lybs.ru
Не думали бы о людях, то не пытались бы усовершенствовать гильотину. / Александр Перлюк


Книга: Всемирная история / Крипьякевич


Война с Карфагеном

Карфаген. В то время, когда Рим распространял свою территорию на суше, в западной части Средиземного моря могущественным государством был Карфаген (Корила, Кархедон) - финикийская колония в Северной Африке. Старейшей финикийском домом в этой стороне должна быть Утика, но потом выросло «новый город» - Карфаген - и взяло в свои руки руководство над соседними колониями. Карфаген основали переселенцы из Тира. По преданию, сюда приехала королева Дидона и випрохала себе у местных жителей столько земли, сколько можно было накрыть воловою кожей. Получив согласие, она порезала кожу на малые куски и покрыла ими пространство, что на нем стало город.

Пользуясь доброй земли и мягкий климат, финикийцы завели здесь образцовое земледелие, засадили оливковые и оранжевые рощи, развели на широкую ногу скотоводство. Местное население, не имевшее высшей культуры, они легко поработили и сделали своими рабами. Вся их плантаційна и годівельна хозяйка держалась на невільництві. Позже развился также промысел, особенно когда выдающиеся тірські роды переселились в Карфаген, убегая от вавилонян. их капиталы подняли карфагенское хозяйство еще выше.

Но главным фактором, создал могущество Карфагена, было море. Финикийцы отмечались как отважные моряки и предприимчивые купцы, охотно плыли в далекие страны в поисках новых продуктов и сирівців. Карфаген распространил свою власть на другие колонии и за их соучастием создал великую державу, что от Сицилии и Сардинии на востоке достигала аж до Испании и побережий Атлантического океана. Свои владения карфагеняне старательно охраняли, Не допуская к ним никого из чужаков. Греческий географ Эратосфен повествует, что когда какой-то чужой моряк попадал им в руки, они безжалостно бросали его в море.

Покоренных народов карфагеняне не умели ассимилировать: было их мало, чтобы распространить на займанщинах свой язык и культуру. Они только использовали экономически населения и в том проявляли необыкновенное удобство. Как все купеческие народы, так и карфагеняне не любили вести войн. Они предпочитали мирным способом налаживать всякие дела. Однако принуждены были возвести борьбу с греками, что своей широкой колонизацией перли их из старых мест. В этой борьбе они постигли то, что в западной части Средиземного моря не допустили греческих переселенцев. Карфагеняне сами не были воинами, но удерживали наемное військо. их большие денежные средства позволяли им привлекать к себе лучших наємників и их силами защищать свои интересы.

Политический провод в Карфагене был в руках крупных купцов-капиталистов. Во главе государства стояли два судьи (суфе-ти) и при них совет старших, что состояла - так же, как [и] в Спарте - из 28 членов. Эту раду избирали народные собрания, но избрание было только формальным, ибо городской патрициат фактически имел неограниченную власть. Ниже население жило под гнетом богачей, не имея силы против этого гнета восстать.

Карфаген был одним из крупнейших городов старинной эпохи. Старинные писатели вычисляли карфагенцев

в 700000, но более поздние исследователи подчеркнули, что эта цифра преувеличена.

Вероятно, их было не больше 200-300 тыс. Все же на тогдашние отношения Карфаген был огромным городом, этот «Лондон старинного мира», как его называет Момзен, одно из крупнейших торговищ, город обмена продуктов между Голова африканца римских времен различными странами. Богатства его, что ищли по торговле и даней покоренных племен, равнялись даже сокровищам персидских королей. Но культура Карфагена не была высока. Финикийцы не создали ничего оригинального ни в искусстве, ни в науке, ни в литературе. Всем своим существом они отдавались практическим делам, промышленные, торговым спекуляциям и в том выказали себя мастерами. Из карфагенских произведений в Риме завоевала славу только книга писателя Мага, посвященная рациональному ведению земледелия. Переведено было на греческий и латинский языки, и сенат поручал ее официально своим землевладельцам.

Первая Пуническая война. Отношения между Римом и Карфагеном долгое время были хорошие. Уже около 400 г. до Хр. оба государства составили военно-торговый договор, которым кар-фагенці отдали Риму в занятие Лациум и допустили римских купцов до Карфагена и Сицилии. Сто лет позже, в 306 г., обе стороны достигли взаимопонимания относительно сферы влияний, причем Карфаген обещал не вмешиваться в дела Италии, а Рим обязался придерживаться того же в отношении Сицилии. Во время наезда Пирра оба государства вновь стали союзниками и взаимно себе помогали.

