lybs.ru
...Не пренебрегай женщину за то, что она тебе нравится. / Владимир Державин


Книга: Всемирная история / Крипьякевич


Юлий Цезарь

Поход на Италию. Во время своей долголетней Галлійської кампании Цезарь не раз приезжал к Надпаданської Галлии, чтобы быть в более близком контакте со своими сторонниками в Риме. Здесь также он постоянно держал часть своего войска. Чтобы влиять на римскую видение, он издал свои знаменитые «Записки о Галльской войне», в которых простым, искусным стилем описал свои военные успехи. Вне тем он не жалел денег для своих агентов и всегда мог рассчитывать на благосклонное ему партию в Риме.

Но далеко больше имел врагов. Партия сената понимала, что он так ищет популярности, чтобы достичь во власть, и всеми способами пыталась помешать ему на этом пути. Когда первое между сенатом и Помпеем отношения были холодные, то теперь обе эти стороны поладили между собой в борьбе с опасным противником. ПомПей взял фактический провод в Риме и начал готовиться к решительной борьбе. Цезарь неохотно шел на этот военный конфликт, потому что не был уверен, сможет найти союзников против сената. Он все пытался решить дело каким-то компромиссом и через доверенных людей непрестанно вел переговоры со своими противниками. Но и сенат и Помпей считали это за проявление слабости Цезаря и с тем большим упрямством стояли на своих позициях.

Главное притязания Цезаря было, чтобы позволено было ему стать консулом в Галлии, а не в Риме. Он боялся, что когда появится в столице, то его враги сразу поставят его перед судом за всякие здогадні злоупотребления, которые ему забрасывали. Он не хотел расставаться с армией, которая была его опорой. Если бы сенат вволив его желание, он заявлял готовность распустить большую часть войска и отдать обе Галлии, а оставить себе управу только Иллирии. Но шляхетская олигархия была неумолимое и жаждала, чтобы Цезарь безоглядно отрекся от командования. Роз'ярення против него было такое большое, что когда трибуны стали в его обороне, Помпеєві союзники загрозили им смертью. Оба трибуны, перебрані1 за невольников, тайком покинули Рим и направились в лагерь Цезаря.

Цезарь решил оружием снискать себе признание. В речи к войску он обрисовал поведение своих врагов: как шляхта воздается ему и его армии за победы в Галлии, как сенат пренебрегает народным собранием, как возбуждено девственность трибунов, как истоптано народные права, за которые их предки внукам и правнукам приказали до смерти бороться. Войско, состоявшее из галлійських ветеранов, которые слепо верили своему любимому вождю, заявило готовность вместе с ним идти на Рим. Цезарь перешел в январе 49 г. пограничну реку Рубикон со словами, которыми грачі2 начинали игру: «Кости кинено!»

Решительное выступление Цезаря вйкливав в аристократическом лагере неслыханный переполох. Сенат решил оставить Рим и приказал всем чиновникам выехать из столицы, ибо кто останется, того сочтут за врага народа. Эвакуация происходила так поспешно, что даже [было] оставлено государственную кассу. Но Италии трудно было бороться, потому что часть впїська составляли древние Цезарю легионеры, а остальные - новобранцы, еще не прошедших военной школы. Оказалось, что Помпей не подготовил должным образом оборону. Тогда сам он решился покинуть Италию и переплыть к Греции, а за ним выехали все вожди аристократической партии.

Цезарь без труда занял Рим и вскоре очистил от врагов всю Италию. От начала он проявлял необыкновенную кротость против своих противников - никого не наказывал смертью, не провозгласил проскрипций, выпускал пленников на волю. Некоторые вожди популяров подговаривали его к тому, чтобы провел радикальные реформы, провозгласил закон о сносе долгов, сконфіскував имущество богачей и т.д., но он не пошел на эту дешевую демагогию. Он прежде всего позаботился о том, чтобы без печить Италии довез продуктов через ворохобню был прекратил ся, и за короткое время вернул нормальную коммуникацию. Он не хотел выступать в качестве доверенного одной партии, а сразу взявв опеку все население. »

Одновременно с этим обеспечивался от наезда сторонников Помпея. Своих полководцев выслал на Сардинию, Сицилию и в Африку, чтобы оттуда устранить приклонників сената, а сам отправился в Испанию, где стояли легионы Помпея. В упорной борьбе под Ілердою(в области Эбра) в августе 49 г. он принудил Помпеєвих вождей к капитуляции.

