lybs.ru
Само понятие “подданный” отдает наилучшим образом суть взаимных отношений между (русским) государством и единицей. / Донцов Дмитрий


Книга: Михаил Слабошпицкий Легенда, вера и мечта Роберта Льюиса Стивенсона (1984)


Михаил Слабошпицкий Легенда, вера и мечта Роберта Льюиса Стивенсона (1984)

© М.слабошпицкий, 1984

Источник: Р.Л.Стівенсон. Корабельная катастрофа. К.: Радуга, 1984. 359 с., ил. - С.: 355-358.

Сканирование и корректура: SK (), 2004

Наше детство и юность нельзя представить без книг Александра Дюма, Майн Рида, Фенимора Купера, Джонатан Свифта, Даниэла Дефо, Жюля Верна и, конечно же, Роберта Льюиса Стивенсона.

Произведения этих писателей становятся спутниками нашей жизни в ту пору его, когда мы открываем для себя мир, а вместе с ним - мужественных, добрых и справедливых героев.

Наше отношение к писателям в пору детства своеобразное. В основном мы отождествляем авторов книг с их героями, свято веря в то, что все, рассказанное писателями, происходило когда-то с ними самими. Здесь срабатывает главный закон литературы: захватывая собой, она заставляет верить. И мы становимся невольно литературоведами - начинаем искать в биографиях писателей подтверждение их принадлежности к изображенных событий, придумываем самые смелые гипотезы о жизненных перипетиях авторов. Наше желание верить в необычное такое же безграничное, как и мечты детских и юношеских лет. И даже когда мы узнаем, что автор совсем не причастен к изображенных им событий, что все - плод его фантазии,- герои его все равно остаются для нас реальными людьми: на нас действует магия художественной литературы или, так сказать, ее непременный закон - материализация литературных героев, вера в то, что они жили и боролись.

Мы прочитаем, что всемирно известный роман «Остров сокровищ» Стивенсона посвящено «мистеру Л. О.», который помог автору написать этот роман, и долгое время будем думать: за этим криптонимом, вероятно, скрывается тот, кто участвовал в событиях и рассказал о них Стівенсонові... Впоследствии найдоскіпливіші из нас вичитають, что «мистер Л. О.».- никакой не бывший пират и не прототип одного из героев, а тринадцатилетний паренек Ллойд Осборн, названный сын Стивенсона, вместе с писателем придумал эту игру - игру в остров сокровищ, связанную с ним увлекательную одиссею и все те приключения, которые переживают персонажи романа. Дождливыми осенними вечерами в далекой Шотландии рождалась история о сундук Билли Бонса, уточнялась топография Бугра Подзорной Трубы и островка Скелета... со временем все это пришло к читателю в романе «Остров сокровищ». И никто не верил, что это - не быль, а вымысел взрослого и малого мечтателей. Первые биографы Стивенсона даже пытались «доточить» события «Острова сокровищ» в его жизни, потому что им казалось: объяснить по-другому появление этой книги очень трудно. Однако в литературе есть свои законы чудес. И лучшее тому подтверждение - именно «Остров сокровищ».

Что же касается легенд, то их при жизни писателя родилось немало. Жизнь его действительно было необычным. Пожалуй, еще и до сих пор жители [355] островов Самоа пересказывают легенды о Тузіталу - так они называли Стивенсона (на местном языке, это означает «Рассказчик»), Там, на одном из этих островов - Уполу - на вершине высокой горы, со всех сторон открытой морю, его и похоронили. На могильной плите высечены слова из стихотворения Стивенсона: «С моря вернулся моряк, и охотник вернулся с холмов». От поколения к поколению передается среди самоанців рассказ про этого белого, который не только рассказывал им интересные истории, но и защищал их от колонизаторов, отстаивал их человеческие права. Здесь он, по его собственным словам, «радостно жил и радостно умер...»

Стивенсон с раннего детства болел чахоткой и тяжело страдал всю свою жизнь. Почему же он считал, что «радостно жил»? Наверное, потому, что его сопроводила радость творчества, потому, что он всегда верил в добрых, мужественных и справедливых людей.

Роберт Льюис Стивенсон родился в столице Шотландии, Эдинбурге, 13 ноября 1850 года. Дед его и отец строили морские маяки, считая свое ремесло одним из самых нужных людям. Эту веру перенял от них и Роберт Льюис; он намеревался унаследовать их профессию. Но болезнь перечеркнула все его планы. Единственной отрадой в его безрадостном существовании стали книги. Читая их, Стивенсон жил в мечтах той жизнью, которой ему хотелось бы жить; благодаря книгам он спізнався с теми героями, которые стали для него воплощением благородства и мужества. Именно такие герои впоследствии ушли в мир из-под пера романтического писателя, который всем своим творчеством исповедовал оптимизм и веру в людей, всегда готовых к подвигу.

в 1889 году он поселился на Самоа, надеясь, что в тамошнем климате здоровья его окрепнет. К сожалению, этого не произошло, 3 декабря 1894 года Стивенсон умер.

Здесь и родилась большинство книг Стивенсона, события которых происходят и в далекой Шотландии, и в других странах.

