lybs.ru
Легче всего найти свидетелей, которые ничего не видели. / Юрий Мелихов


Книга: Всемирная история / Крипьякевич


Восточная Европа в древние времена

Доисторические времена. Восточная Европа добыла начала культурного развития в очень ранние времена, - возможно, даже скорее, чем западноевропейские страны, потому что лежала ближе к древних очагов культуры в Азии. Значительный культурный уровень выражает уже эпоха палеолита. Археологические розыски, что проведено в последние десятилетия, высказали, что уже тогда было у нас довольно густое население над Днестром, как над Днепром, и оно оставило по себе много разнородных памятников. Рядом с обычными изделиями из кремня и костным и роговым орудием найден также в некоторых местах артистично украшенные предметы с мамутовой кости, с красивым геометрическим орнаментом, например, в славнім Мизине на Черниговщине и в Киеве. Археологи исчисляют возраст этих находок на 40-20 тысяч лет перед Христом.

Дальнейший прогресс культуры выражает эпоха неолита. От первоначального ловецтва населения перешло уже к скотоводству и хлебопашеству и на своих постоянных жилищах развивало все высший быт. Среди различных неолитических культур Украины особое внимание обращает т. наз. Трипольская культура, названная так от первых находок в Триполье на Киевщине. Она отмечается артистично произведенным посудой в виде дзбанки, чаш, пугарів, ваз, двійняків и др. Формы сосудов очень разнородные и удивляют большим помис-ловістю и художественным исполнением. Часто встречаются также глиняные фигурки людей. Все изделия являются орнаментированные, больше всего линейными узорами, в виде волнистых линий и спиральных, концентрических кругов и др. Трипольская культура занимала довольно ограниченное пространство - от Подолья по Киевщину, Черниговщину и Херсонщину. В ее изделиях есть много подобного славной эгейской культуры, сформировавшейся на греческих островах. Древние исследователи представляли себе, что трипольская культура развилась под влиянием связей с Эгейским морем. Но дополнительные опыты высказали, что трипольская цивилизация значительно опередила эгейскую, что существовала уже тогда, когда на эгейских островах только начиналось культурная жизнь. При теперешнем состоянии опытов скорее можно предполагать, что влияния шли с севера на полуднє. Круг 2000 г. до Хр. начинается в Восточной Европе бронзовая сутки.

Какие народы создали эти разнородные культуры - об этом не знаем ничего определенного. В средних краях Европы, отчасти в области Днепра, ученые ищут прародину индоевропейских народов. Почти все народы, живущие Европу, и часть племен Западной Азии вплоть по реку Инд говорили некогда одним общим языком и жили на одном пространстве. Когда население стало гуще, они начали расходиться в разные стороны: италики перешли к Италии, греки - на Балканский полуостров, иранцы - в Иран, арии - к Индии. Позже начали искать себе новых усадеб германы и славяне. На север от индоевропейцев жили финны, на восток, на границе Азии - турецкий монгольские племена. Переселение народов имело место в разные времена и шло в разных направлениях. Особенно Восточная Европа, имевшая открытую границу от Азии, была выставлена на беспрестанные наезды с Востока.

Первые подробные известия о черноморские края с греческих источников. Древнейшими жителями Южной Украины греки считали киммерийцев. О них встречаем упоминание уже в Гомеровій «Одиссеи»:

Там киммерийцы живут, и их город, и все их

царство, окутанные Облаками вечно и туманом, потому что ясное солнце Не взирает на землю горячими лучами никогда.

Киммерийцы проживали, видимо, на широком пространстве от Нижнего Дуная до Дона. В разных местах остались их названия. Так, например, Киммерийским Боспором называли тогда земли над Керченским проливом. Имя их известно было даже ассирийцам и жидам в форме «гіміррі» и «гомер». Происхождение киммерийцев не выяснена. Некоторые ученые считают их за фракийцев и приписывают им распространение бронзовой культуры. Они были воинственным племенем и запускались вплоть до Малой Азии и возводили там бои с хеттами. Но в VIII в. до Хр. на них наперли скифы, и они должны были перейти с Чорноморщини к Азии, да там и пропали среди других племен.

