lybs.ru
Лучший ответ та, которая прекращает дальнейшие вопросы. / Андрей Коваль


Книга: Юрий Иванович Ковбасенко Джордж Бернард Шоу: "Я влиял на Великую Октябрьскую революцию..." (2001)


18 стала старухою?” или: “Ну и чего же они (ее сестры. - Ю.К.) добились своей честностью? Я тебе скажу. Одна работала на фабрике свинцовых белил по двенадцать часов в день за девять шиллингам в неделю, пока не умерла от отравления свинцом... Вторую ... всегда ставили в пример, потому что она вступила в брак с рабочим из продовольственного склада и удерживала его комнату и троих детей чисто и опрятно за восемнадцать шиллингам в неделю ... пока ее муж не запил. Стоило ради этого быть честными, как ты считаешь?”19 Это писал Шоу, который в юношеские годы работал збірщиком квартплаты в Дублинских бедняцких кварталах, и видел жизнь “улице” на собственные глаза.

Итак, Элиза тогда выбрала честную бедность. А сейчас, когда отведала уровень жизни леди? Что ей делать сейчас? Вот и кричит она Гіггінсові прямо в глаза: “Я продавала цветы. Себя не продавала. А сейчас, когда вы сделали из меня леди, мне не остается ничего другого, как торговать собой. Лучше бы вы оставили меня там, где нашли”(V).

И это с ее стороны не кокетство, не набивание себе цены или поиски сочувствия. К сожалению, она говорила правду. Выбросить ее теперь на улицу, в чащи “Тотнем-корт-роуд”, это все равно, что отпустить назад, к лесной чащи, когда упіймане там и прирученное волчонок, которое уже разучилось охотиться: “Элиза. Ох, если бы я только могла вернуться к моему корзины с цветами! Я бы тогда ни от кого не зависела ни от вас обоих с отцом, ни от кого в мире! Зачем вы забрали у меня мою независимость? Зачем я отказалась от нее? А теперь я рабыня, несмотря на всю мою красивую одежду” (V).

Гіггінс же не понимает ее, фразу “торговать собой” он понимает исключительно как “выйти замуж по расчету”: “Гіггінс. Глупости, Елайзо! Не плямуйте человеческих отношений всем этим лицемерным нытьем о купле-продаже. Никто не присилує вас выйти замуж за того, кто вам не нравится” (V).

Кстати, в тексте пьесы, кроме упомянутого выше (“канава”-“дно”-“грязь”-“улица”) вырисовывается еще один стержневой функционально-семантический ряд ключевых слов: “торговать”-“продажа”-“покупка”-“рынок” и др. Ср. употребление слов “торговать собой/”, “купля-продажа” из последних двух цитат с семантически близкими к ним в контексте произведения: “купленный”, “купить”, “торговать”, “торгашеський” и др.: “Альфред Дулитл. Я запуган и все. Сломанный. Купленный” (V); “Гіггінс. Я выражаю свою праведную пренебрежение ко всякого Торгашества. Я не торгую и не буду торговаться чувством. Вы узиваєте меня тварью, потому что не получилось у вас купить меня тем, что вы приносили мне тапочки и разыскивали очки” (V); или “Элиза. А мне все равно до тех, кому безразлично ко мне. Гіггінс. Торгашеські основы, Елайзо. Вот как (с профессиональной точностью воспроизводя ее ковентгарденську произношение) “придавать хвіялки”, не так ли? (V; окончание реплики - явный намек на бывшую “торгашеську” профессию Элайзы).

Но самое интересное то, что упомянутые два функционально-семантические ряды перекрещиваются, а понятие ‘улица’ и ‘торгашество’ синонімізуються: “Миссис Пирс. ...Вас выкинут на улицу и вы вернетесь к своей корзине с цветами!” (ІІ).

Интересный и показательный биографический факт: Шоу упрямо отказывался от брака с “зеленоглазой миллионершей” (как он сам называл ее в письмах) Шарлоттой Пейн-Таушенд вплоть до того момента, когда получил значительный гонорар, и этот брак уже не мог восприниматься как выгодная для жениха финансовая сделка.

