lybs.ru
Наш-потому что крестьянин, двигаючи на себе почетный груз вековых национальных обязанностей и будучи фактически наследником периодически відмираючої шляхты, - есть, может, самым большим аристократом среди крестьянства Европы. / Тарас Шевченко


Книга: Всемирная история / Крипьякевич


Завоевание Галлии

Территориальный рост Рима. Внутренняя консолидация Римского государства имела то следствие, что соседние племена должны были признать над собой провод Рима. Рим издавна принадлежал к союза латинских городов. Сначала был членом союза, позже начал борьбу с главным городом Альба Лонга, уничтожил ее и сам взял руководство в свои руки. Но латинские города подвергались ему неохотно, так что оружием должен их принуждать к союзу с ним. Наконец в 493 г. пришло к миру и обе стороны подписали такой договор: «Между римлянами и всеми латинскими городами должен наступить мир, пока земля и небо существуют. Не будут [ни] воевать друг с другом, ни наводить откуда-то врагов, но противно - будут приходить друг другу на помощь со всеми своими силами, а с добычей совместной войны поделятся поровну. Суды по делам частных условий должны происходить в течение 10 дней в месяце. К этому договору нельзя ничего добавлять, ни ничего пропускать, когда на это сгодятся римляне и все латиняне». Итак, союз обеспечивал латинским городам такие же дела, как [и] Риму, но Рим был мощнее от соседей и в недолгом времени дошел до гегемонии. К этому союзу приступили потом щегерники - крестьянское племя, что сидело между реками Лирис и Анис.

Грозными были екви и вольски, что с соседних гор беспрестанно набегали на латинян, уничтожали их дома и забирали добычу и людей в плен. О борьбе с ними остались только легендарные предания. Гордый патриций Марк Кориолан преследовал плебеев, а затем, боясь народного суда, бежал в вольсків и вместе с ними двинулся на Рим. Но против него вышла мать Ветурія с виднейшими римлянками и спросила его, «воспитала римлянина, или предателя родины?» Кориолан забрался со своими вольсками из-под Рима.

Римлянам окончательно повелось занять пути, что лучили территорию эквив с вольсками, и благодаря этому они победили каждый народ в частности. На завоеванной территории Рим основал первые свои колонии, что должны были беречь пограничья от нападений диких соседей.

Одновременно велась борьба с этрусками. И здесь встречаем разные переводы - о Горация Кокла, что под стрелами врагов зажег мост на Тибре; о Муція Сцеволу, который пытался убить этрусского короля Порсенну и перед глазами врага показать такую храбрость, что позволил себе сжечь руку; о девушке Клелію, что с товаришками сбежала из этрусского неволе, но по наущению граждан снова вернулась в плен.

Римлянам сначала не велось в борьбе с могущественной Етрурією, что пыталась заново взять Лациум под свою власть. Но позже этруски ослабли в борьбе с сиракузан-цами и галлами, и только тогда Рим постиг победу над ними. Важнейшим событием было овладение пограничной етруською твердыней В е й около 396 г. Римский предание приписывает это дело герою Марку Фурієві Каміллеві. По погроме Веїв другие этрусские города составили договоры с Римом, чтобы обеспечить себя перед наездом; таким образом значение Рима становилось все больше.

Наезд галлов и война с латинянами. Но рост Рима прервала неожиданная катастрофа - набег галлов. Галлы, или кельты, принадлежали к индоевропейской группе народов и заселяли сначала страны к северу от Альп. Позже перешли альпийские провалы и остановились в низине над рекой ІІад. Они вели еще полукочевое жизни, охотно кормили свиней в дубовых лесах, а управу пашни считали за занятие, не достойное свободного человека. Галлы были упорными воинами. Вооруженные мечами и копьями, они охотно бросались в бой, с криком встречали врага и, несмотря на никакую опасность, боролись до конца. Воинственные отряды галлов легко победили этрусков, а затем напали на Лациум. Римское ополчение пыталось сдержать наездников над рекой Аллією в 390 p., но галлы разгромили римлян, напали на сам Рим, получили слабые укрепления, сожгли и разграбили город и с большой добычей ушли на север.

