lybs.ru
На войне не доверяя, проверяй; в торговле доверяя, проверяй; в любви доверяя, не проверяй, потому превратишь любовь в торговлю или войну. / В.Е.МІХАЛЬЦЄВ


Книга: Аполлоний Родосский Аргонавтика (Отрывки из третьей книги) Перевод А.Смотрича


Аполлоний Родосский Аргонавтика (Отрывки из третьей книги) Перевод А.Смотрича

© Аполлоний Родосский

© А.Смотрич (перевод), 1968

Источник: Античная литература: Хрестоматия. Составитель А.и.билецький. К.: Советская школа, 1968 (2-е издание). 612 с. С.: 335-336.

OCR & Spellcheck: Aerius () 2003

Аполлоний Родосский (круг 295-215 гг. до н. есть.) значительный поэт эллинистического периода. Родом из Александрии, где некоторое время руководил знаменитой библиотекой Мусей. Из-за разногласий с главой александрийской литературной школы, своим учителем Каллімахом, переехал к Родоса, - отсюда его прозвище.

Исследователь Гесиода и Архилоха, а также автор произведений об основании городов Александрии и Навкратиса, Аполлоний Родосский снискал себе славу поэме «Аргонавтика». Произведение состоит из четырех книг (около 6 тысяч стихов). Самая интересная из них - третья, в которой после эпического рассказа о собрание героев на построенном для них мастером Аргом корабли (первая книга) и о приключениях на пути в Колхиду (вторая книга), рисуются события, которые происходят в самой Колхиде. Богини Гера и Афина уговорили Афродиту, чтобы ее сын Эрот попал стрелу любви в сердце дочери колхидского царя Еета-Медеи (см. далее отрывок из третьей книги), чтобы с ее помощью предводитель аргонавтов Ясон получил здесь золотое руно. Полюбив этого героя, колхидская царевна-волшебница дала ему зелье и советы, благодаря которым Ясон выполнил страшные задачи ее отца, имевших погубить его. Таким образом аргонавтам посчастливилось получить заветную золотую кожу. Чтобы спасти их от преследования Еета, Медея даже жертвует жизнью своего брата Апсірта (четвертая книга). Рассказом о возвращении героев эпопея похода аргонавтов завершается и сюжетно исчерпывается.

Впервые в эпическом произведении здесь прослеживается психология сильных любовных страстей. Романическая линия в героическом сюжете и изображения личных чувств сочетаются в поэме с характерной для части александрийцев мифологической и географической ученостью, что никак не свободна от политических тенденций египетской монархии.

Ближе ко мне ты стань, Эрато, и скажи, как из Идеи

Вывоз Ясон золотеє руно и вернулся в Иолк.

Только Медеи любовь помогла ему подвиг совершить.

Из всех Муз, богиня, ты, знаю я это, Кіпріді ближайшая,

Ведь невинных девушек зачаровувать песней умеешь.

Вот за то тебе идет такое людям милеє имя.

Гера и Афина решают идти до Афродиты, ибо только с помощью Медеи Ясон добудет Золотое руно. Итак, Медея должна полюбить Ясона и помочь ему.

Гера с Афиной путь направили к дому Киприды,

Издавна построенный он руками Гефеста тогда еще,

Как с Зевса палат за жену он взял Афродиту.

Уже миновали двор, пришли под навес возле спальни.

Клала конечно там спать Гефеста богиня прекрасна.

Дома его не было. Рано утром пошел он в кузницу

Вещи мастерские кувать, а Кіпріда сама была дома,

Пышные волосы на белых плечах распустив, сидела

В кресле прекрасном. Уже и заплетать его начинала,

Только задержалась, увидев, кто это подходит к ней.

Быстро она підвелась и богинь войти попросила.

их посадила на кресла м'якії. Спустя присела

Также сама. И заключив в узел волос замечательное,

С улыбкой нежной сказала лукаво-люб'язнее слово:

«Дело которая вас сюда привела? Или какая-то необходимость? [335]

Так давно не бывали! И часто не видела я вас

В доме своем и раньше. Между богинь, конечно, вы знатнейшие».

