lybs.ru
Легче всего найти свидетелей, которые ничего не видели. / Юрий Мелихов


Книга: Всемирная история / Крипьякевич


Персидские войны

Единство греков. На стыке VI-V вв. до Хр. политические отношения в Греции были уже окончательно стабилизированные. ГрецькГ государства образовали постоянные границы и устойчивое устройство, а греческий' колонизация постигла самые дальние пределы. Но все же греческий народ не смог объединиться в одно государство. На пути этом стояло в первой степени географическое положение. Греческие горн делят страну на массы отдельных замкнутых впадин и вершин, через что разные дома были от себя вполне отделены и могли жить отдельной жизнью. Благодаря тому відрізнювалися, само собой, одиночные, большие или меньшие, племена. Разницы в говорах, быту и верованиях начали создавать из них отдельные народці. Но даже в одном и том же племени трудно было довести до одной государственности: греки отличались сильно произведенным почуванням свободы и индивидуальности и неохотно поддавались под общий провод. Тогдашняя Греция, на суше и островах, была разбита на несколько десятков отдельных государств.

Но хоть греки не дошли до политического объединения, они все-таки чувствовали себя одним народом. Существовали различные факторы, соединяли их и предоставляли им однопільний характер. Насколько греков разделял сушу, настолько объединяло их море. Правда в Греции развилась так широко, что коммуникация между единичными домами происходила не побережними путями, а морем. Хоть греки происходили с суши, но очень скоро стали морским народом и на море встречались значительно чаще, чем на суше. Корабли разных племен и государств совместно отбывали путешествия в далекие земли, одни рядом других закладывали новые колонии, и это розбуджувало в них дух единства и солидарности., В своих странствиях греки встречались с чужими народами и доходили до сознания, что ничего общего не имеют с теми «варварами» (чужаками), зато сами творят какую-то одну целость. Они чувствовали, что хоть говорят разными говорами, но язык их одна и общая. Одно письмо, которое все греки приняли, переделывая финикийский алфавіт1, подчеркнуло еще больше греческую единство.

К росту солидарности среди греческих племен немало значительно приобщилась общая религия. Сначала разные племена, окрестности и дома имели свои отдельные верования, но позже, когда коммуникация стала живее, на первое место выступили главные божества, как Зевс, Гера, Аполлон, Афина, Дионис и др. До закрепления одноцельности религии больше обогатили эпопеи Гомера. Они были известны и цінені во всем греческом мире, а те божества, которым Гомеру герои отдавали дань, стали популярными и уважаемыми во всей Греции и ее колониях. Религия стала одной из главных примет греческой культуры, что отличала ее от Востока: греки почитали своих богов и составляли им жертвы, но никогда не относились к ним так по-рабсыси, как люди с Орієнту. И гордые были с того, и презрительно глядели на своих соседей.

При некоторых выдающихся святынях появились т. н. амфиктионии - союзы близлежащих городов охраняли священное место. Члены такого союза обязывались на время ежегодных праздников прекращать борьбу между собой, защищать путников, выступать совместно против тех, кто презирал мир. Самая большая была дельфийская амфиктионии при святиш Аполлона в Дельфах. Это были старейшие союзы, в которых различные государства и племена лучилися для одной идеальной цели. Подобным образом возникали объединения, имевшие задачу провести и защищать всенародные игрища, в первую очередь олимпийские игры в честь Зевса в Елщі. На такие праздники зтздилися греки из всех стран, даже из самых дальних колоний, и при совместных соревнованиях знакомились ближе и взаимно приязнилися.

В то время впервые появилось общее имя греков - эллины. Это название первоначально носило небольшое племя в Эпире, в окрестности Д ед оны, потом перенесли ее на всех греков, живших к северу от коринфского Істма; наконец, она получила «панеллінське» значение.