Историю борьбы с галлами римские историки украсили разными переводами. Когда галлы вошли в Рим, то увидели там 80 сенаторов, что, словно статуи, неподвижно сидели на рынке, - галлы их всех вырезали. Среди ночи варвары хотели получить замок на Капитолии, но священные гуси, посвященные Юноне, своим криком разбудили защитников, и те отогнали врага. Галлы добивались выкупа, и римляне были уже готовы дать им 1000 фунтов золота, но на помощь Риму пришел Камилл, свел с врагами бой и выгнал их из Италии.

Нападение галлов был тяжелой катастрофой. Город был разрушен, надо было его заново отстраивать и фор-тифікувати. Это дело по преданию, провел Камилл, которому граждане дали имя «второго основателя Рима». С того времени происходит, правдоподобно, старый мур Рима, что его приписывали королю Сервієві Туллієві. Чтобы заново построить город, римский патрициат должен был поделать уступки плебеям, и уравнивание состояний поступило1 скоро вперед.

Разрушен Рим потерял значение среди соседних племен и медленно должен его получать обратно. Заново надо было вести войну с вольсками и этрусками. Что больше - латиняне начали стремиться к самостоятельности. В 358 г. Риму еле удалось возобновить с ними союз. Но, чувствуя неуверенность того объединения, римляне начали искать помощи у дальних народов.

Ba возвышенностях Апеннин. Эти горные племена отличались большой энергией и размахом и беспрестанно напирали на плодородные побережні низины. Часть их - кампани, лукани, брутійці - уже первое освоили Южную Италию. Рим заключил мир с-самнітами, чтобы обеспечить против их наезда, а одновременно - чтобы иметь союзника против латинян. В 348 г. пришло также к условия между Римом и Карфагено м-мощной финикийском государством, что держала в своих руках торговлю в западной части Средиземного моря. Карфагеняне обеспечили Риму власть над [".: латинянами.

Латиняне видели, что эти союзы Рима обращаются против них, что Рим готовится целиком их поработить. Они добыли себе союзников кампанів и в 340 г. восстали против Рима. Три года продолжалась война - силы были равны. Но римляне бросили свое войско на Кампанию г там разбили полки кампанів. Тогда начали систематическую борьбу с латинскими городами и наконец постигли полную победу.

Но своей победы Рим не использовал против латинян. Политическая трезвость приказывала римлянам присоединить себе ближайших соседей в нежный способ, потому что Рим никогда не потерпел бы покоя, если бы сейчас за его стенами жили недовольные подданные. Римляне розв'язали1 прежний Латинский союз, но на его месте образовали новое союзное государство на новых основаниях. Каждый город входило теперь в Союз с одним только Римом,-между собой латинские дома не могли уже вести никаких переговоров. Союз с Римом для каждого города был составлен в иной форме. Некоторые дома (Тускулум, Ариція) получили полное римское право: получили права римских граждан, могли голосовать на собрании в Риме и пользоваться всех привилегий, которые прислугували римлянам. Другие города (Тібур, Пренесте) спрятали древнюю внутреннюю автономию. Третья группа получила ограниченное гражданство, без права голоса на римских собрании, но пользовалась гражданским правом наравне с римлянами. Таким образом Рим разбил опасен для себя Латинский союз, но его членов задержал при себе и приготовил дорогу до их полного объединения под своим руководством.

Война с самнітами. Свою победу Рим использовал на то, чтобы распространить свое влияние на Кампанию. Эта плодородная страна дошла тогда до большого развития, имела густые доме, развитые города и значительную торговлю. Больше всего кампанське город Капуа было примушене войти в союз с Римом. Под опеку Рима подверглись также кампанські греческие колонии, что не были уверены в своей судьбе среди італьського населения. Рим завоевывал себе ведущую роль в Южной Италии.