Победа над Помпеем. В конце 49 г. Цезарь с Брун-дисніума переправился через Адриатическое море до Эпира. Это было бурное время, и старые моряки отсоветовали ему исправляться в поход морем, но он призывал: «Не бойся, рулевому, везешь Цезаря и его счастье!» Но под Диррахіумому первой борьбе с Помпеем ему не повелось и он понес очень тяжелые потери: погибло его 1000 воинов, и 32 хоругви достались в руки неприятеля. Он был принужден уступить на восток, в Фессалии, и нашелся в очень тяжелых отношениях, отрезанный от своего флота, вдали от союзников. Помпей пошел за ним, но избегал борьбы на открытом поле, а старался уничтожить Цезаря мелкими нападениями. Для Цезаря это были очень тяжелые времена, потому что армии не хватало продовольствия и других средств. Он с трудом удерживал дух в армии. Только в июне 48 г. под Фарсалосом оба противники встретились в бою. Помпей имел сильную конницу и ударил ею на правое Цезареве крыло. Цезарь так повествует об этом бое: «Вся Помпеєва конница выходит из левого крыла, а за ней большая сила лучников. Наша конница не выдержала наступления, повернула и начала отступать. Тем временем Помпеєва конница напирает все сильнее и начинает окружать наш відслонений бік1. Цезарь заметил это движение и дал знак к наступлению восьми когортам, которые стояли в четвертой боевой линии. Те скачут вперед и с таким разгоном налетают на Помпеєву конницу, что она не только уступает с поля борьбы, но и не ставит уже сопротивления, бежит изо всех сил и задерживается аж в высоких горах. После погрома конницы лучников и пращников, что не имели уже охраны, вырублено до конца. Позже тем же разгоном наши когорты обошли левое крыло, где еще шел бой и помпеяни держались, и ударили на них сзади».

Этот сильный наступление Цезаревих ветеранов решил бой: Помпей отступил с поля, а цезаряни одержали вражеский лагерь. В добытому лагере обращали на себя внимание прежде всего отдельно построены беседки, много серебряной посуды, свежая мурава в шатрах, шатра некоторых господ были покрыты плюшем и обставлены массой богатых предметов, которые свидетельствовали о неслыханную роскошь и уверенность в победе. Можно было догадываться, что эти люди заботились только о лишних приятности и вполне были уверены в своей опасности, в то время когда Цезареве войско было перевтомлене трудами и терпело такой недостаток, что не мало чем успокоить самые первые потребности. Победа была необычная: 15000 Помпеєвих воинов пало в бою, 24000 досталось в плен.

Помпей после своей неудачи прибег к морю и с женщиной поплыл к Кілкії, намереваясь уехать к королю парфян. Но приятели отговорили ему это, ибо парфяне по войне с Крас-сом были очень враждебно настроены к римлянам. Тогда Помпей решился ехать в Египет, чтобы там искать базы для дальнейшей борьбы с Цезарем. Его корабль причалил у пристани Пелусій, и здесь его встретил молодой египетский король Птолемей. До Египта дошла уже весть о победе Цезаря, и королевские дворяне подвергли королеве мнению убить беглеца, чтобы этим соединить себе Цезаря. Навстречу Помпеєві выслали небольшая лодка с несколькими людьми. Помпей был удивлен, что сам король не выехал ему навстречу, но сел в лодку, цитируя стих Софокла: «Кто к тирану приходит, является его рабом, хоть бы был свободен». Во время переправы на лодке все молчали. Вдруг Помпей заметил, что один из воинов есть римлянин, и спросил его: «не знаю я тебя, товарищ?» Тот только кивнул головой, а Когда Помпей отвернулся, ударил его копьем, а затем другие несчастного узника добили. С корабля эту страшную смерть видели женщина Помпея и его приятели, но они поскорее должны были бежать. Голову Помпея египтяне переслали Цезарю, который очень жалел, что его соперник так напрасно погиб.