Греки под персидской властью. Свою отдельность греки ощутили в полной мере тогда, когда им пришилося измерить свои силы с могущественной соседней державой-Персией. В первую очередь встретились с персами малоазийские колонии. Они сначала находились под властью Лидии, и это было время их светлого развития. Для лідійських королей эгейское побережье было самой ценной частью государства, потому что торговля, которую вели греки, приносила им большие доходы. Лидийцы окружали греков привязанностью и заботой. Греки жили в Лидии, словно в собственном государстве, уладжували свои города по собственному подобию, свободно развивали свою культуру. Но Лидия упала в борьбе с Персией после боя над рекой Галис в 546 г. до Хр., когда персидская конница разгромила войско короля Креза. С большим сочувствием греческая традиция повествовала о несчастного обладателя, что считал себя самым счастливым человеком, но неожиданно пал жертвой судьбы.

Некоторые греческие колонии на свою руку пробовали защищаться от персов, но окончательно пришлось признать новую власть. Положение их стало значительно хуже. Персидские короли мало сокрушались далекой страной, что так очень была удалена от центров государства. Малую Азию [было] разделен на четыре сатрапии и на каждую из них наложена дань-по 400-500 талантш серебра. Управители сатрапий не ориентировались в местных отношениях, не продолжали либеральных традиций Лидии, а относились к грекш как до подбитого населения. Они покинули греческую торговлю без опеки, отдавая рынки в руки фшікнщів. Для них непонятным был демократический строй греческих городов, а потому благосклонно относились к всяких узурпаторов, которые философов к тирании, ибо эти самозванцы должны были искать помощи при персидском дворе. Поэтому греки с большим недовольством встречали новую власть. Персы были для них «варварами», чужим народом, с непонятной религией и обычаями. С опаской и пренебрежением эллины встречали грозные азиатские божества, которые привозили с собой финикийцы или другие народы Востока. Чужим для них было восточное искусство, роскошное и богатое, что так сильно отличалось от простоты греческого стиля. Вражда к персов возросло еще больше, когда третий из очереди персидский король, Дарий (521-485 гг. до Хр.) задумал расширить границы своего государства еще дальше на запад, на территорию матерной Греции.

В 513 г. Дарий уладив поход против скифов - народа иранского происхождения, проживающий в степях Украины. Сухопутное войско из Малой Азии в Европу перешел через Геллеспонт (Дарданеллы) по мосту на лодках, построенном греческим архитектором из Самоса Мандроклом. Второй такой мост [было] поставлено на Дольней Дунае. Флот вдоль берега Черного моря виз остальные войска. Но персидские военачальники не знали, которые безгранично пространстве черноморские степи и как трудно в них воевать. Скифы не вступали в бой с врагом, а только отходили все дальше на восток. По двум месяцам безуспешной погони Дарий должен был оставить свой фантастический план. Его поход имел только тот вывод, что под персидскую власть достались страна на юг от Дуная - Фракия, чаще Македонии, а также греческие города над Пропонтидою (морем Мрамора). Здесь было образовано 21 персидскую сатрапию.

Ионийское восстание.. Персидские завоевания встревожили всю Грецию. Все поняли, что персидский властелин начинает активную политику на западе и хочет присоединить Европу к своей огромной империи. В Греции появились персидские висланники, что исследовали местные отношения. Они ездили вплоть до греческих колоний в Италии и там где-то пропали в стране диких япігів1. Греки чувствовали, как персидский рука начинает их сжимать и ограничивать их колонизационный размах, их морскую торговлю, весь их развитие.

В этой атмосфере дошло до восстания ионийских г р е к и в в Малой Азии. Легко воспалительные іонійці, не числячися со своими силами, в 500 г. до Хр. восстали против Персидского государства. Провод над восстаниями обнял* Аристагор-тиран Милета, который потерял милость короля и искал спасения для себя в войне с переами. В разных городах одновременно пришло к восстанию, и повсюду [было] устранены ненавистных тиранов. Но повстанцы не имели средств к войне. Кое-что советовал завернуть сокровища святынь, но эту мысль [было] исключен. Тогда Аристагор отправился в Грецию, чтобы там искать помощи. Самый могущественный из греческих государств, Спарта, выразила сочувствие повстанцам, но помощи не дала с внимания на большое расстояние. Искреннее отнеслись к этому делу іонШські города: Афины выслали 20 кораблей, Эритрея, имела давний союз с Мілетом, - пять кораблш. Это была вся помощь, что ее достали іонійці. Мало еще было в Греции сознания и солидарности, чтобы начать национальную борьбу против персов...