Но эти успехи римлян подняли против них с а м н и т и в. Через овладение Кампании Рим замыкал им доступ к побережью. Давний союз ушел в забвение, и между Римом и самнітами разгорелась великая война, длившаяся с перерывами тридцать^ несколько лет (327-290 гг. до Хр.). Эта борьба была для Рима* очень трудна и опасна. Горная страна, которую заселяли самніти, из природы была недоступна, и малые силы легко могли защищать ее. Самнітське войско делилось на мелкие отделы, которые очень рьяно защищали каждый переход в горах. Тяжело вооруженные римские легионы не могли им дать совета. А когда даже и занимали какую-то часть страны, то война не кончалась, потому что скотоводческое население переходило в другие окраины и там дальше ставило сопротивление римлянам.

В начале войны римляне забезпечилися в Кампании, чтобы отсюда вести наступление на Самніум. Но первые попытки покінчилися неудачей. Римское войско неосторожно вошло в горные провалы, и здесь,- под Кавдіумом,у321р. самніти окружили римлян и их погромили. Римляне вынуждены были согласиться на бесполезный мир. Но этот мир они использовали на то, чтобы увеличить свое войско и усовершенствовать тактику. В те времена легион разделен на меньшие отделы - Манилу ли, ибо меньшие части на горном поприще лучше могли развиться в бою против мелких самнітських отделов.

В 316 г. война началась заново. Самніти воспользовались тем, что главные римские силы пошли к Кампании, наехали на Лациум и очень его уничтожили. Но римляне вскоре взяли верх и медленно, но систематически начали подводить самнітську территорию. На завоеванных пространствах закладывали свои колонии, становились опорными точками для армии. Прежде всего они обсадили реку Лирис (Фрегелле и др.), а потом перешли даже за Апеннины до Апулии (Луцерія). Самніти добыли себе тогда помощь соседних племен, а именно этрусков, эквив и даже бывших римских союзников-терників. Римляне должны были вести войну на несколько фронтов. В 304 г. пришло к перемирию. В руках Рима остались почти все завоеванные просторы, окружавшие самнитов от заката и полудня.

Борьба возобновилась еще в 298 г. Самніти выступили теперь совместно с этрусками и галлами, а также присоединили себе помощь Тарента - крупнейшей греческой колонии в Южной Италии. Зато римляне имели на своей стороне сабельські племена и умбров на севере и Алулію на полдень. Римские легионы пошли походом далеко на север на Умбрию и там, под Сентинумом, в 295 г. разгромили самнітську коалицию. Потом перенесли войну в страны самнитов. Наконец в 290 г. самніти согласились на мир. Римляне оставили им независимость, но римские колонии замыкали уже Самніум со всех сторон, так что он фактически был зависимым от Рима и утратил политическое значение.

Ь самнітських войн римляне осознали ту важную пользу, занявшие Умбрию, страну сенонів, и Піценум над Адриатическим морем. Так же часть Апулии признавала римскую власть.

Из римских деятелей этой эпохи заметнее выступает фигура цензора АппіяКлавдія. Он занимался главным образом перестройкой Рима и дал почин монументальным римским строениям. Он построил первый каменный гостинец, из Рима до Капуи, на расстояние до 200 км, - это славная Аппійова дорога. Не менее [ импозантным его делом были водопроводы, простирались на 1600 м и с гор спроваживали здоровую воду до маляричного Рима. Эти строения Аппий Клавдий вел, не спрашивая ни у кого разрешения, выдал на них большие суммы из государственного сокровища и оставил по себе бессмертный памятник. Очень заботился он о приверженности народной массы, в сенат позвал много простых граждан, а даже таких, что их предки были рабами. Патриции ненавидели его за это, но народ шел слепо за ним. Он своим авторитетом и упрямством немало повлиял к реорганизации римского войска и победы над самнітами.

Но эти успехи римлян подняли против них с а м н и т и в. Через овладение Кампании Рим замыкал им Доступ к побережью. Давний союз ушел в забвение, и между Римом и самнітами разгорелась великая война, длившаяся с перерывами тридцать несколько лет (327-290 гг. до Хр.). Эта борьба была для Рима очень трудна и опасна. Горная страна, которую заселяли самніти, из природы была недоступна, и малые силы легко могли защищать ее. Самнітське войско делилось на мелкие отделы, которые очень рьяно защищали каждый переход в горах. Тяжело вооруженные римские легионы не могли им дать совета. А когда даже и занимали какую-то часть страны, то война не кончалась, потому что скотоводческое население переходило в другие окраины и там дальше ставило сопротивление римлянам.

