lybs.ru
У некоторых и суд совести - товарищеский. / Николай Левицкий


Книга: Галина Леонтьевна Рубанова, Владимир Андреевич Моторный История зарубежной литературы средних веков (1982)


Бретонский цикл. Сюжеты произведений бретонского цикла связаны с бретонськими (кельтскими) фольклорными источниками. Кельтские предания богатые не только живописной фантастикой, но и любовными [98] мотивам, что способствовало усвоению их куртуазними авторами. Конечно, материал этот переосмислювався в духе идеологии тех времен. Из огромного количества бретонских повестей по идейно-тематическому признаку выделяют: 1) бретонские лэ, 2) романы про Тристана и Изольду, 3) артурівські романы, 4) романы о святом Граале.

Бретонские лэ - это небольшие стихотворные новеллы любовного содержания (от 200 до 1000 строк). Характерными чертами ле является лаконизм, большая зконцентро-направленность содержания, фантастика. На первом плане у них всегда остро конфликтная ситуация - несчастливое или трагической любви. Влюбленная пара обычно противопоставляется обществу, его нормам и законам (любовь замужней женщины, семейная запрет, любовь героя к феи и др.). За основу бретонских лэ брались кельтские сюжеты с их сказочной фантастикой. Постепенно ле звільнювались от фантастического элемента, неизменно сохраняя при этом мотив несчастной любви. Эта заостренность любовной ситуации в ле, игра глубоких неподвластных воле героев страстей повлияли в свое время на куртуазный роман. Настоящим мастером этого жанра была талантливая поэтесса, которая назвала себя Марией Французской (вторая половина XII в.). Происходила она, наверное, из Нормандии и принадлежала к аристократическому кругу. Для своих трогательных любовных сюжетов она использовала бретонские народные песни и предания, но, обрабатывая народные сюжеты, поэтесса вносила в них черты современного ей рыцарского быта и мировосприятия. Двенадцать ле Марии Французской одинаковые по содержанию и стилю. Не куртуазну любовь и служение даме, а нежное, искренняя любовь, взаимное влечение двух чистых сердец воспевает французская поетеса. ее поэзия проникнута сочувствием к простым людям, особенно к влюбленных пар, которых преследует общество или семья. Она одной из первых обратилась к обработки кельтского материала о любви Тристана и Изольды (ле «О козолист»). Бретонский основа ощутима и в новелле «Ланвіль». Это рассказ об одном из рыцарей легендарного короля Артура, который стал избранником феи. По требованию королевы Генієври, влюбленной в рыцаря, он вынужден был признаться, что любит другую, которая является прекраснейшим за королеву. Нарушение тайны любви приводит (по кельтским поверьям) к разрыву между влюбленными. Но чувство Ланвіля настолько прочные, что он навсегда покинул общество и помчался за своей возлюбленной в зачарованный край. [99]

Лиризм, свежесть, высокую поэтичность этих малых повестей очень ценил Гете, который назвал сборник Марии Французской «жемчужиной средневековой поэзии». Бретонские лэ были популярны почти век и как жанр влились в куртуазный роман во второй половине XIII в.

Романы про Тристана и Изольду. Куртуазные романы о любви рыцаря Тристана к королеве. Изольды принадлежат к числу самых популярных в средневековье, а изучение их со временем превратилось в целую отрасль медиевистики. Возникли они на основе кельтских народных преданий, 3 того, что сохранилось, наиболее значительными являются стихотворные романы французского жонглера Берулля и нормандца Тома. Роман Берулля (более архаичный по содержанию) привлекает своей наивностью, роман Тома - куртуазною изысканностью и хорошим литературным проработкой. Оба произведения возникли около 1170 г. и сохранились в отрывках. Около 1230 г. появляется первая прозаическая французская обработка этого романа, в которой уже присутствуют персонажи из романов Круглого Стола, что связывает сюжет про Тристана и Изольду с циклом артурівських романов.

