lybs.ru
Чем более мощный репрессивный орган, тем легче создать атмосферу праздника. / Александр Перлюк


Книга: Елена Алексеенко Поэзия Уильяма Шекспира (1986)


Елена Алексеенко Поэзия Уильяма Шекспира (1986)

© О.Алексєєнко, 1986

Источник: В.шекспир. Сочинения в шести томах: Том 6. К.: Днепр, 1986. 840 с. - С.: 769-799.

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004

Содержание

"Венера и Адонис"

"Лукреция"

Сонеты

Стихи в сборниках

Венера и Адонис

Поэма была написана в 1592 г. Впервые напечатана форма том Octavo 1593 p. земляком Шекспира Ричардом Филдом. Книгоиздателями «Венеры и Адониса» стал Джон Харрисон. На титульном листе имя издателя не проставлено, но его издательские права обозначены эмблемой с изображением якоря. Текст перепечатан, вероятно, с выверенного авторского рукописи, дошел до нас в хорошем состоянии. Только в 1636 г. вышло 12 ее изданий. Посвящена «Венера и Адонис» покровителю Шекспира графу Саутгемптону.

Источником сюжета поэмы стали «Метаморфозы» Овидия. Шекспир мог прочитать книгу в оригинале или ознакомиться с ее текстом в английском переводе А. Голдинга (1567). В X книге «Метаморфоз» рассказывается о страсть богини любви Венеры до юного охотника Адониса. В Овидия ничего не сказано о пренебрежении героя чувством. Римского поэта привлекла к себе життєствердність мифа. Не покорившись судьбе, - «Над всем же ненавистна, - говорит. - Права не имеешь однако!» - Венера в Овидия сохраняет жизнь Адонису, превратив его в цветок. Близка к поэме Шекспира сюжетная ситуация, разработанная Овидием в IV книге «Метаморфоз», где рассказывается о страсть нимфы Салмакиды до юного Гермафродита, который тоже пренебрег любовью. Сцена борьбы нимфы и юноши очень напоминает аналогичный эпизод в «Венере и Адонисе». Созвучны поэме [769] Шекспира и отдельные фрагменты мифа о Нарціса (кн. III), например, увлечение героя охотой.

Поэтический дебют Шекспира близок к чрезвычайно развитой в западноевропейской литературе традиции создания любовных поэм. Стремление к изучению человеческого чувства зарождается еще в средневековой куртуазній поэзии. Особой популярностью начинает пользоваться в это время «Наука любви» Овидия, породила многочисленные подражания. Интерес к теме сохраняется в эпоху Возрождения. Мысль о мировой обязательность любви звучит уже в произведениях Ф. Петрарки (более абстрактно) и Дж. Боккаччо. В повести Боккаччо «Амето» любовь превращает охотника-варвара на «божественную человека» Возрождение. В его шутливо-галантной поэме «Охота Дианы» (1335), созданной, как и «Венера и Адонис», на мифологическом материале, богиня требует от своих спутниц обета целомудрия. Юные охотницы оставляют Диану, отдав предпочтение богине любви Венере. Галантно-авантюрная первооснова хранится в поэмах М. Боярдо, Л. Ариосто, Т. Тассо.

В Англии песни и поэмы о любви создают Т. Кэмпион (1567-1619) и Дж. Гаскойн (ок. 1539-1577). К опыту создания ренессансного галантного эпоса на материале английской поэтической традиции обращается Е. Спенсер в поэме «Королева фей» (полностью опубл. 1609 г.). Несколько раньше в 12 еклогах «Пастушьей календарь» (1579) Спенсер вводит в условно-поэтического мира беседы на различные этические темы. Возвышенность и утонченность в его произведениях сочетается с ренессансным уславленням человеческого чувства. Именно в эпоху Спенсера, в 80 - 90-х pp. XVI ст., в Англии наблюдается настоящий поэтический взрыв, к которому был причастен и автор «Венеры и Адониса», который назвал поэму «первенцем своей фантазии».

Поэма начинается чрезвычайно динамично. Отказавшись от преамбул, Шекспир сразу же разворачивает действие: охваченная страстью богиня любви Венера преследует юного Адониса, который пренебрегает чувством. Поэма построена так, как строились ренессансные живописные полотна. Между прочим, до мифа о любви Венеры и Адониса художники Возрождения и XVII в. обращались неоднократно (Тициан, Веронезе, Пуссен, Рубенс и др.). Поэма пронизана ярким светом, разомкнута, открыта наружу. Утреннее солнце освещает юного героя, который собирается на охоту. Пылкие слова Венеры на защиту любви сопутствует полуденная солнечная жара. Пауза - Адонис покидает Венеру - связана с наступлением ночи. И, наконец, багровые лучи восходящего солнца освещают сцену охоты. Теплые золотистые тона присущи образу Венеры, в колористическом отношении, построенном на звонком аккорде золотого (волосы богини) и красного (румянец, алые уста) цветов. Земная, проникнута чувственностью красота Венеры (влажно-блестящие глаза, полуоткрытый рот) напоминает изображение богини любви на полотне Тициана «Праздник Венеры» (1518).