Скифы. Скифы принадлежали к иранских племен. Каким образом они добрались в Украину - прямо с прародины, поворотной колонизацией из Азии - это трудно выяснить. Они занимали обширные пространства от Дона по Днестр. Скифы не творили одноцілого народа, а разделялись на многие племена. Можно думать, что под их властью остались также останки киммерийцев и другие древние народы. Подробные, хоть не раз и фантастические, сведения о быте скифов подал «отец греческой истории» Геродот. Над морем по правой стороне Днепра жили каллипиды - зеллінізований народ, что принял уже греческие обычаи, дальше за ними - алазоны. Это были культурные народы, главным занятием которых было земледелие. «Они держатся скифских обычаев, но сіїоть и едят хлеб, лук, чеснок, чечевицу и просо». За ними, дальше на север, жили скиф ы-о р а ч и, которые сеяли хлеб не на свою потребность, а на продажу. Еще дальше к швночі проживали н е в р ы, «а вне неврами на піїшіч, сколько знаем, безлюдная пустыня». По левому боку Дншра жили и скифы-земледельцы, и то на таком длинном пространстве, что через их страну надо было плыть Днепром 11 дней. На восток от них была земля скифов-кочевников, между неизвестными нам реками Пантикап и Геррос.

Скифского государства. Здесь проживали царские скиф ы- «самые храбрые и найчис-ленніші, - они считают других скифов за своих рабов». На восток за Доном были дома савроматов (сарматов), что также причислялись к иранцам. Северные страны Восточной Европы заселяли разные полусказочные народах, о которых греки знали немногие, как а н д р о ф а г и, то есть людоеды, меланхлены, или черно одетые, б у д и н ы, что занимали лесную страну, фіссагети и ирки, славные с ловецтва. Какого происхождения были эти разные народы, об этом очень трудно сказать что-то определенное, потому что даже подробно не знаем, в каких местах разные племена жили. Поэтому разные исследователи неодинаково рисують этнографическую карту тогдашней Восточной Европы.

Кочевые племена беспрестанно переносились с места на место. Они жили на больших телегах с четырьмя или шестью колесами, покрытыми войлочными конурами. Такой воз тянули две или три пары волов. В повозках женщины занимались всякими домашними делами, а мужчины ехали верхом. За телегами шли стада скота, овец и лошадей. Как пасли траву в одном месте, переселювалися на другое.

Кочевники відживлялися больше всего мясом и молоком. Мясо варили в медных котлах. «Когда же не имеют котла, то все мясо вбрасывают до желудка убитого зверя, добавляют воды и поджигают под ним кости. Они горят очень хорошо, а в желудок поместится все мясо, ободранное с костей. Так вич или какое-то другое зверя сварит именно себя!»

Скифы знали разных богов, а греки сравнивали их до Зевса, Ареса, Посейдона и других. В большом почете была богиня домашнего очага Табити, которая занималась также царским .родом. Присяга на царское очаг имела наибольшую силу, а кто бы ее сломил, того наказывали смертью. Отдельных святынь не было, а за наибольшую святость считали военный меч, что его застромлювалы в большую кучу хвороста. «Стягивают хворост в кучу, что должен у трех стадий [550 метров] длиной и шириной, а меньше на высоту. Наверху делают четырехугольный майдан. С трех сторон бока крутые, а четвертый сторону доступен. Ежегодно довозят до этой кучи по 150 возов хвороста, потому что она через дожди оседает. На той куче застромлюють в каждой окрестности старый железный меч, и это является изображение Ареса. Этом, чтобы меч приносят в год жертвы скота и лошадей, и то в большем количестве, чем другим богам. С военных пленников, взятых живьем, жертвуют с каждой сотки друга».

«У скифов много волшебников. Они гадают из вязанок вербных веток в такой способ. Наносят большую кучу ивовых веток, кладут на землю и спустя разбирают. Каждую веточку кладут отдельно и с того гадают. Потом с приговірками собирают ветки назад и снова связывают в вязанки одна за другой... Гадают также из липовой коры. Разрезают кусок коры на три части, вплетают ее пальцы, а затем расплетают и при том гадают». Когда царь заболевал, гадальщики искали виноватого в той немощи, а именно того, кто ложно поклялся царским очагом. Но когда прорицатель сам в своих предсказаниях сказал неправду, его наказывали в жестокий способ - жгли заживо на костре.

