої деятельности Государственной стражи в вопросах взаимодействия с командованием союзных государств.

Пристального внимания с нашей стороны требуют также книги по истории украинских военных формирований того времени, которые увидели мир в украинской диаспоре за рубежом в 30-е годы и были переизданы уже в наши дни 24. Они стали важными факторами для выяснения вопросов, связанных с местом армии в охранной системе гетманата.

Итак, анализ литературы 20-х - 80-х гг. свидетельствует, что отдельного направления в исследовании указанной нами проблемы не существовало. Научные поиски в этой области носили фрагментарный и бессистемный характер.

Новые возможности для исследователей появились в результате развала Советского Союза, когда, во-первых, возникла необходимость в освещении истории национальных силовых структур 1917-1921 гг. в связи с их созданием в независимой Украине; во-вторых, появилась возможность для изучения большого комплекса архивных документов, на ознакомление с которыми в советские времена для ученых существовало табу.

В поле зрения исследователей с начала 90-х г. регулярно стали попадать прежде всего проблемы национального военного строительства периода освободительных соревнований, в том числе и гетманата П. Скоропадского 25. Но, как отметил в автореферате своего диссертационного исследования Г.И. Гаврилюк, «анализируя современное состояние развития исторической науки, мы должны признать, что, несмотря на определенные достижения в последнее время, военная история Украины и ее составляющая - исследование военного аспекта национально-освободительной борьбы 1917-1921 годов - находятся лишь в зачаточном состоянии» 26. Наименее освещенной здесь пока что остается история специальных воинских подразделений, в частности периода гетманата. В этой области - лишь первые научные разведки 27.

Одним из последних является диссертационное исследование Л.В. Бородича «Внутренние и пограничные войска в Украине в 1917-1941 гг. (историко-правовой аспект)», в первом разделе которого диссертант сделал попытку рассмотреть эти военные образования, в том числе и в 1918 г. Он справедливо признал, что «основными силами военно-охранных структур Украинского государства П. Скоропадского были Державная варта, особый отдел, личная охрана, стража гетмана, Особый корпус, уездные охранные комендантские сотни». Вместе с тем в диссертации сделан вывод, с которым мы не можем согласиться. В частности о том, что особому отделу гетманского Штаба «были подчинены все другие силовые структуры» 28. В монографии будут приводиться аргументы, которые опровергают такой вывод.

Вообще же следует отметить, что военно-историческое направление исследований 1917-1921 гг. с началом научной школы, возглавляемой заведующим отделом Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины профессором В.Ф. Солдатенко, имеет положительные перспективы.

Примечательным является то, что за времена независимой Украины возникают и другие научные школы, занимающиеся изучением истории национальных силовых структур, ведущее место в научных разработках которых занимает период гетманата П. Скоропадского. Так, под руководством ректора Национальной академии Службы безопасности Украины начато исследование истории национальных спецслужб. Доктор исторических наук В.С. Сидак стал пионером в разработке основных принципов научных подходов к этой отрасли отечественной истории 29. Среди ряда его произведений наибольшее значение для написания монографии имели те, что непосредственно совпадают с ее хронологическими пределами. Это прежде всего брошюра «Контрразведка последнего гетмана». В ней рассматриваются освідомчі отделы Государственной стражи под углом зрения их контрразведывательной деятельности в политической области 30. Кроме того, отдельный раздел «Специальные службы Украинского Государства гетмана П. Скоропадского» новой монографии В.С. Сидака охватывает также другие охранные органы гетманата. В частности, это подразделения военной разведки и контрразведки Штаба гетмана, которые составляют объект нашего исследования 31.

За времена независимой Украины возникла также научная школа по изучению истории национальных правоохранительных органов. Исследованиями в этой области сегодня активно занимается группа ученых под руководством первого проректора Университета внутренних дел МВД Украины, профессора О.Н. Ярмиша. За последние годы появились труды, освещающие организационно-правовые основы и особенности деятельности органов, которые в то время выполняли функции борьбы с уголовной преступностью 32. Однако должны отметить, что в отношении периода гетманата П. Скоропадского еще достаточно белых пятен, которые требуют соответствующего освещения.

