lybs.ru
Мужчина любит женщину за красоту, женщина любит мужчину за его возможности. / Александр Сухомлин


Книга: Юрий Иванович Ковбасенко Литература постмодернизма: По ту сторону разных сторон (2004)


IV. Бегство в несерьезности?

Следующей характерной чертой литературы постмодернизма является ее іронізм. После провозглашения его У.эко важной конститутивною признаком культуры постмодернизма редко встретишь работу, где бы не рассматривались или, по крайней мере, не упоминались понятия вроде “ирония/самоирония”, “пародийность”, “карнавальность”, “шаржирования” т.д. Если попытаться обозначить все перечисленные понятия одним обобщающим словом, то им окажется лексема “несерьезность”.

Вот остроумный (ироничный?) параллелизм выдающегося итальянского писателя и ученого по поводу постмодернистского іронізму: “Постмодернизм - это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение может привести к немоты, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности. Постмодернистская позиция напоминает мне положение человека, влюбленного в очень образованную женщину. Он понимает, что не может сказать ей “я люблю тебя безумно”, потому что понимает, что она понимает (а она понимает, что он понимает), что подобные реплики - прерогатива Ліалá26. Впрочем выход есть. Он должен сказать: “Как сказала бы Ліалá - я люблю тебя до умопомрачения”... Если женщина готова играть в ту же игру, она поймет, что признание в любви осталось освіченням в любви” [Н,636].

Как видим, один из общепризнанных лидеров литературы постмодернизма27 весьма озабочен тем, чтобы не показаться кому-то “наивным”, и поэтому предлагает своеобразный “запасной аэродром” - иронию. Поэтому я назвал бы (возможно, несколько заостренно, но это необходимо для “обнажения приема” /В.Шкловський/) эту интенцию постмодернистской культуры (в частности - литературы) “бегством в несерьезности”.

Писатели предыдущих суток (даже что-то/кого-то высмеивая, пародируя, травестуючи т.д.) в большинстве своем искренне и серьезно (“наивно”?) верили, что можно создать что-то оригинальное, сказать свое, новое слово, решить определенную проблему, повлиять на бытие человека и человечества etc.

Постмодернисты же “повзрослели”, отвергли “детскую наивность” своих предшественников: все в них пропитано иронией, скепсисом, сарказмом, пародійністю, пониженное авгурівською улыбкой: нет художественного образа - есть симулакр28, нет оригинальности - есть “палімсестність”, нет автора - есть скриптор-компилятор и т.д.

Если приведенное выше высказывание Барта, “каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат”, понимать буквально, если действительно размывается граница между самим противопоставлением автора и скриптора-компилятора29, тогда лучший способ последнем “сохранить лицо” - это сделать вид, что он компилирует несерьезно, в шутку, иронично. И кто бы что не говорил, далеко не всем художникам хочется оказаться на месте двух забавных героев Флобера: “Писатель напоминает Бувара и Пекуше, этих вечных переписчиков, великим и смешным одновременно, глубокая комичность которых как раз и знаменует собой (выдел. Барта. - Ю.К.) истину письма; он может лишь подражать тому, что написано прежде и само писалось не впервые; он может только смешивать разные виды письма, смешивать их друг с другом, не опираясь всецело ни на один из них”30. Известный герой Бомарше заявил, что спешит засмеяться, чтобы не пришлось заплакать. Перефразирую его: постмодернист спешит посмеяться над собой первым, чтобы опередить в этом других, ведь лучшее средство избежать чужой иронии - принять самоиронию.

Если мы уже начали цепочку (ирония→самоирония→...), то на роль его следующего звена просится пародия, которая уже по определению является насквозь “постмодернистской”, ибо содержит: а) эксплицитное и/или имплицитное цитирование, сопротивления на чье-то произведение-донор (см. “гіперрецептивність” и “интертекстуальность”); б) смех (иронию, сарказм и т.п.). В насквозь ироничном постмодернистском литературном дискурсе пародийную и непародійну рецепцию чужого материала трудно разграничить. А, может, вся литература постмодернизма это не что иное, как пародия на литературу?

Конечно, пародия не является открытием эпохи постмодернизма, а существовала столько же, сколько существует сама “серьезная” литература (тексты-доноры). Так, гениальный эпос Гомера (VIII в. до н.э.) мгновенно “догнала” не менее гениальная “Батрахоміомахія”, которую иногда приписывают... самому Гомеру (sic!). То, может, Эко, заявив, что “постмодернизм” - термин, пригодный à tout faire [для любого случая /фр./]” и “скоро категория постмодернизма охватит Гомера” [Н, 635], был недалеко от истины, ведь “во всех книгах речь идет о другие книги, ...всякая история пересказывает историю уже рассказанную. Это знал Гомер, это знал Ариосто, не говоря о Рабле или Сервантеса” [Н, 608]. И, думаю, в этой реплике Эко совсем неслучайно упомянуто имя одного из величайших пародистов мира - Сервантеса, которого “легче легкого положить к ложу (пусть даже Прокрустова. - Ю.К.) новейшей постмодернистской поэтики” [Затонский, ВЛ].

Однажды Мопассан написал стихотворение “Сельская Венера”, где изобразил красивую деревенскую девушку, которая сначала влюбилась была, но очень быстро разочаровалась в парне. Следовательно, чтобы избежать новых разочарований, она начала не обделять вниманием всех без исключения представителей сильного пола. Стихотворение заканчивается строками, которые, думаю, могут своеобразно указать на истоки постмодернистского іронізму: “С тех пор она, чтоб избежать ошибки, всем стала раздавать свои улыбки”. Не стали и постмодернисты, чтобы избежать ошибок - обвинений в симпатии, слишком серьезном отношении какого-то конкретного культурного явления (а вдруг оно возьмет, да и выйдет из моды) - “раздавать свои улыбки всем без исключения эстетическом работах человечества. Ну, конечно же, иронические улыбки, исключительно ироничные.

Книга: Юрий Иванович Ковбасенко Литература постмодернизма: По ту сторону разных сторон (2004)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Юрий Иванович Ковбасенко Литература постмодернизма: По ту сторону разных сторон (2004)
2. 5, как к міметúчності, так и к безудержной...
3. 10, монтажом заимствованных из текстов-доноров цитат,...
4. 21. Перечень можно продолжить. Как справедливо...
5. 23. Как это похоже на описание библиотеки аббатства в “Имени...
6. IV. Бегство в несерьезности? Следующей характерной...
7. V. “Високоброва низькобровість”|“низькоброва...
8. 35 [код 3], и на разрывание Орфея вакханками, и еще кто...
9. 41 не конкурент, так что слухи о ее смерти слишком...
10. 44, то сейчас трансформация художественного произведения...
11. 45? А, если нет Будущего (ведь Истории - конец),...
12. 49. Хотя, возможно, это от уже упомянутого іронізму. Но...
13. 4. Кстати, с чисто методической точки зрения лит-ра пост-м, с одной...
14. 19. Понятие інтертекстуальності (по крайней мере, в рус. лит-знавстві)...

На предыдущую