Военные обычаи этих кочевников были также очень строгие. «Когда скиф поконає первого врага, то пьет немного его крови. Головы убитых в бою несет к царю. Если принесет голову, то участвует в добыче, если не принесет, то добычи не достает. С головы врага сдирает кожу следующим образом: обрезает голову кругом круг ушей и витрясає ее, а затем извлекает мясо воловым ребром и мнет кожу руками. Когда ее смягчит,

употребляет ту кожу как платок. Он привязывает ее к уздечки того коня, что на нем ездит, и гордится тем. Тот, кто имеет больше всего таких платков, считается за храброго. Многие из них еще и одежду шьет себе с содранным шкур, сшивая их, как бараньи кожи. Некоторые сдирают с побитых врагов своими ногтями кожу с рук и делают себе покрывала до колчана. А человеческая кожа сильная и ясная, она найбіліша из всех кож. Некоторые обдирают кожу с целых людей, натягивают их на деревянную куклу и возят с собой на лошадях». Ь черепов убитых врагов скифы производили чаши, визолочували их и пили из них вино.

«Когда скифы составляют с кем союз, кто бы то не был, то делают так. До большого глиняного сосуда вливают вина и смешивают с кровью тех, что составляют союз, ударив шилом или дряпнувши немного кожу ножом. Затем погружают в чашу меч, стрелы, секиру и копье. Когда это сделают, отказывают длинную молитву, а затем пьют из того те, что составляют союз, и самые крупные из их жены». Эта церемония изображена на некоторых скифских чашах.

Скифы признавали над собой деспотичную власть своих царей. Кажется, одновременно было несколько царей, у разных племен. Царь имел право жизни и смерти над своими подданными и не раз наказывал их жестокими карами. Очень святочно происходили похороны умершего царя. Тело бальзамировали в примитивный способ, наполняя середину толченым шафраном, галишом, кадилом и другими благовониями, а кожу сверху потаскали воском. Мертвеца святочно обвозили телегой во всех племенах, которые были под властью царя. Похороны происходили на территории царских скифов, в стране Геррос, где-то около Днепровских порогов. Здесь выкапывали четырехугольную яму и в нее клали тело. «После того, как положили мертвеца в яму на подстилку, застромлюють в землю по обеим сторонам тела копья, привязывают к их сливок поперечные жерди и накрывают их камышом. Подле мертвеца кладут в ямы задушенную одну из его женщин, чашника, повара, конюха, слугу, окличника1, лошадей и первенцев из всего остального, а также золотые чаши, ибо серебро и медь не употребляют. Когда это поделают, сыплют наперегонки высокую могилу, чтобы была как можно больше». Когда шло год от смерти царя, скифы составляли ему большую жертву: убивали 50 слуг, сажали их тела на убитых лошадей, во всей оружия и украшениях, подпирали кругами и такой памятник оставляли в степи. Некоторые из этих царских могил археологи открыли и розслідили. Найдено в них много драгоценностей.

Поход Дария на скифов. Самая известная нам событие в истории скифов - это их борьба с персидским царем Дарием. Как причину похода Дария на скифов Геродот представляет то, что король хотел помстити-ся по скифский нападение на Иран. Но скорее надо предполагать, что персидский поход в черноморские страны стоял в связи с греческими планами Дарья обеспечить себе свободу движений на Балканском полуострове. Король должен подчинить себе народы, которые жили за Дунаем.

Скифский маг-чародей с вязанкой прутьев

Поход состоялся в 512 (или 513)р.доХр. Дарий отправился с Сузів и прибыл над Босфор. Кораблем переехал пролив и остановился по другой стороне круг скалистых островов Кіанеїв, что, по преданию, плавали по морю. «Он сел в святыни и смотрел на Понт [Черное море], а на него стоило смотреть, потому что оно самое-красивее из всех морей», - повествует Геродот, что сам звидів эти окрестности. Строитель Мандрокл из Самоса построил мост на Босфоре, по которому переправлялось войско. На памятник своего быта король выставил два столба из белого камня и на них поместил надписи ассирийским и греческим письмом. Персидская армия двинулась во Фракию, а по морю плыл большой транспортный флот.