В творчестве многих писателей нередко одна из книг заслоняет собой для читателя остальных их произведений. Такая судьба постигла и Стивенсона. Кое-кто даже считает его автором одного-единственного произведения - романа «Остров сокровищ». Однако за пятнадцать лет - не такой уж и продолжительной - литературной деятельности Стивенсон написал сорок томов художественных произведений. Недаром в одном из писем он писал, что для него «жизнь - это литература». Кроме «Острова сокровищ» он создал романы «Ночлег Франсуа Вийона», «Похищенный», «Катриона», «Черная стрела», «Владетель Баллантре», «Гермістонська плотина», «Корабельная катастрофа», незаконченный роман «Сент Ив», повесть «Дом на дюнах», сборника новелл «Вечерние рассказы на острове» и очерков «Заметки к истории», посвященные жизни самоанців.

Стивенсон был замечательным поэтом (сборник «Детский цветник стихов»). Один из его стихов - «Вересковый мед» - стал украшением английской поэзии. [356]

Стивенсон был также драматургом, литературным критиком и публицистом («Наброски о хорошо знакомых людях и книгах», «Воспоминания и портреты» и др.).

Писатель хорошо знал все, что творится на Самоа, тем глубоко переживал и рассказывал всему миру о бесчинствах британских колонизаторов, о их режим террора на островах. В течение нескольких лет он печатал в газете «Таймс» свои публицистические письма, в которых гневно клеймил колониализм. Он один из первых среди писателей заявил протест против британской агрессии в Трансваале. 1890 года Стивенсон написал своего знаменитого «Открытого письма уважаемому доктору Гайду из Гонолулу», где защищал добрую память некоего Дамьена, что долгое время жил вместе с больными проказой. Отметая клевету на Дамьена, Стивенсон восторженно писал о его высокий подвиг. Собирая материалы о Дамьена и проверяя факты, писатель сам неделю прожил вместе с больными проказой. Это свидетельствует о его чрезвычайной гражданское мужество.

Роман «Корабельная катастрофа» (1892) занимает в творчестве Стивенсона особое место. Именно в этой стриманішій, по сравнению с остальными произведений, на романтическую выдумку книжке бдительны и доскіпливі исследователи его жизни и творчества нашли немало автобиографического материала. Парадоксально, но факт! Казалось бы, что может быть общего у Стивенсона, кристально чистой, удивительно благородного человека, с героем романа Лауденом Доддом, сыном коммерсанта, который вбил себе в голову, будто он имеет талант художника, и уехал в Париж завоевывать себе место под солнцем славы? Разве постоянно нацелен на компромиссы с совестью, охвачен жаждой наживы Додд хоть чем-то похож на Стивенсона? И разве в своей реальной жизни Стивенсон был окружен такими корыстными дельцами и предпринимателями, такими хищниками, как Джим Пинкертон, Викс, Беллерс? Конечно, нет! Не в этом заключается автобиографичность романа. Как и не во внешних фактах биографии Додда (он - тоже шотландец и тоже родом из Эдинбурга), и не в том, что Додд жил в Париже, в Сан-Франциско, на Маркизских островах, на островах Самоа - во всех тех местах, где побывал и Стивенсон. Автобиографичность произведения, как утверждают исследователи, лежит не на поверхности - она в самой сути романа. Потому что на всех его страницах Стивенсон ведет речь не только с читателем, а с самим собой. Он размышляет об истинных ценностях человеческой жизни, о истинные идеалы и противопоставляет средствам карьеры Додда, Пинкертона, Картью моральную чистоту, гражданскую смелость и не пораженную меркантильностью подлинное творчество, которая становится определяющей целью жизни. Через год после завершения «Корабельной катастрофы» Стивенсон писал в письме известного писателя Джона Мередита: «Я работаю непрестанно. Пишу в постели, пишу, встав с него, пишу совсем больной, пишу, когда меня сотрясает кашель, пишу, когда голова моя кружится от [357] усталости,- и все-таки считаю, что победил, с честью подняв перчатку, которую бросила мне судьба».

Способен так работать Лауден Додд? Способен на такой героизм Пинкертон? Способен ли на такой подвиг Картью? Нет!

Автобиографичность «Корабельной катастрофы» - это, так сказать, автобиографичность наизнанку, автобиографичность от противного.

В этом романе нет положительных героев. Даром что их жизнь, как и жизнь героев всех произведений Стивенсона, полна весьма опасных, рискованных приключений,- вместо мужества мы видим здесь черствый расчет, вместо отваги - стремление замести следы, вместо группы здружених опасностью людей - преступников, которые зашли между собой в сговор. Все герои одержимы жаждой золота, все для достижения своей цели вызывающе пользуются преимуществами положения или силой, прибегают к бесстыдного обмана, а когда и этого мало - хватаются за нож или пистолет...

Но в в этом произведении очень важная сцена. Лауден Додд слушает рассказы моряков о плаванье к далеким берегам, о трудности, тревоги, страдания - и о том, что они гордятся своей тяжелой работой, что не променяют ее ни на какую другую. Эти высокие и искренние слова принадлежат самому автору, он только вложил их в уста своим эпизодическим героям, людям совсем других жизненных взглядов, устремлений и идеалов, чем Лауден Додд и его окружения.

Видимо, и в этом кроется духовный автобіографізм романа «Корабельная катастрофа».

Настоящие писатели - люди особой судьбы. Они оставляют будущим поколениям свою легенду, веру и мечту, вдохновляют на высокие идеалы.

Роберт Льюис Стивенсон показал - и своей жизнью, и своими произведениями,- что он принадлежит именно к числу таких писателей.

Михаил Слабошпицкий

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Михаил Слабошпицкий Легенда, вера и мечта Роберта Льюиса Стивенсона (1984)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Михаил Слабошпицкий Легенда, вера и мечта Роберта Льюиса Стивенсона (1984)

На предыдущую