Роман дает определенное представление о феодальную действительность, хотя феодальные отношения представлены в нем достаточно архаично. Отец Тристана, король Рива-лен, погиб, защищая свои владения от давнего врага - феодала-соседа. Мать умерла с горя. Ко-ролевич-сирота случайно попадает в Корнуолл, где правит его дядя Марк. Тристан - образцовый рыцарь. Он не побоялся вступить в поединок с могучим великаном Моргольтом Ирландским и избавил страну Марка от унизительной зависимости. Король Марк любит племянника и видит в нем своего наследника. В романе отражена слабость королевской власти в этот период. Бароны, вассалы Марка, завидуя успехам Тристана, требуют от короля, чтобы он женился и дал им законного наследника, иначе они поднимут восстание. В рассказ каждый раз вплетаются фантастические сказочные мотивы. Так, Тристан хочет висватати королю Изольду Золотоволосую (он видел ее раньше в Ирландии, куда его, раненого отравленным мечом богатыря Моргольта, занесли морские волны). Однако получить прекрасную королеву он смог только убив дракона-людоеда, который вселял ужас во всю страну. Мать Изольды дает в дорогу дочке любовное зелье, чтобы она выпила его с королем Марком и они стали счастливыми супругами. И во время морского путешествия Изольда [100] и Тристан в жару случайно выпили это волшебное вино, и любовь захлестнула их навсегда. Она принесла' им безграничное счастье, но и стала причиной их смерти, потому что «было не вино, а страсть, жгучая радость и безграничная тоска, гибель». Став женой короля, Изольда не может не встречаться с любимым. Через жестокие препятствия они вынуждены расстаться. Тристан покидает владения дяди и на чужбине, в Бретани, с отчаяния женится с Изольдой Білорукою. И для нее он только брат. Ни красота ее, ни преданность не могут вытеснить с Трістанового' сердца образ Изольды Золотоволосой. Трагически заканчивается их любовь. Смертельно раненый Тристан посылает за Изольдой Златовлаской, приказывая при возврате поднять на корабле белые паруса, если она сможет приехать, если нет - то черные. Изольда, охваченная страхом за жизнь близкому ей человеку, убегает от короля в Бретань к Тристану. Но когда на горизонте появился корабль, обиженная Изольда Білорука сказала, что видит черные паруса. Тристан умирает. Умирает и Изольда Злотоволоса. их похоронили по обеим сторонам часовни. Цветущий терн, что вырос за ночь на могиле Тристана, перерос через часовню на Ізольдину могилу. Трижды рубили Куст, и трижды вырастал он. как символ нерушимости их любви, сильнее от смерти.

Исключительная популярность романа в течение нескольких веков обусловлена изображением чрезвычайной глубины и преданности в любви. Это не любовь-поклонение, которую воспевали трубадуры, а могучее земное чувство, лишенное всякого платонизма. Любовь Тристана и Изольды вступает в конфликт с феодально-церковными законами и обычаями. Согласно официальной моралью, оно является преступным и заслуживает наказания. Юные влюбленные также проникнуты сознанием священности и нерушимости брака. Они понимают, что им не быть вместе, но и не в силах пережить розлуки. их вечная судьба - страстный поезд и одновременно бегство друг от друга и снова всевластная любовь, которая вселяет в них отчаянную смелость и готовность любыми путями достичь счастья. Но «незаконности» их отношений, осознание безысходности положения и безрезультатности их отношений неумолимо ведет героев к трагическому концу.

Определенная психологическая глубина и утонченность свойственны образа Тристана. Он не может жить без Изольды, но он в отчаянии и от того, что им приходится обманывать короля Марка, с которым у Тристана сложились дружеские отношения. Король для него не только [101] родственник, но и друг, наставник, его сеньор, и рыцарская честь требует от Тристана вассальной верности. Доброта и готовность Марка простить юную пару только усугубляют чувство вины и моральные страдания Тристана.

Тяжелые испытания легли на плечи юной королевы. Женщина в феодальном обществе даже с таким высоким и блестящим положением, как у Изольды, не имела таких прав, как мужчина. За супружескую измену женщина расплачивалась честью, свободой, а иногда - жизнью. Вот почему Изольда борется за свое человеческое и женское счастье всеми доступными ей средствами. Она предстает перед нами не только чистой и прекрасной в своей любви и бесконечной верности Трістанові, но и хитрой, неблагодарным и даже жестокой.

Сам король Марк - также жертва феодально-рыцарских условностей. Старый человек, он по воле своих вассалов женился и должен теперь преследовать молодую жену и племянника, к которому привязался всем сердцем. Под нажимом баронов он соглашается сжечь Изольду или отдать ее толпе прокаженных. Однако благородство и великодушие побеждают в нем. Король жалеет Тристана и Изольду. Так, найдя их в лесу (когда Тристан и Изольда спали), он не воспользовался их беззащитностью и покинул убежище влюбленных, его тайная скорбь и постоянное желание честных отношений с женой и племянником, которого он полюбил как сына, вызывают сочувствие и уважение к этой старой одинокого человека, которая в силу обстоятельств оказалась в ложном положении.