Во Фракии Дарий встретил сопротивление со стороны племени гетов-невми-раков, что их считали самым храбрым и самым справедливым народом. Геты верили, что после смерти не кончается их жизнь, а они идут в своего бога Залмоксиса. Персы разбили гетов без труду и их войско забрали с собой.

На Дунае, два дня дороги от моря, построено вновь городов, и туда войско перешло в скифскую страну. Гордый король был такой определенный победы, что по переходе войска приказал разрушить мост, но один из греков, Кеос с Мітилени, растолковал ему, что это неосторожно, и Дарий решился мост оставить. Оставил здесь сторожу под предводительством тирана Гістієя из Милета и приказал ей ждать 60 дней. Приказал завязать на плече 60 узлов и ежедневно один узел ров'язувати.

Когда скифы узнали о персидский поход, [то] сообразили, что собственными силами не смогут приравнять персам, и обратились за помощью к соседним племенам. На военном совете гелоны, будины и савроматы обещали дать им военную помощь, но другие народы заявили, что их эта* дело не касается, потому что скифы сами затронули персидского короля. «Мы тех людей никогда не обижали и теперь не думаем первые делать им пакости. Разве что он пошел бы на нашу страну и начал бы нас воевать, тогда и мы попробуем Скифский гребень СО сценой боя отплатить им за это. Но ПОКА

того не увидим, будем сидеть дома, потому что думаем, что персы идут не против нас, а против тех, что виноваты в той обиде». Так должны заявить представители агафірсів, невров, меланхленов и тавров.

Учитывая это положение других племен скифы решили не сводить с персами главного боя, а ограничиться обороной и партизанскими выступлениями. Свое население из пограничных окраин они выслали в дальние страны. «Все телеги, что в них по обычаю сидели дети и женщины, и весь скот, кроме нужной на съедение,-все это выслали с телегами заранее и говорили ехать все на север». Войско свое и союзников скифы разделили на два отдела: один под руководством Скопасіса, второй - Іданфірса и Таксакіса. Они имели задачу препятствовать персам в их походе - прежде всего засыпать по дороге все колодцы и источники, несмотря на них переходить, и даже уничтожать траву.

Когда персидские войска вошли в черноморские степи, нашлись здесь в очень тяжелом положении, потому что не могли добыть средств пропитания, а скифы все перед ними уступали и все уничтожали по дороге. Персидские войска шли все вперед и не встречали врага. Как далеко зашла персидская армия, наверняка нельзя сказать. Геродот повествует, что Дарий дошел до страны савроматов за Доном, перешел ее, уничтожил деревянное оборонное город будинов и дошел аж до пустыни над рекой Оарос - Волгой. Там построил восемь городов, в равном отдалении друг от друга, по 60 стадий (10 км). Затем повернул на запад и вызвал страшный переполох среди меланхленов, андрофа-гии и невров, что в панічнім ужасе бежали на север.

Но эти известия Геродота слишком фантастические, чтобы их можно принять за правду. Трудно допустить, чтобы Дарий течение 60 дней, - ибо столько длился поход - прошел огромные бездорожні пространства от Дуная до Волги, завоевал различные племена и вернулся обратно. Новочасні историки предполагают, что поход Дария ограничился до самой только Бессарабии. Король знеохотився бесцельной погоней за кочевниками и по двум месяцам приказал отворот.

В IV в. до Хр. место скифов занял второй иранский народ - сармат и. Возможно, к ним относились широко распространены предания о государстве амазонок - женщин, что сами правили собой. В i в. по Хр. сарматы разбились на меньшие племена аланов и роксоланов. Название Роксоланії позднейшие писатели употребляли как равнозначную с названием Руси. Эти племена позже подпали под власть готов. Останки их - это нынешние осетины на Кавказе.

