lybs.ru
Лучше канонизации вождей способствуют канониры. / Андрей Коваль


Книга: Аристофан Лягушки Перевод Бориса Тена


Аристофан Лягушки Перевод Бориса Тена

© Аристофан, 405 до Р.Х.

© Б. Тэн (перевод), 1980

© Й.Кобів (примечания), 1980

Источник: Аристофан. Комедии. Х.: Фолио, 2003. 512 с. [Библиотека мировой литературы. Том 05]. С.: 378-464.

OCR & Spellcheck: Aerius (), 2003

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Дионис, бог театра. Ксантій, его слуга. Геракл. Мертвец. Харон, перевозчик подземного мира. Хор лягушек. Хор посвященных в мистерии. Эак, вратарь в подземном мире. Служанка Персефоны, богини подземного мира. Трактирщица первая. Платана, трактирщица друга. Еврипид, Эсхил, трагические поэты. Плутон, бог подземного царства. Действие происходит сначала в Афинах, перед храмом Геракла, затем в подземном царстве мертвых. ПРОЛОГ В глубине сцены храм Геракла. Дионис, одет в львиную шкуру поверх пурпурного хитона, с палкой в руке, и Ксантій с грузом за спиной, верхом на осле, проходят через орхестру. Ксантій не сказать, господин, жарта привычного, Чтобы зрители, как всегда, посмеялись? Дионис Что хочешь, право! Только не «Ой, как трудно!», Только не это, - слишком наоскомило. Ксантій А другая шутка? Дионис Не надо и «Как намучивсь я!» Ксантій То что же тогда? Смешное что-то? Дионис Можешь смело! Лишь одного не говори. Ксантій А именно что? [381] Дионис Что хотел к ветру бы от этой ноши ты. Ксантій И что такое я на себе бремя несу, 10 Что, как его не снять, станет сморідно? Дионис Прошу, не надо, и так меня затошнило. Ксантій Зачем же имел бы ношу эту таскать я, Когда не отколоть жарта, как в Фрініха Это водится, в Ликия и Аміпсія? У них есть всегда носителе в комедиях. Дионис Да нет, не надо! Потому что когда в театре я На такие смотрю мудрые выходки, То аж на год старше возвращаюсь. Ксантій В трижды несчастливая шьет измученная! 20 Хоть перервися, а пошутить нельзя! Дионис Разве это не дерзость, не распущенность? Я - Дионис, сын кувшинов, и я непрестанно работаю я, Иду пешком, а ему дал верхом ехать, Чтобы он не натомився, чтобы весы не нес. Ксантій не несу же я? Дионис Нет, ибо верхом едешь ты. Ксантій И я же несу! Дионис Это же как так? Ксантій Вплоть згинаюся! [382] Дионис Разве твою кладь не осел везет? Ксантій Что на мне, то и сам несу я, свидетель Зевс! Дионис И как несешь, как самого осел везет? Ксантій 30 Не знаю как, и плечи - словно побито их. Дионис Если нет подмоги от осла тебе, То лучше слезай и на себе неси его. В шутку дерутся. Ксантій О, почему не бивсь я, бедный, в морских боях! На весь бы голос у меня воззвал бы ты. Дионис (останавливается перед храмом Геракла) Ну, слезай, плутяго! Вот уже и добрались мы До тех дверей, где впервые нам предстояло Остановиться. Парень, парень, открывай скорей! (Стучит в дверь). Геракл (выходит из двери) Кто там в дверь стучит? Кто прется там, Словно кентавр? Ну, говори, что случилось? Дионис (прячась за Ксантія, шепчет него) 40 Эй, слушай. Ксантій Что? Дионис Ты не заметил? Ксантій Что такое? [383] Дионис Как он испугался. Ксантій ей-богу, ты сошел с ума! Геракл (громко хохочет) Деметра свидетель - смеха я не сдержу! Кусаю губы, но смеюсь я. Дионис Подходи, диваче! У нас к тебе дело есть. Геракл И как же сдержать хохот, увидев Львиную шкуру на шафранній підтичці! Какое неразумие! Эти котурны и палка! Куда направляешься? Дионис Морем плыл с Клисфеном я. Геракл И воевал? Дионис Мы потопили врагу 50 Двенадцать или тринадцать кораблей его. Геракл Вы вдвоем? Дионис Феб - свидетель. Ксантій (к себе) вот Тогда и прокинувсь я. Дионис И вот, когда на корабле Я дочитывал «Андромеду», прямо в сердце ударило Мне желание, и какое, ты думаешь? [384] Геракл Большое? Дионис Нет, маленькое, как Молон тот. Геракл К женщине? Дионис Нет. Геракл К мальчику? Дионис И вовсе нет! Геракл К мужу? Дионис (с ужасом) Что ты! Геракл Спал с Клисфеном ты? Дионис Не смейся, брат, потому что мне невесело, - непреодолимым Вожделением я катуюся. Геракл 60 Которым, братуню? Дионис И невмоготу и выскажет. А может, как-то объясню на примере. Похоть чувствовал к бобовой каши ты? Геракл К каше? Почему нет, сто раз случалось. [385] Дионис Сказал я ясно, еще з'ясовувать? Геракл И нет, про кашу хватит, - понятно все. Дионис Такой же я до Еврипида страстью Терзаюсь тяжело. Геракл Как это, к покойнику? Дионис Меня никто из смертных не задержит, - По нему иду. Геракл Хоть и в глубь Ладовую? Дионис 70 И глубже, если будет надо, - свидетель Зевс! Геракл Зачем? Дионис Найти поэта хочу настоящего. Одних нет, а кто жив - плохие все. Геракл А Іофонт разве умер? Дионис Видимо, один И остался из лучших он, да и то - кто знает! Я ведь и сам в этом еще не уверен. Геракл Если на то, не Софокла бы вывести Оттуда раньше? По Еврипида лучший он. Дионис А я на Іофонта хотел бы взглянуть, - Что сам создать может без Софокла он? [386] 80 К тому же этот проныра Еврипид, видимо, Бежать сюда со мной и так сможет. А тот был кроток, и там он ласковый. Геракл А Агафон? Дионис Где он? Ушел, покинул нас, Поэт замечательный, потеря друзьям мучительная. Геракл И где же он? Дионис На пиру щасливенському. Геракл А где Ксенокл? Дионис А пусть он сгинет, свидетель Зевс! Геракл Піфангел где? Ксантій (про себя) Про меня же ни словечка он, Хоть и я натер плечи вон как больно! Геракл Или мальчиков нет у нас, что трагедии 90 Готовят тысячами, язикатіші По Еврипида аж на целую стадию? Дионис Это всего лишь пустоцветы, только болтала, Хор ласточек, в искусстве партачи только, Что исчезнут все после представления первой, Вместе лишь намочив на трагедию. Как ни ищи, нет настоящего поэта, Который заговорил полным голосом. [387] Геракл Как полным? Дионис Так, чтобы шумел отважно он что-То такое неслыханно красноречивое: 100 «Эфир - дом Зевса», «времени шаг тяжелый». «Не хотел святыни ум клясться, Клялся лицемерно сам язык, без ума». Геракл Тебе это нравится? Дионис Аж не прихожу в себя! Геракл И это одно шутовство, сам ты згодишся! Дионис Не влезай в мой разум, свой-потому что дом у тебя есть. Геракл Это так плохо, что дальше уже и некуда! Дионис Учи нас есть! Ксантій (к себе) меня же ни словечка он. Дионис То вот для чего в этой чудній одежде я Пришел, за тебя одет, чтобы назвал мне 110 Своих ты друзей, на всякий случай, Которых ты встречал, как ходил к Кербера. Всех вспомни, названия и пекарни, пристани. Пути, колодцы, развилки, поселка, Города, харчевни, бардачки и заезды, Где менее клопов. Ксантій (к себе) меня же ни словечка он! [388] Геракл И ты, несчастный, решился идти туда? Дионис Ты не перечь, а лучше расскажи мне, Каким путем ближе к Аща идти, Чтобы не слишком горячий и не холодный был. Геракл 120 Какой же, действительно, показать путь тебе? Один вот от веревки и лавочки - Повеситься. Дионис Брось, он слишком душный. Геракл Есть и другой путь, короткая и проторенная - Сквозь ступу. Дионис На цикуту намекаешь ты? Геракл Конечно. Дионис Холодная, холодная путь, заснеженная, - Здесь можно и голени отморозить. Геракл Путь скорую и стримливу показать тебе? Дионис Так, ради Зевса, с меня же не быстрый ходок. Геракл Доплентайсь к Керамика... Дионис А дальше что? Геракл 130 И на высокую башню выйди... [389] Дионис И что сделает? Геракл Оттуда смотри на гонки факелов, - Когда же вокруг прозвучат возгласы: «Пускай!», тогда пускайся и сам. Дионис Куда? Геракл Вниз. Дионис Это же так и мозг можно растрясти весь. Нет, этот путь не для меня. Геракл А какой же еще? Дионис Которым ты сам спускался. Геракл О, это долгий путь! Ты сначала выйдешь на большое озеро Бездонное. Дионис Как я дальше переправлюся? Геракл За два оболы в невеличкім лодочке 140 Старый гребец на ту сторону повезет тебя. Дионис Ого! Большую силу имеют те оболы везде. Откуда они взялись там? Геракл Еще Тесей привез. Змей и зверей множество ты увидишь там Ужасных. [390] Дионис Не запугивай, не страхай меня! Ты этим меня не спиниш! Геракл там Непролазная Грязь и вонь, в ней покойники, - Кто чужеземца обидел путника, Или, с мальчиком поспав, не платил ему, снял руку на мать, отцу в зубы дал, 150 Или клятвой поклялся ложной... Дионис И тех, богами свідчуся, туда же пора, Кто песни изучает в Кінесія Или тирады списывает в Морсіма. Геракл А дальше - флейт повіють нежные порывы, И странное сияние, словно земное, увидишь ты, И миртовые рощи, и радостные толпы - Мужчин и женщин, и услышишь аплодисменты... Дионис А кто же они? Геракл Посвящены в мистерии. Ксантій (к себе) Я же, право, осел при тех мистериях. 160 Нет, я этой ноши более не удержу. (Сбрасывает ношу на землю). Геракл Они все, что нужно, объяснят тебе. Близенько более их жилищами Дорога идет вплоть до дверей Плутонових. Ну, счастливо, брат! Дионис И тебя пусть Зевс Защищает. [391] (К Ксантія). Ну, бери-ка снова свою кладь. Ксантій я ведь и снятий ее не успел! Дионис Живее, ну! Ксантій Ой, нет, умоляю! Лучше бы ты нанял кого Из мертвецов, что этим идут дорогой. Дионис А как не стрінем? Ксантій Я буду нести. Дионис Ну, ладно! На орхестрі проходит похоронная процессия. 