Женитьба Тристана в далекой Бретани - шаг отчаяния, мучительная попытка забыть Изольду, вырваться из круга их сложных отношений и вернуть свою рыцарскую честь. Но все напрасно. Тристан и Изольда не могут забыть друг друга. Фольклорный мотив всевластия волшебного зелья здесь легко воспринимается как неумолимое противоречие жизни, невмолимість обстоятельств, сложность человеческой души. Женитьба Тристана лишь увеличило душевные муки влюбленных и втянуло в стихию страдания новые жертвы. Изольда Білорука, которая так нежно и самоотверженно любит Тристана, не претерпела семейных радостей. ее брат Каердін, верные Горвеналь и Бранжієна также не могут быть спокойными. Но цельность чувств Тристана и Изольды вызывает уважение и сочувствие, поэтому не только их друзья, но и много людей разных сословий, особенно простых людей, помогающие влюбленным [102] во время скитаний. Таким образом, в романе содержится объективная критика феодального общества, звучит протест против жестоких брачных учреждений и прославляется земная любовь, которая преодолевает все препятствия, возвеличивает человека и торжествует даже над смертью.

Успех романа обеспечила не только любовная тематика (которая была слабо разработана в средневековой литературе) - роман привлекает раскрытием духовного мира героев, попыткой раскрыть психологию любви, что было неизвестным для других средневековых жанров *. Привлекают внимание также картины тогдашнего быта, изображения людей разных слоев, обычаев, «божьих судов» и др. Во всем романе ощутимое влияние кельтской сюжетной первоосновы. Это проявляется, в частности, в географии произведения (события разворачиваются на «кельтском» территории - Ирландия, Уэльс, Корнуолл, французская Бретань), в старинном устройстве домов, где, например, ручей протекает через комнату и др. Важную роль в нем играют фольклорно-сказочные мотивы и представления: подвиги, предшествующие сватовству Тристана, поединки с могучими богатырями, с драконами, морские плавания наугад и др.

* Исследователи считают, что в кельтских источниках романа про Тристана и Изольду преобладает не мотив «любовь - смерть», а мотив «охота за человеком». Безвыходная ситуация, в которой оказалась юная пара, переступив общепринятые законы, уже прирікла их на гибель. В кельтских сказаниях все внимание сосредоточено на внешней стороне - скитаниях героев, попытках спасти свою жизнь от неминуемой гибели.

Прозаический роман про Тристана и Изольду сохранился в нескольких десятках рукописей. Французские романы (особенно роман Тома) вызвали множество подражаний и переводов. Разработка этого сюжета известна английском, испанском, итальянском, норвежском и некоторыми славянскими языками. Наиболее значительным из них является немецкий стихотворный роман Готфрида Страсбургского (начало XIII в.). Впервые роман был напечатан в конце XV в.

История Тристана и Изольды оставила заметный след в мировом искусстве. Так, по мотивам этого романа Г. Вагнер создал известную музыкальную драму «Тристан и Изольда», Леся Украинка написала прекрасную поэму «Изольда Білорука». Российский и украинский переводы создавались на основе двух обработок, проведенных выдающимися французскими медієвістами начале XX вв. П. Шампіоном и Же. Бедье. Первый использовал рукопись XV в., второй переработал роман Тома с помощью текста Готфрида Страсбургского. Обработку Же. Бедье украинском языке перевел М. Рыльский.