Восстание было осуждено на неудачу. Сначала повстанцы попытались наступать. В 499 г. двинулись на столицу персидского сатрапа, С а р д ы, и сожгли город, но сильного замка не смогли получить. Это знеохотило их к борьбе. Хоть повстанческое движение окутал много побережних городов, но не нашлось никого, кто бы сумел силы колоний организовать до одного дела. Не выдержали также афинцы и ерітрейці и повернули домой. Тогда персы начали систематическую борьбу, окружая повстанцш с двух сторон, от Карии на полудни и Геллеспонта на севере. Одновременно задумали заатакувати грекш от моря и выслали на Эгейское море фіїїікійський флот. Но на море греки сумели лучше организоваться, кермуючись сильной ненавистью к торговых соперников - финикийцев. Часть ионийского флота отплыла к Кіїїру и там совместно с местными греками пробовала задержать врага. Но это не повелось, и финикийский флот таки добрался до побережья Ионии. Здесь еще раз греки выступили солидарно: собралось 200 кораблей круг Милета, главное чтобы защищать город. Но между представителями разных городов скоро пришло к недоразумениям, финикийцы использовали это и разгромили греков. Персы окружили теперь Милет от земли и от моря, завоевали и уничтожили несчастный город в 494 г. Остатки жителей перевели в Месопотамии, а городские руины отдали соседним каріїщям. Предводитель восстания Ариста-гор еще перед тем отправился во Фракию и там пал в борьбе с местными племенами. Второй полководец, Гістієй, пробовал организовать над Геллеспонтом пиратские походы против персов, но достался в руки врага и был наказан смертью в 493 г. Так окончательно персы здушили греческое восстание. В 492 г. персидский князь Мардоний с флотом и сухопутным войском перешел в Европу и заново обсадил персидскими залогами главные города Фракии и Македонии. При повороті1 буря разбила его флот круг пригорка Афон. Позже этот поход назвали первым походом персов на Грецно.

Марафон. Экспедиция Мардония была только подготовкой к великому походу, в котором Дарий задумывал подвести всю Элладу. В 491 г. до греческих городов приехали персидские послы, жаждая «земли и воды», в знак, что греки признают власть персидского короля. Греческие государства, напуганные недавней катастрофой Ионии", почти все подчинились азшському обладателю. Отказное ответ дали только Спарта и Афши. Это означало, что они решились на войну.

Дарш организовал поход под предводительством Датіса и Артафер-на. Персидское войско не было более 20 000 [человек], но греческие летописцы позднее увеличили его на сотки тысяч. Все силы стираешь и союзных городов собрались возле острова Самое и оттуда двинулись на ГрецЬо. Меньшие острова подвергались персам-добровольно. Уничтожив Наксос за участие в іоншсь-кому восстании и составив богатые дары в святилище Аполлона на острове Делос, персидские полководцы двинулись в направлении на Эвбею и здесь разрушили Ерітрею за помощь, которую она выслала Мілетові. Оттуда вернулись к Аттіїси и заблокировали ее побережья.

Афшам пришлось сыграть главную роль во встрече с врагом. Городу трудно было подготовиться к этому заданию. В Афшах еще недавно велась внутренняя борьба: шляхта выступала против реформ Клістена, разные вожди вели борьбу за власть, все еще висела опасность, что Гиппий, сын Пісістраіа, восстановит тиранию. Но в грозной волны сплотились вокруг величайшего из стратегов - Мильтиада. Он был сыном основателя фракийского Хе-рсонеса, участвовал в походе Дария на скифов и тогда, как рассказывали, имел дораджувати грекам, чтобы уничтожили мост на Дунае и таким образом уничтожили персидскую армию. Потом был вмішаний в ионийское восстание и перед местью персов должен был бежать в Афины. Здесь присоединил себе аристократию, а потому, что хорошо знал способ ведения персами войны, его [было] избран одним из 10 полководцев-стратегов.