Малоизученной частью охранной системы Украинского Государства на сегодня является таможенная служба. С созданием в Украине ведущего учреждения образования по подготовке специалистов для таможенных подразделений Академии таможенной службы Украины - здесь было начато соответствующую научную историческую школу под руководством проректора академии доктора политических наук Й.Л. Рисіча. Но пока период гетманата П. Скоропадского не привлек внимание исследователей украинской истории таможенных органов, - отечественная историография делает лишь первые шаги 33.

Почти полностью вне поля зрения исследователей еще остаются лесоохранным органы гетманата. Среди этой, без преувеличения, научной целины существует пока лишь одна научная публикация 34.

Зато отношении научно изученным отечественными историками права на сегодня является аппарат юстиции Украинского Государства. Больше бдительности исследователей в этой области было сосредоточено на судебной системе гетманата, освещению которой посвящены труды известных специалистов-юристов В. Мироненко, О. Копыленко 35 и других ученых 36. Менее исследованными остаются органы прокуратуры, учреждения Министерства юстиции, пенитенциарная система гетманата 37.

Вместе с тем, несмотря на достаточно пристальное внимание отечественных ученых к гетманского судебного ведомства, в этой области тоже целесообразным дальнейшее беспристрастное продолжение научных поисков. Такая необходимость диктуется, в частности, в связи с тем, что новые исторические источники дают основания для некоторых других определений, чем сделанные в начале 90-х годов.

Так, в 1994 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук соискателем А.П. Беньком по теме: «Государственно-правовые аспекты политического террора в Украине 1917-1953 гг.». Определив объект исследования «органы, которые в юридической литературе относятся к правоохранительных (карательных) - суд, прокуратура, адвокатура, органы государственной безопасности, охраны общественного правопорядка, пенитенциарные учреждения», диссертант пришел к выводам о том, что «диктаторский режим П. Скоропадского взял под свой полный контроль судебную систему и судопроизводство, следствие и прокуратуру, сделал почти безграничной исключительную подсудность, ввел рассмотрение многих дел без судебного следствия, без защитников, без применения уголовно-процессуальных правил, без права обжалования действий суда и его решений... Полицейские и жандармские функции режим применял в руках Государственной стражи, главной задачей которой считалась ликвидация политических противников, подавление мятежей, политический сыск. Особенно свирепствовали уголовно-разведочные и освідомчі отделы Государственной стражи. На местах наблюдалась ужасная картина небывалого административного самоуправства» 38.

Непонятно, какими источниками мог пользоваться исследователь, чтобы прийти к таким выводам? На наш взгляд, для этого следует собрать соответствующий статистический материал, который подтвердил бы такую кровожадность гетманского «карательного мельницы». Однако в процессе нашего исследования подтверждение этому найдено не было, а потому подобные выводы кажутся довольно сомнительными.

Итак, анализ имеющегося историографического комплекса по указанной тематике неопровержимо подтверждает необходимость его дальнейшего расширения на основании опубликованных и вновь выявленных архивных документов, публикаций прессы, воспоминаний современников тех событий. Эти четыре основные группы материалов составляют источниковую и, в частности, нормативную базу исследования.

Среди сборников документов, которыми пользовался автор, работая над монографией, больше всего советских изданий. Это понятно, поскольку долгое время именно КПСС, точнее, ее руководящая верхушка, была монополистом решение, что печатать о событиях революции и гражданской войны» для массового народного «пищеварение» с того большого документального наследия, которая осталась на территории, где победила советская власть. Несмотря на определенную тенденциозность советских документальных подборок, что, бесспорно, должны были выполнять идеологический заказ вождістської звена СССР, ныне мы имеем возможность рассматривать их совсем с других позиций. Их составители, которые формировали документы в определенной последовательности для акцентирования внимания читателей исключительно на негативных чертах врагов советской власти, со ступеней настоящем деле выполнили противоположную роль. Поэтому для автора важное значение имело прежде всего перечитання известных советских сборников документов, которые, к сожалению, постепенно исчезают с полок некоторых библиотек 39.

Выяснению роли немецко-австрийского военного контингента в охранной системе гетманата помогли специальные документальные сборники, заключенные еще в 30-е годы 40.

Из публикаций документов, появившихся во времена независимой Украины, автор использовал те, в которых рассматриваются вопросы создания охранных отделений Временного правительства, Центральной Рады и чрезвычайных органов большевистских «южных» республик 41. Именно они составили объект исследования в первом разделе монографии.