Но когда уже вся Италия нашлась в руках Рима, политика Карфагена должна была измениться. Народные собрания выступили с требованием распространить влияние Римского государства на море и для обеспечения их получить соседнюю С и ц и л и ю. Рим не мог согласиться с тем, чтобы под его боком, на ближнем острове, осталась торговая база финикиян. «Когда римляне овладели всю Италию и дошли до сицилийской пролива, - повествует историк Флор,-то задержались там, подобные пламени, лютуючи, уничтожает все леса, пока не задержит его встречная река. Римляне видели в ближайшем соседстве богатейшую, но уединенную и отрезанную от Италии здобич. их охватила такая жажда получить эту страну, что они решили земли, которых нельзя было привлечь к Италии', присоединить вооруженной силой».

Причина в вшни нашлась легко. В сицилшському городе Месані (теперь Мессена), напротив итальянского Региона (Реджио), греческие наемные воины, что их звали «мамертина-мы» - сыновьями Марса, основали хулиганскую государство. Когда же сиракузанський король Гієрон хотш это государство получить, они обратились за помощью и до Рима, и до Карфагена. Карфагеняне подоспели раньше и заняли Месану. Это событие очень взволновало римлян и, хоть осторожный сенат отговаривал иметь союз с розбишацькими воинами, центури-альные сборы виріїпили подпереть мамертинів и объявили віїшу Карфагена.

Римское войско в 264 г. без труда одержало Месану и двинулось в глубину Сицилии. Греческие города, напуганные недавней победой Рима над Тарентом, подвергались одно за другим, а даже могучие Сиракузы сорвали связи с Карфагеном и признали над собой протекторат Римской державы. Но в западной части острова карфагеняне укрепились сильно а их полководец Гамилькар. Баркас, то есть Гром, успешно

отбивал римский наезд. Побережні города Карфаген боролся с помощью своего флота.

Тогда римляне поняли, что смогут победить карфа-генців только морской силой. Историк Полибий повествует об этом так: «Римляне видели, что война проволікається, и впервые решили построить военные корабли: 100 с пятью рядами весел" и 20 с тремя рядами. Но это оказывало им много трудностей, потому что никто в Италии не строил таких судов, а ремесленники не были знакомы со способами, как строить п'ятирядови-ки. И здесь лучше всего можно познать энергичную и смелую нрав римлян. Хотя до сих пор они никогда не обращали внимания на море, вдруг, когда об этом подумали, так лихо взялись за дело, что, не испытав хорошо еще сил, уже решили выдать морской бой карфагенцям, что от предков держали власть на море».

На своем военном флоте римляне завели одну новость, а именно то, что каждый корабль имел движущийся помост с крюками, которые можно было забросить на вражеское судно. До первого боя пришло под М и л с о м, круг северного побережья Сицилии, в 260 г. Провод над римским флотом имел Гай Дуїлій. Карфагеняне сначала пренебрегать тяжелыми и неповоротливыми римскими кораблями, но римляне атаковали смело и при встрече с врагом забрасывали свои помосты на карфагенські судна, и по ним легионеры врывались на карфагенські корабли и сводили с врагом бой, словно на суше. Так неожиданно римляне победили на море. Карфагеняне потеряли 50 кораблей: отчасти их было затоплено, отчасти взяты в плен. В честь первого победителя на море - Дуїлія - римляне выставили на рынке колонну, которую украсили клювами добытых кораблей.

Рим, ободренный первым успехом, решился построить морскую силу и заатакувати сам Карфаген. В 256 г. в море выплыл римский флот, имел до 350 кораблей. Карфагеняне заступили ему путь под Екномосом на Полдень Сицилии. Здесь пришло к великому бою, в котором силы обеих сторон считали на 300 тысяч воинов и гребцов (очевидно, цифра сильно преувеличена). Римляне победили здесь врага и поплыли до африканского побережья. Здесь освоили надморські города, а прежде всего Тунис, под самим Карфагеном. Казалось, что Финикийский государству пришел уже конец. Но римский сенат сделал здесь большую погрешность, потому что сейчас отозвал из Африки флот, а оставил только 15 000 сухопутного войска. Полководец Регул начал приготавливать военные операции, но силы его показались маловаты, и в 255 г. карфаген-эти разбили его полки с помощью слонов. Сам Регул достался в плен. Позже римляне сложили предание, что карфагеняне мучили его в жестокий способ, заперли в бочке, набитой гвоздями, обтяли веки и так выставили на солнце, - но все то выдумки, потому Регул спустя здоровым вернулся в Рим.