Артурівські романы. В течение веков чрезвычайно популярными были так называемые артурівські романы (или романы Круглого Стола), связанные с именем легендарного героя кельтских преданий. Сказание [103] о короле Артуре зародились в глубокой древности, когда у кельтов складывались сказания о героях племени. Именно имя Артура появилось в преданиях позже - в эпоху ожесточенной борьбы кельтов с англами и саксами (V-VI вв.). Он выступал в преданиях как главный герой и вождь кельтского сопротивления. В сказочной «Истории королей Британии» (около 1137 г.) Гальфреда Монмутского Артур уже показан как могучий повелитель всей Британии и значительной части Европы. Используя кельтские предания, Гальфред создает полный см. жизнеописание доблестного и мудрого короля. В 1155 г. «История» Гальфреда была переведена нормандцем Васом французском языке, что сделало имя Артура еще более популярным и модным. Используя бретонские предания, Вас ввел в текст немало дополнений, особенно из рыцарского быта, а главное - деталь круглого стола: будто Артур приказал поставить в своем замке круглый стол, чтобы на банкете не было почетных и непочесних мест, чтобы все чувствовали себя равными. В текстах Гальфреда и Васа старинные переводы подвергались обработке в духе идеологии своего времени. В частности, попытки правителей держать в повиновении своих часто непослушных вассалов воплощено в идее содружества короля Артура и рыцарей Круглого Стола. Двор Артура и его прекрасной жены Генієври изображен как сосредоточение рыцарского мира. Каждый благородный рыцарь мечтает быть принятым здесь, чтобы научиться куртуазії, проявить свою ратную доблесть в подвигах и авантюрах. Кроме короля и королевы, в артурівські романы перешли и другие персонажи из их окружения: племянник короля Ховен, бесстрашный рыцарь и Дон Жуан; фанфарон и неудачник сенешаль Кей, досадный Модрет, фея Моргана, волшебник Мерлин и др. Сюжетная модель Гальфреда-Васа оказалась чрезвычайно продуктивной. На ее основе европейские авторы создали сюжетно разнообразные яркие варианты.

Настоящим творцом артурівського романа является выдающийся французский эпик Кретьен де Труа (вторая половина XII в.). Он создал новаторский в проблематичному и художественном отношении тип романа, который больше всего удовлетворял его запросы времени. Мы мало знаем о жизни эпика. Известно, что происходил он из Шампани и, возможно, был связан с феодальными дворами Северо-Восточной Франции (в частности, с двором Марии Шампанской), где увлекались куртуазною поэзией. Поэт пробовал свои силы в разных жанрах (лирика, поэма, переработка произведений [104] Овидия), но наиболее полно его одаренность проявилась в жанре романа. Произведения Кретьена де Труа принадлежат к лучшим образцам куртуазной эпоса. Как поэт и человек он полон сознания своей значимости, что было редкостью в средневековом искусстве. Он имеет собственную концепцию мира и человека, собственную стилевую манеру. Поэта волновали главным образом морально-этические проблемы. «Магистральный» сюжет его произведений можно определить примерно так: «молодой герой (-рыцарь) в поисках моральной гармонии» (1). В пяти его романах наследуется схема артурівського двора из хроник Гальфреда-Васа, но Кретьен дает новую картину художественной действительности. События в его произведениях разворачиваются в королевстве Артура, будто занимает значительную часть Европы, но границы его с другими государствами не уточняются, время действия тоже не определен. Ясно только, что мир Артура существует давно, всегда. Наверное, автор противопоставляет идеальную страну Артура рыцарском обществу, далеком от его идеала. Однако фантастический (время - ирреальный) мир романов Кретьена сосуществует с исторически и реально достоверной действительностью. Художник создает картину современного ему рыцарского бытия и раскрывает его существенные проблемы. Подробно и точно изображаются будни и праздники его современников при дворах королей, в замках сеньоров, в городе; есть также намеки на исторические события, фигурируют названия известных городов и т.д. Книги Кретьена насыщенные кельтской фантастикой (это типичное для бретонского романа). Эта ориентация на вымысел, чудо вообще характерно для мировосприятия средневекового человека. Тогда не существовало устоявшейся границы между реальным и сверхъестественным; удивительное воспринимаем как возможное, действительное. Точная дата написания романов неизвестна. Они создавались в период с 1170 по 1191 pp. И уже в первом произведении Кретьен проявил себя новатором, его «Эрек и Еніда» является образцом нового куртуазной романа, в котором большое место отводится «авантюрам» - приключениям и рыцарским подвигам, а также мира интимных чувств. Автор стремится раскрыть проблему - совместимы ли любовь, брак с доблестью и воинским долгом рыцаря? Первая часть романа полна света, радости, счастья. Королевич Эрек один из рыцарей при дворе Артура, встречает девушку необыкновенной красоты. Это - Еніда, дочь обедневшего рыцаря. Эрек привозит ее ко двору Артура. Даже в старом залатаному платье Еніда покоряет всех красотой и изяществом. Считают, что портрет Еніди (белокурые [105] золотистые волосы, голубые глаза-звезды, розовые щеки и т.д.) надолго определил эталон женской красоты. Не случайно Ронсару и Шекспиру через четыре века пришлось в своей лирике отстаивать другой идеал - очарование женщин со смуглым лицом и темными волосами. Став королем после смерти отца, Эрек уединяется с женой в замке. В супружеской любви, радостной и спокойной, он забывает об обязанности сюзерена, что возмущает его вассалов - ведь король должен защищать их интересы. Позор мужа гнетет душу Еніди. Как-то раз ночью она відважилась признаться ему: «Теперь все смеются с вас... и называют вас трусом». Разгневанный Эрек немедленно собрался в дорогу, сгорая от желания доказать всем (а главное - жене), что он, как и раньше, отважный и готов на любые подвиги.