Важное значение для подготовки монографии имели документы, освещающие процесс создания органов по борьбе с уголовной преступностью в гетманата и в его времена. Их публикации нами было использовано из приложений к монографии А.С. Чайковского и М.Г. Щербака 42, а также из «Истории милиции Украины» составителей П.П. Михайленко и Я.Ю. Кондратьева 43.

Особое место среди документальных публикаций имеет «Свод Законов Российской империи», шістнадцятитомне издание которого вобрало в себя почти все фундаментальные нормативные факторы российского царизма 44. Учитывая восприятия гетманом Украинского Государства общих основ российского законодательства для регламентации правовых отношений во всех областях общественной жизни страны, это издание составило львиную часть нормативной базы монографии. К историко-правового анализа органов гетманского охранного аппарата широко привлекались соответствующие положения и статьи «Учреждения министерств», «Общего учреждения губернского», «Устава лесного», «Устава таможенного», «Устава об акцизных сборах», «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных», «Уголовного уложения», «Устава уголовного судопроизводства», «Свода учреждений и уставов о содержании под стражей», «Устава о ссыльных» и т.д.

Вместе с тем следует отметить, что после Февральской революции 1917 г. произошли определенные изменения в российском имперском законодательстве. Некоторые из законодательных актов Временного правительства, а впоследствии и гетмана попали в двух сборников, которые тоже не остались вне нашего внимания при подготовке монографии. Они использованы как ее нормативная база 45.

Однако большую часть нормативной базы исследования составляет вторая группа источников - архивные материалы, среди которых выявлено немало гетманских нормативных актов, которые до этого времени не находили освещения ни в документальных сборниках, ни в научной литературе. Основное количество документов по нашей теме содержат фонды Центрального государственного архива высших органов власти и управления Украины. Законодательный процесс в Украинском Государстве предусматривал перед утверждением закона гетманом обязательное его принятия правительством. Поэтому в фонде «Совет Министров Украинского Государства» нами найдены почти все законы, касающиеся охранной отрасли, выданные во времена гетманата. Интересным является то, что в фондах содержатся дела, в которых речь идет о переписке государственных учреждений, что предшествовало принятию закона. Чрезвычайно важными для нашей работы оказались и другие подзаконные акты, сосредоточенные в материалах этого фонда, как: постановления Совета Министров, приказы и обіжні письма премьера и отдельных министров, а также журнальные записи и протоколы правительственных заседаний, черновики предложений министров по реформированию системы государственного управления.

Из фондов отдельных министерств - земельных дел; военных дел; судебных дел; финансов; путей; иностранных дел - привлечено ведомственные приказы, инструкции министров и их товарищей своим подчиненным о порядке правительственной деятельности, штатные расписания министерских подразделений и местных учреждений, финансово-отчетные документы, нормы материального обеспечения служащих и установления льгот их отдельным категориям, инструкции о характере отношений украинских чиновников с немецко-австрийскими властями. Каждый из этих документов имеет свою специфику в зависимости от отрасли министерского направления. Но в целом в исследовании документы из министерских фондов определялись именно по такой систематикой, что позволило освещать организационную структуру и служебную деятельность охранного аппарата гетмана по определенному плану.

Самое обстоятельное автору монографии пришлось поработать с делами фонда «Министерство внутренних дел Украинского Государства». Среди использованных материалов - циркулярное переписки департамента Государственной стражи с министром внутренних дел, губернскими старостами и городскими атаманами, подчиненными подразделениями стражи; сметы расходов на оперативную и хозяйственную работу; инструкции и положения о службе; документы по учету личного состава.

Кроме указанных, большую заинтересованность для работы имели и другие фонды ЦГАВО Украины. В частности, это фонд «Главное управление Генерального штаба Украинского Государства», дела которого позволили выяснить оперативную обстановку, сложившуюся на определенных участках деятельности силовых ведомств; фонд «Освідомчий отдел при полтавском губернском старости», где содержатся сведения о формы и средства деятельности освідомчої стражи; фонд «Личный фонд Сергея Павловича Шелухина», материалы которого помогли осветить вопросы, связанные с деятельностью органов по защите границ Украинского Государства.

Источником информации для работы послужили материалы Центрального государственного исторического архива Украины в г. Киеве. В частности, они принадлежат фондам «Киевская судебная палата» и «Одесская судебная палата». В их делах находятся материалы прокурорских проверок деятельности стражей органов и тюремных учреждений Украинского Государства, апелляционные разбирательства судебных производств в первых инстанциях, подача судебных следователей до прокуроров о результатах расследования уголовных дел с участием служащих Государственной стражи.