Греческие колонии. До украинского побережья Черного ■ моря издавна приплывали чужосторонні гости с полудня, от Эгейского и Средиземного морей. Первыми, что пришли туда, были, пожалуй, фінікіяни, что во всех морях вели обширную торговлю, но об их путешествия до украинского побережья не знаем ничего определенного. Дополнительные сведения о Южную Украину имеем только от VIII-VII в. до Хр., когда здесь начали оседать греческие колонисты. Грекам не хватала их гористая и бедная родина, и они старались овладеть соседние острова и моря и своими колониями обсадили также все побережье Черного моря.

До наибольшего развития эта колонизация дошла в VIII - VI в. до Хр. В ранние времена перед в ней вел малоазийский Милет: он должен был основать свыше 90 домов, а между ними было много крупных городов. В тех мілетських колониях преобладало ионийское население. Позже эти города стояли в тесных связях с Афинами. Дорийцы показали меньше предприимчивости на Черном море, и только Херсонес в Крыму был их домом.

Первые поселенцы - это были люди разного рода: смелые моряки, предприимчивые купцы, политические эмигранты, не раз и обычные авантюрники или пираты. Только позже наплывало ремесленное и земледельческое население. Греческие колонисты сумели использовать природные богатства Украины, а именно добрую землю и подходящее климат, развели широкое земледелие, закладывали сады и виноградники, растили скот, так что их жилища славились благосостоянием и богатством. Но больше внимания обращали они на торговлю. Вошли в добрые сношения с варварскими племенами, добывали от них скот и другие скотоводческие продукты, приучили их к управе пашни и покупали от них зерна. Так же занимались рыбалкой при устьях больших рек, использовали соленые лиманы и на большой скале вели соления рыбы. Все те продукты большими транспортами высылали в Греции, Малой Азии, даже до Египта. Дошли до нас некоторые цифры, характеризующие эту торговлю. Во времена Демосфена в афинский порт^ Пирея приходило с Чорноморщини более 200 000 сотнарів хлеба, а порой этот привез увеличивался в пять раз. Кроме зерна вывозили также сушеную и вяленую рыбу, скот, звериные шкуры, мед, воск, соль, лічничі ростини и др. Большое значение имела также торговля невольниками, что приходили из военных походов или из отдельных «охоты», что ими занимались проворные предприниматели. Из Греции в черноморских колоний привозили масло, вино, посуду, мелкие предметы домашней обстановка, одежда, оружие. Особой популярностью славились греческие гончарные изделия. Они уходили глубоко в варварские страны, и повсюду встречаем их в археологических раскопках. Но черноморские колонии имели также свой гончарный промысел. Так, например, афинянин Ксенофонт открыл свою мастерскую в Пантикапее, в Крыму.

Крупнейшие греческие колонии осели при устьях больших черт и в Крыму. При Днепровском лимане было. город Тира, где нынешний Аккерман. На монетах города изображали богиню земледелия Деметре с колосками и Диониса с виноградной лозой, - это указывает на земледельческий характер этого дома. Под городом были также большие пастбища, а Днестр достачав рыбу. Над устьем Буга стояла Ольвия, то есть «счастливая», - крупнейший черноморский порт, стаскивал к себе торговлю с Днестра и Буга. Соседнее населения под влиянием греков зеллінізувалося и занималось земледелием, и то не так для себя, как на экспорт. В Крыму выдающееся место занимал Херсонес с двумя портами. Он дошел до большого значения в византийские времена. Феодосия была большим збіжжевим торжищем и могла высылать до Афин круг миллиона сотнарів товара ежегодно. Круг Керченского залива был т. наз. Киммерийский Босфор, к которому принадлежали Пантикапейу Крыму, Фанагоріяна Кубанщині, Т а н а й с при устье Дона и другие меньшие города. Здесь на побережьях раскинулись плодородные поля, виноградники и пастбища, а города вели торговлю хлебом и рыбой.

Культура черноморских греков. Греческие колонисты жили в тесных связях со своей родиной, и потому их культура в основе оставалась эллинской. Но в новых отношениях, среди чужих народов, в другом підсонні, они не могли держаться во всем древних обычаев, и их быт медленно сменяется порой и подпадал под варварские влияния.