(1) Михайлов А. Д. Французский рыцарский роман - М.: Наука, 1976, с. 133.

Вторая часть романа насыщена «авантюрами». Эрек и Еніда вступают в стихию леса, в мир мрачной и тревожной неизвестности. По приказу мужа, Еніда едет вперед. ее красота должна навлечь на нее беду, но она не смеет предупреждать мужа о близкой опасности. Он сам проявит доблесть, спасая ее столько раз, сколько это будет необходимо. И Еніда не'Завжди могла сдержаться, чтобы не нарушить этот запрет. Однажды, благодаря своему мужеству и находчивости, она спасает человека от смерти, а себя - от бесчестия. Автор не увлекается описанием исключительно «внешних» препятствий; он раскрывает внутренний мир своих героев, показывает эволюцию их чувств. Эрек пытается приглушить свою любовь к Еніди, и она страдает от этого. Так поддается проверке доблесть и мужество Ерека и глубина чувств Еніди. Любовь выдержало все испытания и заново, победоносное и тріумфуюче, вернуло им радость взаимного общения. Только теперь оно не мешает активной деятельности Ерека. Как и положено рыцарю, он снова совершает подвиги. По мнению автора, любовь не должно порабощать мужа (в центре внимания Кретьена - рыцарь, а не дама). Согласно его концепции, брак, супружество - это связь равных. Любовь и рыцарские обязанности должны гармонировать, а не противоречить друг другу. Автор считает, что женщина должна быть не только женой, но и подругой, дамой, которая вдохновляет мужчину на подвиги и доблесть. Сквозной в романе есть мысль о большую воспитательную роль подвига: в опасностях закаляется мужество, раскрываются все духовные возможности человека. Ощутимая [106] в романе также скрытая полемика с концепцией любви, выдвинутой в «Тристане и Изольде». Еще более выраженной эта полемика выступает в следующем произведении Кретьена - «Кліжес», сюжетная схема которого подобна «Тристана», но любовь здесь подчинено контролю ума и лишено трагически-роковой неизбежности. Брак у Кретьена освящен взаимной любовью. В словах героини - «душа и тело в одном» - звучит упрек Изольде, которая без любви согласилась стать женой короля.

В романе широко введены пословицы, поговорки, афоризмы, сентенции и др.* Они играют разную роль: используются с дидактической целью, для уточнения идеи произведения, оказания иронической тональности, для индивидуализации речи героев и т.д.

* В эпоху Кретьена де Труа, согласно правилам тогдашней риторике, пословицы, сентенции, афоризмы были обязательными атрибутами литературных произведений.

Третий роман - «Ланселот, или Рыцарь Телеги» (созданный, вероятно, по заказу Марии Шампанской) - выдержан в духе куртуазной понимание любви. Славный рыцарь Ланселот влюблен в королеву Генієвру и ради нее готов не только на бездумную отвагу, но и на унижение. Так, чтобы найти похищенную неизвестным рыцарем Генієвру, он соглашается даже проехаться на повозке, покрывавшими позором рыцарскую честь. Но гордая и капризная дама отворачивается от растерянного обожню-и вача - она видела его минутное колебание перед тем, как сесть на телегу. Ошалевший от любви и отчаяния, Ланселот готов на самоубийство, но прощен наконец королевой, добивается права на свидание в ее спальне. В романе торжествует куртуазная любовь: рыцарь васально служит даме, посвящает ей жизнь. Автор дает немало рецептов относительно того, как должен вести себя рыцарь, чтобы стать «идеальным» куртуазним поклонником. Этого произведения Кретьен не дописал (поручил завершить одном из последователей) . Видимо, такая интерпретация любовных отношений не соответствовала взглядам поэта, подтверждением чего могут быть нотки иронии, ощутимой в авторских оценках.