Эта неудача убедила римлян, что не так легко получить Карфаген. И хоть позже еще делали наезды на Африку, но главное внимание обратили на Сицилию. Эта борьба стоила римлянам много трудов и денег. Заново надо было строить флот, ибо по неопытности римских адмиралов то в бою, то во времени морских метелей затонуло много кораблей. В конце Римском государстве не стало на это фондов, и патриотические граждане за свой счет строили новые суда. Хотя дело выглядело безнадежно, все же Рим упорно шел к своей цели.

Последние бои велись при западном побережье Сицилии, где карфагеняне упорно защищали свои порты Дрепанум и Лілібеум. Целых восемь лет потеряли римляне, чтобы освоить эти города. Наконец в 242 г. пришло к решающему бою у Е г у с и, что относилась к Егатських островов. Консул Латацій Кагул победил здесь карфагенского адмирала Ганнона, и карфагеняне были вынуждены покинуть Сицилию.

В 241 г. Карфаген составил мир с Римом на очень неполезных для себя условиях: отрекся от власти над Сицилией, выпустил всех пленников без возмещения и обязался заплатить Риму 2000 талантов. Так покінчилася Первая Пуническая (Финикийская) война, длившаяся 23 года (264-241 гг. до Хр.).

В 238 г. римляне использовали восстание наемных войск против Карфагена и заняли Сардинию и Корсику.

Карфагеняне в Испании. Ганнибал. Для Карфагена исход войны был страшной катастрофой. Он не только потерял богатые острова, с которых собирал большие дани, но одновременно потерял торговую монополию в западной части Средиземного моря. Теперь должен был делиться здесь воздействиями с Римом. К тому еще в Африке пришло к восстанию наемных войск, но после трех лет упорной борьбы (241-238 pp.) Гамилькар Баркас чуть сдавил и вернул спокойствие. Ведущий класс крупных купцов, имел власть в государстве, потерял уже давний влияние и любой ценой пытался удержать мир с Римом. Но вторая партия, опиравшаяся на армию и молодежь, считала уступки против римлян позором для Карфагена и искала территорий, на которых финикийцы заново могли бы дойти до могущества.

С давних времен существовали финикийские колонии на Иберийском полуострове. Местное население творили отчасти иберы - племя, посвоячене, кажется, с африканскими хамитами, - отчасти кельты. Хоть эти народы имели некоторую культуру, но не смогли дойти до объединения и создать свое государство. Финикийцы освоили плодородные прибрежные низины и направлялись в середину края, эксплуатируя богатые средства металлов, особенно серебра. В 237 г. карфагенский сенат отдал провод над Испанией Гамількарові, что стоял во главе военной партии.

Талантливый полководец в короткое время овладел полуденную часть полуострова, над реками Гвадалквівірі Гвадиана. Это было начало Карфагенской державы в Испании. Когда Гамилькар в 239 г. пал в бою, провод над войском взял его зять Газдрубал. Он распространил карфагенську заимку вдоль восточного побережья вплоть до реки Эбро и умелой политикой связал с Карфагеном разные иберийские племена. Карфагенским столицей стал НовийКарфаген (ныне Картахена), в котором сосредоточивалась испанский торговля. С иберийского полуострова Карфаген добывал с каждым годом большие доходы, а кроме этого* распоряжался необыкновенно красивым человеческим материалом для своего наемного войска.

В 221 г. Газдрубала коварно убили, и тогда провод над войском перешел в руки Гамількарового сына - Г а н-н и б а л а. Он был еще молодым человеком, имел всего 26 или 29 лет, но получил солидный военный опыт под руководством отца и зятя. Рассказывали, что он принимал участие в походах от девятого года жизни, а отец принял от него присягу, что никогда не помирится с Римом. Ганнибал проявил себя гениальным полководцем, так что даже римляне высказывались о нем с необычными похвалами. Римский" историк Левой так его характеризует: «Ганнибал от начала обратил на себя внимание всего войска. Воины, поседевшие под оружием, думали, что это Гамилькар вернулся, так очень Ганнибал его напоминал. Видели в юноше ту самую | родительскую черствость лица, живость взгляда, красоту, кремезність всей фигуры. И действительно, ни один в мире полководец не отличался равным ему талантом сносить противоположные предназначение судьбы - власть и послушание... Он отличался смелостью и отвагой, когда приходилось пускаться на опасные дела, объединил мудрость с умелостью поконувати трудности. Труды и неудобства не функцию сил его тела и не уменьшали силы духа. Он был вынослив на жару и мороз, їдження потреблял только в меру потребности, не искал роскоши в еде, не имел обозначенной поры до труда и отдыха, так же чуткий был днем, как и ночью, спочинкові посвящал только те минуты, которые оставались ему от труда. Для сна не искал спокойного места и выгодной мягкой постели. Можно было часто видеть, как покоился На голой земле между становищами и обозовими сторожами, среди общины воинов, накрыт только вояцькою буркой. Не заботился о величавость убранство, а только про лошадей и оружие старался и тем превышал товарищей. Не имел себе равного ни среди пехоты, ни в коннице, первый выходил навстречу, первый вступал в бой, последний из битвы уступал. Но рядом с такими светлыми приметам этот человек имел большие недостатки. Знаменовала его жестокости и вероломности, что превышало даже «пунічну» предательство, о которой говорит присказка. Он был без сумлшня, веры, благочестия, не боялся богов, за ничто считал присягу и правдомовність; ничто не было свято для него, на все готов был поднять руку...»