В начале войны римляне забезпечилися в Кампании, чтобы отсюда вести наступление на Самніум. Но первые попытки покінчилися неудачей. Римское войско неосторожно вошло в горные провалы, и здесь, под К а в д и в м ом, в 321 г. самніти окружили римлян и их погромили. Римляне вынуждены были согласиться на бесполезный мир. Но этот мир они использовали на то, чтобы увеличить свое войско и усовершенствовать тактику. В те времена легион разделен на меньшие отделы - Манилу ли, ибо меньшие части на горном поприще лучше могли развиться в бою против мелких самнітських отделов.

В 316 г. война началась заново. Самніти воспользовались тем, что главные римские силы пошли к Кампании, наехали на Л аціум и очень его уничтожили. Но римляне вскоре взяли верх и медленно, но систематически начали подводить самнітську территорию. На завоеванных пространствах закладывали свои колонии, становились опорными точками для армии. Прежде всего они обсадили реку Лирис (Фрегелле и др.), а потом перешли даже за Апеннины до Апулии (Луцерія). Самніти добыли себе тогда помощь соседних племен, а именно етрускш, эквив и даже бывших римских союзников-герни-ігів. Римляне должны были вести вуза на несколько фронтов. В 304 г. пришло к перемирию. В руках Рима остались почти все завоеванные просторы, окружавшие самнитов от заката и полудня.

Борьба возобновилась еще в 298 г. Самніти выступили теперь совместно с этрусками и галлами, а также присоединили себе помощь Тарента - крупнейшей греческой колонии в Южной Италии. Зато римляне имели на своей стороне сабельські племена и умбров на севере и Апулею на полдень. Римские легионы пошли походом далеко на север на Умбрию и там, под Сентинумом, в 295 г. разгромили самнітську коалицию. Потом перенесли віїіну в страны самнитов. Наконец в 290 г. самніти согласились на мир. Римляне оставили им независимость, но римские штанины замыкали уже Самніум со всех сторон, так что он фактически был зависимым от Рима и утратил политическое значение.

В самнітських войн римляне осознали ту важную пользу, занявшие Умбрию, страну сенонів, и Піценум над Адриатическим морем. Так же часть Апулии признавала римскую власть.

Из римских деятелей этой эпохи заметнее выступает фигура цензора АппіяКлавдія. Он занимался главным образом перестройкой Рима и дал почин монументальным римским строениям. Он построил первый каменный гостинец, из Рима до Капуи, на расстояние до 200 км, - это славная Аппійова дорога. Не менее импозантным его делом были водопроводы, простирались на 1600 м и с гор спроваживали здоровую воду до маляричного Рима. Эти строения Аппий Клавдий вел, не спрашивая ни у кого разрешения, выдал на них большие суммы из государственного сокровища и оставил по себе бессмертный памятник. Очень заботился он о приверженности народной массы, в сенат позвал много простых граждан, а даже таких, что их предки были рабами. Патриции ненавидели его за это, но народ шел слепо за ним. Он своим авторитетом и упрямством немало повлиял к реорганизации римского войска и победы над саммітами.

Конфликт с Тарентом. Во время самнітських войн римляне вошли в близкий контакт с Великой Грецией. Богатые греческие города, обсели вокруг южные побережья Италии, сначала благосклонно относились к Риму, который защищал их от опасности нападения варварских горных племен. Греки в Италии, так же как в своем отечестве, не сумели объединиться в одно государство. Каждый город был для себя отдельной территорией, и весь смысл жизни их скапливался на морской торговле и мелкой борьбе политических партий, боровшихся за власть.

На первом месте среди греческих городов стоял Т а р является н т - богатый купеческий город, распоряжалось большим флотом и дошло до необычного благосостояния и богатства. И-рентський патрициат интересовался искусством и литературой, охотно підпомагав театру, гостил странствующих поэтов и философов, но охотнее тратил время на пиры и шумные народные праздники. Политический провод был в руках амбициозных демагогов, «что проявляли свою деятельность там, где не было ничего до работы, а не являлись туда, куда их звал настоящий интерес» (Момзен).