Черноморские колонии от родных городов отличались прежде всего тем, что имели вид оборонительных крепостей. Как только новые поселенцы где-любой оседали, то прежде всего окопували свой дом рвом и запирали ее частоколом, чтобы охоронитись перед неожиданным нападением местного населения. Позже они строили каменные стены, и по мере того, как город распространялось, увеличивали их и развивали. Где хватало сил города, там богатые граждане за свой счет строили укрепления и башни. Например, в Ольвии купец Клеомброт построил своими средствами одну башню с воротами и часть стены. Останки древних греческих стен спрятались до сих пор в Ольвии и Херсонесе. Из-за тех фортификации! жители могли безопасно смотреть на свои поля и пастбища, а когда приближалась опасность, отдельными сигналами созвали народ под защиту стен.

Изменился также способ строения домов в черноморских городах. Греческие открытые дома не соответствовали острому северному підсонню, и надо было позаботиться о средствах для огрівання мешкань. Но везде спрятались греческие колоннады, а жилище богачей были украшены так же пышно, как в Элладе. В Ольвии открытые дома с перистилями с эллинистической эпохи, в которых стены украшены плос-корізьбами и мальовилами, а полы уложены мозаиками. В руинах встречаются статуи греческой работы и ценные образы. В Ольвии в открытую часть резьбы с сигнатурой Праксителя и резные председателя александрийской школы.

Греческие переселенцы [на] долгое время спрятали эллинский одежду, хоть он не очень соответствовал суровой северной зиме. Только во II в. до Хр. видим некоторые перемены: появляются теплые тулупы и штаны, шитые на варварский способ. В конце концов, весь быт людей не отличался от греческого. Из археологических находок знаем, какая богатая была обстанова некоторых домов, сколько в них держали золотых и серебряных предметов, ценных бронзовых изделий, художественного посуды и всяких

Греческая ваза с Украины Украшений.

Черноморские города наследовали свою родину также тем, что строили много святынь для своих богов-опекунов. Но их культ не ограничивался божествами, их уважали все греки. Черноморцы имели также своих местных богов. В Ольвии отдельное почтение отдавали Ахилл ловле Понтархові-властелину моря. Тем-то граждане охотно розчитувалися в Гоме-ри, хоть это приходило им нелегко, потому что их греческий язык был попорчено. В Херсонесе главной богиней была Парфенос (Девица). ее культ вышел, видимо, из почитания Ифигении, сестры Агамемнона, что ее в Крыму принесли в жертву богам. На ольвийских монетах встречаем также подобие бога Борисфена, изображал реку Днепр. На голове он имеет два коротких рога, а лицо и прическа напоминают скифский тип. Кроме святынь для богов, в черноморских городах строили также публичные галереи для проходов и собраний.

Колонии имели также свои гимнасии и стадионы, на которых проходили любимые гимнастические упражнения и даже святочные игрища. В Ольвии спрятались копья победителей, которые отмечались в метании копья и диска, беге и борьбе на кулаках. Найдены даже плоскорізьбу гражданина, который получил награду как лучший лучник.

Переселенцы удерживали также личные связи с главными центрами Эллады. Самые связки были с Афинами, потому что туда направлялся главный экспорт из Чорноморщини, а Афины как главный очаг культуры и искусства притягивали к себе гостей из дальних сторон. Черноморские колонисты принимали участие в Панафінських игрищах. Об этом свидетельствуют памятные вазы, что их открыты во всех больших городах. Черноморцы посещали также Дельфы, а некоторые выдающиеся граждане Херсонеса добыли себе даже право, чтобы пророч-ния в первую очередь отвечала на их запросы.

Черноморские колонии почти ничем не обогатили роста греческой культуры. Это и понятное дело - всю жизнь переселенцев скапливалось круг материальных дел и борьбы за существование, и на духовные интересы не было времени. По больших городах были школы и населения умело читать, доказательством чего являются надписи, нашкрябані на посуде часто встречаются и происходят от их владельцев.