Поход Ганнибала. Рим с большим недовольством следил за ростом Карфагенской державы в Испании. Снова рождалась сила, что могла выцарапать ему власть на море, добытое такими тяжелыми усилиями. В дальшій своей экспансии кар-фагенці могли легко перейти Пиренеи и дойти до Альп. На случай этой безопасности римляне обеспечили себя прежде всего тем, что завоевали низину реки Пад, т.н. Передаль-пійську Галлию. Главную заслугу в этом имел трибун, позже цензор, Ф л а г и н и и, что для обнищавших крестьян потребовал новых земельных наделов и призвал сенат обратиться на север. Его западом построено также гостинец из Рима через Апеннины до Аримінума, что облегчил эту экспедицию. В 225-222 гг. римские войска завоевали почти все галльские племена, и в этот способ римские волости оперлись на естественную границу гор Альпы.

Далее римляне начали думать об экспансии за Альпами, чтобы опередить поход карфагенцев. За свою сферу влияний считали Заальпійську Галлию и даже Пиренеи и в 226 г. заставили Газдрубала к условии, что карфагенські войска не переступят реки Эбро. Но позже нашлась возможность вмешаться и в южной части Пиренейского полуострова. Иберийский городок Сагунт, под угрозой карфаген-цами, подверглось под опеку Рима. Сенат сначала колебался, но позже, в 220 p., таки решил принять Сагунт под протекторат Рима, чтобы иметь возможность контроля над Испанией. Но Ганнибал считал это за нарушение предварительного условия, напал на Сагунт и получил его по длинной осаде в 219 г.

Это дало повод к войне.

Рим потребовал, чтобы ему [бу

ло] выдано Ганнибала как того,

кто сломил мир. Когда кар - Тип Римлянина

фагенці не захотели на это согласиться, римский посол поднял фалды тоги и сказал: «Приношу вам мир и войну, - выбирайте, что хотите!» Карфагеняне ответили: «Дай нам, что хочешь». Когда же посол заявил, что виповідає войну, все закричали: «Принимаем!»

Ганнибал первым начал войну, перешел реку Эбро и завоевал всю страну вплоть до Пиренеев. Затем побережьем прошел Южную Галлию, переправился через Родан и долиной Ізери вошел в Альпы. Его войско считали на 8000 конницы, 38000 пехоты и 37 слонов. Переход через горы длился 15 дней и стоил карфагенцям много жертв. Иберийские и африканские наемники, которые не привыкли к острому альпийского климат, гибли здесь десятками и сотками, а до того еще горные воинственные племена уничтожали войско из засады. Все же Ганнибал достиг свою цель и с гор сошел в Над-паданскую низменность.

Римляне выслали часть войска в Испанию, чтобы отрезать Ганнибала от его базы, а главные силы собрали в Северной Италии. Публий Сципион с небольшим отделом заступил карфагенцям путь над Т и ц ы н о м, но конница Ганнибала разбила его, и он, сам ранен, отступил за реку Пад. Над Требієюв декабре 218 г. пришло до первого большого боя. Ганнибал своей конницей ударил на римские крылья, разбил их, окружил римский центр сзади и разбил всю армию. Едва часть римлян пробилась через фронт и спаслась от Клавдий Марцєлл, римский полководец во Второй Пунической войне Резьба погрома. Эту тактику - сильного удара на крылья и окружения сзади - Ганнибал применял во всех своих больших сражениях. Эта победа отдала в руки Ганнибала всю Надпаданщину. Галлы, которых римляне только силой принуждали к повиновению, восстали против Рима и своими отделами скрепили карфагенську армию. Ганнибал сейчас двинулся дальше на юг, но не путем на Аримінум, где его ждали римляне, но напрямик, через недоступные проходы Апеннин, и вошел в Этрурии. Здесь снова неожиданно застал консула Гая Фламиния над Тразименським озером, в минуту, когда войско было на марше витягнене в длинную колонну, и страшно его разгромил. Сам Фламіній пал здесь, а 25000 римлян наложили головами или достались в плен. Всех италиков Ганнибал освободил из неволи, заявляя, что ведет войну не с Италией, а только с Римом. Но его призыв пока что не имел последствий: итальянские племена испытывали еще силу Римского государства.