170 Ну, вот как раз и вынесли покойника. (Умершего). Эй ты, тебе говорю я, покойнику! Не возьмешь, мужское, кладь в Аид нести? Покойник (приподнимаясь) Тяжелая она? Дионис Смотри. Покойник Дашь две драхмы и все? Дионис А меньше нет? Покойник (снова ложась, к своему проводу) Эй вы, скорей несите меня! [392] Дионис Погоди, чудной, все же, может, договоримось! Покойник Две драхмы дашь - и не буду разговаривать.. Дионис Сбрось три оболы. Покойник (возмущенно) Лучше снова буду жить. Покойника несут дальше. Ксантій Вот проклятый балагур! Чтобы не каялся! Я понесу! Дионис Хороший, честный парень ты! 180 Пойдем к перевозу. На орхестру выезжает лодка Харона. Харон Гоп, причалюймо! Ксантій А это что? Дионис Это? Клянусь Зевсом, озеро, То, что говорил он. Вот и лодка вижу я. Ксантій А он, клянусь Посейдоном, сам Харон. Дионис Привет, Харон! Привет, Харон! Привет, Харон! Харон (подплыв на своей лодке) Кому в места отдыха от всех забот? Кому в долину Леты, к Ослиних шкур, на Тенар, к воронья, к Кербера? [393] Дионис Мне. Харон Заходи же скорее! Дионис Где причалимо? Близь воронье? Харон Лишь ради тебя, свидетель Зевс! 190 Заходи. Дионис (к Ксантія) Эй, парень! Харон Не возьму раба везти, Если не бивсь за собственную шкуру в море он. Ксантій Зевс видит, был тогда слаб на глаза я. Харон То обіжиш теперь вокруг озера? Ксантій Где дожидать вас? Харон При Скорботнім камни, На пристани. Дионис Понял ты? Ксантій И все понял. Что встретил я, бедный, только выйдя из дома! (Бежит вокруг орхестры). [394] Харон (До Диониса) Садись на весла. (К зрителям). Кто еще идет, идите скорей! (Диониса). Эй, что ты делаешь? Дионис Что делаю? Не иное что, На весла сел, как сам же ты и говорил мне. Харон 200 То сядь-ка дальше, череваню! Дионис Ну, уже? Харон И руки протяни и держи. Дионис И это - уже. Харон И не болтай, а упрись ногами в дно И греби изо всех сил. Дионис Или преодолею же я С непривычки грести, ни моря еще не зная, Ни Саламина? Харон Легко это! Начни только, И волшебную услышишь песню ты. Дионис Чью? Харон Лягушек-лебедей. Прекрасно! [395] Дионис Дай же знак мне. Харон О-го-гоп! О-го-гоп! Харонів лодка отправляется. Дионис гребет в такт жабиного пения. Хор лягушек Брекекекекс, коакс, коакс! 210 Брекекекекс, коакс, коакс! Источников и багн дети мы, Словно эха флейт, гимнов клич, Начнем в лад песню свою дзвонисту. Коакс, коакс! ее Дионису мы, Державцю Нісійському, В болотах пели В дни, когда пьяно и шумно, Кувшинов справляя праздник, 220 Идет толпа людей в священную рощу. Брекекекекс, коакс, коакс! Дионис А я себе намуляв зад, Ой, как болит - коакс, коакс! И вам, как видно, безразлично! Лягушки Брекекекекс, коакс, коакс! Дионис И пропадіть вы с тем «коакс»! Сами вы только одно коакс! Лягушки А хоть бы и так, дозола ты! Любят наши песни и музы лірозвучні, 230 И козлоногий Пан, что на свирели виграває, Рад нам и Аполлон с кифарой своей, - Поэтому для нее в болоте мы лелеем Дзвінколунні камыши. Брекекекекс, коакс, коакс! [396] Дионис Я же водянки понатирав, И прочь зопрів у меня зад, Только нагнусь - и загремит! Лягушки Брекекекекс, коакс, коакс! Дионис Да ладно вам, краківки! 240 Замолчите! Лягушки Еще громче Воспоем, как бывало В сиянии солнечного дня Среди хохлатки мы прыгали И радовались дзвінколунням Переливающейся песни; Как от Зевса ливня Мы в глубине прятались водную И своим танком игривым Пузыри с брызгами пускали. 250 Брекекекекс, коакс, коакс! Дионис Брекекекекс, коакс, коакс! Это и я у вас перенял. Лягушки Очень обидно это нам слышать. Дионис А мне еще хуже - на веслах От натуги лопну я. Лягушки Брекекекекс, коакс, коакс! Дионис Стрекочіть - мне безразлично. Лягушки Вот и будем кричать Целый день мы без умолку, [397] 260 Пока хватит глоток! Брекекекекс, коакс, коакс! Дионис Брекекекекс, коакс, коакс! Не переквакать вам меня. Лягушки Ну и нас не преодолеешь ты! Дионис Эва! Как надо, то орать И я тут буду целый день, пока не одолею ваше кваканье. Брекекекекс, коакс, коакс! Ну, вот и утолил я ваше кваканье! Харон 270 постой, Постой, время веслувать к берегу. Платы и выходи. Дионис Вот два оболы, на, возьми! Эй, Ксантій! Где ты, Ксантій? Ксантій, где ты? Эй! Ксантій (издали) Эй! Дионис Иди сюда! Ксантій Привет хозяину! Дионис Ну, что ты видел? Ксантій Только грязь и темноту. Дионис А ты не видел там клятвопреступников И отцеубийц, как говорил Геракл? [398] Ксантій А ты? Дионис (показывая на зрителей) Я и сейчас вижу, Посейдоном свідчуся! Ну, что же теперь делать? Ксантій Лучше дальше идти. Мы же сейчас там, где звери дикие водятся, 280 Как говорил он... Дионис Будет еще он плакать! Это только меня лякавши, хвалился он, - Мою отвагу зная, завидував. Хвастунов таких нет, как Геракл тот! А я предпочел бы с кем ужасным встретиться, Чтобы подвиг, достойный путешествия, оправдать. Ксантій Какой я шум слышу, Зевсом свідчуся! Дионис (испуганно) Где, где? Ксантій Кажется, сзади. Дионис Ну, то сзади иди! Ксантій Нет, спереди, кажется. Дионис Ну, так иди вперед! Ксантій (присматривается) Зевс свидетель, зверя вижу огромного! [399] Дионис Какой он? Ксантій Удивительный! Он меняется, - 290 То ли бык, то ил, а то как бы женщиной Стал очаровательной. Дионис (обрадовавшись) Где она? На нее иду. Ксантій Это уже не женщина, стала уже собакой! Дионис (с ужасом) То это Эмпуса! Ксантій Все лицо пламенем Горит на ней. Дионис Нога у нее мідяна? Ксантій Одна, а вторая - из навоза, я Клянусь Посейдоном! Дионис Куда же бежать? Ксантій А мне куда? Дионис (бежит через орхестру к креслу Діонісового жреца) Спасай, мой жрец, и мы с тобой выпьем! Ксантій Геракл-владче, мы пропали! Дионис Ой, не зови, Не зови меня этим, мужское, именем! [400] Ксантій 300 Ну, Дионис! Дионис Это еще хуже, и так не зови! Ксантій Ну, иди вперед! Сюда, сюда, хозяин! Дионис А что? Ксантій Смелее! Все хорошо получилось нам, И можем, как Гегелох, сказать мы: «Снова вижу в волнах после бури... ласицю!» Эмпуса исчезла. Дионис Побожися! Ксантій Свидетель Зевс! Дионис И еще раз! Ксантій Свідчусь Зевсом! Дионис Еще раз! Ксантій Свидетель Зевс! Дионис Ой, как я, бедный, побледнел, увидев ее! Ксантій А плащ твой с перепугу совсем порыжел! Дионис Ой, откуда нам столько бед выпало! 310 Кого из богов винить в моей гибели? «Эфир - дом Зевса», «времени шаг тяжелый»? [401] Ксантій Эй! Дионис Ну, что там? Ксантій Ты не слышал разве? Дионис И что? Ксантій Где флейты играют. Дионис Действительно! Еще и повеяло Так таинственно смольным духом факелов. Сховаймося и тайком послушаем! Хор м и с т и в (за сценой) Іакх, в Іакх! Іакх, в Іакх! Ксантій Это так и есть, хозяину. Поют где-то Посвященные, что говорил Геракл о них, - 320 Іакха, словно Диагор, воспевают. Дионис Вот и мне кажется. И лучше всего нам Постоят тихо, и мы все узнаем. Отходят в сторону и прячутся. ПАРОД На орхестру входит хор из двадцати четырех в городе, в белых одіннях и с факелами в руках. Первая половина хора ОГА и В Іакх, Дорогой трон в вишині ты занимаешь! [402] Іакх, В Іакх! Иди к нам, на луга, на оболони, А также сам поведи нас! Пусть ветви мирт рясноцвітних 330 Твой красят лоб кудрявый. Тупотй в строй, выбивай такт хороводу, Что в игривом движении Порывает и пленяет, Манит в игры чаровійні, В забавы - святобливі, Пением містів и танками. Хор танцует с факелами в руках. Ксантій Деметры дочь славная и уважаемая! Но и заманчиво же пахнет поросятина! Дионис Сиди уже втихаря, то и колбаску будешь! Вторая половина хора АНТОДА И 340 Пусть горит факел твой, Потрясай ним пломенисто! Іакх, В Іакх! Праздников ночных ясная зоре світлодайна! В огнях уже оболонь вся, Уже и старые идут танцевать И забот сумм забывают, Бремя лет и печали гнет отогнав В служении священной. 350 Поднимай же свой факел И, счастливый, за собой Поведи нас - хороводом На ясный цвет, луговой цвет! Хор танцует еще ряснее. Провідця первой половины хора Сохраним же благоговейное молчание! Пусть не вступает в нашего круга, [403] Кто высокого языка этого не слышал, не очистился в сердце и в мыслях, Тайн благородных ед муз не научился чурается их хороводов, Бикоядця Кратіна вакхическим буянь оценит по заслугам не умеет, А с блазенських радуется шуток пустых, хоть чрезмерные они и неуместны, Не смиряет зловредного раздора и распрей и не желает добра гражданам, 360 Только распри кует и вражду міцнить ради собственной выгоды и пользы; Кто, правуючи в городе в дни бурного невзгод, требует взяток и подарков, Корабль или крепость отдал врагам, товар запрещен возит С Эгины, как Форікіон-злодей, что на таможне брал двадцятину, Сам же корабельную снасть, и канаты, и смолу в Эпидавр посылал тайно, Кто серебро в чужбину одолжат уговаривал на строение вражеского флота, Кто в божницу Гекаты ходил одливать еще и набожной напевал песню, Кто на собрании красноречиво хлеба кусок требует у поэтов одгризти, Как в комедии высмеют немного его на старинных праздниках Диониса, им всем я велю, еще и во второй раз велю, еще и в третий раз всем я велю им - 370 Отступитесь от нашего круга! А вы - полуночных песен начинайте, Хороводы и танцы веселые ведите, как положено на празднике врочистім! Первая половина хора ОГА Н Пойдем теперь смело на луга и оболони, Топчет травы и цветы! Шутите все, Гуляйте, веселитесь, Напостували достаточно! [404] Вторая половина хора АНТОДА II Песнями и танцами Богиню-спасительницу Вславляймо торжественно! 380 Наш край она навек обороняет На злость Форікіону! Оба хоры танцуют. Провідця второй половины хора А теперь еще другой песни заводь, ряснощедру царицу Деметре, плодами земли одаривает нас, в песнях божественных прославте! Первая половина хора ОГА III Деметро, пресвятых таин Владычице, приди к нам, Свой хоровод охраняй, Чтобы без забот мы целый день Гуляли и веселились! Вторая половина хора АНТОДА III Изобилии шуток нам позволь 390 И вдоволь более почтенных слов, Чтобы, нагулявшись вволю, Как в праздник подобает, мы могли Здобуть венки победы! Оба хоры танцуют. Провідця хора містів Тогда! И бога юного сюда пением призывайте! Пусть радуется с нами он в танце веселом! Первая половина хора Іакх преславный, праздников веселых Самая большая радость, в храм богини [405] Нас проведи! 