В романе «Івейн, или Рыцарь Льва» Кретьен отходит от крайностей куртуазної любовной доктрины - он утверждает мысль, что только осмысленность и общественная польза подвига присущие настоящему рыцарю. Завязка романа осуществляется на основе кельтской фантастики. Рыцари Артура узнали об удивительной «авантюру»: в лесу есть волшебный источник, воду которого опасно тревожить - поднимается страшная буря, появляется черный рыцарь и непременно убивает каждого, кто посмел нарушить лесной [107] спокойствие. Услышав это, рыцарь Івейн сразу же отправляется в лесные чащи; в поединке он смертельно ранит черного рыцаря. Пленник в замке погибшего, он страстно влюбляется во вдову черного принца, прекрасную Лодіну, и убеждает ее выйти за него замуж. Король Артур и рыцари зовут Івейна принять участие в рыцарских забавах и авантюрах.

В кругу друзей Івейн забывает о жене и полтора года беззаботно проводит в пирах и турнирах. Спохватившись, Івейн спешит в замок, но обиженная Лодіна не впустила его даже за ворота. Івейн в отчаянии отправляется куда глаза глядят. От любви он теряет разум и в безумии совершает немало подвигов, в частности вытаскивает из лапы хромого льва огромную занозу, и тот становится его верным спутником. Наконец супруги помирились и снова стал счастливым. Под влиянием душевного потрясения происходит прозрение Івейна. Он снова осуществляет авантюрные поступки, но теперь это не просто забава - его подвиги приносят людям пользу: он помогает бедным, защищает слабых и обездоленных, наказывает обидчиков. Благодаря доблести и душевному благородству Івейн становится одним из прославленных рыцарей Круглого Стола.

Роман отличается тонкими наблюдениями над душевными переживаниями героев. Автор, например, умело передает оттенки чувств Лодіни и не без иронии раскрывает скрытые мотивы ее поступков. Сначала она жаждет мести, но из ненависти быстро рождается любовь к Івейна. Высокомерная и тщеславная, она постепенно приходит к пониманию, что жена должна быть не только гордой дамой, а простой и задушевной подругой своего мужа.

Романы о святом Граале. Эта группа бретонских романов является попыткой сочетания светского рыцарского идеала с господствующими религиозными догмами. В трактовке символики Грааля и морально-этического идеала, который с ним связан, немало различий. Это в значительной степени объясняется тем, что в развитии мифа о Граале есть несколько наслоений. В языческих верованиях и ритуалах с Граалем связанные отголоски культа плодородия; в кельтском фольклоре Грааль - это талисман, способный насыщать и поддерживать силы людей; в христианстве Грааль - чаша-дароносица.

Очень популярное произведение Кретьена де Труа «Персеваль, или Повесть о Граале» является одной из первых [108] попыток обработки сказанию о Граале. История рыцаря Персивалю начинается с детства, его мать, муж и старшие сыновья которой погибли на войнах и турнирах, хочет уберечь от опасностей рыцарского бытия младшего сына и скрывается с ним в глухом лесу. Но случайная встреча с рыцарями вызвала в юноше жажду доблестных подвигов. На горе матери, он покидает их лесной приют и вместе с Говеном, Персевалем и другими рыцарями Круглого Стола отправляется на поиски Грааля, изображенного в романе в виде блестящей сосуда, способной исцелять и творить добро. Роман Кретьена остался незаконченным, а символика Грааля - не раскрытой до конца. Последователи Кретьена по-разному представляли Грааль, часто в религиозно-мистическом духе, связывая символ Грааля с христианским смирением и идеей аскетизма.

На современном этапе исследования романа Кретьена символика Грааля рассматривается как многослойный и сложный идеал, связанный главным образом с проблемой морально-этического воспитания молодого человека, утверждение в ней чувство ответственности и необходимости выполнения определенных морально-этических норм: помогать дамам и девушкам, достойно вести себя в их обществе, уважать старших и уважаемых лиц и т.д. Впервые в романе «Пер-севаль» поставлена проблема самоотречения во имя долга. Таким образом, объективно в романе доминирует идеал не религиозного, а гуманистического характера. В центре внимания - проблемы образования, нравственного самосовершенствования, которые, по мнению Кретьена, являются актуальными на протяжении всей жизни. Традиционная для куртуазної литературы любовная тема в «Персеваль» явно на втором месте. Кретьен ставит также под сомнение полезность прописных истин, он на стороне знаний, которые сложились на основе опыта, ума. Поэтому в романе чувствуется желание отказаться от всякого рода готовых поучительных сентенций и заменить их наукой активной жизни.