Во первых неудачах римляне поняли, что не смогут приравнять необычной тактике Ганнибала. Римское войско привыкло к другому способу борьбы и не могло противопоставиться сильным наступлениям нумідійської конницы. Поэтому диктатор Фабий Максим, в руки которого в опасности [было] отдан весь провод над войском, решил не сводить с врагом бою на открытом поле. Зато начал употреблять стратегию другого рода, а именно нападал на малые Карфагенські отделы, беспокоил враждебные лагеря, отрезал подвоз пищи и безнастанними зацепками уничтожал карфагенское войско. Он считал, что Ганнібалова армия, к которой не приходило свежих пополнений, окончательно уничтожится и здеморалізується и что потом ее легко можно будет победить. Благодаря такому способу войны Фабия прозвали Кунктатором (тот, что не спешит).

Ганнибал действительно не чувствовал себя хорошо через партизанские нападения римлян. Хотя все надеялись, что он нападет на Рим и уже заранее звали: «Ганнибал у ворот!» - он не решился войти в Лациум и прошел боком несмотря столицу. Ганнибал прошел через самнітську страну и остановился в Апулии, чтобы здесь вызвать оппозицию местных племен против Италии.

Но римский народ не умел оценить користей Фабієвої стратегии, а жаждал победы в открытом бою. Новые консулы Луций Эмилий Павлус и Гай Тенцій Варрон собрали большое войско, более 80000, и пошли наступлением на Ганнибала. Обе армии встретились в июне 216 г. под Каннами в Апулии. Римляне поставили в центре сильную пехоту, имея надежду разбить середину врага. их конница, стоявшая на крыльях, была довольно слаба. Ганнибал выдвинул свой центр наперед, в виде полумесяца, и поставил там галлов и иберов. Они должны были сдержать первое наступление врага. По их бокам, чуть сзади, стояли отборные ливийские ветераны, еще дальше, на крыльях, - сильная нумідійська конница. Римские легионеры без ТРУДА разбили слабые отделы галлов и подвинулись с ними вперед, так что римская линия сильно выгнулась посередине. Но тут из сторон напали на них полки ливийцев. Одновременно Ганнібалова конница разбила римских ездоков и, отогнав их, зашла римскому центру сзади. Римляне снова нашлись окружены вокруг врагами. Бой был необычайно упорен. Римляне, хоть имели войско вдвое больше, как Ганнибал, не могли развиться, а удар сзади замішав вполне их ряды. Ганнибал разгромил их той же тактикой, как над Требією. Римские источники подают, что на поле боя полегло 70000 римлян и их союзников, между ними также консул Эмилий ПавЛус, 80 сенаторов и много аристократической молодежи.

Борьба в Сицилии и Испании. Последствия катастрофы дали себя почувствовать очень скоро. Племена Южной Италии, до сих пор оставались верны Риму, начали переходить на сторону Ганнибала: самніти, апулійці, лукани, брутійці, даже недалекие кампани.

Ганнибал перенес свои лагеря на пограничье Лациума - до Капуи. Карфагенська победа сделала также впечатление на соседние государства. Македонский король Филипп V, враждебно настроенный к римлянам, сложил с Ганнибал ом в 215 г. союз дружбы.

Но и в том безнадежном положении Рим не потерял равновесия. Послов Ганнибала, что шли с предложениями мира, даже не [было] допущено до города. Сенат начал организовывать новое войско. До легионов брали даже 17-летних ребят, а публичным счет выкуплено 8000 рабов, чтобы их употребить в войска. Теперь, все поняли, что стратегия Кунктатора была целесообразная, и начали ее заново употреблять.

Одновременно Рим пытался перебросить войну на земле вне Италии. Карфагеняне, пользуясь побед Ганнибала в Италии, задумали отобрать свои провинции, потерянные во время Первой Пунической войны. Они сначала вызвали восстание на С а р д и н и й и выслали туда свое войско, но римлянам повезло победить повстанцев. Зато хуже для Рима развивались события на С и ц и л и й. Греческие города, недовольные римской властью, подверглись языке Карфагена и начали выступать против Рима. Самое сильное из них, Сиракузы, явно вступило в союз с Карфагеном. Римский полководец Марк Клавдий Марцелл, что имел провод на Сицилии, нашелся в очень тяжелом положении, не имея помощи из Рима. Однако он начал осаду непокорных Сиракуз, отбил наступление помощник карфагенских войск и, наконец, в 211 г. взял город. Римляне страшно разорили Сиракузы. В этой борьбе пал среди других славный греческий математик А р х и м есть д, сконструировал новые военные машины, которыми защищал город. Через недолгое время весь остров снова признал римскую власть.