400 И покажи, как легко ты Проходишь путь далекий! Іакх, в танколюбче, проведи меня! Вторая половина хора Ради простоты и шутки ради Обулся ты в рваные сандалии, В лохмотья вбравсь, Чтобы безоглядно мы могли Гулять и веселиться! Іакх, в танколюбче, проведи меня! Обе части хора Я на девчонка хорошенькая оглянулся, 410 Что в танцах рядом весело прыгал, Когда смотрю - А у нее грудь сквозь хитон Растерзанный выглядят. Іакх, в танколюбче, проведи меня! Ксантій Где все - и я там, и мне же так хочется Гулять и веселиться. Дионис И мне также! Оба присоединяются к хору. Провідця первой половины хора Как хотите, пожартуймо вместе с Архедема! Семь лет имея, еще не знал он родственников, А ныне хозяйничает 420 Там, наверху, между мертвых, И первый стал в бедности и безпутників. Провідця второй половины хора Я слышу, как в могиле Клісфенів сын волосы Выщипывает сзади, щеки царапает, Колотится, согнувшись, И вскрикивает, и любовника Себина зовет с дема Анафлістського. [406] Провідця хора містів А Каллій Гіппоблудів, В львиную шкуру одет, 430 Морские бои уже начал с телкой. Дионис (выходит вперед) Вы бы не могли сказать, Где здесь Плутон живет? Из краев далеких только мы пришли сюда. Провідця хора містів Не уходи никуда дальше И второй раз не спрашивай, А знай - стоишь при дверях ты Плутонових. Дионис (к Ксантія) Бери груз, хлопчино! Ксантій А это что за штука? Ползут мелкие с груза корінф'яни. Провідця хора містів 440 Отправьтесь В украшенный богини роща, В ее священный круг, И праздник, любэ всем богам, Радостно празднуйте! Женщины и девушки в хороводах Пусть идут со мной В сиянии факелов всю ночь славить богиню! ОГА IV Первая половина хора Пойдем на луга росистые, Где розы расцвели, 430 По древнему обычаю Начнем хоровод, - С Мойрами благосклонными Порадуйтесь искренне и мы! [407] АНТОДА IV Вторая половина хора Для нас лишь светит солнышко, И светлый день для нас! Одни лишь мы, посвященные, Набожной знаем путь, - Приветливые и с иностранцами, И с нашими людьми. ЕПІСОДІЙ ПЕРВЫЙ Дионис и Ксантій подходят к воротам Плутонового дворца. Дионис (к Ксантія) 460 Ну, как же быть? Как в дверь стучать? Как между мертвецами стучать принято? Ксантій А ты не думай долго, а дверью двинь, - Ты же языков Геракл - и мужеством, и мощностью. Дионис (стучит) Эй, парень! Эак за дверью: Кто там стучал? Дионис Я, силач Геракл. Эак (вошел) Ах ты, нахал, дрянь, ты, бесстыдник! Мразь, мерзосвітник, самый мерзкий! Это же ты у нас собаку похитил, Кербера, - Схватил, душил, набил и поволок куда-то! А я его стерег так! Ну, погоди! 470 Поэтому неумолимые черные скалы Стіксові И Ахеронта бескиды окровавленные Тебя не пустят. Свирепые псы Кокітові [408] И сто голов Ехидны будут кромсать врагов Твою утробу и легкие начисто Тартеська съест мурена. А почки твои С кишками в залитім кровью брюхе Тітраські птенцы орлиные Горгоны с жадностью. По ним быстрыми побегу я шагами. (Исчезает). Ксантій (Диониса) Ты что там? Дионис Обкалявся! Призывай богов! Ксантій 480 не смешной страхополох! Вставай скорей, Чтобы кто посторонний не увидел. Дионис Сил нет! К сердцу мокрую губку примеры мне. Ксантій Возьми вот. Дионис Где же она? Ксантій В золотые боги! И где же у тебя сердце? Дионис С острастки, Видимо, на дне в животе скрылось. Ксантій Из богов и смертных последний трус ты! Дионис Я? Трус? И попросил же губки я? Или другой кто бы осмелился! [409] Ксантій И где ему! Дионис И трус лежал бы и до сих пор нюхал бы, 490 А я же встал, и, кроме того, и вытерся. Ксантій Вот мужество, Посейдон! Дионис Конечно, свидетель Зевс! Разве ты не испугался грома слов его И тех угроз? Ксантій И не подумал, свидетель Зевс! Дионис То иди вперед, если такой отважный ты, ел меня обернись - возьми эту палицу И львиную шкуру, как такой бесстрашный ты, А я, на смену, буду твоим носителем. Меняются нарядами. Ксантій А что же, давай! Почему бы и не послушать. Ну, посмотри на Геракло-Ксантія, - 500 ци он похож на тебя и отвагой? Дионис Зевс видит, настоящий ты с Мелита сорванец! Иди вперед, я с грузом управлюся. Из дверей Плутонової дома выходит служанка Пер сэ фоны. Служанка (к Ксантія, считая его за Геракла) Пришел, Геракл, дорогой? Ну, заходи сюда! Богиня как о твой приход узнала, То замесила тесто, два-три горшка Бобов сварила, еще и быка зажарила, Испекла лепешки и пироги. Заходи поскорей! [410] Ксантій Вот спасибо, красавица! Служанка Фебом свідчуся, Не пойдешь ты голодный. Уже и пташатина, 510 И всевозможные лакомства приготовленные, И сладкие вина поналивано. Пойдем со мной! Ксантій (уверенно) Сейчас. Служанка Еще и хвастается! И не пущу я тебя. Есть для тебя там Флейтистка молоденькая и танцовщицы две Или три. Ксантій Да что ты говоришь? Танцовщицы есть? Служанка Хорошенькие и только попідбривані. Заходи же скорее, - повар рыбу вяленую Уже снял с коптильни, и на стол уже накрыт. Ксантій Ну, то сначала ты к танцовщицам пойди, 520 И скажешь им, что сейчас же и я приду. Служанка (выходит) Ну, парень, иди за мной с грузом своим. Дионис И погоди! Неужели всерьез принимаешь ты, Что шутку я за Геракла одел тебя? Не строй из себя дурака, мой Ксантію, А вновь бери на плечи и неси груз! Ксантій И что это действительно? Отобрать хочешь ты, Что сам же и дал? [411] Дионис Не хочу, а беру уже. Снимай наряд! Ксантій (к зрителям) К вам я, - будьте свидетелями! - И к богам обращаюсь. Дионис В каких богов? 530 И это же бессмысленно и смешно ожидать, Чтобы раб и смертный и Алкмены сыном стал! Ксантій Ну, хорошо, забирай уже. Только получишь Ты еще во мне нуждается, как приводить бог! Меняются нарядами. ОГА Первая половина хора Видно, ловкий человек, и опытный, умный, И в переделках побывал. Конечно, крутиться хорошо, Чтобы сухим из воды вылезает, лучше, чем неизменно стоят Истуканом расписным. Уметь везде обернуться, 540 Примоститись вигідніш, - это такой знак человека, Как известный Ферамен! Дионис Ну, а это было бы не смешно, если бы Ксантій, раб, разлегшись На мілетських коврах, целовал бы танцовщицу, Еще и сосуды просил бы! Я же на это смотрел бы молча и хватался за стручок! Ну, а он, ко всему способен, кулаком бы розмахнувсь И ряды зубов передних Сразу бы высадил мне! [412] ЕПІСОДІЙ ВТОРОЙ Вбегает первая трактирщица. Первая трактирщица Сюда, Платано, быстрее! Здесь мерзавец тот, 550 Что вдерсь недавно в нашей харчевне И съел шестнадцать хлебов! Платана (вторая шинкарка) Свидетель Зевс, это он, Это он и есть! Ксантій (к себе) Кому-то плохо придется! Первая трактирщица И двадцать порций мяса съел вареного По півобола! Ксантій Ой, достанется кому-то! Первая шинкарка Еще и чеснока без счета! Дионис Женщина, врешь ты! Не знать, что мелешь! Первая трактирщица Думал, как в сапоги Высокие взувсь, то нечего уже и пізнать тебя! И ба! О солонину не вспомнила я! Платана Еще и свежий сыр, клянусь Зевсом, был! 560 Он с корзинами вместе поглотал его! Первая трактирщица Когда же от него денег потребовала я, - Как окрысится он и как загримає! [413] Ксантій Да, это его рук дело, - он все такой! Первая трактирщица Меч выхватил, - ну, совсем с ума сошел он! Платана О боги, вот несчастье! Первая трактирщица С перепугу мы Аж на чердак спрятались. Платана А он убежал с мешками и матрасами. Ксантій И это его рук дело. Первая трактирщица (к Платаны) Что же делать нам? Иди позови Клеона, защитника нашего. Платана (до первой трактирщице) 570 д ты как встретишь, то кликни Гипербола! Вот мы его намнемо! Первая трактирщица (к Диониса) Пелько проклятая! О, с удовольствием я разнесла бы камнем Те клыки, что пожрали все добро мое! Ксантій А я тебя в пропасть с обрыва сбросил бы. Платана А я бы серпом ту глотку перерезала, Которая все мясо и потроха поглотила. [414] Первая трактирщица Пойду я по Клеона, еще сегодня он Все вытрясет у тебя и отберет обратно! Обе выбегают. ДИОНИС Чтобы я пропал, как не люблю я Ксантія! Ксантій 580 Е, знаю, знаю! Лучше кинь те хитрости! Не буду я Гераклом! Дионис Дорогой Ксантію, Не зарекайся! Ксантій Как же можно стать мне сыном Алкмены - ведь раб и смертный я? Дионис И вижу, вижу - сердишься, и есть чего! Хоть бей меня, не буду ли я возражать. Если же я и дальше одежду одбиратиму, Пусть с корнем и сам я, и жена, и дітоньки, И гнилоокий Архедем - погибнем! Ксантій Ну, если так, я согласен, - верю клятве я! Снова переодеваются. АНТОДА Вторая половина хора 590 Вот и снова ты оделся в тот наряд, что был раньше! Итак, дело уже твоя - помолодшать, стать гордым И сердито поглядывать, помня, что снова Вид бога ты принял! А как будешь трусом Или выкинешь какую-нибудь глупость, вновь на плечи придется Весь груз тебе узять. [415] Ксантій Советуете не плохо вы, друзья, Только и сам я попадаю над всем поміркувать! Повезет ему хоть чуть - 600 Знаю хорошо, опять у меня захочет он все отобрать. И держатимусь и я: буду мужественный и отважный, И жалящий, как крапива. Да и пора уже, - шум и гомон За дверью слышу я! ЕПІСОДІЙ ТРЕТИЙ Е а к (вбегает с тремя часовыми) Вяжите-потому что быстрее вора собачьего! На суд его! Дионис (к себе) Кому-то плохо придется. Ксантій (в одежде Геракла) Эй, не подходи! Ко всем чертям! Эак Как, драться? Эй, Скеблій! Эй, Дітіл, Пардок! И где вы там? Скорей сюда! И дайте-ка как следует ему! Дионис 610 не нахал, действительно? Лезет драться, А сам же украл чужое он. Эак Это неслыханно! [416] Дионис Страшное наглость! Ксантій Зевсом клянусь! Я Готов умереть, как сюда приходил я, украл хоть волосинку из твоего добра! Давай договоримся по-хорошему. (Показывает на Диониса). Возьми на допрос вот этого слугу моего, - Как буду виноват, то веди на смерть меня! Эак И как допрашивать? Ксантій Всяким способом! Підвішуй к лестнице, бей, бичом шлепай, 620 Дери, крути суставы, в ноздри уксус лей, На грудь кирпича тиражи, что хоть делай, Только луковой шелухой, пыреем не бей его. Эак Умная речь! А если раба твоего Я покалечу, деньгами я оплачу тебе. Ксантій Не надо денег! Можешь так допитувать. Эак Я здесь начну, - пусть правду в глаза скажет он. (Диониса). Скидывай жвавіш кладь и смотри мне: Чтобы не соврал ни слова! Дионис Заявляю вам - Не смей меня касаться, бессмертный я! *30 А нет, то сам себя вини! Эак Что говоришь ты? [417] Что Дионис Дионис я, Зевса я бессмертный сын, А это - мой раб. Эак (к Ксантія) Ты слышишь? Ксантій Слышу хорошо я. Но тем более надо відшмагать его, - Если он бог, то боли не почувствует он. Дионис Но ведь и сам ты называл себя богом. Почему же со мной и тебе не всыпать? Ксантій Это справедливо. Поэтому тому из нас обоих, Кто первый завопит ли будет стонать От мук, за бога не считай бессмертного. Эак 640 Ну, что и говорить, человек достоин ты И любишь справедливость. Раздевайтесь-ка! Ксантій и Дионис раздеваются. Ксантій То как начнешь ты справедливый допрос нам? Эак А просто - буду бить по очереди. Ксантій Правильно. Смотри же, даже и не ворухнуся я. Эак (бьет Ксантія кнутом) Ну, как я ударил? Ксантій И не слышал я, свидетель Зевс! [418] Бак Теперь его ударю. (Б 'является Диониса). Дионис Ну, когда же ты там? Эак Да я же ударил. Дионис А мне и не чхнулося! Эак Не знаю. Ну, то опять к тому возьмусь. (Бьет Ксантія). Ксантій Чего же замедлил? Вот так так! Эак Что вот так да? 650 не болит? Ксантій Нет, свидетель Зевс! Я вспоминаю, Когда это в Діомеях был Гераклов день. Эак О, муж благочестивый! Перейду