lybs.ru
Любая свобода, как правило, теряется постепенно. / Дэвид Юм


Книга: Галина Леонтьевна Рубанова, Владимир Андреевич Моторный История зарубежной литературы средних веков (1982)


2.7. Городская и народная литература

С XII-XIII вв. в Западной Европе в результате роста производительных сил и обособление ремесла от сельского хозяйства происходит быстрое развитие городов. Распределение ремесел по цеховых организациях, рост внутренней и внешней торговли обеспечивают городам все больший вес в экономической и политической жизни европейских стран. Много городов, особенно в Южной Франции, Италии, Фландрии, рано приобретают независимость, иногда в жестокой борьбе, защищая свои права и свободу. Войны, феодальные распри, стычки между сеньорами и городами тормозили их развитие. Население городов, которое получилось главным образом из крепостного крестьянства, выступали против феодального сеньйорства, тяготело к централизованной власти, государственного единства и поэтому поддерживало короля в его борьбе с анархічними стремлениями строптивой знати. Союз королевской власти и городов сыграл важную роль в историческом процессе становления государственности и национального объединения народов Европы. Что касается мелкого и среднего рыцарства, то в результате распада натурального хозяйства оно входило в контакт с городским населением, присоединяясь к городского патрициата. В руках молодой буржуазии постепенно сосредотачиваются значительные богатства неуклонно усиливает ее влияние. Средневековый город становится не только мощной экономической силой, но и административно-политическим и культурным центром. [114]

(1) Средневековьій роман и повесть /Вступит. статья и приложение А. Д. Мы-хайлова.- М.: Худож. литература, 1974, с. 27.

Престижа городов способствует подъем градостроительства и архитектуры - основы синтеза средневекового искусства. В XI-XII вв. в Европе царит так называемый романский стиль, представленный мощными строениями - замками-крепостями, храмами-крепостями, которые впитали в себя строгий, наполненный войнами дух эпохи и постоянную необходимость в защите. Но уже в середине XII в. начинается торжество готики - свидетельство могущества и расцвета средневекового города-коммуны. Готический стиль увековечил себя прежде всего в архитектуре, в грандиозных соборах и ратушах европейских городов XII-XIV вв. Собор великого средневекового города был не только местом богослужения, но и центром общественной жизни. Например, в Соборе Парижской богоматери (Нотр Дам) заседал парламент, читались университетские лекции, ставились мистерии. При военной угрозе собор легко вмещал все население города и становился крепостью! Большим был эстетический влияние готических творений. Выпуклые украшения, множество скульптур, барельефы, висячие арки, капризная каменная резьба, монументальные витражи украшали эти сооружения извне и зсередини. их величественные порталы, нарядные башни и звонницы придавали зданиям праздничного торжества.

С развитием городов возникают светские школы, а на их базе - первые европейские университеты. В конце XII в. в Европе распространяется научная и философская система испанского ученого араба Ибн-Рош-да (Аверроэса). Последователь материалистических идей Аристотеля, он учил, что миром управляют естественные законы, что материя вечна и, таким образом, отвергал идею «божественного» происхождения мира. Благодаря углублению интереса к античности, к неизвестным ранее трудов Аристотеля и трудов арабских ученых происходит значительное подъема философской и научной мысли.

Несмотря на все усилия папства, инквизиции, направленные на укрепление религиозности и правовір'я, процесс секуляризации продолжался. Новые веяния проникают и в лоно церкви, о чем свидетельствует возникновение все новых ересей. Высокого уровня достигает схоластика, которая тяготеет к рационалистического мышления. XII-XIII вв. выдвигает своих средневековых мыслителей. Ученый-монах итальянец Фома Аквинский (1226--1274) на базе античности и арабских рукописей пытается примирить рационалистические знания с христианским учением. Англичанин Роджер Бэкон (1214-1294) доходит до эмпирического естествознания. По его мнению, целью науки является овладение [115] тайнами природы; философия должна опираться на опыт, конкретные науки, особенно математику и оптику. В XIII-XIV вв. достигает вершины одно из направлений схоластики - номинализм, который был «первым выражением материализма»(1). Выдающимися представителями номинализма в период XI-XIV вв. были И. Росцеллін, Дунет Скотт, В. Оккам. Номиналисты признавали первичность предмета и вторичность понятия. Материалистические тенденции в теории номиналистов обусловили их связь с еретиками и оппозиционность в отношении католической церкви. Укрепление позиций светской идеологии способствует росту прослойки европейской интеллигенции и развитию различных наук. В частности, определенные достижения в медицине стимулируют борьбу со знахарством и предрассудками. Заинтересованность молодой буржуазии в равенстве перед законом влияет на становление правовых норм на возрожденном римскому, а не каноническом (церковном) праве. Город с его стремлением к законности и порядка, рационального мировосприятия становится новым центром, где «расцветает своя социально окрашенная культура, которая сыграла главную роль в формировании национальной культуры» (2).

(1) Маркс К-, Энгельс Ф. Произведения, т. 2, с. 135.

(2) История Франции, т. 1.-М.: Наука, 1972, с. 81.

Население городов состояло в основном из бывших крепостных-беглецов. На это, конечно, могли решиться только люди отчаянно смелые и активные. Город, словно магнит, притягивало их возможностью получить свободу. Недаром в те времена говорили, что «городской воздух делает свободным». Жизнь городского населения проходило в трудовой обстановке ремесленной мастерской, цеха, магазины, пристани, конторе, ратуше. В праздник - на городской площади, в кабаке, на лугу, в лесу за стенами города. Здесь царили свои интересы, вкусы, оценки.

Литература, которая создавалась в городе, отразила мировоззрение и бытие молодого третьего состояния. Разумеется, она не могла быть изолированной от других современных ему направлений (героического эпоса, поэзии вагантов, рыцарской литературы). Городская литература восприняла и усвоила определенные их черты, использовала, соответственно превращая, некоторые жанры, но по тематике, содержанию, идейной направленности и поэтикой она составила новое, отдельное направление тогдашней литературы.

Литература городов тесно связана с фольклором и сама нередко имеет чисто народный характер: отсюда яркие сюжеты и образы, острые сатирические приемы, антифеодальні и антиклерикальные настроения. Литература нового направления изображала реальность, [116] будничную сторону жизни и совершенно новый тип героя - простолюдина. ее положительный образ - горожанин и крестьянин, в нем подчеркиваются такие черты, как трудолюбие, энергичность, рассудительность, но ценится также ловкость, хитрость; город не любит слабых, хилых душой - его симпатии на стороне веселых, находчивых, настойчивых, которые находят выход из любого затруднительного положения. Вместе с тем подобные качества осуждаются, если они служат користолюбству и притеснениям.

Городская литература отмечается дидактизмом, поучительностью. В ней отразилась трезвая рассудочность, практицизм, жизненная стойкость горожан. Широко используя средства юмора и сатиры, она учит, высмеивает, обличает. Стиль этой литературы соответствует влечения к реалистичному изображению действительности. В противовес куртуазії рыцарской литературы, городскую литературу отмечает «приземленность», здравый смысл, а также грубоватый юмор, шутка, что иногда граничит с натурализмом. Речь ее близка к народной речи, городского говора. Представлена городская литература жанрам эпоса, лирики, драмы. Наибольшего расцвета она достигла во Франции.