Цезарь из-под Фарсалоса переехал в Малой Азии, а затем с 25 кораблями поплыл к Александрии. В Египте задержался на полгода, чтобы добыть деньги, которые один из предыдущих королей обязался заплатить Риму, а также упорядочить политические отношения этой разрушающейся страны. В королевской семье пришло к спорам и наконец разразилась упорная война между молодым Птолемеем XIV и его несколько старше, двадцатилетней сестрой Клеопатрой, славной с необыкновенной красоты. Цезарь стал по стороне Клеопатры, но попал в трудные трудности, потому что египетский народ восстал против наїздників. Спасла его помощь, которую достал из Азии. Цезарь вошел в близкие связи с Клеопатрой и готов был взятыми себе женщину. Вместе с ней он осматривал древность Египта, а затем, в 46 г., Клеопатра посетила его в Риме. Сия« Клеопатры получил имя Цезариона.

Диктатура Цезаря. После смерти Помпея Цезарь не имел уже в Римском государстве равного себе соперника и мог считать себя полным властителем Рима. На Востоке он вел себя уже как монарх. Возвращаясь из Египта, вступил в Сирию и там упорядочил дела провинции. Потом пошел на Малую Азіїо и здесь под 3 есть л'е ю в мае 47 г. поконав боспорского короля Фарнака, сына Митридата Евпатора, что хотел отвоевать себе родительский Понт. О своей победе выслал в Рим лаконичное сообщение: «Veni, vidi, vici» («Пришел, увидел, победил»). Действительно весь тот поход длился чуть несколько дней. В малоазшських провинциях поставил своих наместников и чиновников.

В Италию вернулся в половине июля 47 г. Здесь за время его неприсутствия беспрестанно возникали разрухи-тона экономическом, то на социальном фоне, то, наконец, военные бунты. Цезарь худо-бедно починил все дела и обратил свое внимание на Африку, где снова подняла голову благородная олигархия. Недовольные сенаторы, между ними Марк Порций Катон, собрались в Утиці и здесь начали править как сенат республики. В их распоряжении было значительное войско, кроме того, дал им помощь также мавританский король Юба. Цезарь отправился fa флотом и войском в Африку. Его противники сделали

Цезарю сильное сопротивление, и только по трем месяцам он смог победить их в бою под Тапсосом(в апреле 46 p.). Его ветераны были такие озлобленные сопротивлением республиканцев, что, несмотря на приказы полководца, вырезали всех пленников. Сторонники древнего строя признали победу Цезаря за конец республики. Катон покончил жизнь самоубийством и в более поздней традиции оставил память последнего защитника римской свободы. Остатки республиканцев спрятались в Испании и там, под руководством Помпеєвого сына Гнея, еще раз выступили против Цезаря, но в кровавой битве под М у н д о й в 45 г. окончательно были разбиты.

В таких тяжелых соревнованиях Цезарь утвердил свою власть. Хоть он дошел до провода силой оружия, но пристально заботился о том, чтобы свою узурпацию заслонить легальными формами. По первой победе в Италии в 49 г. он получил правительство диктатора-вполне легальным путем, потому предоставил ему эту достоинство благосклонен претор Лепид на основе отдельного постановления народных собраний. Но Цезарь вскоре отрекся от диктатуры и добился того, что его избрали консулом. Позже и народное собрание, и сенат вновь признали Цезарю титул диктатора, и то на неограниченное время, и он при этом правительстве остался до конца жизни. На первый взгляд республиканский строй воздержался дальше, потому что ежегодно избирали консулов, но сам факт, что один гражданин без перерыва имел в своих руках самый высокий чрезвычайное правительство, свидетельствовал о том, что в устройстве Рима наступила основная перемена. Как диктатор, Цезарь управлял деятельностью всех правительств, сената и народных собраний - всех тех учреждений, которые до сих пор имели свою власть. Кроме диктатуры, Цезарь принимал еще порой консулат, а также почетный правительство «префекта нравов», что давало ему возможность вмешиваться даже в частные дела граждан. Очень охотно он принимал всякие почетные празднования и титулы. В 45 г. сенат присвоил ему имя императора. Это был в Риме обычный титул полководцев, отличившихся победами, но только до времени, пока не состоялся официальный триумф. Что же касается Цезаря, то сенат признал ему это название как личный титул, который он мог передать своим потомкам. Признаком его достоинства были пурпурный плащ и лавровый венок. На игрищах и различных публичных праздниках он имел право заседать на возвышенном месте и на золотом кресле. Сенат отдельным определением признал ему право личной девственности, так как народным трибунам. В речах называли его «отцом отечества», а на монетах чеканили-его портрет, хоть не было обычая, чтобы живым людям давали такую почесть. Позже значение его возросло, что во всех святынях поместили его статуи, в день его именин составляли специальные жертвы, месяц июль назвали от его имени «юлием». Наконец признали его богом под именем Юпитера Юлия и посвятили ему отдельную святыню и специальную жрецьку коллегию... Цезарь принимал все эти почести, как принимали их тогда все ориентальные обладатели. Но не согласился на то, чтобы окончательно принять королевский титул и корону. В феврале 44 г. благосклонен Цезарю консул Марк Антоний во время праздника луперкаліїв подошел к его престолу и со словами: «Римский народ дает это тебе за меня» хотел наложить ему на голову золотую диадему, но Цезарь отказался от короны, и толпа приняла его отказ громкими аплодисментами. Неизвестно, Цезарь был против королевской формы правления, только боялся дразнить народ, что привык к республиканскому строю.