Венера - воплощение земной, чувственной любви, изображенного в поэме со всей его буйной языческой радостью и динамикой. Иронические ноты, звучащие в тексте, - например, упоминание о потные руки богини - не разрушают единства образа. Перед нами - любовь сильное и естественное, оно лишено галантных украшений и не скрывает своего реального,. земного естества. Венера неотъемлемая от [770] миру, что ее окружает. Лейтмотив его речи - любовь является обязанностью и свойством всего живого. Доказывая правомерность любви, Венера удается до бесконечных примеров из самых разнообразных, а порой даже неожиданных, сфер бытия. Богиня апеллирует к законам общественной жизни, пользуясь правовой и экономической терминологией. Возникает ренессансная концепция единой цепи бытия. Вселенная, стремясь к гармонии, не отрицает закона любви, которое дает ему жизнь и вечное возрождение. Высказывания Венеры близки к первому цикла «Сонетов» Шекспира (1-17) и комедии «Бесплодные усилия любви».

Другое твердит Адонис. Для об'ємнішої характеристики образов Шекспир прибегает к контрастного сопоставления героев. Если Венера пылает огнем страсти, то герой холодный и равнодушный. Его совершенная красота напоминает прекрасную скульптуру, лишенную все-таки настоящей жизни. Не случайно богиня называет Адониса «идолом», «рисованной картиной». Героя в определенной степени можно сопоставить с незакоханими персонажами шекспировских пьес (Бенволіо, Меркуцио, Бенедикт в начале действия и др.). Эти герои, однако, высмеивали любовь, Адонис - его отрицает. Образ Адониса совмещенный с иронией, которая время набирает даже понижательного оттенка. Юный охотник комично выглядит, когда пытается вырваться из рук Венеры, слишком прозаичны все его реплики и др.

Лишь в одном эпизоде Адонис шире объясняет свою сразу в чувство. Яркая любовная поэма превращается в философский диспут, который напоминает спор Глупости и Мудреца в знаменитой книге Эразма Роттердамского («Похвала глупости»). «Любовь, что мудрая в глупости - глупомудра», - естественное стремление человеческого существа к активной гармонии с окружающим миром. Адонис, который восстал против Любви, повторяет давние проповедь, отвергает земную, телесную первооснову чувства, видя в нем только похоть. Любовная страсть пугает героя. Он хочет сохранить умеренность, спокойствие: «Гармония чтобы не проникла злудна в тихий приют моей груди». Адонис хочет существовать только ради самого себя (миф о Нарціса). Любовь для него: «Это же долг! Себя же долгами обморочу!» Своим нежеланием любить герой нарушает извечный закон бытия. Вспомним «раздел о долгах» в книге французского гуманиста Ф. Рабле («Гаргантюа и Пантагрюэль»), пронизанный мыслью о взаимозависимости всего сущего в природе.

Природа помщається над Адонисом, который нарушил ее закон. На смену гармонии приходит хаос. Последние эпизоды поэмы чрезвычайно динамичны. Картины прекрасной и умиротворенной природы исчезают. Кусты цепляются за одежду охваченной отчаянием Венеры, корни деревьев преграждает ей путь. Дисгармония набирает всемирного характера. Воплощением разрушительных сил природы становится смерть. Однако это не Фатум античных трагедий, преследующий героев. Сама смерть, которая предстает в виде дикого вепря, здесь естественная. Это частица природы, что потеряла гармонию. Финал поэмы трагичен, но не безысходный. Гуманистический идеал прекрасного и совершенного человека, который живет в гармонии с окружающим миром, не осуществился. Однако живительная сила природы безгранична. Адонис возрождается в прекрасном цветке.

Отрывок из поэмы («Конь») на русском языке перевел в 1947 г. С. Маршак. На украинском языке поэму переведено впервые в "Собрании сочинении в 6 томах" (1986). [771]

Лукреция

«Лукреция» датируется примерно 1593 г. Эта поэма, как и«Венера и Адонис», написанная Шекспиром в то время, когда лондонские театры были закрыты в связи с эпидемией чумы. Напечатана «Лукреция» форматом Octavo 1594 г. за авторским рукописью. Книгоиздателями поэмы стал Джон Харрисон. Обе поэмы посвященные графу Саутгемптону. «Лукреция» пользовалась меньшим успехом, чем «Венера и Адонис» и до середины XVII в. переиздавалась всего семь раз.

Древнеримская легенда о Лукрецию издавна привлекала внимание писателей. Одну из первых ее обработок видим в «Фастов» Овидия. В написанной элегическим дистихом поэме рассказывается о происхождении отдельных римских обрядов и праздников. К числу известных эпизодов поэмы принадлежит сказание о Тарквиния и Лукрецию, связанное с одним из дней февраля. Сын Тарквиния Гордого Секст обесчестил невинную жену патриция Коллатіна Лукрецию. Гордая римлянка, рассказав обо всем мужу, проткнула себя мечом. Возмущенные жестокостью этрусских царей римляне изгнали род Тарквиния. Так, в соответствии с «Фастами», завершился древний период монархического правления в Риме. Сказание о Лукрецию содержится и в книге римского историка Тита Ливия.