В фондах Центрального государственного архива общественных объединений Украины («Коллекция документов по истории Коммунистической партии Украины», «Комиссия по истории гражданской войны при ЦК КП(б)У») содержатся тайные доклады агентов освідомчих отделов Государственной стражи, возведение начальника особого отдела при Штабе гетмана, доклады большевиков о командировке на Украину для подпольной работы против гетманской власти, отчеты о выступлениях крестьян против стражей, воспоминания немецких офицеров о участие в хлебозаготовках и другие материалы.

Косвенно нами использованы и некоторые фонды местных архивов. Так, из фондов Государственного архива при Совете Министров Автономной Республики Крым, в частности из фонда «Керченская портовая таможня», в научный оборот привлечено переписки департамента Таможенных сборов Министерства финансов Украинского Государства с региональными учреждениями, что дает представление о характере служебной деятельности украинских таможенников, из фонда «Управление земледелия и государственного имущества Таврической и Екатеринославской губерний» - переписка местных лесных ревизоров об организации лісоохоронної дела в Украинском Государстве.

Материалы фонда «Киевская губернская тюремная инспекция» Государственного архива Киевской области помогли проработать вопросы организационно-штатной структуры тюремных учреждений, комплектование их личным составом, вооружения и материального обеспечения тюремных дозорных. Эти же аспекты уточнялись за делами фонда «Харковская губернская тюремная инспекция» Государственного архива Харьковской области. Кроме того, работая над монографией, автору пришлось пересмотреть и дела фонда «Губернский распорядительный комитет» этого же архива, которые стали полезными при освещении вопросов государственного обеспечения жильем местных органов Государственной стражи и их служащих.

Таким образом, в монографии использованы документы более 20 фондов центральных и местных государственных архивов, что позволило ответить на многочисленные вопросы при определении задач исследования.

Еще одной составной частью нормативной базы монографии стали материалы тогдашней прессы, которые в более широком смысле является и определенным нами разновидностью источников исследования. Прежде всего это «Государственный вестник»* - официальный орган гетманской власти, в котором должны публиковаться все нормативно-правовые акты - от законов до приказов правительственных министров.

На самом деле сравнение гетманской архивного наследия с подборкой этой газеты, все номера которой сохранились, свидетельствуют, что некоторые из нормативных актов по гетманата не были официально опубликованы. Это в основном объяснялось чрезвычайно большим их количеством, поэтому наименее значительные из них не находили места на газетных полосах. Но должны отметить, что иногда это было следствием тайной гетманской законодательной «дипломатии». Некоторые законы не соответствовали провозглашенным правовым основам Украинского Государства, что вызвало необходимость сокрытия их избирательного применения.

Среди других печатных органов, сведения из которых использованы в работе, следует указать прежде всего на «Вестник Совета Народных Министров», где публиковались официальные акты Центральной Рады. Кроме того, автором рассмотрены подборки «Армии» - газеты тогдашнего Министерства военных дел, общественно-политических и литературных газет г. Киева - «Новости дня», «Последние новости», г. Харькова - «Русская жизнь», г. Одессы - «Одесские новости», что содержали ценную информацию о состоянии уголовной преступности и отдельные оперативно-розыскные акции Государственной стражи.

Характеризуя последний из определенных нами разновидностей источников исследования - мемуарную литературу, конечно же, заметим, что следует учитывать суб'єктивістський фактор при ее использовании. Но из-за этого отказываться от информации, которую сообщают нам в своих воспоминаниях современники событий, серьезному исследователю нельзя. Итак, отметим прежде всего большую роль для потомков воспоминания П. Скоропадского, которые в 1995 г. выдано в полном объеме 46.

Внимательное изучение этого произведения по сравнению с другими источниками позволяет прийти к выводу, что абсолютное большинство изложенного в нем материала подтверждается документально. Поэтому, несмотря на некоторые обвинения П. Скоропадского в попытке обелить свое государственное фиаско 47, следует признать его «Воспоминания» настоящим достижением современного источниковедения по истории украинской государственности. В нашем исследовании ссылки на мемуары гетмана помогли лучше проиллюстрировать документальный материал об особенностях кадровой политики в отношении комплектования его охранного аппарата, понять характер взаимоотношений с военным командованием немецко-австрийских союзников, осознать цель усиление уголовной направленности его законодательства, установить причины внедрения им военного положения в украинских губерниях в октябре и изменения общего политического курса страны в ноябре 1918 г.