Реформы Цезаря. Зато неограниченно пользовался своей фактической властью. Его распорядки считали законные акты, и новоизбранные чиновники приносили присягу, что будут уважать его волю. Сенат предоставил ему право назначать все правительства, но он удовольствовался тем, что на народных собраниях поручав1 только половину своих кандидатов. Конечно, никто не смел противиться его воле, и его избранники получали должности. Цезарь провел различные изменения в организации римских правительств. Число преторов увеличил до 16, едилів - до 6, квесторов - до 40. Большее число чиновников было необходимо ввиду большой умножения государства и ее провинций. Он внес проект реформы законодательства, опиралось на право Двенадцати таблиц и эдикты преторов, и зреформував также управу провинций, в которых назначал наместниками своих людей.

Под его рукой изменился также сенат. Цезарь помнил все пренебрежения, которое претерпел от древнего сената, и пытался гордое учреждение смирить и уничтожить. Число членов сената увеличил до 900 и ввел в него многих своих старшин, даже низшего степени, а не раз и чужаков из Галлии и Испании. В сенате он занимал первое место и первый говорил, так что сразу придавал тон совещания. Сенат потерял всякую государственную инициативу и только принимал к сведению то, что постановил всемогущий диктатор.

Не имели значение также народные собрания. Цезарь не отменил их, но, как диктатор, имел право отменить каждую их определение, что противилась его взглядам. На народных собраниях так рамо никто не отваживался явно выступить против него. Цезарь с презрением высказывался о давнем народоправство: «Республика - это только название без тела и формы». Хоть он вышел из демократической партии, но имел полную независимость от партийных программ и кликов. Так, он не пошел по совету своих сторонников, чтобы проскрипціями и конфискатами уничтожить высшие слои и провести социальную революцию. Он старался изменить социальный строй Рима продуманными и целесообразными реформами. Не боясь непопулярности, он уменьшил допомогову акцию для обнищавшего населения в Риме с 300 тысяч на 150 тысяч человек. Таким образом он пытался сдержать наплыв пролетариата к столице. Одновременно начал широкую колонізаційну акцию в Италии. Он выкупил из рук больших владельцев много земель и на них осаживал своих ветеранов и безземельных крестьян. Это было продолжением той акции, которую вели шники вожди демократии, начиная от Гракхш. Но Цезарь завел ту смену, что новых поселенцев размещал по старых домах по всей стране, чтобы они скоріїпе могли ужиться с местным крестьянством. Чтобы поддержать крестьянское население в Италии, Цезарь выдал распорядок, что в частных имениях по крайней мере половина рабочих должно быть из несвободных крестьян, а не рабов. Крестьянам, которые имели большие семьи, он определил отдельные награды. Цезарь принял под свою опеку населения итальянских городов и выдал новые муниципальные законы, которые урегулировали городской уклад.

Также енергіїшо и консеквентно творил Цезарь новые колонии в провинциях - в Галлии, Испании, Африке и отчасти в Греции' и на Востоке. При его власти в провинции [было] переселено круг ста тысяч человек. Эта колонизация имела двойную цель: поднять экономическое положение крестьянства, что в перенаселенной Италии не могло найти пропитания, и одновременно усилить романізацію провинций. Эту политику Цезаря последовали позже все римские императоры. Жителям провинций он щедро раздавал римское гражданство, чтобы в этот способ связать их теснее с Римской державой.