В то же время производилась также война в Испании. В самом начале войны консул Публий Корнелий Сципион выслал туда своего брата Гнея с 60 кораблями. Гней занял страну между Пиренеями и Еб-ром и этим прервал получения Испании с Ганнибалом. Ганнібалів брат Газдрубал выступил против римлян со своими полками, но в бою над Ебром в 216 г. оба Сципіони победили его, да так решительно, что он еле живой вышел из борьбы. Позже римляне скрепили свои силы іберійськими наемниками и двинулись далина юг, чтобы окончательно уничтожить Газдрубала. Но неосторожно загналися слишком далеко, и молодой нумідійський князь Массиніса с карфагенским конницей разгромил их легионы. Оба Сципіони легли на поле боя.

Хоть неудача была очень тяжелая, Рим не упал на духе и решил продолжать войну. Новым полководцем был назначен Публия Корн е л ия а Сципион - сына погибшего консула. Он имел только 26 лет жизни, не занимал еще никаких высших правительств, но отметился уже как талантливый офицер в боях над Тицином и под Каннами. Полководцем избрали его народное собрание. Он импонировал массе своей молодецкой фигурой, образованием, энергией, восторгом публичными делами и верой в свое счастье.

Сципион организовал в Испании заново римские легионы и, чтобы преподнести их в духе, сразу начал поход на карфаг енсь^ ку столицу - Новый Карфаген. Карфагеняне не ожидали никакой опасности и не держали здесь большей гарнизоны. По короткой осаде Сципион получил город в 209 г. и захватил огромные военные и торговые средства, между прочим, поблизькі рудники серебра. Но самым важным было то, что он получил в свои руки заложников различных иберийских племен, которых здесь держали карфагенцы. Через них он сумел присоединить на сторону Рима различные местные народы И таким образом подорвать влияние на них Карфагена. В следующем году исправился он против Газдрубала и разгромил его в сражении под Бекулою над Гвадалквівіром. В этой битве он подражал тактику Ган-нібала: ударил на вражеское войско с боков сильными полками пехоты.

Но Газдрубал вырвался из мотни и как можно скорее поспешил на север, чтобы полупитися с Ганнибалом. Он перезимовал в Галлии, а затем через Альпы достался в Надпаданську низину. Войско ему было небольшое, всего числом кількавад-цять тысяч. Консул Гай Клавдий Нерон дЬнався о направлении похода Газдрубала, зашел ему путь над рекой Метавр и здесь окончательно разбил его войско в 207 г. Газдрубал боролся до конца и пал геройской смертью. Голову его римляне отрубили и подбросили под лагерь Ганнибала. Это был знак, что великий полководец не может уже считать на никакую помощь.

Победа Рима. Почти все иберийские племена перешли теперь на сторону римлян, и финикийские города, не имея никакой охраны, должны были друг за другом поддаваться Сципіонові. Победитель Испании с триумфом вернулся в Рим, добыл здесь правительство консула и подверг под развлечение сенату новый смелый план войны-перенести борьбу в Африку. В 204р. он отправился с Сицилии с 30000 войска и причалил к Утики. Здесь на его сторону перешел нумідійський князь Масинісса, обиженный на Карфаген за то, что [тот] передал его государство другому князю - Сифаксові. Хоть Масинісса не было много войска, но своими воздействиями успешно помогал римским военным операциям. Во главе карфагенских войск сначала стоял Газдрубал, сын Гіскона. Он неосторожно пододвинулся со своими лагерями под Утику. Сципион использовал это, напал ночью на карфагенцев и разбил их войско. В дальнейших боях римляне разгромили также Сифакса и передали обратно Масиніссі его государство.

Карфагеняне увидели, что их положение становится все хуже, и вызвали в Африку Ганнибала. Злополучный полководец держался еще в Южной Италии; под Кротоном, при святилище Геры, выставил большой жертвенник и на нем примістив надпись на финикийском и греческом языках, в котором поведал о своих походах. Теперь, по 15 годах быта в Италии, должен был вернуться в Африку. Причалил он к Гадруметума, позже пошел под 3 а г в, где собирались римские войска. Перед окончательным боем Ганнибал, видя неуверенное положение Карфагена, пробовал объясниться с Сципионом. Но гордый римлянин потребовал, чтобы карфагеняне поддались ему на милость и немилость. Тогда начался бой. Ганнибал думал переломить римскую скамью своей пехотой, но это не были его давние" ветераны, а збиранина разных полков. Войско его не выдержало наступления римских легионеров, и бой под Замою в 202 г. окончательно закончился победой Сщшіона.