к тому вновь. (Бьет Диониса). Дионис Ай-ай! Эак Чего ты? Дионис Вон я вижу всадников. Эак Чего же ты плачешь? [419] Дионис И нюхнул лука я. Эак То не берет ничуть? Дионис Хоть бы столечко! Эак Как так, то придется опять к тому идти. (Бьет Ксантія). Ксантій Ой-ой! Эак Чего ты? Ксантій Ой, вытащи занозу. Эак Вот так дело! Вернусь к тому вновь. Дионис О Аполлон, владарю Дельф и Делоса! Ксантій (Эака) 660 Он застонал. Не слышал ты? Дионис И не думал я! Я только ямбы Гіппонакта вспоминал. Ксанти и (Эака) Ничего не поделаешь! В бок, под ребра бей! Эак Так, свидетель Зевс! Ну, подставляй-ка брюхо! [420] Дионис О, Посейдон... Ксантій Вновь стонет он! Дионис Владарю скал Эгейских и бездны моря седого! Эак Деметрой клянусь, не пойму никак, Кто же бог из вас? Ну, и заходите вместе уже! 670 Пусть же сам хозяин с Ферсефотою Рассудит вас, - оба божества они. Дионис Это - дело! И было бы тебе подумать Об этом раньше, чем на мучения принимал меня. (Заходит в дом к Плутону). ПАРАБАСА ОГА Первая половина хора Музо, в священный вступления хоровод, В наших песнопениях почувствуй наслаждение! Глянь на эти многочисленные толпы, - много Мудрых между ними сидит. Все Клеофонта достойнее, в чьих балакливих устах 680 Щебетом скучно докучним Ласточка скулит фракийский Варварскую песню свою. Жалобно стонет, как тот соловей, - Клеофонту гибель, Хоть бы и поровну легли жребии... ЕПІРРЕМА Провідця первой половины хора Хор имеет священный городу раду искреннюю подавать И учить на полезное. Итак, первый совет вам - [421] Граждан в правах сравните, отгоните всякий страх. А как промахнулся и попал в ловушку Фрініха когда, 690 Всех, говорю я, кто споткнулся, надо оправдать нам И вины их бывшие дарить ныне всем, Чтобы бесправным в государстве уже никто у нас не был. Это же позор! Кто дрался только раз в морском бою, Тот становится у нас платейцем, настоящим господином из раба! И осуджувать этого мы не собирались, наоборот, Вас мы хвалим, - это единственное, что с умом сделали вы. Только и тем, кто рядом с вами в морских боях бывал, Как и их родители храбрые, кто по крови родной вам. Следует единственный грех простит, - искренне просят вас они. 700 Поэтому не сердитесь дальнейшем, потому что с природы мудрые вы! Всем, кто ходит вместе с нами бить в море врагов, Вернем гражданство и их, как родных, обнімім! А как с гордостью и надменностью мы одвернемось от них В то время, когда отечество тонет в водовороте бедствия и беды - То упевнимось позже, что розмислюємо плохо. АНТОДА Вторая половина хора Вот, когда способен я судьбу лихую Распознать в характере человека, Уже не потянет эта обезьяна тупая, Коротконогий Кліген, 710 Банщик отвратительный, Золотистого щелочи и мыла властелин, С илом загород селитры И известняком кімолійським, - Долго не вытянет он. Тем-то он мира не хочет теперь И без кия не ходит, Чтобы не обчистили его пьяным. [422] АНТЕПІРРЕМА Провідця второй половины хора Нам частенько казалось, что здешних граждан, И хороших, и плохих, наш город ценит так, 720 Как старинную монету и рубль новый. Ведь полноценных денег, не подріблених никак, Найпевнішої чеканы, наилучшей из всех, Избранной пробы, проверенной везде - 1 по всей Элладе нашей, и по варварских краях - В обращении мы не випускаєм, только плохие медяки, Щонайгіршої чеканы, наспех выбиты сяк-так. Вот здравомыслящих, степенных, благородных граждан, Добродетельных, справедливых, доброжелательных людей, Что выросли в палестрах, в хорах и в Муз привержены все, 730 Тех мы гудимо, а другим, - медным, рижим чужакам, Между худшими худшим предпочтение даем, Тем, кто выскочил последним, и кого недавно еще Даже за козлов жертвенных наш город не взяла бы. Хоть теперь вы, неразумные, ваши обычаи измените И на способных снова здайтесь! Если пойдет все на лад, Похвала вам, а не удастся, то умный скажет так: «Как из крепкого дуба упасть, то не жалко и дуба дать!» ЕПІСОДІЙ ЧЕТВЕРТЫЙ Эак и Ксантій выходят из Плутонових дверей. Эак Клянусь Зевсом, удачи благородной Хозяин твой! Ксантій Почему и не благородной! 740 Ему бы только пьянствует и девок хапать! Эак Это же просто удивительно, как он не побил тебя, Когда ты, раб, назвал себя хозяином. [423] Ксантій Ну, знал бы он у меня! Эак Это, как настоящий раб, Сказал ты. Я и сам люблю эти выходки. Ксантій Ты любишь это? Эак Счастлив до неба, Когда я втихаря вилаю хозяина. Ксантій А не бурчиш, как взбучку съев, ты Бежишь в дверь? Эак нравится и это мне. Ксантій А везде совать носа? Эак И это не плохо, клянусь! Ксантій 750 О, родной Зевс! А разговоры підслухувать Хозяйские? Эак Это люблю до умопомрачения я! Ксантій И дальше их выносить? Эак А почему бы и нет? Это же все равно, что поиметь с телкой. Ксантій Феб Аполлон! То руку протяни мне, Целуй меня и дай тебя поцеловать! [424] И ради Зевса, нам в побоях общего, Скажи, что там за шум, что за крик такой В доме? Эак Еврипид с Эсхилом ругаются. Ксантій Неужели? Эак Дела, большие дела творятся 760 Среди мертвецов, поднялся целый бунт! Ксантій Чего же это так? Эак Закон-ибо давний действует здесь Для всех искусств высоких и уважаемых, - Кто других превышает умелостью, То питание в Пританеї будет И трон с Плутоном рядом... Ксантій Понятно все! Эак А другой, более сильный, в искусстве появится, То первый имеет место уступить. Ксантій Ну, и чего же Эсхила это встревожило? Эак Давно он занимал трон трагедии, 770 Как самый знаменитый художник. Ксантій А сейчас кто? Эак Когда сошел под землю Еврипид, собрал Всех он торбохватів и грабителей, Всех бандитов, отцеубийц и взломщиков, [425] А их в Аиде сила. Те, наслушавшись Его крутящие, софизмов, хитросплетений, Сказились и поэтом лучшим признали. А загордівши, стал он добиваться Есхілового трона. Ксантій Ну, и побит был? Эак Нет, свидетель Зевс! Народ с большим шумом 780 Стал требовать суда, кто искуснее. Ксантій Вот мразь! Эак Шум до неба он поднялся в глазах! Ксантій И что же, у Эсхила не нашлось защитников? Эак порядочных Людей мало и на земле, и здесь! Ксантій Ну, а Плутон, что думает он действовать? Эак Соревнования и суд велел устроить он, Чтобы их искусство оценить. Ксантій Почему тогда За этот трон и Софокл не идет соревноваться? Эак Не хочет, Зевсом свідчусь! Как сошел в Аид, Поцеловал Эсхила и руку дал ему, 79о д тот на Троне рядом посадил его. Теперь и он думает, Клідемід, говорил, Занять очередь. Повезет Есхілові, То он не сдвинется с места, а если нет, тогда Сам с Евріпідом выйдет на соревнования он. [426] Ксантій Когда же это будет? Эак Очень скоро, свидетель Зевс! Вот, именно здесь эта странность состоится, - На весах искусство будут весить. Ксантій На безмен примут, как ягненок, трагедию? Эак Мерила слов, угольники и локті вынесут, 800 Квадратные формы... Ксантій Кирпич производить? Эак И рычаги, и клиння. Еврипид говорил, Что по словечку разберет трагедии. Ксантій Эсхил, думаю, очень этим раздосадован. Эак Как бык, он глянул, лбом в землю вставившись. Ксантій А кто же судья? Эак И уже было мороки с этим! Людей умных немного найдете, да еще И афинян кликать не захотел Эсхил. Ксантій Зря же их считает он за воров. Эак А другие все не смыслят в поэзии 810 Ничего. Итак, до твоего хозяина Обратились, - он в искусстве разбирается. [427] Зайдім до меня! Как господа поссорятся, То нам наверное придется плакать. Эак и Ксантій заходят в лвері Плутонового дома. ОГА Первая половина хора Желчью ужасного гнева поэт закипит громоносний, Только своего оратора-соперника углядит, что зубы Точит на него, и в ярости безтямній глазами Он себя вести начнет. В блеске касок слова конегриві слетятся к бою, Стружки тонкой резьбы поплывут в словесного мастера, 820 Только бы од збройнокомонних отбиться атак гострослова, От громких его речей. Густой гривы до плеч розкуйовдивши кучмы патлатые, Сдвинув брови грозные, заревет и начнет сыпать он Хрип цвяхозбиваних предложений, как ветер, снасти и доски Рвет с шаткого корабля. Потом словес говорливый художник и язвительный ценитель, распустив Свой язык и заздру закусив узду, Плетением острот предложения пышные одолеет, Чтобы в легких не трудить. ЕПІСОДІЙ ПЯТЫЙ Упорно споря, входят Эсхил и Еврипид, с ними Дионис. Еврипид 830 Не убеждай же, трона не отрекусь я! Говорю же, за него сильнее я в мастерстве. Дионис Чего же молчишь, Есхіле? Слышал, что говорит он? Еврипид Сначала задается, - так же нас Морочил он, конечно, и в трагедиях. [428] Дионис Не будь же и ты высокомерным, друг мой! Еврипид Его я хорошо знаю, раскусил давно, - Певец он дикарей самовлюбленный, Что ни вгнуздать, ни закрыть уст его, Ни переговорит вельбучномовного. Эсхил 840 ци и действительно так, плод богини огородной? И ты посмел это, болтовни мастер, ты, Ганчірнику, ты, лахманів зшивателю? Попам'ятаєш ты! Дионис Есхіле, хватит! И не разжигай в сердце гневное пламя! Эсхил Нет, сначала хочу окончательно разоблачить Этого калек поэта! И чем гордится? Дионис Ягненок, ягненок нам черное приведите поскорей! Вот-вот страшная буря начинается! Эсхил Это же ты и критские песенки изобрел, 850 И кровосмесительные браки в искусство ввел! Дионис Погоди, Есхіле достопочтенный! Ты же, бедный Евріпіде человек божий, убегай сего прочь От бури и града, если у тебя ум есть, Чтобы он, тяжелым пустив в висок предложением, Не разбил бы вместе с ней и «Телефа». А ты, Есхіле, не гнівись, а ласково Доказывай и слушай доводов, - не подходит-ибо Поэтам ругаться, как торговки. А то тріщиш, как на огне дубовый пень! Еврипид 860 Я не зречусь, готов кусать первый я, А захочет - пусть он начинает кусать [429] Мой стих, и пение, и жили в трагедии, Моего «Эола» и «Пелея», свидетель Зевс, И «Мелеагра» и, конечно, «Телефа». Дионис Скажи, Есхіле, с чего хотел бы ты начать? Эсхил Предпочел бы здесь я совсем не соревноваться - У нас неравная борьба. Дионис Почему это так? Эсхил Не умираю-потому что моя поэзия. Его же - с ним вместе умерла, и сейчас здесь она. 870 Если же ты хочешь, то готов начать я. Дионис Пусть огня и ладана внесут сюда, - Перед соревнованием хочу помолиться, Чтобы был мудрым и справедливым приговор мой. Вы же Муз прославте хвалебными песнопениями! Хор Зевсових девять девственных дочерей, Музы божисті! Тонкие и умные вы видите мысли. Этих стихотворцев вдохновенных, когда в сперечанні завзятім Оружием слов замысловатых они на поединок выступают. Музы, придите и взгляните на силу 88о уст, что Творят весомые слова, Тоньше стружки витке. Спора большого мудрых решительный настал час. Дионис (до Эсхила и Еврипида) Молитесь и вы оба перед экзаменом. Эсхил (торжественно) Деметро-мать, лелеяла разум мой, Твоих мистерий быть достойным дай мне! [430] Дионис (до Еврипида) Готовься и ты свой фимиам курит. Еврипид Ок! И буду другим я богам молиться. Дионис Новые есть у тебя, другой чеканы? Еврипид Так. Дионис То иди, этим особым помолись богам. Еврипид 890 Эфир, хлеб мой, рычаг языка моего И ноздрей нюх чувствительный! Помоги мне Того, с кем я змагаюсь, посрамить! АГОН ОГА Первая половина хора Вот и мы пришли послушать, Как почтенные, мудрые люди По поэзии и песни Идут в поход боевой. У обоих язык свирепствует И сердца отваги полны, Мнение света и быстрая. 