Тип странствующего рыцаря, созданный Кретьеном, и его нравственный идеал окажется живучим и будет существовать несколько веков, вплоть до Сервантеса. Проблемы, затронутые в «Персеваль», найдут более глубокую разработку в творчестве немецкого поэта XIII в. Вольфрама фон Эшенбаха - автора известного романа «Парцифаль».

Стиль романов Кретьена имеет ряд своих особенностей. Нарушая морально-этические проблемы, он избегает открытого дидактизма, умело сочетает глубокий [109] для того времени психологический анализ с динамикой действий. В рамках видуманого артурівського мира поэт воспроизводит реальные отношения и реальные картины жизни, благодаря чему произведение имеет немалую историко-пиз-навальну ценность. Поэт выработал новые приемы стихосложения и создал образец точного и гибкого диалога. Кретьен де Труа - центральная фигура в европейском куртуазном романе, его «авантюрный» (и воспитательный одновременно) роман оказался наиболее продуктивным образцом в рамках этого жанра. Высокий нравственный идеал, постановка ряда важных этических проблем, блестящая художественное мастерство французского поэта совершили большое влияние на романистов следующих поколений, вызвав огромное количество подражаний, переводов во Франции и за ее пределами.

К циклу бретонских повестей следует отнести известную повесть «Мул без узды» (конец XII в.), автор которой прикрылся псевдонимом Пайен де Мезьер *. Повесть начинается с появления при дворе Арту-ра неизвестной девицы на иле, которая горько плачет и просит помочь ей найти потерянную уздечку. На помощь бросается сенешаль Кей, но, как всегда, неудачно. Дело доводит до конца бесстрашный Ховен, который, совершив ряд подвигов, возвращает уздечку ее обладательнице и этим снимает страшное заклят-я из ее страны. Анонимный подражатель Кретьена использует модель его романов, но до печалей и радостей своих героев относится со снисходительной улыбкой, что дает некоторым исследователям основания считать это произведение пародией на артурівські романы.

* Пайен де Мезьер - язычник из Мезьера; по аналогии с Кретьеном де Труа - христианин из Труа.

Книга: Галина Леонтьевна Рубанова, Владимир Андреевич Моторный История зарубежной литературы средних веков (1982)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Галина Леонтьевна Рубанова, Владимир Андреевич Моторный История зарубежной литературы средних веков (1982)
2. 1. Литература периода разложения родового строя и становления...
3. 1.1. Кельтский эпос Значительную роль в развитии материальной...
4. 1.2. Германский героический эпос. Отражение его в...
5. Англосаксонская «Поэма о Беовульфа». В середине V в.....
6. 1.3. Древньоскандінавська литература Особое место в...
7. Еддична поэзия. Сборник «Старшая Эдда» составлена во второй...
8. Поэзия скальдів. В Норвегии и Исландии на протяжении XI-XIII вв....
9. Выдающимся исландским поэтом, ученым и политическим деятелем был...
10. 1.4. Литература на латинском языке Долгое время, пока не...
11. Одной из значительных средневековых памятников является поэма «Вальтарій»,...
12. 2. Литература развитого феодализма Процесс становления...
13. 2.1. Французский героический эпос На территории современной...
14. 2.2. Испанский героический эпос История Испании имеет важное...
15. 2.3. Немецкий героический эпос Империя Карла Великого...
16. 2.4. Южнославянский героический эпос Жанр героического...
17. 2.5. Литература на латинском языке
18. Пьер Абеляр. Центральной фигурой духовной жизни образованного...
19. Лирика трубадуров и труверов. Рыцарская лирика возникла на...
20. Жанры лирики трубадуров. Самым высоким лирическим жанром была канцона...
21. Мінезанг. В Германии рыцарская лирика развивается в конце...
22. Рыцарский роман. Родиной рыцарского романа является Северная...
23. Бретонский цикл. Сюжеты произведений бретонского цикла связаны с...
24. Византийский цикл. Так называемые византийские романы - это достаточно...
25. 2.7. Городская и народная литература XII-XIII вв. в Западной...

На предыдущую