Но Гіггінс назвал брак одним из возможных для Элайзы путей устройства дальнейшей судьбы. Кем же она может стать: миссис Гіггінс? Миссис Ейнсворд-Гилл? Или даже миссис Пикеринг? (“Миссис Гіггінс. Боюсь, вы испортили эту девушку, Генри! Я бы страдала за тебя и за нее, когда бы она не любила так полковника Пікерінга” /V/).

А если Элиза не захочет выходить замуж, сможет ли она сама себя? И здесь вновь вспоминается “Профессия миссис Уоррен”, где циничная мать продолжает поучать свою дочь: “Единственный путь для женщины прилично обеспечить себя - это завести мужчину, который способен содержать любовницу. Если она одного с ним круга, пусть выходит за него замуж...”20 Но чем же тогда брак отличается от проституции, когда там и там - продажу, а разница только в “антураже”? Значит, брак - это заохочувана обществом проституция?

Видимо, именно поэтому социалист Шоу заявил: “Я считаю, что любое общество, которое основу свою видит в честности и собственной достоинства своих граждан, должно быть устроено так, чтобы каждый мужчина и каждая женщина могли бы содержать себя своим трудом, не торгуя своими предпочтениями и своими убеждениями”21.

То на какие средства могла бы жить Элиза? И тут она вспоминает о знания, которые получила от Гіггінса, и заявляет ему: “Вы не можете забрать обратно те знания, что дали мне” (V). Конечно, эта реплика может толковаться как по-женски нервный всплеск, вызов равнодушному грубіянові Гіггінсу, но дела это не меняет. Интеллектуальный труд - вот один из путей женщине обеспечить себя, не торгуя своими предпочтениями и своими убеждениями”, не становясь ничьей содержанкой, шлюхой ни в прямом, ни в переноснім смысле этого слова.

В то же время социалист Шоу не лишил себя удовольствия (в послесловии к комедии) бросить шпильку в адрес одного из коммунистических принципов - отношение ко всему как к своему собственному: “Элиза не была коммунисткой, а потому относилась к знаниям как к такой же частной собственности, как, скажем, часы, и считала, что не имеет права использовать знания Гіггінса без его личного согласия (В, с.59).

Правда, был еще один путь - принять подарок от полковника Пікерінга: “Гіггінс. Пикеринг мог бы помочь вам открыть магазинчик, ведь имеет кучу денег. (Хихоче.) Придется ему заплатить за все эти наряды, в которых вы щеголяли сегодня, а если приплюсовать сюда еще плату за прокат драгоценностей, то и попрощайся, полковник, с двумя сотнями фунтов!” (V). Но этот путь представляется чем-то похожим на рождественский рассказ, сладенькую сказочку, недаром же у разных народов мира существует мудрая мысль о том, что сыр бесплатный только в мышеловке...

Как видим, вопросов всегда больше, чем ответов - вот что значит драма-дискуссия. Да это и не удивительно, ведь социальные вопросы никогда не перестанут быть актуальными. Особенно когда они переплетаются, как это случилось в “Пигмалионе”, с вопросом женским, которое занимало заметное место во всемирной литературе XIX века, чьи традиции драматург продолжил в веке следующем. Самое яркое воплощение синтез упомянутых вопросов получил сначала у французов

Книга: Юрий Иванович Ковбасенко Джордж Бернард Шоу: "Я влиял на Великую Октябрьскую революцию..." (2001)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Юрий Иванович Ковбасенко Джордж Бернард Шоу: "Я влиял на Великую Октябрьскую революцию..." (2001)
2. 9 (“необработанного материала”) изысканную леди...
3. 13. Такие же взгляды были и социалист-фабіанівець...
4. 15. Но это “вариант à la Ницше”, социалист Шоу...
5. 16. А разве Гіггінс и Непомук жили чем-то другим,...
6. 18 стала старухою?” или: “Ну и чего же они (ее сестры....
7. 22 (Жорж Санд, Бальзак, Флобер), а затем распространился на...
8. 26. Следовательно, если бы Элиза и Гіггінс в финале...
9. 1. Здесь и далее цитирую перевод с английского О.Мокровольського...

На предыдущую