900 Можно смело надеяться, Что тонкое, резное слово Скажет с умом один. Второй, вырвав с корнями предложений гай, Так их бросит, лишь гомон гонками пойдет. Хор танцует. [431] Провідця хора То начинайте уже поскорей! Только говорите остроумно, Чтобы не повторял один того, что скажет другой. ЕПІРРЕМА Еврипид Так вот про себя самого и про мое искусство Я вам позже расскажу, только сначала доведу, Что он - обманщик и хвастун и зрителям глупеньким, 910 выросшие на Фрініху, лишь головы морочил. Вот выведет он одного Ахилла или Ниобу, Посадит их, укутав, и лицо не покажет - Куклы трагические! А они и не писнуть ни слова. Дионис Это точно, свидетель Зевс! Еврипид А хор подряд четыре песни С топотом пробубонить, они же все - ни слова. Дионис Мне же молчание их не менее понравилось, чем гомон Нынешних говорунов. Еврипид Глуп ты был, и ладно, - Поверь мне! Дионис Да, пожалуй, так. Зачем же он делал это? Еврипид Это тумана он напускал, чтобы зритель ждал покорно, 920 Пока Ниоба звук подаст. Так вся и проходит драма. Дионис Ах, он бессовестный! Не раз так и меня обманывал он. (До Эсхила). Чего же ты дмешся и сопеш? Еврипид Потому донимает правда. Вот пока что-то там бовкнуть, уже дошло и до половины [432] Представления. Несколько еще добавит он слов бычьих С хвостами, с гривами - страшные чучела в огороде! Зритель не понимает их! Эсхил Ой горе! Дионис И молчи уже! Еврипид Не скажет и слова ясно он. Дионис Не скрегочи зубами! Еврипид А все Скамандри и недостатки, и на щитах дзвонистих Орлы-грифоны медные, бег предложений крутокінних, - 9зо не так-то и легко их поймут! Дионис Клянусь богами, часто Ночами длинными не мог и я смежите глаза, Все думая, что за птица твой рыжий конепівень? Эсхил Ну и неуч же! Это знак такой на кораблях писали. Дионис А я думал, что птица тот - сын Філоксена, Эрикс. Еврипид Неужели это надо и петуха нам выводить на сцену? Эсхил А ты, ненавидний богам, кого на кон выводишь? Еврипид Не конепівнів, свидетель Зевс, не ланекозерогів, Как ты, и как мидийцы их рисуют на завесах! Когда от тебя я принял трагедии искусство, 940 Розпухле от вельбучних слов и предложений гордопишних, Зсушив я сперва тело ей, тучности лишил, [433] На белые сведя свекла, прогулки и пение, Из болтовни дал навар, настоянный на книгах, Монодіями кормил с Кефісофонтом вперемешку. Не мямлил что попало я не смешивал воедино, А с первым выходом герой объяснял сначала Род драмы. Дионис Лучше это, чем твоего бы искал он рода! Еврипид Во первых же словах никто без дела не оставался, А говорили у меня все - и девушка, и женщина, 950 И господин, и раб его, и старая бабушка... Эсхил Или не годен Ты смерти за дерзость это? Еврипид Нет, Аполлоном свідчусь! Делал это для народа я. Дионис Ну, это оставим, друг! Твои прогулки в эту сторону были не очень удачные. Еврипид А еще я их научил болтать... Эсхил Это и я подтвержу. И лучше лопнул бы ты сам, чем такого учить! Еврипид Я учил до стихов прикладать линейки и кутоміри, Смотреть, думать, понимать, любить, делать вид, Подозревать, міркувать все... Эсхил Это и я подтвержу. Еврипид Обычные дела в драму ввел, все, чем живем и дишем, [434] 960 что каждый проверит мог. И, все поняв, каждый Мог викрить ошибки мои. Да я и не хвастался, Не привлекал внимания в сторону, никого не морочил, Мемнона и Кикна водя с жестяным колотушкой. Вот хоть бы и учеников вы его сравните с моими: У него учились - Мегенет, Манес и еще Формісій, - Бородачи-вернидуби суремносписоносні, А у меня - гожий Клітофон и Ферамен красивый. Дионис Как, Ферамен? Это - мудрый муж, на все руки мастер! Хоть бы и допрыгнуло он беды, стоял бы край бездны, 970 То и здесь он выкрутится: «Я - кеосець, не хіосець!» Еврипид Конечно, учеников я своих Научил подумать и об этом, В искусство разум я завел И рассуждения, чтобы все Могли рассмотреть как следует Дела и общественные, и свои И им предоставить лучший лад, Допытываясь - как это так? А где же оно? Кто взял его? Дионис 980 Клянусь богами, у нас теперь Афінець каждый, только в дом Заходит, уже кричит на слуг: А где у вас горшки стоят? А кто в кефали уже отгрызла Головку? Что, погиб уже Тот кувшин, что я в прошлом году купил? А где вчерашний мой чеснок? А кто оливку надкусил? А то, как бевзні, как куклы, 990 Как мамины сынки, сидят, рты пороззявлявши. [435] АНТОДА И Вторая половина хора (до Эсхила) Лучезарный Ахилл, ты видишь это? Что же на это теперь скажешь? И держи себя в узде... Чтобы бурный гнев тебя За масла не замчав! Страшно он тебя поносил! Ты же, человек благородный, Тем же гневно не плати, А паруса все свернув, юоо Только краем выпускай И плыви помалу-малу, осторожно, Пока ласковый, попутный не повеет ветерок. Провідця хора (до Эсхила) Ты между эллинов первый, кто пышных речей величавые сооружения позводив, Балакнею украсил трагической их, - смело хлинь из источников красноречия. АНТЕПІРРЕМА Эсхил Лишь возмутить может разговор такая! И горю я сердцем с досады, что в эти споры вступит пришлось. И чтобы он не сказал, что пасую, То пусть ответит мне: за что-потому что мы должны чтить поэта? Еврипид За искусство и за мудрые советы, за то, что лучшее мы путь наставляєм 1010 Родины своей всех граждан. Эсхил А как иначе ты действовал? И умных и честных, порядочных людей обратил ты на мерзкую дрянь, То какой ты казни тогда заслужил? [436] Дионис Годен смерти, - нечего и спрашивать! Эсхил А теперь посмотри, которыми когда ты в наследство принял их от меня, - Благородные, были плечистые, коренастые, Не боялись государственной службы, Не скитались без дела, словно шуты какие-то, на нынешних пройд не сбрасывались, А отвагой дышали, острием копий и шлемами с белым султаном, Наголінників броней, лат и щитов, семи буйволов внушительной мощью. Еврипид Надвигается беда! Меня он убьет брязкотінням ржавых шлемов! Дионис (до Эсхила) Расскажи-ибо нам, что ты делал, чтобы людей благородства научить? 1020 Говори же, Есхіле, отбросив гнев и свою упрямую гордыню. Эсхил Духом мужественным я пройняту драму создал. Дионис И какую же это? Эсхил «Семеро в Фивах». Кто бы не видел ее, боевой жажды и отваги весь набирался. Дионис Ну, вот ты как раз и нехорошо поступил, ибо одни лишь фиванцы у тебя Хоробріші за всех и сильнее в бою. Вот и получил теперь по заслугам! [437] Эсхил Вы так же себя закаливать могли бы, но этого же вы не стремились вовсе. Еще трагедию «Персы» поставил я вам, граждан наставляя наших Победы над врагом всегда жадать, - я прекрасный воспевал подвиг! Дионис Несказанно радовался я, услышав тогда уже умершего Дария голос; 1030 Потом вышел и хор, и руками всплеснул, и начал причитать: «Ой леле!» Эсхил Вот об этом вещать и должен поэт! Посмотри внимательно сначала, Чем народу всегда полезны были благородные душой поэты. Нас Орфей таинственных обрядов научил, и убийства велел избегать; Лечение болезней, предсказания Мусей показал; Гесиод - земледелие, И сбор урожая, и пахоту, и сел описал. А Гомер богоравный Чем же славу и уважение снискал, как не тем, что полезного дела научил нас - Вооруженных подвигов, доблести и чести в бою? Дионис А однако Пантаклей глуповатый Не научился и в него! Недавно, когда в торжественном шел он в походе, То сначала шлем надел на лоб, а тогда стал султана цеплять. Эсхил 1040 осде и доблестных можно много назвать, - вот, например, героя Ламаха! За Гомером вслед и стал я рисовать добропорядочные и доблестные поступки, И Патроклів, и Тевкрів, львиных сердец, чтобы поднять граждан родины, [438] Чтобы с теми героями сравнялись они, звук боевой трубы заслышав. Но, клянусь Зевсом, не писал я о Федр, Сфенебей я не славил розпутних, И никто упрекнуть не может, что где-то я рисовал влюбленную женщину. Еврипид Свидетель Зевс, ты ведь Афродиты и не знал! Эсхил Я и знать о ней не хочу! Вот тебя и твоих завітанням своим слишком часто она угощала. То и, видимо, изрядно прибила тебя. Дионис это Истинная правда, клянусь Зевсом! Что придумывал сам о чужих ты женщин, то и тебя, словно кара, постигшая. Еврипид 1050 д какова же так то жаль, зухвальче, скажи, от моих Сфенебей для государства? Эсхил Ты почтенным женам уважаемых людей дал ядовитый болиголов пить, - Так считали позором они на твоих даже взглянуть Беллерофонтів. Еврипид Да разве же ложно, не то, что было, я рассказал о Федру несчастную? Эсхил Свидетель Зевс, это было все, и должен поэт скрыть некрасивое и постыдное. Не выводит на сцену и не учить этому. Как учитель детей неразумных На добро наставляет, так же поэт и взрослых людей учит. Нам лишь о полезном и следует говорит. [439] Еврипид А когда ты слова с Ликабет Или с Парнас высотой строишь, неужели на полезное ты этим наставляешь? Не следовало бы по-человечески с людьми говорит? Эсхил Ах, несчастный, сама неизбежность 1060 ДдЯ мыслей и поступков крупных велит находить соответствующее слово. А ясным півбогам вообще к лицу лишь величественная, возвышенная речь, Ведь и их одіння за наши земные несравнимо пышнее и богаче. И прекрасно это все показал я, а ты испортил. Еврипид Что же такого сделал я? Эсхил Прежде всего ты в лохмотья царей одел, чтобы и с виду убогие и несчастные Только жаль вызвали они у людей. Еврипид Ну, что же я сделал дурного? Эсхил А теперь за это в