Карфагеняне были теперь принять римские условия мира. Они отреклись от всех своих займднщин вне Африкой, следовательно, также Испании, выдали римлянам свой флот (кроме 10 кораблей) и обязались заплатить 10000 талантов контрибуции. Ма-синісса получил титул римского союзника и обязался следить за ростом Карфагена. Сципион отбыл снова триумфальный въезд в Рим, где сенат дал ему почетное прозвище «Африканского». Его заслуги были действительно необычные: благодаря ему Рим стал гегемоном на западе вплоть по Атлантический океан.

Карфаген также отметил своего героя Ганнибала, передавая ему правительство одного из суфетів. Он пытался провести демократические реформы в управе государства, чтобы приспособить ее к изменившимся отношениям. Члены совета старших не должны держать правительств досмертно, а народные собрания имели их выбирать ежегодно. Но старая карфагенська аристократия не хотела подвергнуться никаким изменениям и внесла в Рим жалобу на Ганнибала. Тогда великий полководец решился покинуть неблагодарный город. Сначала он уехал в Финикии-до Тира. Позже переехал к Эфеса в Малой Азии и здесь навязал связи с сирийским царем Антиохом. Подал ему план большой коалиции против Рима, в котором должны были бы принять участие Карфаген, греческие города, Македония и государство Селевкидов. Антиох согласился на этот план и начал войну с Римом. Сам Ганнибал нанял себе 30 финикийских кораблей и с ними двинулся на Эгейское море. Но поход ему не удался: ему заступил дорогу флот острова Родос и принудил вернуться. Не повелось и Антиохові в войне с Римом, и коалиция разбилась. Ганнибал тогда уехал в Армению, а затем поступил на службу к королю Бітинії Прузія. С бітинським флотом он победил на море морские силы Пергама. Тогда обеспокоенный его деятельностью Рим потребовал от Прузія, чтобы выдал карфагенского полководца. Ганнибал не имел уже никакого выхода и в 183 г. покончил жизнь самоубийством.

Римское войско переходит через реку по понтонному мосту

Конец Карфагена. После неудач во Второй Пунической войне Карфаген забросил свои старые империалистические соревнования и любой ценой старался удержать хорошие отношения с могущественным Римом. Поэтому заставил Ганнибала оставить город и прервал с ним всякие связи, не приставая даже на широкие планы коалиции с Грецией и Сирией. Зато всю энергию обратил на хозяйственное поле, развил на большой скале земледелие и промыслы и старался добыть себе новые торговые территории в Африке.

Но Рим все же считал Карфаген за опасного соперника и хотел до полного его уничтожения. Орудием римской политики стал нумідійський король М а с ы н и с с а. За свои услуги получил он от Рима свободную руку в отношениях с Карфагеном. Это был талантливый обладатель, увлеченно работал над развитием своего государства, - приучил своих кочевников к оседлой жизни, распространял управу земли, строил города. Но неплодородные степно-пустынные просторы, над которыми [он] имел власть, не удовлетворяли его, и вш пытался добыть себе лучшие земли от карфагенцев. Все распространяя свои заимки, он окружил вокруг Карфаген. Карфагенский сенат беспрестанно высылал жалобы на Масиніссу в Рим, но без успеха: римляне все стояли по стороне своего союзника. Наиболее остро выступил против Пунической государства Марк Порций Катон-загальношано-ваний консул и цензор. Он сам ездил в Карфаген во главе следственной комиссии и имел возможность присмотреться собственными глазами до богатства этого города. Он побуджував против карфагенцев публичную видение й. каждую свою речь заканчивал словами: «в конце концов думаю, что Карфаген нужно уничтожить».

В 150 г. пришло к открытой войны Карфагена с Ма-синіссою. К голосу пришла военная партия, считавшая, что только силой можно заімпонувати Риму. Карфагенські полководцы неожиданно из 50000 войска двинулись на Масиніссу, думая полностью уничтожить его страну. Но нумідійський король показался необыкновенно ловким вождем и, хоть был неприготований, в вирішній встрече разгромил всю карфагенську армию. Он должен был теперь открыт путь на Карфаген. Но, как хороший политик, задержался перед воротами и послал жалобу в Рим, что карфагеняне нарушили мир. Карфагенсь-^ кий сенат старался загладить дело, наказал смертью своих генералов и выслал в Рим святочное посольство с заявлением, что Карфаген поддается на милость и немилость.