Сюжет сохраняет свою популярность в эпоху Возрождения. К нему обращается Чосер в «Легендах о славных женщинах» (XIV в.), Лідгейт в поэме «Падение монархов» (XV в.). Прозаический вариант легенды есть в сборнике новелл У.Пейнтера «Дворец наслаждений» (1567). На эту тему было сложено немало английских баллад, датированных 1568-1576 г. История целомудренной жены Коллатіна вдохновила Шекспира, который в своей поэме вполне сохраняет фабулу легенды, рассказанной римским поэтом в «Фастов».

В художественном плане «Лукреция» слабее предыдущую поэму Шекспіра. ее структура обозначена фрагментарностью, стихотворение довольно тяжелый, композиция лишена завершенности. «Лукреция» прежде всего философская поэма, отсюда и тезисність отдельных ее положений.

Патетическая поэма, лишенная живописной живописности «Венеры и Адониса». Гармоничная картина мира, полна света и жизни, в «Лукреции» исчезает. В цветовой гамме поэмы начинают преобладать унылые, мрачные тона. В ночной темноте - «Ночь, эта мать Страха и Ужаса» - разыгрывается сцена встречи Лукреции и Тарквиния. Разрушительные страсти героя словно вражеские дневному свету.

Образ Тарквиния в поэме разработан с несомненной психологической достоверностью. В Овидия страсть Тарквиния загорается после встречи с Лукрецією. Шекспир лишает своего героя оправдание внезапностью чувства. Про красоту и целомудрие Лукреции Тарквиний узнает из рассказа неосторожного Коллатіна. К действию побуждает его, таким образом, даже не животная похоть, а зависть к другу. [773] Своевольный и жестокий Тарквиний - предшественник многочисленных героев-индивидуалистов, созданных Шекспиром в дальнейших произведениях (Яго, Эдмунд и др.). Слова Тарквиния - «Любовь и Счастье - вы боги для меня!» - даже похожи с репликой Эдмунда: «Природо, ты моя богиня». Тарквиний - своеобразный философ зла.

Для Тарквиния не существует никаких нравственных понятий. В его длинных размышлениях слово «совесть» заменено словом «страх». Герой боится последствий своего поступка, всеобщего осуждения. Только возникает надежда сохранить тайну (угроза оговорить Лукрецию), все сомнения исчезают. Страсть патриция порождена эгоизмом и себялюбием. Любви, даже в ее чисто чувственной форме, герой не знает. Слишком умеренные его угрозы Лукреции, слишком софистические убеждения. Тарквиний хочет не только удовлетворить свою похоть, но и подчинить своей воле Лукрецию. И вот цель, казалось бы, достигнута, а в душе героя возникает только чувство отвращения и пустоты. Зло способно только разрушать, а не радоваться красотой и гармонией. Антагонистом Тарквиния выступает Лукреция. В противовес патрицию, героиня - само воплощение нравственности, которую она понимает как долг человека перед собой и перед другими людьми. Лукреция вовсе не отрицает чувства, подобного Адониса. В ее монологе нет и противопоставления любви платонической и телесной. Для героини неприемлемы прежде всего ложь и бесчестие. Интересен эпизод, в котором охвачена отчаянием легендарная римлянка рассматривает фреску с изображением гибели Трои. На огромной живописной плоскости - троянские и греческие герои, умудрені опытом старые мужчины и воспалительные юноши. Однако внимание героини привлекают две фигуры: скорбная Гекуба и нарисован прекрасным предатель Синон. Горе осиротевшей Гекубы созвучно настроению самой Лукреции. А вид Синона вызывает в ней гневное неприятие: зло не должно быть прекрасным.

Построение эпизода напоминает традиционный сценический прием «театра в театре». Возникает эффект «объемного» видения. Читатель наблюдает за чувствами Лукреции, которая, в свою очередь, рассматривает живописные образы. Оценив мастерство художника, римлянка не принимает картины. Для Лукреции нравственное начало важнее эстетическое. А картина не заставляет зрителя задуматься над тем, что в гибели Илиона виноваты блуд Елены и похоть Париса.

Моральный максимализм героини отражен в ее рассуждениях о зло, господствующее в мире. Насыщен трагизмом монолог Лукреции предвещает произведения Шекспира более позднего периода, например, 66-й сонет, «Тимонена Афинского» и др. Зло торжествует везде: «Честь и красота - это все-таки малая Завеса боевая от мира зла». Его адептом становится Случай, который вносит дисгармонию в жизнь мира. Даже Время, которое мог бы стать доброй силой, покорный воле Зла. Несмотря на всемогущество злого начала, Лукреция все-таки вступает с ним в борьбу. Самоубийство героини побуждает римлян свергнуть тиранию Тарквиния. Последние эпизоды поэмы - особенно речь Брута - полны гражданского пафоса.

Мысли поэмы глубокие и философские. Много ее образов привлекают своей яркостью. И все же ощущение единства великой поэтической формы в поэме нет. Шекспиру оказались ближе малые жанры лирической поэзии. К созданию поэм автор «Лукреции» больше не обращается. [774]

С «Лукрецією» связана история создания А. С. Пушкиным повести «Граф Нуліп», сюжетная канва которой является пародийным воспроизведением фабулы поэмы Шекспира.

На русском языке поэма переведена впервые в "Собрании сочинений в 6 томах" (1986). [775]

Сонеты

Время написания сонетов-1592-1598 гг. их стиль напоминает художественную манеру ранних произведений Шекспира (поэмы, пьесы «Бесплодные усилия любви», «Двое веронцев», «Ромео и Джульетта»), Однако вполне возможно, что некоторые стихи были написаны раньше или позже этого времени.