Сатира и дидактика. Фабио, шванки. Самым любимым жанром городской литературы есть небольшое стихотворное повествование комического или сатирического содержания. Во Франции оно называлось фабио (лат. fabula - басня), в Германии - шванк (нем. Schwank - шутка). Это жанр народного происхождения. На протяжении веков в народе были популярны веселые развлекательные рассказы, басни, притчи, которые в период расцвета городов подверглись литературной обработке. Сохранилось около 150 фабио, примерно 60 из них принадлежит 30 авторам, другие - анонимные. Среди создателей фабио есть представители разных сословий (в том числе высокопоставленные лица рыцарского звания), но в основном это жонглеры и деклассированные клирики.

Стилистический анализ текстов показывает, что фабио - жанр провинциального происхождения, особенно распространен на северо-западе Франции, в Пикардии. Фабио отражают главным образом мировоззрение и вкусы горожан, но распространены они и среди крестьян, духовенства, дворян. Речь фабио приправленная грубоватым юмором и острым шуткой. Но в тех фабио, которые предназначались для слушателей замков и дворцов, грубовато-острый шутка (основа фабио) заменяется изысканной улыбкой, что приближает их к стилю рыцарской литературы. [117]

Тематика фабио разнообразна. Есть фабио развлекательного содержания, которые должны вызывать смех бессмысленно-комичной ситуацией. Но в основном это произведения поучительного содержания, цель которых не только развлекать, но и воспитывать. Много фабио имеют социальную окраску - в них прославляется простой человек, ее сообразительность, ум, умение постоять за себя. В комическом свете изображены высокомерие рыцарей, лицемерие духовенства. Длительная популярность фабио объясняется наличием в них так называемых вечных тем: их авторы высмеивают зависть, предрассудки, невежество и, особенно, скупость (жонглеры зависели от «милостей» покровителей, поэтому эта черта была для них особенно невыносимым). Часть фабио имеет ант'ифеміністичне окраску: в них рассказывается о «хитрости и вероломство» женщин, которые, мол, охотно предают своих мужчин. Очевидно, это обусловлено влиянием клерикальной литературы, которая в течение веков поучала, что женщина - греховное существо. Интересно, что женщин в этих рассказах искупают конечно собственно клирики. Авторы фабио явно высмеивают религиозную мораль, показывают, что духовенство проповедует ее заповеди, но же в них не верит и нарушает их. Таким образом, фабио имеющие антиклерикальную направленность. Объективно литература эта подрывала устои религиозного аскетизма и морали.

Автором популярных фабио был известный жонглер Рютбеф. Огонь своей сатиры он сосредоточил на духовенстве. В известном фабио «Завещание осла» рассказывается о священнике, который похоронил своего любимого осла на христианском кладбище. Когда его вызвал для объяснения епископ, кюре не растерялся и быстро положил на стол 20 экю, которые якобы осел завещал богу «на помин своей души». Епископ со словами «Бог простит его» схватил деньги. Автора радует изобретательность кюре, но свое произведение он заканчивает полным иронии выводом: «Вы видите, как с помощью денег этот осел стал христианином. Нет такого преступления, за которое нельзя было избежать казни с помощью полного кошелька».

Свою ненависть и презрение к монахам Рютбеф выразил в фабио «Сказание о брате Дениза». Юная Дениза мечтает посвятить себя служению богу и пресвятой Мадонне». Монах Симон (который погряз в грехах) уговаривает его поступить под видом юноши в францісканський орден. Наивная девица обрезает свои великолепные косы и, переодевшись в мужской костюм, [118] идет в монастырь, где ее с радостью встречает брат Симон. Однако одна дама случайно разоблачает розпутного монаха и того ждет расплата. Он униженно просит прощения, но слышит неумолимую ответ:

Подлый ханжа и лицемер.

Ты ведешь распутную жизнь.

Тот, кто повесит тебя,

Сделает прекрасное дело.

Горькая ирония, сарказм звучат в прологе к фабио Рютбефа «О душе вилана»: «Рай создан не для віланів. Об этом и в священном писании сказано. Ни за деньги, ни в награду за добрые поступки они не могут туда попасть. И это совершенно справедливо. Как! Вы хотите, чтобы какой-то голодранец жил вместе с властелинами неба? Ад - вот где они должны быть!»

У фабио «О вилана, который тяжбою одержал рай» народный автор висмією даже святых. Апостол Петр, привратник рая, не впускает в него душу вилана, говоря, что там нет места «подлому люду». Вилан вступает в спор с Петром и другими апостолами, напоминает им их вины, отречение от Христа. Святые бросаются за помощью к богу. Но вилан и богу сумел доказать свое право на рай: всю жизнь он, в отличие от святых, служил людям, «не гнал людей на муки», «беднякам свой хлеб отдавал». Бог вынужден признать правоту вилана и оставить его в раю. Сюжет этот интересен не только своим антиклерикальным содержанием, но и моральной направленностью: простой человек должен настойчиво добиваться справедливости, если нужно, то и хитростью, ибо в мире «кривда все пути захватила».

Популярным во многих странах было фабио поучительного характера жонглера Бернье «Попона, разрезанная пополам», в основу которого легла старинная притча. Богатый старый купец женит единственного сына с рицарською дочерью, развратные родители профукали свое имущество. (Такой брак был возможен. Купечество с развитием торговли обогащается и, ища защиты от всевозможных притеснений, роднится с обедневшим рыцарством). Чванливая невестка преследует свекра и добивается, чтобы его выгнали из дома. ее муж велит малому сыну бросить деду старую попону, чтобы тот мог прикрыться ею во время непогоды. Парень разрезает попону пополам, одну половину отдает деду, а про вторую говорит отцу, что хочет сохранить для него, мол, когда он постареет, то даст ему не больше, чем сейчас тот дал деду. Посрамленный отец возвращает старика домой. [119]

Широкоизвестным было фабио «Крестьянин-лекарь», сюжет которого привлекает остроумием и отчетливой социальной направленностью. Богатый крестьянин женился на дочери дворянина. Боясь супружеской измены, он каждое утро, перед тем как идти в поле, бил жену, а вечером просил прощения. Женщина решила отомстить. Однажды в деревню завернули царские гонцы, ехавшие в Англии за врачом для королевской дочери, которая подавилась костью, и уже неделю никто не может ей помочь. Женщина сказала, что ее муж замечательный врач, но умение свое он скрывает и только побоями можно заставить его проявить свой талант. Крестьянина схватили, привезли к королю и хорошо избили. Виплутуючись из затруднительного положения, он разными выдумками так рассмешил королеву, что кость выпала и она снова стала веселой и здоровой. Но теперь к «врачу» движется толпа больных, и король приказывает лечить их. Озадаченный крестьянин отказывается, его снова бьют, и тут он находит выход: обещает исцелить всех больных, если наиболее немощного из них сжечь заживо, а пепел принять на лекарства для других. Испуганные больные разбежались. Так простой крестьянин обманул короля и знать.

Аналогичным жанром в Германии были шванки. Признанный мастер этого жанра - бродячий поэт Штрікер (XIII ст.). В его наследии особую ценность представляет цикл шванків, объединенных в сборник «Поп Амис», в которой изображено широкую картину тогдашних обычаев. Главной фигурой веселых рассказов есть Амис, пип-фокусник, который своим веселым нравом напоминает Тиля Ейленшпігеля - героя немецких народных книг.