Гера в ответ ей такое промолвила слово:

«Ты Все шутишь, а наши сердца переполнены горем...»

Гера просит Афродиту послать Эрота к Медее. В ответ Афродита говорит:

«Геро и Афіно! Скорее, я думаю, вас бы послушал

Он, чем меня. Хоть и сам бесстыжий, и имею надежду,

Вас завстидається немного. Меня же он ни за что не должен.

Знает одно: противоречит, также насмехается всегда.

Вот пригрозила ему я как-то (потому что очень разозлил!)

Лук поломать у него и стрелы, что носят гибель,

Так, чтобы это видели все. И, разгневавшись, он смел грозить;

Сказал, если вот теперь, когда он владеет собой,

Я не отстану от него, - то горько за этим пожалею».

Молвила так. Улыбнулись украдкой богини и сразу

Глянули друг на друга. Кіпріда же сказала с болью:

«Другим горе мое лишь потеха. О нем зря

Всем я говорю. Не достаточно того, что сама его знаю.

Только сегодня о деле, которое вас обоих обеспокоила,

Буду просить я сына и надеюсь он не откажет».

Молвила так. И руки ее нежной Гера коснулась,

С улыбкой милой в ответ молвила слово такое:

«Что обещаешь, сделай, Кіферее, и как можно скорее.

Хоть ты и в гневе на сына, разозлит его не подумай,

Злобы в груди не имей. Время придет и лучшим он станет.

Молвила. Встала с кресла, вслед підвелась и Афина.

Отправились вместе в путь. Вскоре ушла и Кіпріда

Сына искать по лощинам Олимпа и увидела скоро

В Зевса квітучім садике его, и однако не самого:

Был вместе с ним Ганимед, которого давно уже на небе

Зевс поселил за красоту. В золоте они игрались в кости.

Выигрыш забрав весь и в левой руке зажав,

Хитрый Эрот, смеясь, за пазуху кости засунул.

Прямо стоял он, на щечках его пробивался румянец,

А на земле сидел Ганимед, подогнув колени,

Был он грустен: осталась только пара костей у него.

Еще и насмехался Эрот, и это его сердило очень.

Вот, как раньше, проиграл он Ероту останнюю пару,

Прочь с пустыми руками поплентавсь и даже Киприды

Он не заметил. Она же, подойдя к сыну и взяв

За подбородок его шутку, такое напутствие:

«Почему же смеешься, пустунчику мой? Ты, наверное, нечестно

Вновь неразумного вдруг обыграл и хизуєшся этим ты.

Стань же хорошим теперь и сделай, что попрошу; немедленно

Я подарю за это тебе игрушку-чудо, что Зевсу,

Еще когда он был ребенком, Адрастея сама смастерила -

Мячик, что крутится быстро, в темной пещере Ідейській.

Верь мне, парень, нигде подарков красивых не найдешь. [330]

Даже с Гефестових рук вряд ли получишь что-то лучше.

Мячик этот будет твой. Ты же Еетову дочь стрелой

Ранив вдруг, горячую любовь ей всели к Ясону,

Ведь тогда и благодарность моя тебе будет не меньше.

Сказала, ну а ему было слышать эти слова приятно.

Выбросил кости Эрот, и крепко своими руками

Он Кіферею ловил за хитон, где придется хватался,

Очень просил, чтобы дала ему мячик тот она сразу.

Словом ласковым Кіпріда успокоила своего сына;

Щечки ему целовала, обняв, и так говорила:

«Пусть об этом знает твоя головка, и чтобы я помнила.

Дар этот тебе я отдам, клянусь, тебя я не скривджу,

Только Еетову дочь ты должен ранить стрелой».

© Aerius, 2003




Текст с

Книга: Аполлоний Родосский Аргонавтика (Отрывки из третьей книги) Перевод А.Смотрича

СОДЕРЖАНИЕ

1. Аполлоний Родосский Аргонавтика (Отрывки из третьей книги) Перевод А.Смотрича

На предыдущую