В богатом творческом наследии Шекспира «Сонетам» принадлежит особое место. Поэмы «Венера и Адонис» (1592) и «Лукреция» (1593) были адресованы знатокам поэзии. «Сонеты» создавались для ближайшего окружения Шекспира и не были известны широкому кругу читателей.

Упоминание о существовании «Сонетов» впервые встречается в обзоре английской литературы «Сокровищница ума» (1598) Ф. Мереза: «Подобно тому, как полагали, что душа Эвфорба жила в Піфагорі, так нежный, остроумный дух Овидия живет в солодкозвучному и медоточивому Шекспире, о чем свидетельствуют его «Венера и Адонис», его «Лукреция», его нежные сонеты, известные его личным друзьям». Уже в следующем году после сообщения Мереза два сонеты были напечатаны издателем В. Джаггардом в томиках стихов «Страстный пилигрим».. Потом на протяжении 10 лет публикации не восстанавливаются. Выдать «Сонеты», очевидно, не позволил сам автор или кто-то другой, не заинтересован в опубликовании стихов.

Отдельной книгой «Сонеты» были изданы лишь в 1609 г. На титульном листе проставлен такие выходные сведения издания: «Шекспиру сонеты. Никогда раньше не печатные. В Лондоне. Д. Елд для Т. Т... 1609». Т. Т.- это издатель [776] книги Томас Торп. Его фамилия упоминается в акте регистрации рукописи в реестре гильдии печатников. Значительно сложнее расшифровать текст посвящения, который был напечатан на шмуцтитулі издания: «Тому единственному, кому обязаны своим появлением нижеприведенные сонеты, мистеру W. Н. всякого счастья и вечной жизни, обещанных ему нашим бессмертным поэтом, желает доброжелатель, который решился издать их в свет. Т. Т.». Посвящение звучит весьма двусмысленно. Таинственным W. Н. может быть тот, в честь кого создавались «Сонеты». Так же вероятна и другая версия. Инициалы хоронят только личность, благодаря которой текст «Сонетов» стал собственностью Томаса Торпа.

На экземплярах издания «Сонетов» (1609) указаны фамилии двух книготорговцев - Джона Райта и Уильяма Асплі. Книга, видимо, была отпечатана большим тиражом, который пришлось распределить между двумя продавцами. История этого издания полностью не известна. Несомненно лишь то, что сам Шекспир участия в его заключении не принимал. Так, в книгу включены стихи другого поэта (возможно, Джорджа Чапмена), а также небольшую поэму «Жалобы влюбленной». Вызывает сомнение размещение стихотворений, между которыми часто отсутствует логическая последовательность. В сонетах 133-134, например, поэт жалуется на предательство возлюбленной, а в сонете 135 звучит тема ожидания любви.

При жизни Шекспира «Сонеты» больше не выдавались. Не вошли лирические произведения и в первое посмертное собрание его сочинений, до которого было включено только пьесы. Новая публикация сонетов Шекспира была осуществлена лишь в 1640 г. Издатель Джон Бенсон включает, до сборника, озаглавленного «Поэмы», вместе с «Жалобами влюбленной», «Страстным пилигримом», «Фениксом и голубкой» также «Сонеты». Однако это издание явно несовершенно. Джон Бенсон, не испытывая особого пиетета к авторскому тексту, перерабатывает некоторые сонеты: их адресатом становится уже не друг, а любимая поэта. Восемь стихов вообще исключены из сборника. Порядок размещения сонетов тоже нарушено. Кстати, попытки перегруппировать стихи сборника предпринимались неоднократно, но, учитывая спорность вопроса, в большинстве современных изданий сонетов сохранен тот порядок размещения, который был у первого издания.

Лирика Шекспира связана с многовековой поэтической традицией. Сонет возник в Италии в XIII в. Первый известный образец встречается у Джакомо да Лентіно (1220-е pp.). Свою классическую форму сонет вступает в поэтов «сладостного нового стиля». Обращается к нему Данте, который посвятил ряд сонетов Беатриче. Благодаря родоначальнику новой европейской лирики Ф. Петрарці (317 сонетов о Лауру), сонет становится излюбленной формой поэтов Возрождения (Микеланджело, Т. Тассо, Л. Камоэнс, Лопе де Вега, П. Ронсар и др.).

Чрезвычайно популярным был сонет и в Англии. В 1591 г. увидел свет сборник сонетов Ф. Сидни «Астрофел и Стелла» (нап, в 1580-1584 гг.), которая утвердила сонетну форму в английской лирике. В 90-е pp. XVI в. захват сонетом достигает своего апогея. Сборника сонетов выдают С. Даниел («Делия», 1592), X. Констебль («Диана», ок. 1592), М. Дрейтон («Идея», 1593), Т. Лодж («Филлида», 1593), Е. Спенсер (знаменитые «Аморетті», 1595) и др. Поэты уславлювали земную любовь, воспевая красоту возлюбленной, склонялись перед совершенством человеческой природы. Присущи ней поэзии и медитативные ноты. Элегическая унылость нередко [777] сочетается в ней с гражданскими мотивами, любовные муки сопровождающихся философским самозаглибленням.