Отношения Тарента до Рима не отличались постоянством. В городе существовали две партии: одна, умеренная, желала спрятать добрые купеческие отношения с римлянами, вторая, радикально-национальная, выступала резко против «варваров», что неустанно распространяли свою территорию. Отношения обострились, когда Рим выслал свое войско на подмогу Фуріям - конкуренту Тарента в Южной Италии, чтобы защитить их от нападений луканів. Тарентійці видели здесь нарушение своих торговых интересов и ответили на это тем, что пристали к протиримської коалиции. В 285 г. против Рима снова восстали все соседние народы - этруски, самніти, галлы, сенони, лукани, брутійці. В первых боях римляне понесли значительные потери, но скоро пришли к равновесию, в нескольких сражениях разгромили врагов и закрепили за собой новые территории. Очень остро они обошлись с сенонами, что недавно вошли в союз с Римом, а теперь его предали: почти все племя было истреблено, а на адриатическом побережье [были] основаны латинские колонии (Сена Галлика).

Тарент в самой войне не участвовал, и римляне сами-избегали с ним зацепок. Но война разразилась по другой причине. Чтобы защитить новую заимку над Адриатическим морем, из Рима" [было] выслали туда несколько кораблей. Римский флот по дороге вступил в Тарента, отмечая свою приязнь к городу. Но тарентійці приняли это как провокацию. Городская толпа, підбурена демагогами, бросилась на римские корабли, получила их, уничтожила весь груз, залогу отчасти вимордувала, отчасти запродала в неволю.

Римляне по достоинству оценивали опасность, понимая, что Пирр вместе с італьською коалицией может окончательно уничтожить Римскую державу. Следовательно, не щадили никаких жертв, чтобы лучше подготовиться к встрече с врагом. Народные собрания приняли отдельные налоги, до военной службы привлекли всех, кто только мог носить оружие,-даже безземельных пролетариев, прочистили неопределенные элементы в союзных городах. Главная римская армия двинулась на юг, чтобы не дать Пирровы получиться с самнітамиїі этрусками.

До первого боя пришло около Гераклеи в280р. к Хр. Битву начала с обеих сторон конница. Римлянам повезло отбросить врага. Тогда двинулась пехота: впервые римские легионы встретились с греческими фалангами. Семь раз войска зударялися, и бой продолжался все дальше. Во встрече погиб один из лучших офицеров Пирра - Мегакл, а что он в тот день носил Пиррову оружие, все думали, что это король упал. Пирр должен был открыть голову и успокаивать замешаны ряды. Среди боя он вывел против римлян своих слонов. Среди римской конницы поставь переполох, и войско бросилось бежать. Только один отважный копьеносец ранил в ногу слона и сдержал греческий наступление. Эта битва стоила римлянам 7000 убитыми и ранеными и 2000 пленников. Окончательно Пирр победил, но и он понес такие потери, что его победа равнялась поражению. Позже «Пирровой победой» называли военную победу без удачи.

С римскими пленниками Пирр вел себя по-рыцарски и по греческому обычаю приглашал их вступить в свое войско. Но римляне ответили ему, что они не наемники, а народное войско. Пирр видел, что нелегко ему будет победить римлян, и решился на переговоры. Он годился на мир под условием, что Рим отречется от власти над греческими городами и вернет свободу всем италийским народам. Пірровим послом в Рим был фракиец Кінеас - удобный дипломат, удобный бесідник, которого сравнивали с Демосфеном. Похвалами, задабриванием и дарами он пытался присоединить римлян своего короля. Но против мира решительно выступил старый цензор Аппий Клавдий, тогда уже знемощілий и слепой. Вш сначала молча прислушивался к совещаниям, а потом заявил: «Давно терпел я по причине моей слепоты, а теперь я благодарен судьбе, что вас не вижу, как размышляете над теми условиями. Если бы я был глухой, чтобы не слышать ваших позорных речей!» Его горячая речь убедила сенат: Піррів посол получил ответ, что Рим не будет переговорювати с королем, пока тот не заберет войска из Италии.