Веселого попа Амиса невзлюбил лихоимцев епископ и решил поживиться за его счет. Но поп был небогатым и ничего не дал епископу. Тогда епископ потребовал от него ответов на головоломные вопросы, намереваясь отобрать у попа приход. Амис на все остроумно отвечает и тогда раздраженный епископ требует от него научить осла грамоте. Но поп с честью справляется и с этим испытанием, научив осла перелистывать мордой страницы библии, предусмотрительно пересыпанные овсом. Чтобы жить в достатке, Амис прибегает к различным выходкам, используя при этом суеверность и глупости людей.

Одной из интереснейших является рассказ о Амиса в роли живописца, в которой осмеяно чванливость феодалов. Прибыв ко двору французского короля, Амис взялся нарисовать за большие деньги картину, [120] которую смогут видеть только законнонароджені. Ничего не нарисовав, он сообщил об окончании своей работы. Испуганные придворные, которые щеголяли своими знатными предками и боялись за свои лены, не решились вслух признаться, что не видят изображенного на полотне. Даже король, усомнившись в законности своего рождения, первый хвалит несуществующую картину. Этот остроумный сюжет стал известным во многих странах, в частности, его использовали Сервантес в «Театре чудес», Андерсен в известной сказке «Новое платье короля». В шванках о Амиса прославлялись изобретательность и смекалка простых людей, висміювались духовенство и феодалы.

Сюжеты фабио и шванків протяжении веков привлекали многих авторов: Боккаччо, Мольера, Бальзака, Шарля де Костера, Ромена Роллана, Анатоля Франса и др. В современной Франции вновь возрос интерес к этих народных рассказов, что обусловило появление целого ряда новых исследований.

Животный эпос. Одновременно с фабио и шванками в городской литературе возникают произведения большого эпического жанра - поэмы, которые, в отличие от героического и рыцарского эпоса, имеют сатирический и аллегорический характер. Так называемый животный эпос складывался на основе басен и сказок, что издавна существовали у народов мира.

Выдающимся произведением этого жанра является обширная французская поэма «Роман о Лисе», «Роман о Ренара», формирование которой началось со второй половины XII в. и закончилось в середине XIII века. К «Роману о Лисе» входит около ДЕСЯТКА эпизодов, в которых в форме аллегорий и в стиле городского литературы создана юмористическая и сатирическая картина феодальной действительности. Мир зверей устроен наподобие иерархического феодального общества. Во главе государства стоит царь зверей лев Нобль, вокруг него - придворные и подданные: самоуверенный тугодум медведь Брьон (знатный феодал) и коварный хищник леопард (министр короля); осел Бодуэн (придворный проповедник), верблюд (папский легат), баран (обнищавший дворянин). Простой люд представляют мелкие животные и птицы: петух, курица, заяц, кот, улитка, синица, ворон и др., которые во всем зависят от капризов верхушки. Основной сюжетный стержень «Романа», к которому добавлялись все новые ответвления,- это рассказ о лютую вражду между лисом Ренаром и волком Ізенгрімом, которые наверняка принадлежат к рыцарскому сословию. Эта вражда [121] возникла давно, еще в то время, когда Лис начал приставать к Волчице. Хитрый Лис постоянно издевается над туповатого и жадного Волка: он то заманивает «дорогого кума» в монастырскую колодец и с ним расправляются монахи, то уговаривает Волка ловить рыбу в проруби хвостом - хвост примерзает, и Волка бьют крестьяне. Волк вынужден жаловаться Ноблю, но у Лиса немало друзей при дворе, которые защищают его. Да и сам Лев не забыл случая, когда Лис угодил ему. Однажды Лев, Волк и Лис отправились на охоту и встретили быка, корову и теленка. Лев предложил Волку разделить добычу. Тот быка и корову отдал королю и королеве, а теленок взял себе. Король не согласился с таким решением и предложил теперь Лысую сделать распределение, и Лис присудил теленок принцу. На вопрос Льва, где он научился делить так «справедливо», Лис сказал, многозначительно поглядывая на Льва: «Опыт, ваше величество, премудрый опыт». Однако король вынужден судить Лиса, от его выходок страдают не только Волк, но и другие подданные. Происходит «божий суд» - бой Волка и Лису. Волк побеждает, и Лиса хотят повесить. Но монахи выпросили отдать Лиса в монастырь на покаяние. Здесь он пленил всех своей святостью поведения днем, а ночью воровал кур. И даже когда его разоблачили, Лису все же удается избежать наказания и вновь снискать милость короля, пообещав Льву вылечить его от всех болезней с помощью волчьей кожи.

Считается, что в создании поэмы принимало участие не менее десяти авторов. Это, конечно, отразилось на ее содержании и стиле. Отношение авторов к Лису двоякое. Симпатии авторов на его стороне, когда он вступает в борьбу с высокопоставленными хищниками, в частности когда Лис ловко обманывает короля и королеву. Но если Лис нападает на зависимых и слабых (курицу, зайца, кота, улитки и др.), то нередко и ему самому достается - простой люд также умеет за себя постоять.

Если первые части романа является скорее веселой пародией на человеческое общество вообще, то примерно с середины произведения постепенно усиливаются обличительно-сатирические тенденции, направленные против феодально-клерикальных кругов. Поэма отражает интересы молодого третьего сословия, который уже через литературу разоблачает феодальное своеволие и социальное неравенство.

«Роман о Лисе» вызвал ряд новых вариантов и подражаний не только во Франции, но и в других [122] странах. Так, вызывает интерес фламандская поэма «Коронование Лиса» (около 1270 г.), в которой в сатирических тонах речь идет не только о королевскую власть, но и о лицемерности церковной верхушки: сам папа завидует Лисовому умению превращать барана у священника, а негодяя в епископа. В Германии в XV в. возникает аналогичный эпос - «Рейнеке-Лис». Животный эпос вызывает интерес и в последующие века. Гете «Рейнеке-Лиса» написал одноименное произведение. Сюжеты германского животного эпоса использовал Иван Франко в своем сатирическом произведении «Лис Никита».

Аллегорические поэмы. Распространенным жанром городской литературы есть аллегорические поэмы. Жанр этот возник во Франции. Наиболее значительным произведением французской аллегорической поэзии является «Роман о Розе», состоящий из двух частей. Первую часть написал около 1230 г. Гильомма где Лорріс. Это любовная аллегория, выдержанная в куртуазных тонах. Двадцатилетнему поэту снится, что он попадает в сад, где царит Наслаждение, и страстно влюбляется в красавицу Розу. Сорвать Розу, то есть добиться взаимности, юному поэту помогают Привет, Великодушие, Сострадание. Но против них выступают Отказ, Стыд, Сквернословие, Зависть, Страх, Ханжество и др. Сторонники юноши терпят поражение, и он просыпается в отчаянии.