триєрархи никто из богатых идти не желает! Закутавшись в лохмотья, они плачут и нужды свои проклинают. Дионис А под низом, клянусь Деметрой, в них из тончайшей шерсти рубашка! И как только им удастся в заблуждение ввести, глянь, в рибнім ряда всплывают. Эсхил и°70 Без ума просторікати всех ты научил, в пустословии пустом упражняться, За то опустели и палестры у нас, а юношество лишь знает ягодицы [440] В болтовне протирать; подвел ты всех, что в приморье, не слушать начальства И во всем перечит ему. А когда еще я жил на белом свете, Только и знали они, что жевать кныши и кричать свое: «Эй, на весла!» Дионис Да, клянусь Аполлоном, и ветры пустит прямо в рот весляреві-соседу, За столом обкалять его, и одежду здирать с прохожих, сойдя на берег! А теперь все кричат, не хотят грести и плывут, где только им заблагорассудится. Эсхил И какого-ибо зла не натворил ли он нам? Не вывел на сцену он сводниц гадких 1080 и девушек, которые в храме родили детей, И сестер с братьями в блуде жили, И женщин, и жизнь уже для них - не жизнь? За это-потому что в городе много у нас Развелось теперь писарей-скоробрех, Блюдолизів плохих, облесливих обезьян, оманюють вечно и дурят народ! Уже некому и факел нести, - Все неуклюжие теперь и неумелые! Дионис Свідчусь Зевсом, нет! Чуть со смеху я 1090 это умер в праздничные дни Панафиней! Взялся бежать один человечек гладкий, Білотілий; весь он нагнулся вперед, Тяжело дышал, и все отставал. Край ворот Керамікських его частувать начали - В живот и по спине, под ребра и в зад! Бедняга под градом обильным пинков Только ветры пускал И потушил факел, утікавши. ОГА II Первая половина хора В деле этом большие споры и упорная война идет! 1100 Трудно в ней нам разобраться: этот бурно нападает, [441] Тот - умеет обернуться, отпор врагу дать. Лишь на месте не товчіться, - Есть-ибо доводов много и точных средств борьбы. Раз вы вышли на соревнования - Говорите, спрашивайте, спортесь О старое и новое искусство; Постарайтесь разумно И остроумно говорит! АНТОДА II Вторая половина хора А если вы боитесь, что необразованные зрители 1110 Лучших тонкостей разговора не одолеют оценить, То зря не тревожьтесь, - не такие теперь времена! Здесь сидит народ бывалый, И книжки читает каждый, каждый правду разберет. От природы есть у них разум, Еще и развит он хорошо. Поэтому не бойтесь ничего, Все подробно разбирайте, - Зрители у нас не дураки! Еврипид Обращусь раньше в твоих прологів я, 1120 Чтобы первыми критически исследовать нам Часть первую тех трагедий вславлених - Ход действия невнятно в них показано. Дионис Что же возьмешь ты на рассмотрение? Еврипид И много что! (До Эсхила). Сначала с «Орестеї» прочитай мне. Дионис Все замолчите! Ну, читай, Есхіле, нам. Эсхил «Гермес подземный, власть взял ты отца, - Спаси меня, умоляю, будь союзником! Пришел в родную землю, я вернулся». [442] Дионис Ну, где ты видишь ошибки? Еврипид Несколько недостатков! Дионис 1130 са здесь всего лишь три короткие стишки! Еврипид А в каждом по двадцать ошибок. Эсхил делает жест отрицания. Дионис Помолчи, Есхіле, берегись, найдет-так И в трех он ямбах несколько ошибок! Эсхил Чтобы перед ним молчал я? Дионис Лучше слушайся. Еврипид В него сразу же чуть ли не до неба недостатков! Эсхил И что ты мелешь? Еврипид Это уже - что приходится. Эсхил И где же недостатки? Еврипид Скажи сначала стихотворение. Эсхил «Гермес подземный, власть взял ты отца...» Еврипид То это Орест говорит над могилой 1140 отца умершего? [443] Эсхил Не отрицаю. Еврипид же, как он говорит, будто власть отца Принял Гермес, когда позорным обманом Погиб отец от женской руки! Эсхил Не то! Благодетеля обращаясь, Подземного Гермеса, отмечает он, Что то от отца властью наделен. Еврипид Ты хуже, чем я думал, ошибаешься! Если подземная власть у него - родительская... Дионис То могильщиком был тот Орест отчество! Эсхил 1150 Не ароматное, Дионис, вино твое! Дионис (до Эсхила) Читай-ка дальше! (До Еврипида). Ты смотри, где недостатки есть. Эсхил «...Спаси меня, умоляю, будь союзником! Пришел в родную землю, я вернулся». Э в р и п и д У мудрого Эсхила здесь повторения. Дионис Где именно? Еврипид Вот смотри, я объясню тебе: «Пришел» домой, говорит, «вернулся» он. Ведь «прийти» - то же самое, что и «вернуться». [444] Дионис Так, свидетель Зевс! Это - как соседу сказать: «Одолжи мне ночовки, - корыто дай». Эсхил 1060 Неправда, пустодзвоне, это не все равно. У меня верные, самые лучшие высказывания. Дионис (до Эсхила) Почему же это так? Пожалуйста, объясни мне! Эсхил В свой край приходит тот, кто беды другого Не знает, кроме временной разлуки, А кто пришел из изгнания, то - возвращается. Дионис Так, свидетель Феб! Что же скажет Еврипид на это? Еврипид Скажу, Орест домой не «возвращается», он Пришел тайком, власти не спрашивая. Дионис Гермесом свідчусь, хорошо, хоть не понял я. Еврипид (до Эсхила) 1170 Читай-по дальше. Дионис И поскорей кончай уже, Есхіле мой! (До Еврипида). Ты же додивляйся ошибок. Эсхил «Умолял отца на могильном холмике - Услышать, выслушать...» Еврипид Вновь повторение: Услышать, выслушать, - это же одинаково. [445] Дионис Чудной же ты! К мертвым он обращается, А их гукай хоть трижды - не дозовешься. (До Еврипида). Как ты писал прологи? Еврипид Расскажу я все. Если я где-то повторяюсь или затычки Вставляю лишние, - плюнь мне в глаза! Дионис 1180 То начинай же. Надо же нам послушать, правильные в твоих прологам высказывания. Еврипид «Эдип - счастливый человек изначально был...» Эсхил Нет, свидетель Зевс, он отродясь был несчастлив! Еще не родился на свет еще не появился он, Как Феб сказал, что отца убьет родного. Как же это сначала он счастлив был? Еврипид «А потом стал самым несчастным из смертных...» Эсхил Нет, свидетель Зевс, несчастным был без просвета! Почему? А вон, как зимой родился он, 1190 Его на стужи в черепке покинули, Чтобы он не стал, подросши, батьковбивцею. Дополз, хоть пухли ноги, к Полибу он, Юноша, а женился старее, И еще до того со своей же матерью, И в конце ослепил себя. Дионис Ну, и это счастье! С Ерасінідом только не командовал! Еврипид Пустое! Пишу прологи неплохо я. [446] Эсхил Клянусь Зевсом, их не буду скубати Я по словечку, а с помощью 1200 Богов, одним сложу стеклянной банкой. Еврипид То ты поразишь их стеклянной банкой? Эсхил Однісіньким. Ты пишешь так, что между твоими ямбами Сумку легко всунуть и банку, И целую шкурку. Сейчас покажу тебе. Еврипид Покажешь? Ты? Эсхил Конечно. Дионис (до Еврипида) Начинай читать. Еврипид «Египет, как стоустий вьется молва, С пятьюдесятью сыновьями на судне морском Прибыв в Аргос...» Эсхил Банку утеряно. Дионис Это что за баночка? А пусть бы он лопнул! 1210 Читай-ка другой нам пролог, - еще посмотрим. Еврипид «обвитый Плющом и руном оленьим, Бог Дионис танцует в сиянии факелов В роще Парнаськім...» Эсхил Банку утеряно. [447] Дионис Ой, беда! Вновь избиты мы тем стеклянной банкой! Еврипид Ну, не страшная то дело! Вот в этот пролог Не втисне уже никакого он банку. «Нет у человека полного счастья - Высокий родом, а живет в нищете он, А тот, безродный...» Эсхил Банку утеряно. Дионис 1220 Ой Евріпіде! Еврипид Что тебе? Дионис Спускайсь на дно! А то этот пузырек еще навеет беды нам. Еврипид Деметра свидетель, даже не подумаю! Увидишь, как я сейчас выбью из рук его! Дионис Ну, начинай, и берегись банку! Еврипид «В дни древние Кадм, славный сын Агенора, Сидон оставив...» Эсхил Банку утеряно. Дионис Вот бедняга! Ты купил бы банку то, А то он все прологи нам сокрушит! Еврипид Что? То банку покупать? [448] Дионис Ну, послушай! Еврипид 1230 Нет, еще много у меня тех прологів есть, - В них ему уже банку не втиснуть. «Пелоп, дитя Тантала, в Пис ехавший Баскими лошадьми...» Эсхил Банку утеряно. Дионис Смотрите, снова прицепил он банку! (До Эсхила). Любой ценой, дорогой, нам продай его. Ты и за обол для себя найдешь лучшего. Еврипид Нет, свидетель Зевс, прологів еще много есть. «Ойней, собрав...» Эсхил Банку утеряно. Еврипид И дай хоть стихотворения дочитать полностью! 1240 «Ойней, собрав с поля урожай обильный в жертву Богам...» Эсхил Банку утеряно. Дионис Во время обряда? Нет, и кто же забрал его? Еврипид (Диониса) Оставь, мой друг! Пусть он скажет что-то. «О Зевс! Как говорит настоящая истина...» Дионис Погибнешь! Скажет: «Банку утеряно». Так на твоих прологам банку сел этот, [449] Как на глазах садятся ячмене у нас. Именем богов, ты опыты песни его. Еврипид Я докажу вам, что поэт никчемный он, - 1250 В песнях то именно он всегда повторяет. ОГА III Первая половина хора Во что же выльется этот диспут? Надо хорошо подумать нам, Что он может забросить Мужу, славному между людьми Тем, что лучших, лунких песен Так много создал он. Я удивляюсь, как ему, Мастеру пения вакхическим, Можно чем-то упрекнуть? 1260 Не боюсь я за него! Еврипид Песни замечательные, действительно! Вот увидите, Как я в одной все песни сведу. Дионис А я возьмусь считать на камешках. Входит флейтистка. Еврипид (поет под аккомпанемент флейтистки) «Герой Ахилл! Слышишь боев мужезгубних ты сильную, Ой, усталость! Почему же ты не идешь на подмогу? Мы предка Гермеса шануєм, из-за озера племя, Ой, усталость! Почему же ты не идешь на подмогу?» Дионис Две уже усталости, Есхіле, у тебя! Еврипид 1270 «вождь Ахейцев! Скажи, многовладний отпрыску Атрея, Ой, усталость! Почему же ты не идешь на подмогу?» [450] Дионис Вот и третья, Есхіле, усталость у тебя! Еврипид «Змовкніть, тихо! Вот священные пчелы уже у врат Артемиды, Ой, усталость! Почему же ты не идешь на подмогу? Властно мужам я надежду на путь известить счастливую, Ой, усталость! Почему же ты не идешь на подмогу?» Дионис О Зевс-царь! Втомам тем конца нет! Не побежать в баню и попариться, і28о д т0 почки уже пухнут от утом тех! Еврипид Постой, послушай другой ты песни, Она из номов для кифары составлена. Дионис Ну, то заспівуй, только без утом уже. Входит кіфаристка. Еврипид (поет под аккомпанемент кіфаристки) «Власть ахеян двотронну послушав, молодежь Эллады... Гойя-гойда! Гойя-гей! Сфинкса он, птицу, наслал, лиховісницю несчастливых дней... Гойя-гойда! Гойя-гей! С копьем в хищной правицы для казни помстивої птица то... 1290 Гойя-гойда! Гойя-гей! Боя с псами он яростными ждет, что в воздухе летают... Гойя-гойда! Гойя-гей! Все склонились над Аяксом... Гойя-гойда! Гойя-гей! Дионис И что оно за гойя-гей! И где набрал Песен ты марафонского канатчики? [451] Эсхил Прекрасное переносил я с прекрасного, Чтобы не пришлось с Фрініхом одинаковые 1300 Срывать цветы на полях поэзии. А он, как и проститутка, натаскав сюда Мелетових застольных песнопений из Карии, И причитаний, и танцев. Вот увидите! Подай кто-нибудь лиру! И зачем здесь И лира! Где та девушка, что с лязгом В бубен бьет? В музо Евріпідова, Под бубен твой эту песню споем. Входит голая танцовщица с бубоном. ДИОНИС О нет, эта Муза, видно, не лесбиянка! Эсхил (поет под аккомпанемент бубона) «Чайки над волнами моря вечно живого 1310 Ваше стоны раздается. В росяных брызгах сверкают Ваши тела и крылья увлажненные...» «А в углах пауки под потолком Лапками отряды звива-а-а-ают Челнока произведение певучего - Нежное, тонкое паутины...» «Где подавал дельфин-співолюб Кілеві вслед темно-синем Знаки провіщень и расстояния...» 