- Из черноморских ученых некоторую славу добыл себе философ и ритор Бы и а н с первой половины III в. до Хр. Он был сыном освобожденного невольника, торговавший солью, сам, как раб, добрался до службы некоего ритора, а тот избавил его и записал ему свое имущество. Благодаря тому Бион мог уехать в Афины и там отдался философии, а зачислявся к киников. Он добыл себе известность тем, что его «диатрибы»

подражал Гораций. Из местных поэтов знаем имя одного только С и р и с к а, сына Гераклеїда, из Херсонеса. Он писал на мифологические темы и воспевал историю своего города. За свои произведения он получил от граждан золотой венок.

Политическое устройство колоний. Черноморские колонии были вполне независимы от своих родных городов, а их связи с родиной были только идеального характера. Также между собой они не соединялись в союзы, а каждый город старалось быть независимым государством, таким же городом-государством, как бывало в Греции. По всех городах законодательная власть принадлежала народного собрания, которое выбирало себе верховную власть. Исполнительную власть должны были архонты, над войском стояли стратеги, порой бывали еще специальные комиссии и чиновники. Сначала повсюду царил демократический строй и власть действительно была «мощнейшая совет и самый уважаемый демос», как это читаем в одной надписи. Но позже к власти начали доходить богачи - купцы, промышленники, крупные землевладельцы, и окончательно они повсюду захватили руководство в свои руки. В Ольвии к этой аристократии принадлежали даже зеллінізовані скифы, что осели в городах и здесь вошли в ведущего слоя.

В колониях остался тот же обычай, что и в Греции, по которым молодые граждане, входя в публичное жизнь, приносили присягу верности государству. В Херсонесе открыто такой текст присяги: «Присягаю на Зевса, Гею, Гелиоса, Девицу, на олімпшських богов и богинь, на всех героев, которые охраняют страну, город и замок херсонесцев. Я желаю служить добру и свободе города и не предам ничего о Херсонес, Каркшітіду, Калос, Лимен и іїшіі земли', что их имеют или будут иметь херсонесці, никому из эллинов ни из варваров, но желаю их удержать для народа херсонеситов. Я не желаю устранять демократии и не позволю этого тому, кто хотел бы ее изменить или устранить; не буду с тем прятаться, но донесу об этом родишь власти и буду врагом для каждого, кто Херсонес изменяет... Я не дам и не вЬьму дара во вред городу и гражданам, также не подниму несправедливого выступления против никакого гражданина... Не буду участвовать в никакой сговоре, ни против общины херсонеситов, ни против никакого гражданина, что не оказался врагом народа. Не буду продавать зерно на вывоз просто с краю и не буду его к іїшюго места вывозить, только до Херсонеса. О Зевс, Гея, Гелиос, Девица и вы, олімшйські боги! Если я это виповню, пусть мне и моему роду и семье хорошо ведется, а если я этого не выполню, Пусть мне самому и моему роду и семье плохо себя ведет, и пусть земля и море не приносят мне овощей и женщины не рожают детей!»

Другой устрш имели города над Азовским морем, что творили Боспорское государство. Центром этого государства был Пантикапей. Сначала была аристократическая республика, но [в] 438 г. до Хр. архонт Спарток, кажется, из фракийского рода, захватил в свои руки всю власть, а его наследники, Спартокиди, господствовали уже как дідичні обладатели. Они присоединили к Босс-порського союза соседние греческие города, как Нимфей, Фа-нагорію, Феодосия, Танаис, а также завоевали окрестные варварские племена сіндів, торетів, дандарів, плессів, досхів и др. Интересно, что боспорские обладатели в сношениях с варварами титуловались королями, а против греков употребляли древний титул архонтов. Власть Спартокидов опиралась на аристократию, которая состояла и из греков, и из представителей выдающихся скифо-сарматских родов. Среди этих вельмож короли выбирали себе наместников, полководцев, высших чиновников. Греческие города, принадлежащие к Боспорского государства, пользовались широкой автономией. Боспорские короли всю свою энергию вкладывали в развитие торговли, навязали дружеские связи с черноморскими племенами, от которых брали хлеб и другие продукты, и составили полезные условия с эллинскими государствами, особенно с Афинами. Широкое развитие торговли заверил им большой благосостояние и значение.