Более значительной по содержанию является вторая часть, написанная через 40 лет ученым горожанином Жаном де Меном. Он продолжил любовную сюжетную линию первой части, но в другом тоне - как дидактик и сатирик. Жан де Мен высмеивает куртуазну концепцию любви, критически относится к поведению женщин, считает их легкомысленными (что вообще характерно для бюргерской литературы). Но главным в этой части является то, что автор ставит ряд вопросов социального, философского и морально-этического плана. С помощью образов Разума и Природы он выражает свое отношение к людям, природе, обществу. Разум и Природа разоблачают различные средневековые предрассудки. Автор пытается дать объяснение таким природным явлениям, как гром, молния, буря. Высказывания Разума и Природы составляют содержание объемных отступлений, которые свидетельствуют об исключительной на то время образование автора и его свободомыслие. Не случайно Жана де Мена называют «Вольтером средневековья». Взгляды ученого горожанина расходятся с официальной феодально-церковной идеологией. Автор отрицает божественное происхождение королевской [123] власти, считая, что ее установили богаты, чтобы сохранить свое имущество, которое должно принадлежать всем. Он убежден, что жажда обогащения лишила людей равенства. Жан де Мен считает, что природа создала всех людей одинаковыми и что благородство зависит от самого человека, его поведения, от доброго сердца, без которого ничего не стоит родовите дворянство. Образованные и ученые люди более благородные от знатных, выше королей, потому что образованность помогает им правильно судить о Добре и Зле. В высказываниях Лицемерия Жан де Мен высмеивает попов и монахов, не щадит и самого папу римского.

Важной особенностью поэмы является использование в ней выводов и мнений античных авторов. В частности, Жан де Мен идет за натурфилософией Аристотеля и моральной философией Платона. Несмотря на схоластичність форм мышления, мысли Жана де Мена поражают новизной и прогрессивностью. От имени третьего сословия, который уже пробудился к общественной жизни, поэт осуждает социальное неравенство, разоблачает лицемерие церковников, высмеивает мракобесие и предрассудки. Вплоть до XVI века. «Роман о Розе» был одной из любимейших книг французов. О большой популярности ее свидетельствуют многочисленные списки и подражания как во Франции, так и за ее пределами.

Выдающимся памятником аллегорической поэзии в Англии есть морально-дидактическая поэма «Видение о Петре-Пахаре» Уильяма Ленгленда (около 1332 - около 1400). О лице Ленгленда почти ничего не известно, неоспоримым является только то, что жизнь его была нищая. На основе исследования его произведений ученые считают, что он крестьянского происхождения, что молодые годы его прошли в монастыре. Позже он жил в Лондоне без определенных занятий, в нужде. Поэт долго работал над «Видением», которое дошло до нас в численном количестве рукописей. Содержание и направленность поэмы полностью определены социальными условиями английского общества накануне великого крестьянского восстания 1381 г. Это были тяжелые времена для английских крестьян. Нещадно эксплуатируемые лендлордами, они были бесправными, жили в нищете. Исходя из их интересов, Ленгленд и пытается создать картину жизни Англии XIV в. и выявить ее социальные конфликты. «Видение» начинается прологом, в котором рассказывается, что автор «пошел бродить по миру широком» и, устав, заснул майского утра на Мальвернських холмах. Он видит сны-видения; описание этих одиннадцати видений [124] и составляет содержание поэмы. Наиболее социально значимым является содержание первых двух видений. Сначала поэт видит широкое поле, что аллегорически олицетворяет жизнь, человечество. На востоке стоит башня - обитель Правды; на западе - мрачная тюрьма - обитель Зла. Поле заполнено людьми всех сословий: богатые в роскошных одеждах и бедняки в лохмотьях - король, знать, рыцарство, духовенство, чиновники, купцы, крестьяне, паломники, бродяги и др. Одни ходили за плугом, почти не знали развлечений, а моты бессовестно гайнували их такой тяжелый труд.

В поэме много аллегорических фигур-абстракций, воплощенных в конкретные образы. Так, Святая церковь выступает в образе прекрасной женщины в полотняной одежде. Леди Взятку - роскошно одетая дама, украшенная драгоценными камнями. Но, по мнению автора, наиболее испытанный сокровище на земле - это Правда, которой помогают Любовь и Совесть. Против них выступают Ярость, Облесливість, Коварство, Взятку. Леди Взятку и Обман решили пожениться, и на их свадьбу собирается немало судебных заседателей, приставов, шерифов, адвокатов, маклеров, поставщиков провианта, торговцев и им подобных. Дарственная грамота позволяет Взятке и Обмана презирать бедных, нарушать десять заповедей, обманывать, хвастаться, сквернословить и т.д. Интересной является юмористическая сцена исповеди смертных грехов - Гордости, Несдержанности, Зависти, Гнева, Жадности, Обжорства, Лени. К тому же каждый из грехов удачно воплощен автором в конкретно-типичном человеческом образе. Так, Скупость - голодная и нищая, в старой заношенной одежде. Зависть - с бледным худым лицом и надутым от гнева телом. Обжорство выступает в образе пьяницы-ремесленника, который, идя на исповедь, вошел в трактир, откуда его извлекают жена и дочь. Разум призывает «искать Правду», но оказывается, что среди этой толпы никто не знает, где она есть. Единственный Петр-Пахарь может повести людей к Правде. Сорок лет он служил Правде, она научила его необходимых ремесел, дала приют и хлеб, вовремя и щедро платила за честный труд. Петр-Пахарь описывает дорогу к Правде и готов вести людей, но перед тем он должен засеять свое поле. Все берутся; Пахарь каждому указывает его обязанности. В конце концов Правда прощает грехи всем, кто работал.

Главная социально-нравственная ценность «Видение» - в проповеди необходимости труда, ее значение в жизни людей, а также в возвеличивании трудящихся [125] масс - крестьянства. Изображая феодальное общество, где к труду относились с презрением, Ленгленд показывает трудящу человека морально выше представителей господствующих слоев. Труд провозглашается основой благосостояния общества и его нравственного оздоровления. Критическое отношение Ленгленда господствующих классов, которые ведут паразитический образ жизни в то время, когда английское село и городские низы прозябают в нищете, способствовало успеху поэмы среди демократического читателя. Руководители народного восстания 1381 г. хорошо знали поэму и обращались к ней в своих выступлениях, проповедях и прокламациях. «Видение о Петре-Пахаре» вызвал немало подражаний. Образ Петра еще долго воспринимался в Англии как воплощение крестьянского трудолюбия, нравственного здоровья и народной мудрости.

Лирика. В рамках городской литературы развивалась песенная лирика. Сначала она усваивала определенные формы рыцарской поэзии и вместе с тем тяготела к изображению реальности, быта. Вскоре лирика выработала свои формы, характерным для нее становятся юмор, сатиричність. Городская лирика возникла в северо-восточных промышленных областях Франции. Здесь, вроде ремісницько-цеховых организаций, создавались объединения поэтов-горожан, которые устраивали регулярные поэтические соревнования. Ведущие жанры французской городской лирики XIV-XV вв.- баллада, рондель, віреле, а также произведения лирико-дидактического характера: бешенство, жалоба, завещание.