Сонет имеет жесткую віршову форму, которая требует от поэта особого мастерства. В сонете всегда 14 строк. Пишется он чаще всего п'ятистопним ямбом (редко - шестистопним или чотиристопним; чотиристопним ямбом написан, например, 145-й сонет Шекспира). Композиционно сонет делится на две части: первая (8 строк) - это завязка, вторая (6 строк) -развязка. В свою очередь завязка состоит из двух четверостиший (катренов), развязка - из двух тривіршів (терцетів). Английские поэты трансформировали классический итальянский сонет, разбив его на три четверостишия и заключительное двустишие (куплет). Иногда эту сонетну форму зовут шекспировской, поскольку благодаря Шекспиру она окончательно утвердилась в літературі. ее система рифмовки: аbаb cdcd efef gg (схема итальянского сонета: аbаb аbаb cde cde). Шекспир, однако, не всегда придерживался обязательной схемы. 126-й сонет, например, состоит из 12, а не 14 строк. Сюжетной основой шекспировских сонетов рассказ о пылкой дружбе и страстную любовь поэта-лирического героя сборника. Сторонники биографического трактовка «Сонетов» издавна пытаются установить, кем же были прототипы образов друга и любимого. Существуют самые разные предположения. Образ «юного друга» чаще всего связывают с именем покровителя Шекспира лорда Саутгемптона. Существуют также другие версии. «Смуглую леди сонетов», начиная с XIX в., отождествляли с придворной дамой королевы Елизаветы Мэри Фіттон и др. В 1973 г. английский историк А. Роуз выдвинул другую версию, согласно которой прототипом героини была Эмилия, дочь придворного музыканта Б. Бассано и жена Уильяма Ланье. Розгадання этой загадки, однако, не такое и существенное для восприятия цикла шекспировских сонетов, которые, в конце концов, является поэтическим документом эпохи, а не биографическим.

Цикл сонетов Шекспира представляет собой своеобразный лирический дневник, который создавался без заранее продуманного плана. Некоторые стихи написаны «по случаю», некоторые отражают какие-то личные переживания их создателя. Немало сонетов порожденное долгими размышлениями автора о человеческой природе, о мире, что окружает человека. Проблемы, поставленные в сонетах, нередко глубоко философские, что отнюдь не противоречит универсальной природе этой поэтической структуры. Сонетна форма поэтического выражения чрезвычайно драматична. Сама композиция сонета (тема - антитема - развязка) предусматривает борьбу противоположных чувств и мыслей. В нем очень естественно находят свое художественное воплощение исповедь, инвектива, пейзажный рисунок, философская композиция и др.

В цикле три главных действующих лица: сам лирический герой, его юный и прекрасный друг, возлюбленная поэта. Сложность сюжетных коллизий, отражающие непростые отношения протагонистов, так же как и проблемная многообразие сборки, требуют создания хотя бы условной схемы размещения сонетов. Исследователи (среди них ведущий советский шекспировед А. Анікст) предлагают следующую структуру размещения тематических групп, на которые распадаются «Сонеты»:

А. Сонеты, посвященные другу: 1-126.

1. Воспевание друга: 1-26.

2. Испытания дружбы: 27-99. [778]

а) горечь разлуки: 27-32;

б) первое разочарование в друге: 33-42;

в) сумм и опасения: 43-55;

г) растущее отчуждение и меланхолия: 55-76;

д) соперничество и ревность к другим поэтам: 77-96;

есть) «зима разлуки»: 97-99.

3. Торжество возобновленной дружбы: 100-126.

Б. Сонеты, посвященные смуглой возлюбленной: 127-152.

В. Заключение - радость и красота любви: 153-154.

«Сонеты» стали блестящим отражением богатого и сложного внутреннего мира человека эпохи Возрождения. С особым ренессансным мироощущением, полным стремления к гармонии, восхищение чувственной красотой бесконечно разнообразной мира, читатель встречается уже в начальных стихах сборника. Любование красотой вторая сливается в них с восторгом перед безграничным совершенством человеческой природы. Сонетов, посвященных прекрасной своей молодостью другу, гораздо больше, чем стихов о смуглую любимую.

Чрезвычайно эмоциональное отношение к дружбе - константа ренессансного стиля мышления. И хоть стиховых сонетних циклов на эту тему в европейской поэзии Возрождения немного - можно напомнить лишь сонеты Микеланджело - именно ее трактовка отнюдь не исключительное. Гуманисты, которые создавали модель идеального человека в своих произведениях, стремились воплотить свои надежды в реальной жизненной практике. Ренессансное преклонение перед человеческой природой - в «обожествлении» друга. Возникает чрезвычайно активное стремление к общению. Создаются различные кружки, академии (напр., знаменитая Платоновская академия во Флоренции). Гуманисты постоянно обмениваются друг с другом страстными посланиями. Авторы эпистол стремятся выразить «волнения души», «дать душам быть вместе» и др. Наслаждении общения посвящены целые страницы трактатов этого времени. Дружба воспринимается как естественное состояние человеческой души. В таких рассуждениях немало условных мислительних формул, но есть в них и настоящее восхищение неповторимостью человеческой индивидуальности.