По совету Мильтиада греческая армия двинулась на север Аттики, чтобы там встретить врага. Мильтиад добивался, чтобы как можно быстрее начать бой с персами. До главного вождя, Каллімаха, что оттягивал решение, он сказал так: «В твоей силе есть теперь поработить Афины или сделать их свобід-ими и оставить по себе на вечные времена славную память. Теперешняя минута является необычайно грозная. Потому что когда Афины не выдержат натиска персов, то известно, что их ждет. Когда Же это город вирятується, то может стать первым среди эллинов. Если не двинемся в бой, то в умах афінців наступит такое замешательство, что они готовы будут подчиниться персам. Когда же двинемся на врага, можем иметь победу!» Военная рада решила начать бой.

Мильтиад вставил войско на равнине под Марафоном. Важкозбройних гоплитов [было! уставлено так, что середина скамьи была самой слабой, а на крыльях стояли самые сильные части. Когда афинцы приблизились к врагу на 8 стадий (более километра), Мильтиад приказал им скорым бегом ударить на персов. Длинная колонна тяжело вооруженных воинов, с протянутыми копьями, упала на вражеские позиции. Персы имели посредине лучшее войско и тут отвергли афінців. Зато оба греческие крылья разгромили вполне боковые отделы персов, получились с собой и сзади ударили на врага. Персы разбежались и начали бежать на корабли. На поле боя мало лечь 6400 персов и только 192 афінця. Греки настигали беглецов и одержали семь кораблей.

По этой поражении персидский флот отплыл от берега и направился к Южной Аттики, чтобы попробовать наступление на Афины. Но афинцы успели посуху вернуться к своей столице и перед городом уставилися к бою. Тогда персидские военачальники приказали отворот.

Весть о победе под Марафоном до родного города принес афінець Діомедон, что бегом ход всю дорогу; прибежал до Афин, крикнул: «Победа!» и упал мертвый. С того происходит название «марафонского бега» (42,2 км), віджив1 в современной спорте Победитель из-под Марафона недолго наслаждался популярностью. На второй год он уладив поход на остров Парос, чтобы наказать его жителей за «медизм», то есть за приверженность персов. Но поход закончился неудачей. Политические соперники воспользовались случаем, чтобы поставить Мильтиада перед судом за обманство. Великий полководец не мог защищаться, потому что тяжело заболел от раны, которую получил в бою под Паросом. Народный суд не наказал его смертью, как того требовали обвинители, но все же осудил на казнь 50 талантов. По нескольким неделям Мильтиад умер, а его сын Кимон заплатил эту гривну.

Перед новой войной. Дарий по марафонской неудачи не покинул плана подвести Грецию, но с еще большей энергией приготавливался к новому походу. Тем временем в 486 г. против персидской власти поднялся Египет, и это помешало Дарию выполнить свое намерение. Среди того он умер в 485 г.

Только по нескольких годах его наследник Ксеркс, поконавши Египет, имел возможность обратиться против Греции. Он приказал перекопать Афон, чтобы выгоднее перевести через него корабли. Это была ненужная работа, потому что можно было выгодно плыть и вокруг пригорка, но персидский король хотел этим показать свое могущество. Затем для транспортов сухопутного войска [было] построен понтонный мост на Геллес-понти, опирался на несколько сотен кораблей. Но сильная буря неожиданно разбила городов. Тогда возмущенный деспот приказал наказать Геллеспонт: до моря бросили пару оков, а присланные бичівники дали поверхности моря 300 плетей. При том персидские герольды во весь голос проклинали непослушные море: «О ты, горькая водо, такое наказание накладывает на тебя обладатель за то, что ты без причины сделала ему вред. Хочешь, не хочешь, а великий Ксеркс перейдет через тебя. Справедливо никакой человек не составляет тебе жертв, потому что ты мутная, соленая река!» Инженеров [было] наказан смертью, а другие мастера построили еще лучший мост. В Абидосе король отбыл просмотр армии и присматривался к морским игрищ, что их уладили финикийцы. Затем переправился на другую сторону и под Доріском приказал пересчитать войско: воинов вводили в ограду, в которой могло поместиться 10 000 человек, и так считали. Мало быть 1 700 000 войска, но это цифра преувеличена: новочасні историки военного искусства вычисляют, что персидская армия не могла быть больше, чем 100000, а некоторые даже уменьшают ее до 20 000.