Наиболее талантливым представителем городской лирики был Рютбеф (около 1230-1285), парижский поэт и профессиональный жонглер яркой творческой индивидуальности. Специалисты считают Рютбефа первым французским писателем в современном понимании. О жизни поэта мы можем судить только из его лирических произведений («Бедность Рютбефа», «Женитьба Рютбефа», «Смерть Рютбефа» и др.). Энергичный и пылкий по натуре, он быстро откликался на все важные события и выступал почти во всех жанрах своего времени. В его творческом багаже есть жития святых, религиозные драмы («Чудо о Теофила», перевод на русском языке О. Блока), аллегорические поэмы (отдельные части «Романа о Лисе»), фабио. Особенно Рютбеф проявил себя как лирик-новатор, он нарушил существующие нормы поэтического языка и смело ввел в поэзию слова и обороты из разговорного языка демократического среды. Поэт отверг куртуазные заповеди с их традиционной любовной тематикой. В его произведениях нет идеализированного изображения женщины, [126] интимные стороны быта он отражает по-своему. В автобиографических произведениях Рютбеф с острым юмором, иногда слишком откровенно и вместе с тем по-человечески описывает свои слабости и пороки, рассказывает о домашние несогласия, распри с женой, болезни, лишения. Типичным для его манеры есть стихотворение «Женитьба Рютбефа».

В печальную час

Я взял себе такую жену,

которую нигде более не встречу.

Я сам не свой.

В браке потерял супокій.

И в беде я живу тяжелой.

Противная на красоту,

Сухая, как щепка, и коса отродясь,

За пятьдесят, дурного рода.

За что кохать?

Ей ведь время давно вмирать!

..............................................

Не будет у меня Жена сита,- потому нуждающаяся

Трапеза наша насыщенная.

Хотя не беда -

Не розжирієм: хлеб, вода -

Для наших душ - питье, еда.

(Перевод М. Терещенко).

Рютбеф принимал активное участие в общественно-политических делах своего времени, что отразилось на его публицистической поэзии. В остроумных и злых сатирах он бичует пороки всех сословий: хищничество феодально-рыцарского сословия, который относился к народу, как волки ягнят к; произвол судей, жадность торговцев и разбогатевших крестьян. Он - заклятый враг духовенства, особенно многочисленной братии монахов, которые, словно паразиты, розповзлись по селам и городам Европы. «У нас теперь развелось столько монашеских орденов! Не знаю, кто их придумал. Любил ли их бог? Нет, они не из его друзей... Ханжи и святоши испортили весь мир»,- утверждает поэт. Упрекает он и королю, который снисходительно относится к монашеству.

Рютбеф прокладывал новые пути в поэзии, его публицистическая и сатирическая поэзия, автобиографическая лирика, яркий темпераментный стиль способствовали созданию во Франции того поэтического почвы.^на котором рос выдающийся поэт Франсуа Вийон (XV ст.).

Немецкая бюргерська лирика средневековья - мейстерзанг - в основном была морально-дидактической и заметного расцвета достигла.

Народная и городская лирика долгое время существовала в устной традиции. Но с развитием городской культуры [127] возможности ее записи и литературной обработки расширяются. Первые записи относятся к XIII в., уже в XV-XVI в. появляются сборники народных песен, в основном рукописные, а иногда и печатные, с нотными образцами. Особенно популярным жанром в XIV-XVI вв. становится баллада - песня повествовательного характера, легендарного, исторического, бытового и фантастического содержания. Яркого расцвета она достигает в Англии, Германии, Шотландии, скандинавских народов.

В Англии исключительно популярными были баллады о Робине Гуде. Историчность фигуры Робина Гуда не доказана. Любимый герой простых людей Англии выступает в народных песнях как свободный крестьянин - йомен, который стал разбойником, чтобы защищать народ от произвола знати, судей, попов. Отважный предводитель лесного отряда и его «зеленые стрелки» - верные друзья и защитники всех обиженных. Дух независимости, уверенность в своей правоте и чувство достоинства, любовь к природе пронизывают баллады этого цикла. Народ опоэтизировал своего героя: ловкий и статный, отважный, остроумный и честный Робин Гуд отказывается жить в королевском дворце, ему милее свобода в «веселом зеленом лесу», который он выбрал своим домом. В образе благородного смельчака воплощена народная мечта о доблестного защитника правды и справедливости. Народ свято хранил память о Робине Гуде. Во многих районах Англии и Шотландии в течение долгого времени существовали народные праздники в честь легендарного героя. Образ его не раз использовался в английской литературе. Поэтическую силу и социальную остроту этих баллад высоко ценил М. Горький, который с юношеских лет увлекался легендарным героем.

Средневековая лирика привлекала внимание последующих поколений. Известно, что Шекспир использовал тексты и мотивы баллад в ряде своих пьес. В эпоху романтизма с ростом заинтересованности народным творчеством, жанр баллады использовался многими писателями в разных странах. В России баллады писали и переводили В. А. Жуковский, В. С. Пушкин, А. М. Толстой и др. Выдающимся советским переводчиком английской и шотландской народной лирики считается С. Я. Маршак.

Драма. Драматическое и театральное искусство огромного расцвета достигло в античном мире, но драма и театр эпохи средневековья создались не на его основе. Христианская церковь раннего средневековья, стремясь подчинить жизнь людей религиозным [128] догмам, уничтожала культурное наследие, пройняту античным язычеством: театральные здания были разрушены, рукописи уничтожены или спрятаны в монастырских тайниках, имена великих драматургов и актеров забыты или проклятые. Драма средневековья рождалась из других источников и в других формах. Несмотря на противодействие христианской церкви, у европейских народов продолжали существовать старинные языческие обряды, песни, игры, хороводы, связанные с процессами труда или с явлениями природы, которую простые люди любили и обожали. Так, очень распространенными в Европе были майские игры, во время которых выбирали «королеву» или «короля» весны, пели веснянки, танцевали, зажигали костры; во многих странах традиционным также было, например, изображение борьбы между Летом Іі Зимой, которую обычно представляли ребята, сельские парни, одетые в соответствующие костюмы. Все это содержало в себе зачатки театрального действа.

В течение многих веков носителями элементов театральных действий и представлений были бродячие актеры и поэты - мимы, гістріони, жонглеры, показывали шуточные, буфонні сценки бытового содержания, а также отваживались показывать пародии на богослужение и высмеивать предметы религиозных ритуалов. Церковь враждебно относилась к ним, запрещала смотреть их спектакли. Однако ей самой суждено было сыграть определенную роль в развитии средневековой драмы. С целью облегчения восприятия религиозных догм мирянами церковники издавна прибегали к музыкальных и зрелищных эффектов. Уже в IX-X вв. для оживления рождественских и пасхальных служб в католическое богослужение вводились тропы - диалогические переводы евангельского текста, обмен репликами между священником, который служил литургию, и хором священников, которые молились. Затем при богослужении появились элементы пантомимы. Например, во время рождественского богослужения разыгрывали в лицах поклонения младенцу Иисусу, который лежал в яслях. Тропы и элементы инсценировки литургического текста способствовали возникновению культового жанра - литургической драмы (X-XII вв.). Но литургическая драма на латинском языке (как и сама месса) была сугубо культовым, далеким от жизни действом. Поэтому церковь была вынуждена искать более доступных для мирян средств передачи евангельских эпизодов.