Государство Митридата. В более поздние времена Боспорское государство начала ослабати под натиском северных орд. Боспорские цари были вынуждены платить все большие дани скифским князьям, а даже признавать их превосходство. Последний из Спартокидов, Перисад V, не имея возможности собственными силами противостоять варварам, в 107 г. до Хр. поддался под власть короля Понта - Митридата VI Евпатора. Таким образом черноморские края вошли в систему эллинистических государств. Митридат, что имел в своих руках малоазійське побережья Черного моря и Закавказья, с необыкновенной энергией начал творить великую черноморскую державу. Он дал военную помощь боспорским городам, так что они могли выступить против варварам, и старался втянуть в союз с собой дальние города и народы от Днепра по Дунай, и даже за Дунаем во Фракии. Казалось, что черноморские страны станут основой мощного государства. Но против гордых планов Митридата стал могучий Рим с Помпеем в проводе. Король потерял свои малоазийские земли и вынужден был бежать в Крым. Черноморские греки приняли его с необыкновенными почестями - впервые большой обладатель появился на северных окраинах греческого мира. Митридат решился употребить Крым как базу своих агрессивных планов против Рима. Он начал создавать новую армию из греков и сарматских наємників, вошел в связи с бастарнами и кельтами, вел переговоры с оппозиционными элементами в римских провинциях. Но планы короля не дошли до успешного конца. Боспоряни, на которых Митридат положился как на главную силу, очень скоро знеохотилися к его соревнований. Они жили самой торговлей, а когда увидели, что за войну с Римом их транспорта пропадают по дороге, когда и сам Митридат начал требовать все больших жертв и средств в деньгах, они перестали ему помогать и выступили против него. Черноморские города одно за другим отступали от короля, войска подняли бунты, в конце восстал против него сын Фарнак. Митридат пробовал еще сам говорить к взбунтовавшихся войск, а когда это не помогло, спрятался на акрополе Пантикапея и здесь зажил яда, а затем приказал верному кельтові пробить себя мечом (в 63 г. до Хр.). Один из древних историков, Велей Патеркул, подал такую характеристику короля: «Человек, которого без тревоги нельзя ни обойти, ни вспомнить. В войне беспрестанно деятельный, необыкновенной храбрости. Полководец великой степени, заядлый вояка, в ненависти к римлянам - второй Ганнибал...»

Фарнак (63-47 гг. до Хр.) пробовал сначала удержаться при Боспорском государстве под протекторатом Рима и добыл себе титул «союзника и друга Римского государства». Однако, когда позже захотел добыть себе Малую Азию, Цезарь разгромил его в битве под Зелею в 47 г. Он пал в борьбе с збунтованим полководцем Асандром.

Асандр сам взял власть и в этот способ Боспорское государство удержала свою независимость. Римские императоры пробовали позже положить руку на черноморские страны, но добыли только то, что боспорские обладатели, от которых зависела торговля с римскими провинциями, признавали номинальное верховенство Рима. Боспорское государство продлилась еще пару веков и упала только в половине IV в. по Хр. в борьбе с гуннами.

Книга: Всемирная история / Крипьякевич

СОДЕРЖАНИЕ

1. Всемирная история / Крипьякевич
2. Начала и могущество Египта
3. Упадок Египта
4. Устройство и хозяйство Египта
5. Египетская культура
6. Месопотамия
7. Западная Азия и Иран
8. Индия и Восточная Азия
9. Эллада. Начала греческой истории
10. Греческие государства
11. Персидские войны
12. Афинское государство
13. Пелопоннесская война и упадок Греции
14. Македонский государство
15. Быт и искусство Греции
16. Литература и наука
17. Истоки римского государства
18. Завоевание Галлии
19. Война с Карфагеном
20. Завоевание Востока
21. Аграрные реформы
22. Марий и Сулла
23. Упадок Республики
24. Юлий Цезарь
25. Октавиан Август
26. Золотой век Цісарства
27. Упадок Римского государства
28. Хозяйство и культура Рима
29. Восточная Европа в древние времена

На предыдущую