Близок к стилю эпохи и Шекспир в начальных стихах «Сонетов». Первые 17 стихов является вариацией одной темы. По своим настроением они созвучны поэме «Венера и Адонис». Друг, очарованный своей красотой, чурается брачных пут. Как совершенное творение природы, он сам нарушает извечный закон бытия. Ведь все в природе стремится к любви, продолжение себя в потомках. Ведущей в сонетах этой группы становится альтернатива: угасание жизни или его возрождение. Дав жизнь сыну, друг утвердить себя в будущем, победит безжалостное время. Тема разрабатывается, возникают новые и новые образы. Шекспир использует неожиданные бытовые сопоставления: юный друг подобен скряги, который лишает себя доходов богатых (4, 6). Звучат и традиционные в лирической поэзии Возрождения мотивы: старость похожа на безжалостную зиму, увядшая роза говорит о скороминучість красоты.

Жалобы на неразумность друга, который восстает против законов гармонии, меняются в сонетах восторженным гимном его красе. Любование совершенством человека присуще мыслителям, поэтам и живописцам эпохи. Пылкие сторонники [779] красоты, в каком бы виде она не представала - античные памятники, природа, человеческое тело, - они создают настоящий культ прекрасного, в центре которого неизменно оказывается человеческий индивид. Красоту человеческого тела изображает С. Боттичелли в замечательной картине «Рождение Венеры». Итальянский гуманист Дж. Манетті в книге «О достоинстве и превосходстве человека» восклицает: «Какое большое и какое замечательное достоинство человеческого тела... Насколько благородна и совершенная душа человека».

Однако постепенно идиллическая умиротвореність начальных сонетов угасает. В тексте возникают грустные ноты. Усиливается тема Времени, что обусловливает рост философского потенциала сонетов. Время - безжалостный противник, и лирический герой находит в себе мужество бросить ему вызов (19). его оружием в этой борьбе становится поэзия, сила которой в ее искренности и правдивости (21). Поэт даст другу новую жизнь, воспев его в своих стихах (18).

Предвещает утрату прежней гармонии и разлука с другом (27-32). Нарочито возвышенная речь первых сонетов помалу начинает уступать место живом разговорном слову. Более четкие очертания набирает образ самого лирического героя. Судьба не всегда была ласкова к нему (29, ЗО). И все же герой верит, что дружба вознаградит его за все разочарования, пережитые в прошлом, его чувства к другу становится все более интенсивным, вступает характера идеала, даже иллюзии.

Однако утверждению гармонии сопротивляется сама реальность. Появляется новая тема: предательство друга и измена любимой (33). Страдая от двойного предательства, герой все же стремится оправдать юношу (41). Доброе, светлое начало берет верх над дисгармонией бытия. Тема беззаветной преданности другу не только не исчезает, но и приобретает все драматичнішого характера (57-58). Именно в ней герой пытается обрести утраченную целостность своего внутреннего мира.

Протагонист сонетов, по сути, сталкивается с той же проблемой, осмыслить которую были призваны центральные персонажи шекспировских трагедий: человек и его время. Размышления героя становятся все более глобально-философскими. Растет их эмоциональная выразительность. Уже не только перипетии личного чувства, но и изменчивость всего сущего, несовершенства мира волнуют его. Кульминацией возмущение становится знаменитый 66-й сонет, чрезвычайно созвучен монолога Гамлета «Быть или не быть». Мысли о несправедливости, которая царит в мире, о торжестве зла дублируются в целом ряде сонетов (71, 72, 73). Злое начало проникает даже в душе самого героя (62), лишенным совершенства встает и внутренний мир вторая (69). Однако не к констатации дисгармонии, а к ее преодоление стремится протагонист сонетов.

Снова возникает тема творчества. Поэзия ближе к вечности, чем камень и бронза, что кажутся нетленными (65). Но и она разная, как все в природе. В сонетах появляется образ поэта-соперника. Не без лукавого самоунижение сравнивает протагонист себя и своего противника, который тоже воспел красоту юного друга. Его соперник - сторонник «ученой поэзии», его поэзия подобна величественного корабля. Вторая поэт прославил «в пісеннім громе» (80). Из отдельных строк постепенно складывается напівіронічний, напівзахоплений портрет поэта-ученого, опирающегося на античные каноны, творит по законам классической [780] поэтики. Его стих звучный и радостный, но лишенный подлинной жизни. Критерия авторитарности искусства Шекспир противопоставляет критерий верности природе. Не случайно в предисловии к первому собранию сочинений его художественная манера определена так: «Он, который был таким счастливым подражателем природы, был также и самым совершенным выразителем ее».

Чужда поэту и утонченно-рафинированная манера салонных создателей. Автор сонетов и сам часто использует художественные приемы евфуїстичної поэзии, его стихи изобилуют остроумными сплетениями образов, изящными метафорами. «Игра ума», однако, никогда не становится самоценной, не вытесняет подлинности чувства. Задача поэзии - отразить динамику жизни, увидеть мир через призму неповторимой человеческой души. К этому стремится Шекспир и в своем цикле «Сонетов». Размышления о поэтическом мастерстве не превращаются в абстрактную дискуссию на эстетическую тему. И в этом - сама специфика сонетної формы как жанра лирики. Содержанием сонета является прежде всего чувство, порожденное каким-то явлением реальности, а не само это явление. Его сфера - сложные движения человеческой души.