С конца XI в. начинается бытовая обработка библейского текста. Все чаще он прерывается эпизодами бытового и комического характера. Появляются [129] все новые персонажи со своими (часто юмористическими) репликами: хитрец-продавец масла (которое якобы требуется для смазывания тела Христа); продавец оружия (покупали меч для святого Петра); комические фигуры чертей, которые оживляли спектакль и очень нравились прихожанам. Эти нововведения требовали новых костюмов, соответствующих декораций, замены латинского языка народной т.д. В XII в. литургическая драма отделяется от богослужения. Священнослужители вынуждены были вынести действо из храма на паперть, что способствовало быстрому обогащению представления мирским элементом и обеспечивало ей огромный успех у горожан. С паперти драма постепенно переходит на городскую площадь. Церковь теряет власть над этими спектаклями. С XIII в. их организация переходит в руки магистратов и ремесленных цехов. Роли в пьесах выполняют уже не представители клира, а горожане, латинский язык заменяется народной.

В XII-XIII в. в условиях бурного развития городов формируется новый жанр драмы - мистерия (лат. мистериум - служба), которая достигла своей вершины в XV ст. Мистерия была массовой самодеятельной постановкой, в которой принимали участие десятки, а иногда и сотни людей. Постановка мистерий была делом всех городских цехов, происходила она во время городских праздников или в ярмарочные дни. Горожане и жители окрестных деревень заранее извещались о спектакле. В день открытия мистерии в городе прекращалась всякая деятельность и празднично украшенными улицами проходила торжественная процессия, в которой принимали участие городское управление, духовенство, ремесленные цеха и купеческие гильдии, дети и т.д. Быть участником мистерии считалось почетным; самодеятельные актеры относились к своим ролям с увлечением и ответственностью, костюмы поражали пышностью и яркостью. Актерами мистерий были не только церковнослужители, но и представители городской интеллигенции: юристы, врачи, писцы, студенты.

Представление происходило на городской площади, на так называемой симультанній сцене (во Франции и Германии), где сразу размещались все нужны для разных эпизодов декорации. Театральная техника получила высокого уровня: во время спектакля гремел гром, проваливались грешники в ад, праведники души поднимались на небеса, апостолы шли по облакам и др. В Англии и Фландрии спектакли показывали на подвижных сценах: маленьких помостах на телегах с соответствующими декорациями. Тележки сменяли друг друга, [130] благодаря чему пьесу можно было повторять в разных частях города.

Население любило такие спектакли. Зрители заранее заполняли площадь, во время действия вели себя очень активно - вслух высказывали свои мнения, а порой вмешивались в спектакль. Постановка мистерии проходила по частям и длилась от нескольких дней до нескольких недель. Поражает своими размерами французская «Мистерия ветхого завета» (XV в.), состоявшая из 40 пьес (50 тысяч стихов). Она содержала все легенды ветхого завета о сотворении мира, о грехе и падении Адама и Евы, всемирный потоп, вавилонское столпотворение и т. п.

Сохранилось огромное количество текстов мистерий, которые свидетельствуют о сложности и противоречивости этого жанра. Содержание мистерий базировался на библейских и евангельских сюжетах, но в мистериях заметна постоянная борьба между религиозным и мирским укладом. Со временем светская, бытовая, комично-развлекательная основа приобрела значительного преимущества над религиозно-моралізаторською; мистерия превращалась в интересное празднично-торжественное зрелище - картины осады городов, битвы, море и корабли и т.д. Несмотря на патетически-религиозный смысл мистерии, самодеятельные актеры для развлечения зрителей вводили в нее комический элемент, добавляя от себя веселые шутки, комическую мимику и др. Все чаще в мистерии появлялись комические вставки бытового содержания, из которых впоследствии сформировался фарс. Так, в мистерии «Рождество Христово» во вставке бабка-повитуха рассказывает свой сон: она хорошо выпила в кабаке, а вот заплатить не имела чем.

Таким образом, мистерия постепенно переставала отвечать требованиям церкви и в течение XVI в. была запрещена.

В XIII в. возникает миракл (лат. miraculum - чудо), особую популярность приобрел во Франции. От мистерий міраклі отличались тем, что сюжеты в них основывалось не на библейских текстах, а на легендах, что давало больший простор для изменений и дополнений торгово-авантюрного содержания. Нередко религиозно-нравоучительная тенденция міракля использовалась для показа социального ущемления. Особенно популярными были богородичные міраклі, основанные на легендах о деве Марии. Значительную часть міракля обычно составляет житейский материал, рассказ о жизни какого-то грешника, который, каясь, обращается за помощью к богородице. Она появляется под конец действия и спасает его, создавая чудо.[131]

Широко известный «Миракл о Теофила» Рютбефа (XIII ст.). В основе этого сюжета лежит легенда, что происходит еще с византийских источников и известная в латинской литературе уже с VI в. Легенду о Теофила знали и на Руси, где она запечатлена не только в литературе, но и в живописи. Эпизоды легенды изображен на фресках ярославской Предтеченской церкви, построенной в XVII в. В міраклі Рютбефа рассказывается о монастырского эконома, которого несправедливо обидел епископ. Чтобы отомстить епископу и возвиситись над другими, монах продает душу дьяволу. Через некоторое время он становится князем церкви, но живет не по правде, тиранит людей. На душе у Теофила неспокойно, он боится расплаты и начинает молиться деве Марии. Тронута богородица заступается за Теофила и расправляется с дьяволом. Разговор богоматери с ним довольно комичная. Отбирая у дьявола расписку Теофила, дева Мария грозится: «Вот я намну тебе бока!» Он испугался и отдал расписку. Теофил был спасен.

Интересно подан образ Теофила, который испытывает внутренней борьбы, сомнений, страданий и раскаяния. В изображении еще много примитивного, наивного, но интересной является попытка создания драматического характера. В міраклі заметны даже элементы свободомыслия. Жестокость Теофила-епископа, служит диаволу, напоминала поведение церковной верхушки, а это уже подрывало веру в ее «святость», приобретало антиклерикального смысла.

Со временем міраклі все чаще превращались в сентиментальные пьески, которые рассказывали про разные жизненные конфликты, решались счастливо.

Жанр моралите, который возник в XV в. во Франции и Англии, имел, как и мистерия, и миракл, морально-дидакіичну направленность, но создавался не на религиозный сюжет. В поучительном жанре и выражались главным образом идеология и мораль городского сословия. Различают «аллегорические моралите» и «истории». Главным признаком первых является наличие в основном аллегорических персонажей, которые воплощают различные события реальной действительности, явления природы, человеческие пороки и добродетели (мир, война, голод, засуха, храбрость, разврат и др.). Скупость выступала в лохмотьях, крепко прижимая к себе мешок с золотом. Облесність погладжувала лысый хвост. Вера изображалась с крестом, Любовь - со знаком сердца, Надежда - с якорем, Слякоть - в черном шарфе и т.д. Главный конфликт моралите - в борьбе Духа и Тела, Добра и Зла. В известном моралите «О разумное [132] и неразумное» (XV в.) данное в сравнении жизнь грешника и праведника с соответствующим поучительным окончанием: праведник был награжден раем, а грешника схватили черти. Тип моралите-«истории» развивался только во Франции и нарушал существенно важные проблемы общественной и семейной жизни. Мотивы социального протеста звучат в известной «истории» под названием «Император, который убил своего племянника».