Греки со своей стороны приготовлялись к обороне. Провод был в руках Афин. Здесь от нескольких лет спорили с собой два сторонництва, причем каждое подавало другой план борьбы. А р и с т и д, известен необыкновенной честностью, что советовал оборону на суше, чтобы предохранить аттицьких крестьян. Его противник Ф е м и-с т о к л, амбициозный предводитель победнее населения, считал бесцельным встречать персов на суше, потому что греки не были в силе выставить такого большого войска, которое имел Ксеркс. Вместо этого он советовал скупчи-ты все силы на море и там искать решения войны. Далекозорим взглядом оборачивал он будущее своего города и указывал на то, что развитие его лежит на волнах моря. Когда Афины победят персов, тогда упадет торговля Финикии и весь торговый движение перейдет в их руки. Развитие флота обеспечит также

безземельное население Аттики, ибо оно найдет работу в портах как ремесленники и рабочие и на кораблях как моряки. Фемистокл с помощью остракизму изгнал из Афин Аристида, что противился его планам, и сам с необыкновенной энергией начал строить флот. Народное собрание назначили на это доходы с рудников серебра в Лаврионе, а некоторые состоятельные афинцы свой счет выставили корабли для государства. Таким образом в 482-481 г. Афины добыли 180 новых триер - военных кораблей с тремя рядами весел.

При стороне Афин стала также Спарта. Хоть спартани, спрячьте середине Пелопоннеса, не были выставлены на непосредственную опасность со стороны персов, но издавна считали себя проводником («простатес») Эллады и считали своим моральным долгом выступать против чужого наїздника. Другие греческие государства к идее борьбы с Персией не отнеслись с должным пониманием. Некоторые не интересовались вполне важными событиями, уверены, что персы к ним •'не дойдут, другие даже выслали Ксерксові «землю и воду» в знак покорности. Даже дельфийская пророчня потеряла ориентацию и остерігала всех перед персидским силой. Все-таки на панеллінському съезде, состоявшемся на Истме, приняли участие все более значительные города. Решено там провозгласить мир между всеми государствами, отозвать политических эмигрантов, которые были в ссылке, и выступить против врага под общим командованием. Провод взяла Спарта, но удобный Фемистокл сумел присоединить спартанів до афинских планов.

Фермопилы и Саламин. Греки начали войну одновременно на море и на суше. Греческий флот занял положение к северу от Эвбеи, круг пригорка Артемісіон. Было там 270 кораблей, в том [числе] 120 афинских. На суше сначала был план зайти персам путь в долине Темпе, в Северной Фессалии, но вскоре оказалось, что оборонять это место перед персидским силой будет невозможно. Тогда решено укршитися уФермопілах. Это место заняли спартанский король Л е о н и д с 300 спартіатами и 4000 союзников из Пелопоннеса. Как вспомогательные силы выступили жители соседних стран. Здесь проходила узкая дорога между горами и морем. Этот провал загородили стеной, и здесь стал греческий лагерь (480 г. до Хр.).

На эту заставу ударили персидские войска. Сначала вели борьбу мидийцы, затем Ксеркс послал в бой свою прибічну сторожу, т. н. полк бессмертных. Но персы не могли развиться в узком яровые, а до того их копья были короче от греческих. Спартани боролись необычайно упорно. Геродот повествует: «Стоит описать борьбу, в которой они пописувалися военным искусством среди моря персидских воинов, которые бросались на них вслепую. То уступали с криком, а варвары догоняли их с лязгом оружия, - то вдруг возвращались и становились лицом против врага и разбивали бесчисленные персидские ряды». Два дня продолжалась борьба, и персы не могли получить провал.

Но нашелся предатель, грек Эфиальт. Он указал персам незаметную тропинку, по которой можно было обойти греков. Персы тайком забрались на гору, поросшую лесом, согнали оттуда небольшой отдел фокейців и начали обходить сзади спартанів. Тогда Леонид увидел, что его позиция потеряна, отослал союзников домой, но сам со спартіатами остался на месте сдерживать врага до конца. «Защищались мечами, что им еще остались, руками, зубами. Варвары засыпали их стрелами, одни спереди, другие по бокам...» Полег здесь Леонид, а вместе с ним все его рыцари.

Позже, после войны, греки поставили памятник Леониду с каменным львом и с надписью: «Странник, пойди к Спарты и скажи ей, что, послушные ее законам, здесь почиваем».