Больше всего Цезарь заботился о своих ветеранах. Между участниками своих походов он разделил большие подарки, а тем, что уже закончили военную службу, давал лучшие земли. Тысячи и десятки тысяч его древних воинов - это были люди, без оговорки его подпирали и поддерживали его диктатуру.

Чтобы возвеличить свое владычество, а также дать работу безработным массам, Цезарь начал крупные постройки в Риме. Он построил новый форум (рынок), получивший его имя, среди площади поставил святилище Венеры - матери юлианского рода, сбоку - величавый судебный дом, т. н. базилика. Для сената построил новый дом на заседания, т. н. курию, ибо древняя ратуша сгорела. Также был назна: ный новый дом для народных собраний на Марсовом поле, но Цезарь не успел его, викінчити. Задумывал он построить также большой театр и публичную библиотеку, в которой хотел примістити алек-сандрійський книгозбір Пто-лемеїв. Кроме архитектурных работ, заключал планы регуляции Тибра под Римом, задумывал основать новый тіорт в Остии при устье Тибра, проектировал новые дороги в Италии и в провинции. В своих широких

Планах Думал Также О рас - Тип галла

строение провинций и основание новых городов, даже об учреждении второй столицы государства на Востоке. Границы римских владений хотел передвинуть за Дунай и подвести германов, скифов и другие племена.

Очень важное значение имела реформа календаря, проведенная по инициативе Цезаря. Древнейший календарь в Риме вычисляли на основе движений Месяца. Сначала было только десять месяцев, а именно 6 месяцев по ЗО дней и 4 по 31 дню, так что год имел 304 дня. Позже добавлено еще два месяца, причем 4 месяцы имели по 31 дню (март, май, июль, октябрь), февраль - 28 дней, остальные месяцы - по 29 дней, а весь год - 355 дней. За то, что этот календарь не соглашался с солнечным годом, каждые два года добавляли один 31-дневный месяц. Те разнородные изменения ввели в календарные вычисления беспорядок и хаос. Поэтому Цезарь, который лично интересовался астрономией, решился завести подробный египетский календарь. Нормальный год имел числити 365 дней, а четыре года следовал переступний1 год с 366 днями. Этот календарь от имени Юлия Цезаря получил название юлианского. До наших времен доховався он как календарь греческой церкви.

Смерть Цезаря. Хоть Цезарь своими реформами скрепил Римскую державу и вывел ее на новые пути развития, все-таки он не сумел присоединить себе всего гражданства. Враждебно относились к нему сторонники древней аристократии, что потеряли теперь влияние на политику, а также идеологи республиканского устройства, для которых монархия была равнозначна с гражданской неволей. Под лозунгом обороны древней свободы против Цезаря организовалась заговор. Во главе заговора стали Гай Кассий Лонгин, бывший чиновник Красса и сторонник Помпея, и Марк Юний Брут, зять Катона, выводился от легендарного Брута, который должен был изгнать из Рима последнего короля Тарквиния Гордого. Проникнуты более давними республиканскими идеалами, заговорщики считали своим моральным долгом выступить против «тирана» и"бить его. Марк Брут, которого Цезарь любил и лелеял, сначала не отваживался выступить против своего господина, но остальные заговорщики делали на него все больший натиск и на трибуне, что при ней вш заседал как претор, подбрасывали карточки со словами: «Ты спишь, Бруты!» или «Ты не Брут!» Цезарь, который был бистрим обсерватором, заметил, что некоторые молодые люди подозрительно ведут себя против него, проявляя беспокойство, и заметил: «Не боюсь тех граждан, которые хорошо выглядят и хорошо убираются, но пугаюсь тех бледных и худых!» Цезаря остерегали с разных сторон, а какой-то ворожбит просто обрек, что день «мартовских ид» для него будет несчастлив.