Зарождение средневекового светского реалистического театра связано с древними народными обрядами еще языческого происхождения, а также с деятельностью раннесредневековых странствующих народных певцов и актеров - мимов, гістріонів, жонглеров, их творчество (как и языческие обряды) запрещалась церковью; она наказывала тех, кто решался записывать эти народные творения. До нас дошли записи только двух французских пьес, созданных в духе народной карнавально-смеховой культуры трувером Адамом де ля Аль из Арраса (середина XIII ст.). Это - «Игра в беседке» и «Игра о Робине и Марион». Первая пьеса связана с первым мая - днем народного праздника и ярмарки в городе. Действующими лицами в пьесе выступают сам автор, его отец и жители города. Это веселое карнавально-праздничное действо с веселыми карнавально-пиршественными забавами и радостью.

В «Игра о Робине и Марион» в рамках традиционного сюжета о любви пастуха и пастушки автор создал изящную пьесу, которая поражает свежестью чувств, искренней непосредственностью, весельем, нежностью и юмором. Марион отклоняет ухаживания рыцаря, она любит Робина-пастуха. Сельские юноши и девушки разделяют их радость, они затевают игры, танцы, пение на лоне весенней природы.

В XIV-XV вв. в ряде стран, особенно во Франции и Германии, происходит быстрое развитие комического театра. В этом большую роль сыграли карнавальные процессии на масленицу, которые город перенял от своих предков-крестьян. Карнавальные гуляния, представления на масленицу стали в городе очень популярными. Во время таких торжеств обязательно показывали веселую сценку столкновения Карнавала (толстого веселого любителя пива и вкусной еды) и худого понурого Поста. В Германии в атмосфере масленичных праздников в XV в. сложились фастнахтшпілі (масленичные игры). Особенно славился ими богат Нюренберг. Здесь, кроме традиционного боя Масленицы и Поста, показывали целый ряд разнообразных сценок разного содержания - от комических бытовых ситуаций, заимствованных [133] в шванків и анекдотов, к антиклерикальных и политических нападок на городской патрициат.

Поводом для развлечений и бесчинств были и некоторые ' церковные обычаи. Так, еще в период литургической драмы низовое духовенство устраивало тайне пародийные мессы, во время которых висміювались церковные чины, К XII в. затвердилось «праздник посоха» (или «праздник дураков», «ослиное праздник», «блазнівське праздник» и др.). Согласно им, первого января разрешались разные вольности: в церковь вводили навьюченного осла, клирики встречали его хохотом, размахивая бутылками с вином, сосисками, колбасами, кадили из старых ботинок и др. Духовенство и миряне обменивались одеждой; клирики в блазенських масках, иногда в женской одежде разъезжали по городу, танцевали, пели, устраивали драки. Такие «праздники дураков» церковь смогла искоренить только в XVII-XVIII вв.

Во Франции под влиянием маслянично-карнавальных развлечений и «праздников дураков» появлялись различные так называемые дурацкие корпорации. Громкой славой пользовалась в XV в. парижская корпорация «Неунывающие ребята», члены которой носили желто-зеленый блазенський костюм и шляпку с ослиными ушами. Популярной была и корпорация «Базошь», которая объединяла судейских чиновников верховного суда. Во главе этих корпораций стояли вябрані «Князь дураков» и «Мать дураков»....В оснЬв'ному эти корпорации создавались городской интеллигенцией - студентами, писарями, судебными служащими, адвокатами, врачами, деклассированными клириками./ В их среде сформировались комические жанры - соти (франц. sot-дурак), фарсы с заметными элементами антифеодальної и антицерковной сатиры.

До наших дней сохранились королевские и церковные приказы, которыми пытались запретить развлечения, не контролировались церковью. В одном из них указано: «Двор запрещает... выставлять публично фарсы, соти, моралите и другие игры под страхом изгнания из королевства и конфискации всего имущества...». Но этими запретами искоренить здоровый народный смех, конечно, нельзя было.

Выдающимся мастером сотые был Пьер Гренгуар, один из членов общества «Неунывающие ребята». В его сотые «Игра про Князя дураков и про Мать дураков» (1512) Дура Мать (воплощение католической церкви) выступает рядом с Дурой Верой и Дураком Случаем. В разговоре между собой они цинично признают распущенность и стяжательство церкви и ее главы - папы. [134]

Средневековый комический театр достиг своей вершины в фарсе (лат. a fart - начинка), который отделился от мистерии в конце XV в. и в XVI в. получил необычайную популярность. Главным признаком фарса есть гострокритичне отношение к жизни, сатирическое свободомыслие, доходчивость. Это обусловило его стиль, которому свойственны комические преувеличения, гротеск, буффонада. Фарс имеет постоянных персонажей, хоть и схематичные, но типичных для своей эпохи: развратника-монаха, сварливую женщину, пройдоху адвоката, наемного солдата-труса и грабителя, изобретательного простолюдина, врача-шарлатана и т.д. Но, по сути, главным героем фарса есть человек, способный создать и поломать самые хитрые планы, часто это простолюдин. Тематика фарса подобная тематики фабио - в нем также висміювались хитрости и лицемерие духовенства, супружеские измены, лень, простацтво и др.

Очень популярным был французский фарс «Адвокат Патлен» (XV в.), в котором неизвестный судебный писарь высмеял юристов и еще раз прославил смекалку простолюдина. Патлен - проходимец-стряпчий выманивает у купца шесть локтей сукна, пообещав ему чрезвычайно высокую плату и пригласив его к себе на обед. Когда купец пришел в гости, то он с помощью ловкой жены делает вид, что умирает, и выпроваживает сукняра ни с чем. Чтобы хитрее запутать историю с сукном и избежать платы, Патлен решает поддержать крестьянина-пастуха, который обокрал стадо купца и теперь, на жалобу купца, предстал перед судом. Встретив на суде здорового стряпчего, который не заплатил ему за товар, купец разозлился, начал одновременно обвинять и Патлена, .и пастуха, требуя и сукна, и овец. Он совершенно сбивает с толку судью, который никак не может понять, в чем дело, и только взывает: «Вернемся к нашим баранам!» Обученный Патленом пастух мычит по-овечьему, а пройдоха-адвокат шепчет судье, что, мол, сукняр от горя потерял рассудок, а пастух среди стада сам превратился в животное. Туповатый судья оправдывает пастуха. Выйдя из суда, Патлен требует от своего клиента вознаграждения, но хитрец-крестьянин обманывает своего «учителя»: он продолжает блеять, а потом быстро убегает. Потішність ситуации, подбор типовых образов, а главное - прославление крестьянина, который своей смекалкой берет верх над богатым купцом, проходимцем-адвокатом и представителем власти - судьей, обусловили большую популярность этой пьесы. [135]

Успех «Адвоката Патлена» способствовал возникновению новых вариантов про хитрого стряпчего. В фарсе «Новый Патлен» мошенник-адвокат выманивает у кушнира дорогие меха, уверяя хозяина, что их хочет купить священник. Разговор кушнира со священником в исповедальное - образец комического недоразумения; к тому же. каждый из собеседников думает о собственной выгоде. Когда обман обнаружился, кушнир спешит в корчму - там он надеется найти проходимца Патлена. А кюре отправляется за утешением к любовнице. Умирая, Патлен потешается с кюре-исповедника (он знает, что тот облудний лицемер), воспевает земные радости и завещает похоронить себя обязательно в винном погребе (фарс «Завещание Патлена»).

Показ фарсов - любимое народное зрелище. Популярными были и фарсовые актеры, обладатели выразительной комической мимикой, буффонадной манере игры. Сохранилось имя одного из самых известных актеров - Понтале (Жан де л'Еспіна, XVI в.), автора многих мистерий, соти, фарсов. Он шел трудным путем профессионального актера. Остроумный и дерзкий парижанин не боялся в своих шутках высмеивать даже кардиналов и вельмож; власти преследовали его.