Пирр на известие о неудаче переговоров решился идти походом на сам Рим, чтобы смирить гордый город. Под его знамена перешли теперь все италийские народы, и он без препятствий дошел до Лациума. Но Рим тем временем приготавливался к обороне. На место тех, что пали в бою, [были] образованы новые легионы с патриотической молодежи. Одна римская армия стояла на страже города, вторая вошла в Этрурии, чтобы не дать этрускам и галлам получиться с Пирром, третья зашла Пирровы сзади и прервала его получения с греческими городами. Пирр увидел, что римляне хотят его окружить, и должен поступить на юг. Зиму 280-279 pp. пробыл он в Таренті.

Весной римское войско вошло в Апулии. Пирр пошел туда со своими полками, и под Авскулумому 279 г. пришло к бою. Одна и вторая стороны выступили с большими силами и с уліпшеною организацией. Пирр поделил свои фаланги на меньшие отделы, чтобы приравнять римским когортам, а римляне приготовили отдельные военные повозки для забезпеки против слонов. В бою окончательно победил Пирр. Но его победа не имела никаких политических последствий. Хоть римляне уступили с поля боя, но силы их заново дополнялись, и римские гарнизоны, расставленные по всей Италии, не позволяли италийским племенам объединиться с Пирром. Борьба затянулась в бесконечность.

Конец Пирра. Пирр, знеохочений италийскими отношениями, пробовал получить себе успехи где - то в Сицилии. Тамошние греческие колонии, под руководством Сиракуз, просили у него помощи против Карфагена, что начал завоевывать остров. В 278 г. Пирр двинулся на Сицилию. Сначала дело шло хорошо, он отбил карфагенян, получил греческие города в один союз, начал строить новое государство, построил значительный флот. Но за недолгий временной знеохотив греков к себе, потому что не уважал их уклада и обычаев, а все решал своей властью. Как скоро предстала Сицилшська государство, так быстро она начала приходить в упадок.'

Тем временем в Италии римляне использовали выезд Пирра. Чтобы разбить его империалистические планы, Рим заключил договор fa Карфагеном. Оба государства обязались підпомагати друг другу на суше и на море, бороться везде Пирра и заключить с ним мир только по общим пониманием. Хоть этот союз не был очень терпим, потому что оба контрагента не совсем себе доверяли, все же их договор подорвал широкие планы Пирра. В самой Италии римляне медленно, но систематически отвоевывали потерянные пространства, укршилися в самнітськш стране, заняли Луканіїо и Бруттіїо, в конце начали приобретать греческие города на побережье.

Когда в 276 г. Пирр вернулся с сицилийской экспедиции, [то] залогов отношения еще хуже, как их оставил. Только один Тарент признавал еще его протекторат. Но король считал недостойным своей славы уступать без боя из Италии и решился еще раз ударить на римлян. Он двинулся на подмогу самнітам и под Беневентому 275 г. напал на римское войско. Но часть его войска не успела вовремя, и римляне под предводительством консула Мания Курия отбили наступление. Пирр по своему обыкновению среди боя выпустил на римлян своих слонш. Но римские лучники напугали зверей, и те бросились на собственное войско. Битва закшчилася победой римлян. Пирр потерял большой лагерь, массу военного материала, а прежде всего доверие союзников. После этого уже больше нечего было делать в Италии и в 275 г. вернулся к своему Эпира. Там еще пробовал получить македонскую корону, но погиб напрасной смертью в уличной драке в Аргосе в 272 г.