Персидская армия без препятствия пошла теперь вперед и залила всю Среднюю Грецию. Некоторые города подверглись добровольно, между другими Фивы и Дельфы, - персы их пощадили. Другие - уничтожали непощадно.

Из Афин население заблаговременно было переведено на соседние острова - Саламин, Эгину и др. Совет Ареопага очень энергично удерживала порядок. В городе остались только заядлые патриоты, что пробовали защищать от врага замок на Акрополе. Но это еще хуже разозлило персов, и они сожгли весь город, вместе с величавыми святынями.

По фермопильском катастрофе греческий флот оставил Артемісіон, подплыл под Афины и уставився круг С а л а м и н а.

Греческих кораблей было теперь более 300, в основном триер, уладжених к морской борьбы. Формальный провод перенял спартанец Эврибиад, потому афинцы в грозную минуту не хотели нарушать амбиции Спарты, что имела до сих пор первенство в греческом мире. Но фактическим вождем был Фемистокл - в его руках покоилась вся инициатива. Вскоре подплыл персидский флот, свыше 400 кораблей, и стал в Фалероні. В персидском флоте было немало греческих кораблей с егейсь-ких островов, примкнувшие к Ксеркса из страха или просто из эгоистических причин, думая, что король победит.

Фемістоклові повезло хитростью втянуть персидский флот в узкий пролив круг Саламина, и здесь пришло к вирішальнсяю боя. Персы ударили первые, но без порядка, уверены, что самым числом кораблей победят греков. Но в персидском флоте было много тяжелых транспортових судов, порушувалися1 медленно и не предоставлялись до морского боя. Зато греки имели легкие корабли, приспособленные к военной акции. До того они выступали ровным рядом, следя порядок и предназначены положения. На наступление персов они ответили таким сильным ударом, что передовые персидские корабли сразу пошли врассыпную. Они поспешно сворачивали назад и тут зударялися со своими же Кораблями, которые спешили в бой. Этот переполох использовали греки, атакуя врага со всех сторон. Много кораблей начало тонуть, люди бросались в море и погибали среди волн. В узком проливе персы не могли развить свои силы и должны были уступать. Но сзади наехал на них флот Эгины и совместно с афінцями разбил их до конца. Ксеркс присматривался к битве с престола, поставленного на холме на берегу моря. Когда он увидел катастрофу, то как можно скорее сел на корабль и с остатками флота поплыл к Геллеспонта. Фемистокл советовал двинуться в погоню за королем, но военной совете этот план казался слишком рискованным. Все вдоволилися тем, что вылавливали персидских пленников и праздновали светлую победу.

Последним этапом персидско-греческой борьбы был бой под Платеямив Беотии в 479 г. Персидский полководец Мардоний занял положение над рекой Есоп. Греки ударили на него с противоположных холмов Киферона, но первый греческий наступление был несчастлив, и только спартанский вождь Павсаний сильным ударом гоплитов переломил вражеский центр, в котором стояла конница. В бою пал сам Мардоний, а персидское войско в дикой побега оставило поле. В руки греков достался богатый персидский лагерь. На месте победы построен жертвенник в честь Зевса и установлен праздник освобождения, в котором проводили Платеи.

Книга: Всемирная история / Крипьякевич

СОДЕРЖАНИЕ

1. Всемирная история / Крипьякевич
2. Начала и могущество Египта
3. Упадок Египта
4. Устройство и хозяйство Египта
5. Египетская культура
6. Месопотамия
7. Западная Азия и Иран
8. Индия и Восточная Азия
9. Эллада. Начала греческой истории
10. Греческие государства
11. Персидские войны
12. Афинское государство
13. Пелопоннесская война и упадок Греции
14. Македонский государство
15. Быт и искусство Греции
16. Литература и наука
17. Истоки римского государства
18. Завоевание Галлии
19. Война с Карфагеном
20. Завоевание Востока
21. Аграрные реформы
22. Марий и Сулла
23. Упадок Республики
24. Юлий Цезарь
25. Октавиан Август
26. Золотой век Цісарства
27. Упадок Римского государства
28. Хозяйство и культура Рима
29. Восточная Европа в древние времена

На предыдущую