Фарс - ведущий народный жанр, это острое оружие в руках городского бюргерства в борьбе против паразитизма духовенства, военщины и ущемления рыцарей и городских богачей. Как жанр он оказал значительное влияние на развитие западноевропейского театра, особенно на французскую комедию XVII в. и на Мольера. В Италии фарс послужил основой для создания комедии дель арте.

Средние века - важный этап в развитии европейской культуры. Это эпоха становления новых форм и направлений в искусстве и литературе. В частности, значительную роль в подготовке европейского Возрождения сыграла городская литература.

ТАБЛИЦА ВЕДУЩИХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ СТИЛЕЙ, ВИДОВ ИСКУССТВА СРЕДНИХ ВЕКОВ (V - XIV-XV ВВ.)

Время, сутки --- Ведущий стиль эпохи --- ВИДЫ ИСКУССТВА, В КОТОРЫХ наиболее ПОЛНО ПРОЯВИЛСЯ СТИЛЬ СУТОК

I. а) Дороманський период (V-VIII вв.) --- Животный (или «тератологічний») стиль --- прикладное Орнаментальное искусство. Отделка оружия упряжи, предметов домашнего обихода, одежды и др. металлическими (из золота, серебра, бронзы) пластинками, бляшками, подвесками с причудливыми узорами, в которые вплетены изображения зверей, чудовищ, домашних животных, птиц, растений, цветов, а также изображения людей, мифологических существ. Украшения кораблей изображениями животных, чудовищ (например, отделка корабля с Осенберга, IX в.). Ювелирные украшения, драгоценности (перстни, диадемы, браслеты, цепочки, подвески и др.). Оправа книг, рукописей обложками,

И. б) Каролінгська эпоха (VIII-IX вв.) --- Искусство переходного этапа --- украшенными золотом, серебром, драгоценными камнями. Иллюстрирование рукописей, оформление их рисунками, миниатюрами (например, Утрехтский псалтырь начала IX в., Аахенське евангелие Карла Великого, начало IX в.).

II. Романське искусство (X-XII вв.) --- Романский стиль --- Архитектура как основа синтеза средневекового искусства - культовая и гражданская (соборы, замки и т.д.). Монументальная скульптура, рельеф, миниатюра. (Например, соборы в г. Вормсе, Шпейере, Майнце и др.).

III. Готическое искусство (XII-XIV вв.)--- Готический стиль --- Архитектура (культовая и гражданская) - соборы, ратуши, замки и т.д. Скульптура. Монументальный алтарный живопись. Рельеф. Монументальные витражи. Миниатюра. Готическое латинское письмо средневековых рукописей и хроник. (Например, соборы в г. Амьене, Реймсе, Париже и др.).

Контрольные вопросы

1. Раннее средневековье как новый исторический этап.

2. Какие явления повлияли на развитие литературы раннего средневековья?

3. Устное народное творчество и его значение для развития средневековой культуры.

4. «Каролингское Возрождение» и его роль в развитии культуры Европы.

5. Тематика и поэтика ирландских саг.

6. Кухулин - герой древних ирландцев, характерные черты этого любимого народного героя.

7 Древньогерманський героический эпос, его историческая основа.

8. Англосаксонская поэма «Беовульф» и ее значение в изучении древньогерманського эпоса..

9. Значение «Старшей Эдды» для изучения культуры скандинавских народов (Классификация песен, сюжетные корни героических песен, фольклорные черты).

10. Особенности поэзии скальдів.

11. Исландские родовые саги, отражение в них бытия скандінавців в «эпоху викингов».

12. Особенности героического эпоса эпохи расцвета феодализма.

13. Роль и значение народных певцов (жонглеров, хугларів, шпильманов) в развитии европейского эпоса.

14. Характер эпического героя в «Песни о Роланде».

15. Народность поэмы «Песнь о Роланде».

16. Тема освобождение родины в «Песни о Сида».

17. Антиаристократична направленность «Песни о Сида».

18. «Песня о Нибелунгах», сюжетные источники, влияние куртуазної культуры.

19. Поэзия вагантов и ее место в развитии европейской поэзии.

20. Тематика и поэтика куртуазної лирики.

21. Мінезанг, основные направления, связь раннего мінезангу с народной поэзией.

22. Классификация рыцарского романа.

23. Новаторство Кретьена де Труа в развитии европейского эпоса.

24. Сюжетные источники романа «Тристан и Изольда»,

25. Городская литература. Что способствовало ее возникновению?

26. Жанры городской литературы.

27. Тематика, художественные особенности фабио, шванків. Антиклерикальная направленность.

28. Особенности животного эпоса, известные произведения этого жанра.

29. «Роман о Лисе» - образец животного эпоса. Структура поэмы, авторство.

30. Социально-политическое звучание поэмы В. Ленгленда «Видение Петра-Пахаря».

31. Особенности развития городской лирики. Рютбеф и антиклерикальная направленность его произведений.

32. Черты свободомыслия во второй части «Романа о Розе».

33. Жанры средневековой драмы.

34. Роль мистерии в развитии театра.

35. Фарс - ведущий народный жанр средневекового театра.

36. Роль народной смеховой культуры в развитии светского театра.

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Галина Леонтьевна Рубанова, Владимир Андреевич Моторный История зарубежной литературы средних веков (1982)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Галина Леонтьевна Рубанова, Владимир Андреевич Моторный История зарубежной литературы средних веков (1982)
2. 1. Литература периода разложения родового строя и становления...
3. 1.1. Кельтский эпос Значительную роль в развитии материальной...
4. 1.2. Германский героический эпос. Отражение его в...
5. Англосаксонская «Поэма о Беовульфа». В середине V в.....
6. 1.3. Древньоскандінавська литература Особое место в...
7. Еддична поэзия. Сборник «Старшая Эдда» составлена во второй...
8. Поэзия скальдів. В Норвегии и Исландии на протяжении XI-XIII вв....
9. Выдающимся исландским поэтом, ученым и политическим деятелем был...
10. 1.4. Литература на латинском языке Долгое время, пока не...
11. Одной из значительных средневековых памятников является поэма «Вальтарій»,...
12. 2. Литература развитого феодализма Процесс становления...
13. 2.1. Французский героический эпос На территории современной...
14. 2.2. Испанский героический эпос История Испании имеет важное...
15. 2.3. Немецкий героический эпос Империя Карла Великого...
16. 2.4. Южнославянский героический эпос Жанр героического...
17. 2.5. Литература на латинском языке
18. Пьер Абеляр. Центральной фигурой духовной жизни образованного...
19. Лирика трубадуров и труверов. Рыцарская лирика возникла на...
20. Жанры лирики трубадуров. Самым высоким лирическим жанром была канцона...
21. Мінезанг. В Германии рыцарская лирика развивается в конце...
22. Рыцарский роман. Родиной рыцарского романа является Северная...
23. Бретонский цикл. Сюжеты произведений бретонского цикла связаны с...
24. Византийский цикл. Так называемые византийские романы - это достаточно...
25. 2.7. Городская и народная литература XII-XIII вв. в Западной...

На предыдущую