Из мемуарной литературы также больше всего послужили нам воспоминания гетманского министра иностранных дел Д. Дорошенко, посла Украинского Государства В Вене. Липинского, соратника П. Скоропадского по берлинской эмиграции профессора С. Кузелі 48, «белого» генерала А. Деникина и адвоката А. Гольденвейзера 49, «красного» командующего В. Антонова-Овсеенко и руководителей большевистского подполья на территории Украинского Государства 50, известного анархо-коммуниста Н. Махно и его начальника штаба В. Билаша 51. Несмотря на всю фрагментарность освещения в них вопросов, связанных с созданием и деятельностью охранного аппарата Украинского Государства, они имеют необычные сведения, которые позволили восполнить те пробелы в информационном пространстве монографии, что оставались за отсутствия соответствующих документов.

Понятно, что не все факты, касающиеся охранной системы гетманата П. Скоропадского, нашли место в книге. Вне ее содержанием осталось немало вопросов, требующих в настоящее время научной проработки. Автор не ставил целью полное освещение темы, а предлагает читателю один из взглядов на роль и место охранного аппарата в общественной жизни вообще и Украинского Государства 1918 г. в частности.

Книга: Охранный аппарат Украинского государства (апрель - декабрь 1918 г.)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Охранный аппарат Украинского государства (апрель - декабрь 1918 г.)
2. 2.1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ ГЕТМАНСКОГО ОХРАННОГО АППАРАТА
3. 2.2. ПРАВООХРАНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА, БОЛЬШЕВИСТСКИХ СОВЕТОВ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ РАДЫ В УКРАИНЕ В 1917 Г.
4. 2.3. ОХРАННЫЕ ЯЧЕЙКИ УНР И СОВЕТСКИХ «ЮЖНЫХ РЕСПУБЛИК» В КОНЦЕ 1917 Г. - В АПРЕЛЕ 1918 Г.
5. 2.4. АНАРХО-КРИМИНАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ КАК ОДНА ИЗ ПРЕДПОСЫЛОК ПРИХОДА К ВЛАСТИ ГЕНЕРАЛА П. СКОРОПАДСКОГО
6. 2.5. ГЕТМАНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПОСТРОЕНИЯ ОХРАННОГО АППАРАТА И ЕЕ НОРМАТИВНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
7. 3.1. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ И ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА
8. 3.2. КАДРОВАЯ РАБОТА И СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА СЛУЖАЩИХ
9. 3.3. МАТЕРИАЛЬНОЕ СНАБЖЕНИЕ, СНАРЯЖЕНИЕ И ОБОРУДОВАНИЕ КАРАУЛЬНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ
10. 3.4. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СЛУЖЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
11. 4.1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ГЕТМАНСКОЙ ВОЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ
12. 4.2. ЦЕНТРАЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ И ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВОЕННО-ОХРАННЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ
13. 4.3. ВОИНСКИЕ ЧАСТИ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ
14. 4.4. ВОЕНИЗИРОВАННАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ И СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА
15. 5.1. ОРГАНЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
16. 5.2. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ОХРАНА
17. 5.3. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСНАЯ СТРАЖА
18. 6.1. ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ ОХРАННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ
19. 6.2. УКРАИНСКАЯ ВОЕННО-КАЗАЦКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
20. 6.3. «ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЕ» ОТРЯДЫ САМООБОРОНЫ
21. 6.4. ГОРОДСКИЕ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЕ ДРУЖИНЫ
22. 7.1. ГЕТМАНСКАЯ ЮСТИЦИЯ «ГРАЖДАНСКОГО ВЕДОМСТВА»
23. 7.2. ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА ГЕТМАНАТА
24. 7.3. НЕМЕЦКО-АВСТРИЙСКАЯ ВОЕННАЯ ЮСТИЦИЯ
25. 7.4. ОХРАННЫЙ АППАРАТ УКРАИНСКОГО ГОСУДАРСТВА ВО ВРЕМЯ СВЕРЖЕНИЯ ГЕТМАНАТА П. СКОРОПАДСКОГО
26. 7.5. ИТОГИ

На предыдущую