Мысли о природе поэзии неотъемлемые в «Сонетах» от проблемы антагонизма видимого и сущего. Поэт стремится запечатлеть в стихе то лучшее, что есть в другу (74). Ведь нередко в прекрасном теле живет коварное сердце (93, 94). Горечь разочарования в друге меняется мыслями о собственном несовершенстве (89). Боль отвергнутого бескорыстного чувства пронизывает сонеты, придавая им удивительно искреннего, напряженно-личного настроения.

На смену разочарованию приходит новое знание. Заключительные сонеты, посвященные другу, говорят о возрождении чувства (119). Любовь поэта бескорыстная, и потому ей дано преодолеть самое Время (124).

Путь лирического героя «Сонетов» схож с эволюцией драматических протагонистов Шекспира. Сначала он идеализирует окружающий мир, вступая, таким образом, в конфликт с жизненной реальностью. Познания действительности приводит героя к разочарованию, к сомнению в возможности гармоничных отношений. «Затем он проходит через большие душевные испытания, страдает и дух его закаляется; он приходит к пониманию жизни и людей во всей их сложности и противоречиях, ему случается ошибаться, переживать падения, но он всегда обнаруживает способность подняться на новую нравственную высоту» (О. Анікст). Другая тональность раздела, посвященного «смуглой леди сонетов». Контрастность образов, присущая «Сонетам», дополняется контрастностью двух основных сюжетных циклов сборки. Светлое чувство к другу, хотя оно нередко и обрекает поэта на страдания, противопоставляется мучительной страсти, которая заставляет прощать пороки и измены (151-152). Однако это не противопоставление по принципу «добро - зло». Отношение поэта к изображаемому гораздо сложнее. Полемичность чувствуется уже в первом сонете нового раздела (127). Поэт бросает вызов многовековой традиции любовной лирики. Его любимая брюнетка и не похожа на златокудрых красавиц, которые пленили трубадуров еще во времена куртуазної поэзии. У нее черное шершавое волосы, ее кожа смуглая, «коралл нежнее ее уста» (130). Шекспир даже несколько гіперболізує нетрадиционность портрета, смело используя непоетичні образы. И все же «смуглая леди» прекрасна, ее красота - это очарование самой природы, прекрасной своей незавершенностью. [781]

Поэту чувства сложные и противоречивые. Любовь пьянит его, лишает свободы '(147). Герой видит недостатки своей возлюбленной, корит ее изменчивость и непостоянство (121, 133). Однако побороть свою страсть он не имеет силы. Если чувства к вторая отражает стремление к гармонии, то любовь к смуглой возлюбленной порождена стихийным началом человеческой природы. Внутренний ритм второй части цикла прерывистый, подобный колебаний чувств самого героя. Полон поэзии образ любимой, склоненной над ладами .(128), меняется інвективою против любострастя (129) и др.

Тема неверной возлюбленной не имеет в «Сонетах» сюжетного решения. Осмысление своего чувства к другу побудило лирического героя до глобальных сопоставлений, заставляло его задуматься над проблемами человеческого бытия. Цикла «смуглой леди» философичность не свойственна. Теряет бывший драматизм даже образ Времени. Развитие идет вглубь, к истокам человеческого чувства. Не только изменчивость капризной возлюбленной волнует поэта. Драматичнее для него - невозможность противиться ее чувственной очарования (149-150).

Любовь к другу будила мнению, побуждала к творчеству. Страсть к возлюбленной заставляет поэта страдать, вносит разлад в его душу. И все же и она по-своему прекрасна, как прекрасна некрасивість «смуглой леди сонетов».

Стихотворный цикл «Сонетов» - это настоящий ренессансный гимн человеку. Полная глубокого психологизма и внутреннего драматизма лирика Шекспира стала новым этапом в развитии английской поэзии. Трудно переоценить значение «Сонетов» для развития мирового поэтического искусства.

Первые переводы сонетов на русском языке начинают появляться со второй половины XIX в. Между 1859 и 1876 гг. пять сонетов Шекспира перевел И. Мамуна. В 1880 г. появляются переводы М. Гербеля. Переводят сонеты П. Кусков, П. Каншин (прозаический вариант). В 1912 г. появляется книга «Сонеты Шекспира», в которую вошло 28 сонетов в переводах И. Мамуны, М. Гербеля, В. Лихачева, М. Холодковського и др. В 1914 г. «Сонеты» перекладывает М. Чайковский.

Обращаются к лирике Шекспира и русские советские поэты: Б. Пастернак, А. Румер, В. Рогов. Настоящим открытием сонетної наследия Шекспира стал перевод «Сонетов» С. Маршаком, изданный в 1949 г. и отмечен Государственной премией. Переводились шекспировские сонеты на русском языке и на Украине. Да, бесспорно, интересный перевод профессора Харьковского университета А. Финкеля, который долгие годы работал над воссозданием всей багатоскладності шекспировской лирики.