Историки, сравнивая деятельность короля Пирра с Александром Великим, указывают на то, что вш имел такие же смелые планы, как и великий македонец. Но Пирр вел свое дело в более Бронзовая посуда (из Геркуланума и Помпеи)

неблагоприятных обстоятельствах. Не имел он такой верной армии, как Александр, а распоряжался только наемными полками и ненадежными союзниками. Александр на Востоке не встречал национального сопротивления, между тем Пирр имел против себя консолидированную Римскую державу и демократические греческие города. Поэтому и последствия были другие. «Ціло Александра пережило его, хоть создатель преждевременно умер. По Пирра, то он видел собственными глазами упадок всех своих планов, пока пришла к нему смерть. Они оба были смелые и великие натуры, но Пирр был только хорошим полководцем, а Александр прежде всего гениальнейшим политиком своей эпохи. И когда героя от авантюриста отличает только понимание того, что возможно и что невозможно, то Пирра надо причислить к авантюристов. А все-таки с именем епірота лучилися странный чар и особенное • спочування. Они выходят отчасти с его лицарськості и милого личного чару, но еще больше из того, что это первый грек, который встретился в бою с римлянами. Борьба между фалангами и когортами, между наемной армией и народным ополчением, между королевством и сенаторским режимом, между индивидуальным талантом и национальной силой, - эта борьба между Римом и эллинизмом впервые велась в боях между Пирром и римскими полководцами» (Момзен).

Старинные цистерны в Карфагене

Когда Пирр покинул Италию, римляне без большого труда окончили пацифікацію1 взбунтовавшихся племен и городов. Единственный Тарент, в котором осталась Пиррова залога, не хотел открыть ворот Риму. Но когда в 272 г. до города подплыл карфагенский флот и начал блокировать порт, тарентійці решились признать власть Рима. Рим оставил Тарентові самоуправу, но с условием, что его стены должны быть разрушены, а флот и оружие преданные римлянам. В 270 г. римское войско одержало также Регіум, в котором долгое время рядили збунтовані воины. Таким образом, вся Италия стала римской страной.

Итальянский союз. Когда закончились войны Рима с народами Италии, Римская государство завела порядок, который назван Италийским союзом. Этот союз состоял из многочисленных стран и городов, что стояли в разных отношениях до своего центра-Рима. Членов союза разделены на три категории: римских граждан, латинян и союзников.

Римские граждане - это были жители самого Рима и некоторых городов, что были в особо тесных связях с • столицей. Граждане имели права: 1) заключать между собой правні супругов; 2) владеть и дідичити землю; 3) голосовать в народных собраниях; 4) быть чиновниками; 5) от судебного решения правительств відкликуватися2 к народу. Некоторые завоеванные города получали неполное гражданство, без права участвовать в собрании и быть чиновниками. Обязанности граждан были служить в армии и платить налог.

Л а т и н я н ы не были гражданами Рима, но их города творили словно отдельные республики, организованные наподобие столицы. Там они имели полные права. Кроме того, имели право входить в супружеские связи и гражданские условия с римлянами. Латиняне доставляли Риму целебен войско.

Союзники, т.е. союзные города, не имели одноціль-ного устройства, а каждая усадьба имела особые связи с. Римом на основе отдельного союза. Некоторые имели полную самоуправу, другие были в правах ограничены. Не свободно было им входить в никакие связи с другими городами, а всеми их делами управлял Рим. Союзные города доставляли также Риму военную помощь.

Італьський союз состоял из разных племен и народов. Кроме латинского языка, были тогда известны диалекты етруський, умбрійський, оскійський, иллирийский и на полдень - греческий язык. Но под влиянием Рима началась романизация всех членов государства.

Книга: Всемирная история / Крипьякевич

СОДЕРЖАНИЕ

1. Всемирная история / Крипьякевич
2. Начала и могущество Египта
3. Упадок Египта
4. Устройство и хозяйство Египта
5. Египетская культура
6. Месопотамия
7. Западная Азия и Иран
8. Индия и Восточная Азия
9. Эллада. Начала греческой истории
10. Греческие государства
11. Персидские войны
12. Афинское государство
13. Пелопоннесская война и упадок Греции
14. Македонский государство
15. Быт и искусство Греции
16. Литература и наука
17. Истоки римского государства
18. Завоевание Галлии
19. Война с Карфагеном
20. Завоевание Востока
21. Аграрные реформы
22. Марий и Сулла
23. Упадок Республики
24. Юлий Цезарь
25. Октавиан Август
26. Золотой век Цісарства
27. Упадок Римского государства
28. Хозяйство и культура Рима
29. Восточная Европа в древние времена

На предыдущую