1320 «Ясень цвет виноградных лоз, Грон насолодо целебная, О дитя, обними меня ручками!» Что за размер, понял? Дионис Понял. Несколько ударов в бубен. Эсхил Ну, а это ты понял? Дионис Понял. [452] Эсхил Так писавши, дерзаєш ты Еще и мои пренебрегут песни? Языков Кирены двенадцать поз, Різноладні песни твои. Такие хоричні у тебя пение. Хочу я 1330 Еще разобрать и твои монодии. (Поет под музыку). «Ой ты, черно-сияющая ночь! Из неизвестной тьмы шлешь мне сон злоповісний, Гостя из глубин Аида? Душа бездушная у него, сына темной ночи, Это ужасное, страшное видение В мертвенно-черной одежде, С зрением кровавым, кровавым, из когтей огромных! Девы-служанки, светите же светильники, Кувшинами с волны черпайте речной и ту воду нагрейте, 1340 Пусть бы я сон этот омыла пророческий. Ай-яй, властная богиня! Вот оно! Эй, соседи, что за напасть, взгляните! Схватила петуха в меня со двора Глика и побежала. Нимфы, уроженки гор! Ах, Маніє, держи ее! А я, горемычная, окунулась именно в свое рукоделие, Сижу с веретеном, Звива-а-а-аючи нить, В клубок мотаю, 1350 Чтобы на рассвете в городе на рынке продать... В голубизну он полетел, полетел, Плавно взмахнув легкими крыльями, Печаль и грусть мне оставил он, Слезы и слезы ручьями из глаз Я, горемычная, лила и лила... Эй, критяне, дети Иди, С лугами идите на подмогу, Дом воровки вы плотным окружайте кругом! И ты, Артемідо, мисливице славная, 1360 Стаей собак обшукай отовсюду тот дом! [453] А ты, Зевса дочь, двойные Подняв свои факелы, озари, Гекато, весь дом, - Я войду и Гліку поймаю на горячем». Дионис Да хватит уже петь. Эсхил Наскучило. На весах его я хочу взвесить. Только на них искусство можно вивірить И ваших предложений настоящую исследует вес. Дионис Подходите же! Придется и поэзию Нам весить, как весят сыр перекупы! На орхестру вносят огромный вес. АНТОДА III Вторая половина хора 1370 Ловким людям - все к рукам! Вот и снова чудо в нас, Неожиданность чудная! Кто бы другой мог придумать! Нет, клянусь, когда бы встречный Стал такое рассказывать, Не поверил бы, я бы думал - Это он так, шутит! Дионис Оба станьте край весы! Эсхил и Еврипид (становятся возле веса) Ну, стали уже. Дионис За чашу взявшись, каждый пусть читает стихотворение, 1380 И не пускайте, пока не скажу «ку-ку!». Эсхил и Еврипид Взялись. [454] Дионис Теперь читайте стих над чашами. Еврипид «Если бы не мчался на крыльях корабль Арго...»! Эсхил «Сперхею-річко и луга, где предпочел пасут...» Дионис Ку-ку! Эсхил и Еврипид Пустили. Д и о н и с Гораздо более вниз Есхілова идет шалька. Еврипид И почему же это так? Дионис Положил руку на чашу он, словно лавочник то, Что для веса водой шерсть замочила, А ты положил нам слишком легкокрилий стихотворение. Еврипид Пусть другой против меня стихотворение поставит он. Дионис 1390 Беритесь вновь за весы. Эсхил и Еврипид Взялись! Дионис Говори. Еврипид «Нет в Піфо, кроме слова, других святынь...» Эсхил «Из богов лишь Смерть единственная не берет даров...» [455] Дионис Пускай, пускай! (До Еврипида). И опять перевесил он! Положил он Смерть на чашу - это самое тяжкое зло. Еврипид А я убеждение - наилучшим образом из слов. Дионис В убеждении - ни веса, ни ума. Ищи-ка еще крепкого стиха, более тяжелого, Чтобы чаша эта на твою сторону наклонилась! Еврипид И где же этот стих у меня? Где? Дионис Скажу тебе: 1400 «Ахилл две кости бросил и четыре еще...» Ну, говорите, потому что весим последний раз вас. Еврипид «Он в руку взял железом углу палку...» Эсхил «На колеснице там повез и на трупе труп...» Дионис И вновь тебя перехитрил он. Еврипид Как же так? Дионис Два повози он положил и два трупа, Что даже сто египтян не поднимут их. Эсхил Здесь уже не в стихах дело. На вес пусть Кефісофонта, женщину и детей кладет, Пусть сядет сам и возьмет все свои книги, - 1410 его двумя словами я перевешу. [456] Входит Плутон. ДИОНИС Обоим я друг, поэтому я их не буду судить И врагом не буду с ним ни одному. Этого - считаю мудрым, а того - люблю. Плутон Так и того, за чем пришел, не совершишь ты? Дионис Если же я приговор выскажу? Плутон Тогда бери, Кого избрал, чтобы твой приход не безрезультатной был. Дионис Любой щастен, дружище! Вы меня послушайте. Пришел я по поэта. Еврипид А зачем он? Дионис Чтобы, спасая город, нам праздники произведут. 1420-ГоГО из вас, кто городу полезную даст Совет, я с собой отсюда выведу, Скажите, во-первых, о Алкивиада вы Какого мнения? Город заслабло ним. Еврипид Что город думает о нем? Дионис Как-то что? Желает, и ненавидит, и стремится вновь. А вы какого мнения, расскажите мне. Еврипид не терплю Тех граждан, кто пытается Помагать отечестве и быстро вредит ей, Себе - успевает, а для города - никогда. [457] Дионис 1430 Прекрасно, Посейдоне! (До Эсхила). Ты что думаешь? Эсхил Не следует в городе львенок воспитывать, Кто же воспитал - повинуйся взлома нрава. Дионис Спаситель Зевс! Не знаю, что и говорить уже: Один говорит мудро, второй - тоже мудро. То еще одну пусть каждый мнение выскажет - В чем вы спасение города видите? Еврипид Я знаю и хочу рассказать. Дионис Говори поскорей. Еврипид Как Клеокріту крылья дать Кінесія, То понесет их ветер над волнами. Дионис 1440 Вот был бы смех! И что же на уме имеешь ты? Еврипид В морских боях, взяв кувшины с уксусом, Они бы им глаза врагам забрызгали. Дионис Нет, лучший способ спасения нам посоветуй! Еврипид «Когда неверное матимем за верное, А верное - за неверное...» Дионис Как? Не пойму я. Говори яснее, и не так по-ученому. [458] Еврипид Как гражданам, что теперь им верим, Не доверять, а кого не слушали, Послушать, то, может, и спасемся. 1450 Если из несчастий мы до сих пор не вылезали, не спасение - наоборот поступать нам? Дионис Прекрасно, Паламеде, мудрая голова! Или сам ты, или Кефісофонт надумал это? Еврипид Я сам, Кефісофонт лишь относительно уксуса. Дионис (до Эсхила) А ты? Что скажешь? Эсхил Сначала дай-ка ответ: Кто у нас управляет городом? Достойные люди? Дионис Где! Они в пренебрежении! Эсхил А в почете сволочь? Дионис Не очень, и получается невольно так. Эсхил То кто же и как спасение государству даст, і4бо щ0 ни Кожух, ни свита не подходит ей? Дионис Придумай что-то, когда на землю хочешь ты. Эсхил Я там все сказал, здесь - не хочу я. Дионис Да нет, ты сейчас добрую дай совет нам. [459] Эсхил Пусть считают чужую землю собственной, Свою же ценят наравне с враждебной, - Доход в морях увидят, а в доходах - зло! Дионис И все же доходы проглотит судья один! Плутон Ну, решай! Дионис Вот мое вам решение: Того возьму я, что душа полюбила. Еврипид 1470 Вспомни богов, которыми сам поклялся ты Вернуть меня домой, - искренним другом будь! Дионис «Язык мой клялся», и выбрал Эсхила я. Еврипид Что ты сделал, мерзкий человек? Дионис Что? Эсхила признал победителем. Почему не так? Еврипид Совершил подлость и смело в глаза смотришь? Дионис Где же тут подлость? И зрители так думают. Еврипид То ты мертвецом, бессовестный, оставишь меня? Дионис Кто знает, жизнь и смерть - не все равно, А жить - это как пить, умереть - спать лечь? [460] Плутон 1480 Зайдите в мой дом, Есхіле и Дионис! Дионис А что? Плутон Перед отъездом угощу вас. Дионис Ладно, Будь свидетелем, Зевс! От этого не откажусь я. Эсхил и Дионис заходят до Плутона. ЕКСОД ОГА Первая половина хора О, счастлив тот, у кого Ум острый и глубокий, - Знать это во многих! Вот, доказав свою мудрость, вновь домой идет поэт На добро согражданам, На добро себе самому. Близким, родственникам и друзьям, - 1490 Все потому, что мудрый он. АНТОДА Вторая половина хора Хорошо, кто у Сократа Не сидит в теревенях, Не забыл искусства Муз И трагедии высокую Понимает цель и смысл! Тратить время зря В болтовне високодумних И пустом пустословии - Безумие явный знак. Выходят из дома Плутон, Эсхил и Дионис. [461] Плутон 1500 иди же с миром, Есхіле, возвращайся на мир И советами добрыми город От бед спаси и воспитывай людей Неразумных, - у нас их много еще есть. Клеофонту от меня передай этот нож, А лихим мытарям и городским казначеем - Нікомаху и Мірмеку - эту веревку. И Археному - это яд! И скажи им, пусть скорее приходят сюда, К моей государства, и не медлят там, 1510 А не придут немедленно до меня, то я, Алоллоном клянусь, им ноги свяжу, Затаврую навек И всех с Адімантом, Левколофа сыном, В подземную глубь запроторю. Эсхил Все сделаю я. Тебя же я прошу - мой престол Передать Софоклові, пусть стережет И охраняет его, пока я снова Вернусь сюда. Я считаю, что он По мудрости и ума - второй поэт. 1520 Помни, чтобы лукавый проходимец тот, Бесстыдный лжец и глупый скоморох, Не посмел бы никогда это место мое Самовольно, нагло занять. Плутон Зажгите факелов священные огни - Проводите поэта на простор земной! Хороводом и пением мелодий его Звеличаймо имя его славное! Хор Боги подземные, счастливую дорогу простите поэту, Он-то на землю, озаренную солнечным светом, получается! 1530 Городу славному славы, и счастья, и добра пожелаем! Ибо больших тягот и напастей избавимся скоро, Сборов и вооруженных столкновений. Пусть Клеофонт и все остальные, Кто захочет воевать, на родительских нивах воюет! Хор и актеры покидают орхестру.