На украинском языке сонеты переводили М. Славинский, П. Грабовский (сонет 29). Ряд их И перевел. Франко. До сонетов Шекспира неоднократно обращался М. Рыльский. Он внимательно изучал лирику Шекспира, следил за переводами, не раз подчеркивая, что шекспировские сонеты «относятся к произведениям огромного веса». Связь с поэзией Шекспира чувствуется и в произведениях самого М. Рыльского, особенно в его сонетах. Немало сонетов перевел Д. Павлычко, некоторые были включены в сборник «Мировой сонет» (1983). Подборка их подается далее (см. «Вместо приложения»). Первое полное издание «Сонетов» на украинском языке в переводе Д. Паламарчука было опубликовано в 1986 г. [782]

Стихи в сборниках

Из небольших поэм и циклов стихотворений «Жалобы влюбленной», «Страстный пилигрим», «Песни для музыки» и «Феникс и голубка» не все, как считает кое-кто из исследователей, принадлежат перу Шекспира.

История их публикации такова. Цикл сонетов «Страстный пилигрим» (21 сонет) был выдан 1599 г. Уильямом Джаггардом. Автором стихов, вошедших в сборник, было названо Шекспира. Цикл распадался на две части. После пятнадцатого сонета стоял подзаголовок: «Сонеты на разную музыку». Этого разделения придерживаются и до сих пор во всех авторитетных изданиях Шекспира. Под названием «Песни для музыки» стихи выделено и в советских изданиях творческого наследия поэта.

Второе издание «Страстного пилигрима» сохранилось не полностью. Третий раз сонеты были переизданы В. Джаггардом 1612 г. под названием «Страстный пилигрим, или Несколько любовных сонетов, которыми обменялись Венера и Адонис, заново исправленное и дополненное Уильямом Шекспиром. Третье издание, к которому заново добавлены два любовных послания, первое от Париса Елене и ответ Елены Парису. Опубликовано Уильямом Джаггардом. 1612». Послание Париса и Елены, безусловно, не принадлежат Шекспиру. В 1609 г., то есть до издания Джаггарда, послания были напечатаны в книге Т. Хейвуда «Британская Троя» (№№ 197 и 215).

На основе текстологического анализа сонетов было принято такую схему авторства в «Страстном пилигриме»:

Шекспир (в «Сонетах» стих 138). Шекспир (в «Сонетах» стих 144). Шекспир. Сонет Лонгвіля из «Бесплодных усилий любви» (IV, 3). Автор не установлен. Шекспир. Сонет Бирона из «Бесплодных усилий любви» (IV, 3). Автор не установлен. Автор не установлен. Ричард Барнфілд (1574-1627). Автор не установлен. Автор не установлен. Бартоломью Гриффина. Сонет с віршового цикла Гриффина «Фідесса», 1596. Возможно, Томас Делоні (1540-1600?). Автор не установлен. Автор не установлен.

В «Песнях для музыки»:

Возможно, Роберт Грин (1560?-1592). Шекспир. Песня Дюмена из «Бесплодных усилий любви» (IV, 3). Автор не установлен. Стих был уже опубликован в 1597 г. в сборнике произведений композитора Т. Вилкс. Имя поэта не было указано. Автор не установлен. Кристофер Марло. «Ответ», которая существовала в более полном варианте, была создана, вероятно, Уолтером Ралли (1552?-1618). Ричард Барнфілд. Из книги «Стихи в разных настроениях» (1598).

[798]

«Феникс и голубка» впервые опубликована в сборнике «Жертва любви, или Жалоба Розалинды» (1601) Роберта Честера. Вероятно, сборка была посвящена покровителю Г. Честера Джону Солсбери. Книгу напечатал земляк Шекспира В. Филд для издания Е. Бланта.

Небольшие поэмы и циклы стихов «Жалобы влюбленной», «Страстный пилигрим», «Песни для музыки» и «Феникс и голубка» интересны именно как образцы лирической поэзии эпохи Возрождения.

После поэмы Честера был напечатан такой текст: «Дальше идут различные поэтические попытки на тот же сюжет, то есть о голубку и феникса. Написанные лучшими и самыми значительными из наших современных писателей, чьи имена подписаны под их собственными произведениями, никогда ранее не печатными...» Кроме поэмы Честера, в сборнике напечатано еще 14 стихов, среди них «Феникс и голубка» Шекспира. Поэма опубликована без названия.

Согласно гипотезе советского исследователя И. Гілілова, в этой поэме и в других произведениях сборника говорится о голубя и птицы феникса - аллегорические названия, под которыми выведены Роджер Мэннерс и дочь поэта Ф. Сидни Елизавета.

Поэма «Жалобы влюбленной» была включена в сборник шекспировских «Сонетов», выданных 1609 г. Ведущий английский шекспировед Э. К. Чемберс считает авторство Шекспира сомнительным. Как полагают некоторые ученые, автором поэмы мог быть поэт Дж. Чапмен. Есть и другие концепции, согласно которым авторство Шекспира не отрицается.

Вопрос авторства некоторых произведений, таким образом, и дальше имеют дискуссионный характер. Мысли шекспірознавців не всегда совпадают. Примером этому может быть полемика, разгоревшаяся в последнее время, когда готовился к печати этот шеститомник, по поводу найденного современным молодым американским исследователем Г. Тейлором в фондах Бодліанської библиотеки в Оксфорде стихотворения «Что делает?». Под ним стоит фамилия Шекспира. [799]

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Елена Алексеенко Поэзия Уильяма Шекспира (1986)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Елена Алексеенко Поэзия Уильяма Шекспира (1986)

На предыдущую