Того самого дня, 15 марта 44 г., Цезарь пошел на совещание к сенату. Когда диктатор сел на своем кресле, один из заговорщиков попросил его отозвать из ссылки своего брата. Цезарь решительно отказал. Тогда тот бросился на Цезаря, взыскал с него красную тогу и крикнул: «Чего ждете, приятели?» Заговорщик Каска первый ударил Цезаря стилетом в шею. Рана не была глубокая и смертельная, и Цезарь вырвал стилет с возгласом: «Что делаешь, проклятый Каско?» Тогда другие заговорщики бросились со всех сторон со стилетами. Цезарь защищался и кричал, но когда увидел Брута с вытащенным стилетом, закрыл себе лицо тогой и перестал защищаться. Рассказывали позже, Что последними его словами были: «И ты, Бруты, против меня?» Он упал замертво под статуей Помпея, достав 23 раны, ибо каждый заговорщик поклялся принять участие в самосуді.

Характеристика Цезаря. Теодор Момзен, крупнейший историк Рима, в своей классической «Римской истории» подает прекрасную характеристику Цезаря, которого он называет «единым творческим гением Рима и последним гением, которого выдал старинный мир»1.

«Потомок старых шляхетских родов Лациума, что вели свою генеалогию от героев «Илиады» и королей Рима, а даже от совместной обоим народам Венеры-Афродиты, прожил свои мальчишеские и первые юношеские годы, как их обычно проживала знатная молодежь той эпохи. До отказа и до самого дна он выпил чашу модной жизни, рецитував и декламировал, из лени брался за литературу и сочинял стихи, предавался любви всякого рода и занимался голярським, фризієрським и портновским искусством, а также еще больше искусством все занимать и никогда не отдавать. Но гибкая, стальная его натура противопоставлялась таком развратном и легкодушному жизни и оставляла в цезаре епорушеною свежесть тела марк брут, убивник цезаря и силу духа и сердца. Он добывал ее в фехтунку1 и езде верхом, так же как каждый из его солдат, а умелостью плавать спас себе жизнь под Александрию. Невероятная скорість его переездов, которые он отбывал обычно ночью, чтобы выиграть во времени, чудувала современников и была не последней причиной его успехов. В этом отношении он был противенством Помпея, что с места на место переезжал с пррцесіональною медлительностью. Какое тело, такой был и его дух. Его необычный обсервационный талант проявляется в уверенности и викональності его приказов, даже когда он издавал приказ, не видя дела на собственные глаза. Его память была бесподобна и позволяла ему заниматься одновременно несколькими делами с одинаковым успехом. Хоть он был джентльменом, гением и монархом, все же имел сердце. На протяжении всей жизни сохранил чистейшую уважение к своей матери Аврелии, - отца потерял скоро. Своим женщинам, а прежде всего дочери Юлии, он проявлял уважительную привязанность, что не оставалась без влияния на политические вопросы. Ь найзнат скромным и выдающимися мужами своего времени, высокого или низкого степени, он был в хороших отношениях взаимной верности, но до каждого эти отношения были разными». далеко от него были всякая идеология и все фантастическое. Само собой разумеется, Цезарь был страстным человеком, потому что без страсти нет гениальности, но его страсти никогда не были сильнее него. Он имел свою молодость и песни, также его ум впоювали любовь и вино, но все не доходило до глубочайшего ядра его природы. Словесностью занимался он долго и серьезно. Но когда Александрове (речь идет о Александра Македонского. - Ред.) Гоморов Ахилл не давал спать, то Цезарь в свои бессонные часы делал опыты над латинской деклинацією и кон'югацією1. Он писал стихи, как тогда почти каждый, но они были слабы; зато его интересовали астрономические и естественные вопросы. Александр искал в вине лекарства на печаль, зато трезвый римлянин (то есть Цезарь. - Ред.) вишумівся в молодости и избегал вина вполне. Как на всех тех, чью молодость осеню вала полная любовь, на нем остался незатертий любовный чар; еще и в поздних годах встречали его любовные похождения и успехи у женщин, потому осталась своеобразная елеганція во внешнем виде, или скорее радостное ощущение мужеської хорошей появления. В последующие годы выступал публично в лавровом венке и старательно засло-нював им лысину, что ее болезненно чувствовал, и, несомненно, даровал бы не одну из своих побед, чтобы иметь возможность добыть обратно юношеские кудри. И хотя охотно находился с женщинами, уже будучи монархом, но только забавлялся с ними и не давал им влиять на себя. Даже связи с королевой Клеопатрой, о них много говорили, он навязал том, чтобы замаскировать слабый пункт в своей политике».