Но Рим не удовлетворился этой покорностью и выслал в Африку войско. Римские легионы причалили под Утикою, и консулы потребовали, чтобы Карфаген выдал всю оружие. Карфа-генці неосторожно согласились на это и переслали к римскому лагерю 2000 военных машин и 200 тысяч штук всякой оружия. Тогда римские представители провозгласили Карфагена постановление своего сената, чтобы все население оставило город и перенеслось на 15 км в глубину суши, потому что город римляне решили уничтожить.

Этот жестокий приказ сделал страшное впечатление на карфагенских послов. «С криком тіІдняли они руки к небу и призывали богов на свидетелей, что их римляне обманули; затем начали бросать на римлян тяжелые пренебрежения, ища смерти, были уже лишены ума, или потому, что хотели заставить римлян, чтобы их задели. На землю кидались и били об нее руками и головами, драли на себе одежду и, как сумасшедшие, ранили свои тела...» (Аппіан).

Известие о постановление римлян вызвала восстание в Карфагене. Совет старших решил оборонять город до конца. Полководцем избрали генерала Газдрубала, которого раньше осудили на смерть за выступления против Рима. Чтобы увеличить число войска, проголосили1 свободу всем невольникам. Спокойное торговый город изменился в военное тйбір. «Священные рощи, все святыни и другие пространстве города заменили на работные; мужчины и женщины работали в них днями и ночами, отдыхая и обедая группами в означенім порядке. Денно вироблювали по 100 щитов, 300 мечей, 1000 стрел до катапульт, 500 копий, а катапульт столько, сколько могли. Чтобы можно было катапульты натягивать, женщины обрезали себе волосы, потому что другого материала не было» (Аппіан).

Газдрубал хорошо организовал оборону, обеспечил городу хорошо снабжения, присоединил помощь других финикийских городов, даже сумел добыть себе расположение части нумідійців. Римские консулы с разных сторон пробовали получить Карфаген, но не могли ничего добиться. Наконец, после двух лет осады, сенат послал в Африку Публия Корнелия Сщшіона Емилиана - внука древнего победителя, молодого представителя славной семьи. Он составил новый план осады, окружил город вокруг валами, закрыл доступ к порту и шаг за шагом подвигался вперед. В Карфагене не стало средств пропитания, начались голод и эпидемические болезни. Положение обороняющихся становилось все более безнадежным, так что Газдрубал пробовал уже переговорювати с римлянами, но Сципион обнаружил жесткую неуступчивость. Наконец римляне пробились через укрепления и ворвались в город. Здесь началась упорная борьба за каждую улицу, за каждый дом. Окончательно римляне подожгли город в трех местах. «Это было страшное зрелище. Когда огонь распространялся и все уничтожал, солдаты старались валить дома не одиночно, а целыми группами. Поставь большой шум, потому что с камнями падали целые массы трупов. Некоторые люди были еще живы, особенно старики, дети и женщины прятались в закутипах домов. Воины, покрытые ранами и полусожженные, издавали нечеловеческие звуки. Других, что падали с высоты, разбивало и привалювало камнями и балками, с ними летели. Солдаты отодвигали свалки и открывали себе путь топорами и крюками, а в ямы бросали вместе трупы и живых, тащили их и разрывали железным орудием. Одни падали головами вдоль, так что их тела еще долго двигались, другим копыта (коней. - Ред.) конников ломили лица и черепа...»

Газдрубал с старшиной в последнюю минуту вышел из замка с оливним ветками - признаком мира, вышел навстречу Сципіонові и упал к ногам победителя. Его жена выказала большую силу духа, потому что убила своих детей и вместе с ними бросилась в огонь. Так в 146 г. до Хр. римляне завоевали Карфаген. Руины города по приказу сената сравняли с землей и посвятили подземным богам - имела здесь навеки остаться пустыня. Сципион Эмилиан, так же, как [и] его дед, получил почетное имя «Африканского».

Книга: Всемирная история / Крипьякевич

СОДЕРЖАНИЕ

1. Всемирная история / Крипьякевич
2. Начала и могущество Египта
3. Упадок Египта
4. Устройство и хозяйство Египта
5. Египетская культура
6. Месопотамия
7. Западная Азия и Иран
8. Индия и Восточная Азия
9. Эллада. Начала греческой истории
10. Греческие государства
11. Персидские войны
12. Афинское государство
13. Пелопоннесская война и упадок Греции
14. Македонский государство
15. Быт и искусство Греции
16. Литература и наука
17. Истоки римского государства
18. Завоевание Галлии
19. Война с Карфагеном
20. Завоевание Востока
21. Аграрные реформы
22. Марий и Сулла
23. Упадок Республики
24. Юлий Цезарь
25. Октавиан Август
26. Золотой век Цісарства
27. Упадок Римского государства
28. Хозяйство и культура Рима
29. Восточная Европа в древние времена

На предыдущую