ПРИМЕЧАНИЯ

Эта комедия была поставлена Арістофаном под именем Філоніда на Ленеях в 405 г. до н. э. и удостоилась первой награды. Вторая награда досталась комедіографу Фрініху за пьесу «Музы», третья - Платону за комедию «Клеофонт». Успех «Жаб» был настолько велик, что пьеса была вскоре поставлена во второй раз, очевидно, на Великих Дионисиях этого же года. Она представляет собой литературный памфлет в драматургической форме, в котором Аристофан подверг оценке творчество Эсхила и Еврипида и высказался о роли искусства в обществе. Свое название комедия получила за хором лягушек, которые во время переправы Диониса в ад на лодке Харона поют свои песни с рефреном «брекекекекс, коакс, коакс».

22. Сын кувшинов - юмористически вместо сын Зевса, Дионис.

46. Гротескное сочетание женского наряда Диониса с львиной шкурой - атрибутом Геракла.

67. Еврипид умер в 406 г. до н. есть.

76. Софокл умер в 406 г. до н. есть.

100-102. Пародийные цитаты из Еврипида.

111. Речь идет о том, что Геракл отправился в подземное царство», чтобы забрать оттуда ужасного пса Кербера. -,п

[480]

124. Цикута - ядовитое растение, напиток из которого подавали осужденным на смерть. От нее погиб философ Сократ в 399 г. до н. есть.

140. Мифический перевозчик в царстве мертвых Харон переправлял души за один обол, который покойнику вкладывали за щеку. Называя сумму в два оболы, Аристофан переносит на подземное царство афинские отношения, потому что во времена Перикла государство выплачивало бедным афинским гражданам два оболы на посещение театра.

159. Поговорка про осла, который нес поклажу людей на мистерии, но участия в веселье не принимал, касалась людей, которые работали, тогда как другие наслаждались досугом.

187. Идти к воронья, то есть в пищу воронам - греческий ругательный высказывание, что соответствует украинскому «идти к черту».

191. В трудные годы Пелопоннесской войны афинский правительство вынужден был призвать на военную службу рабов, обещая им в награду свободу.

219. Праздник кувшинов - третий день праздника Антестеріїв (досл. «праздник цветов»), посвященный душам покойников, которых приглашали к столам с кувшинами, полными еды.

297. Жрецю бога Диониса было отведено в театре почетное место в первом ряду.

303-304. Гегелох, актер, который выступал в трагедии Еврипида «Орест», перепутал слова, вызывая смех зрителей. Украинский переводчик пытается передать каламбур, который отсюда возник, заменив в предложении «вновь вижу в волнах после бури ласку солнца» последние два слова словом «ласка».

336. Мост - человек, посвященный в мистерии.

338. На мистериях - праздниках земледельческих богов Деметры и Коры традиционной жертвой был поросенок.

357. Аристофан называет Кратіна, выдающегося представителя древне-аттической комедии, «бикоядцем» с внимания на буйную фантазию и силу творческого таланта.

363-364. Во время Пелопоннесской войны афинский правительство установило для импортных и экспортных товаров пошлина в размере одной двадцатой их стоимости. Какой-то Форікіон, сборщик налогов и пошлин, злоупотреблял своим положением и сам занимался контрабандой, посылая товар в Эпидавр на Пелопоннесе.

367-368. Скрытая полемика с теми афинскими политическими деятелями, которые требовали сокращения государственных премий для комедиографов и актеров (с таким предложением выступил в конце V в. до н. есть. Агірій).

378. Богиня-спасительница - то есть Персефона.

393. «Здобуть венки победы!» ~ Получить первое место на конкурсе комедий.

400 и дальше. Составной частью Елевсінського праздника была процессия из Афин в Элевсин, во время которой выполнялись язвительные песни - насмешки и танцы.

[481]

475. Тартесська мурена - рыба, которая получила название от города Тартесса в Испании, любимая для афинских сладкоежек.

477. Тітраські Торгони - Горгоны, ужасные чудовища, названные Арістофаном тітраськими от афинского рыбацкого пригорода Тітри, которое поставляло Афинам рыбу.

479. «Призывай богов» - стандартная формула во время возлияний в честь богов.

543. Мідетські ковры славились узорами и мягкостью.

577-578. Клеона и Гипербола даже после их смерти поэт не щадит: называет их опекунами торговцев и трактирщиков.

616 и дальше. В античные времена рабы давали показания на суде под пытками.

651. В Діомеях, пригороде Афин, отмечалось шумный и веселый праздник в честь Геракла. Во время войны проводилось нерегулярно.

659. Этот стих принадлежит не Гіппонакту, а его современнику - поэту Ананию.

664-665. Цитата из трагедии Софокла «Лаокоон», которая не дошла до наших дней.

679. Клеофонту, одном из лидеров радикальной партии, комедиографы забросали иностранное (фракийское) происхождения, поэтому в его устах «ласточка скулит фракийский варварскую песню свою».

688 и дальше. Хор предлагает принять амнистию сторонникам стратега Фрініха, который входил в состав олигархического правительства «четырехсот» в 411 г.

694. Платейцям - жителям города Платеи, верным союзникам Афин, после разрушения города в 428 г. спартанцами было предоставлено право афинского гражданства.

713. Кімолійський известняк - пемза, применяемая как мило, которую добывали на о. Кімолі.

737. Афинская народная поговорка (досл. «На добром дереве и повеситься не жаль»).

764. Питание в Пританеї. - Аристофан переносит до подземного царства афинские обычаи: заслуженные граждане обедали за счет государства в Пританеї - общественном здании в центре города.

797 и дальше. Насмешки из рационализма, свойственного трагедии Еврипида.

807. Намек на недопонимание с афинянами, в результате которых Эсхил уехал из Афин на Сицилию.

814-829. Сравнительная характеристика двух разных поэтических стилей: «громоносного» Эсхила и «балакливого» Еврипида.

840. «Плод богини огородной...» - насмешка с происхождения Еврипида: его мать Кліто комедиографы называли торговкой овощами.

847-848. Подземным богам в жертву приносились животные черной масти.

[482]

849. Критские песенки - песенно-танцевальные пантомимы, в которых Еврипид вдавался в некоторых своих трагедиях, как «Орест», «Фінікіянки» и другие.

850. Кровосмесительные браки - мотив, который Еврипид положил в основу некоторых трагедий, как «Эол» (любовь между сестрой и братом), «Фед-ра» (любовь мачехи к пасынку).

863-864. Упомянутые здесь трагедии Еврипида «Эол», «Пелей», «Ме-леагр», «Тлф» не сохранились.

883 и дальше. Молитвы Эсхила и Еврипида характерные для их мировоззрения: Эсхил, который родился в Элевсине, обращается к земледельческой Деметры, в честь которой проходили элевсинские мистерии; Еврипид, воспитанник софистов, молится богам - абстрактным понятием (Эфир).

910. В трагедиях Фрініха, предшественника Эсхила, преобладала роль хора над действием, выступал только один актер.

927 и дальше. Еврипид дурачит торжественно-возвышенного стиля произведений Эсхила и его склонности к удивительных метафор, зачерпнутих из мифологии и военного дела.

931. Пародия на 375 строка из трагедии Еврипида «Ипполит».

938. Аристофан указывает на связь Эсхила с искусством Востока, в частности Персии.

949-950. Еврипид приводит целый ряд реалистических бытовых персонажей, которые заменили высокопоставленных героев Эсхила - царей и вождей.

953. Намек на недопонимание между Евріпідом и радикальной партией, в результате чего он под конец жизни переселился в Македонию.

966. Еврипид характеризует поклонников творчества Эсхила как людей простоватых.

992. Цитата из трагедии Эсхила «Мірмідонці», в которой хор обращался этими словами к Ахиллу, что молча наблюдал потери греческого войска.

1021-1023. Трагедия Эсхила «Семеро против Фив» превозносит патриотический дух защитников Фив против семерых пелопоннесских царей.

1027. Содержанием трагедии Эсхила «Персы», поставленной в 479 г. до н. есть., является прославление победы греков над персами в морском сражении при Саламине.

1046-1048. Комедиографы пытались объяснить образы «злых женщин» в трагедиях Еврипида отсутствием согласия в его собственной семейной жизни.

1079-1082. Эсхил дает перечень образов и сюжетов творчества Еврипида.

1094. Керамейські ворота - ворота в квартале Керамик.

1126-1128. Цитата из «Хоефор», второй части трилогии Эсхила «Орестея». Слова эти произнес Орест на могиле своего отца Ага-мемнона.

1182. Начало трагедии Еврипида «Антигона», которая не сохранилась.

[483]

1206-1208. Пролог из трагедии Еврипида «Архелай», в основу которой был положен миф о дочерях Даная, бежавшие из Египта в Грецию, чтобы не вступать в кровосмесительную брак с двоюродными братьями, сыновьями царя Египта.

1211 - 1213. Пролог из трагедии Еврипида «Гипсипила», которая не сохранилась.

1217-1219. Пролог с несохраненной трагедии «Сфенебея».

1225. Пролог из трагедии Еврипида «Фрикс», которая не сохранилась. Кадм из Сидона в Финикии после бесполезных поисков похищенной Зев-сом сестры Европы основал крепость Кадмею, вокруг которой впоследствии возник город Фивы.

1232. Пролог из трагедии Еврипида «Ифигения в Тавриде», которая дошла до наших дней.

1240. Цитата из трагедии Еврипида «Мелеагр», которая не сохранилась.

1244. Пролог из трагедии Еврипида «Мудрая Меланіппа».

1264-1277. Приведен здесь отрывки из лирических частей трагедий Эсхила, объединенных для комического эффекта припевом «Ой, усталость».

1282. Ном - вид музыкального произведения.

1285-1287. Пародирование стихов, висмиканих из разных трагедий с бессмысленным припевом.

1308. По мнению Аристофана, снижена по своему содержанию и стилю трагедия Еврипида не имеет ничего общего с высокой поэзией Алкея и Сапфо, уроженцев в. Лесбоса.

1309-1322. Еще одна пародийная подборка истинных или искаженных стихов Еврипида, не объединенных ни тематически, ни идейно.

1330. Монодия - сольная песня. Одноголосные арии ввел в своих трагедиях Еврипид. Смысл пародии заключается в контрасте трагедийной патетики (обращение к богам, зловещий сон) и низкого бытового содержания.

1382. Цитата из «Медеи» Еврипида - произведения, который сохранился.

1383. Строка из трагедии Эсхила «Филоктет», которая не дошла до нас.

1391. Стих из трагедии Еврипида «Антигона», которая не сохранилась.

1392. Стих из трагедии Эсхила «Ниоба», которая не дошла до наших дней.

1402-1403. Еврипид цитирует из трагедии «Мелеагр», а Эсхил - из своей пьесы «Главк», которые не сохранились.

1409. У Еврипида была большая библиотека.

1464-1466. Кое-кто считает, что Эсхил повторяет заветную директиву Перикла: несмотря на опустошение Аттики спартанцами, следует продолжать разорять Пелопоннес, потому что для Спарты основное - земля, а источником богатства Афин есть море.

1472. «Язык мой клялся» - выражение из «Медеи» Еврипида.

1478-1479. Пародирование стихов Еврипида.

© Aerius, 2003




Текст с

Книга: Аристофан Лягушки Перевод Бориса Тена

СОДЕРЖАНИЕ

1. Аристофан Лягушки Перевод Бориса Тена

На предыдущую