«Цезарь был вполне реалистом и человеком ума. Что бы он не задумывал не делал, все переполняла гениальная трезвость, что была .найхарактеристичнішою его внутренней прикметою. ей он обязан возможность энергично жить моментом и не давать сводить себя с пути воспоминаниям или надеждам. Способность в каждую минуту действовать с полной силой и в самых маленьких и неважных начинаниях употреблять всю свою гениальность; всесторонность, с которой охватывал и осваивал все то, что разум может обнять и воля выполнить; уверенная в себе легкость, с которой заключал свои писания и проектировал планы походов; «великолепная веселье», что в хорошие и плохие дни ему оставалась верна; совершенная самостоятельность, что не позволяла влиять на себя никакому любимцеві и никакой женщине, а даже приятелю, - это его черты. С этой ясности взгляда происходит также то, что Цезарь никогда не делал себе иллюзий относительно судьбы и способности человека. Для* него была преподнесена волшебная завеса, что людям заслонює слабость их дел...»

«На таких основах мог вырасти только государственный муж. От ранней молодости Цезарь был государственным мужем в самом глубоком значении этого слова, а его целью было высочайшее, что человеку дозволено постичь: политическое, военное, духовное и нравственное возрождение собственного народа, что упал глубоко, и так же братского эллинского народа, что обветшал еще больше. Твердая школа тридцатилетних опытов изменила его

взгляды на средства, которыми можно постичь цель. Но цель осталась та же, как во времена безнадежного понижение, так и неограниченной всевлади... Цезарь был великим оратором, писателем и полководцем, но прежде всего отличился как обладатель. Он был обладателем из природы, управлял умами людей, как ветер управляет облаками, и принуждал найрізнорідніші человеческие натуры поддаваться под его власть-как простого гражданина, так и твердого підофіцера, знатных дам Рима и хороших княгинь Египта и Мавритании, блестящего генерала кавалерии и вирахо-ного банкира. Его организационный талант достоин удивления. Никакой политик своих союзов, а полководец - своей армии не составлял так успешно и не вязал так сильно с нескоординированных и противоположных элементов, как Цезарь свои коалиции и легионы. Ни один властитель не оценивал своих знарядів1 таким бистрим зрением и не приміщував каждого на соответствующем месте, как Цезарь. Он был монархом, но никогда не играл роль короля. Как неограниченный господин Рима, остался он в своих выступлениях предводителем партии. Полностью гибкий и приятный, доступный и симпатичный в разговоре, благосклонен к каждому, казалось, ничем больше не хочет быть первым между равными. Погрешности, которой допускалось много равных ему людей, а именно вносить военный тон команды к политике, - Цезарь встерігся. Хоть терпкие отношения к сенату давали не раз притоку2 до того, он никогда не допустил такой грубости, каким был акт 18 брюмера (18 брюмера (9 ноября 1799 г.) Наполеон Бонапарт разогнал французский парламент). Цезарь был монархом, но никогда не охватывало его безумие тиранов. Он был, пожалуй, одинокий3 между сильными мира, кто всегда, в большом и малом, кермувався не своими симпатиями или юмором, но обязанностями властелина».

Книга: Всемирная история / Крипьякевич

СОДЕРЖАНИЕ

1. Всемирная история / Крипьякевич
2. Начала и могущество Египта
3. Упадок Египта
4. Устройство и хозяйство Египта
5. Египетская культура
6. Месопотамия
7. Западная Азия и Иран
8. Индия и Восточная Азия
9. Эллада. Начала греческой истории
10. Греческие государства
11. Персидские войны
12. Афинское государство
13. Пелопоннесская война и упадок Греции
14. Македонский государство
15. Быт и искусство Греции
16. Литература и наука
17. Истоки римского государства
18. Завоевание Галлии
19. Война с Карфагеном
20. Завоевание Востока
21. Аграрные реформы
22. Марий и Сулла
23. Упадок Республики
24. Юлий Цезарь
25. Октавиан Август
26. Золотой век Цісарства
27. Упадок Римского государства
28. Хозяйство и культура Рима
29. Восточная Европа в древние времена

На предыдущую