<meta name=" robots"="" content="index, follow" /> Геродот Истории в девяти книгах Книга И Клио Перевод А.билецкого = Книга: Геродот Истории в девяти книгах Книга И Клио Перевод А.билецкого =lybs.ru= =lybs.ru=
lybs.ru
Разве крови не стоит красота? / Леся Украинка


Книга: Геродот Истории в девяти книгах Книга И Клио Перевод А.билецкого


Геродот Истории в девяти книгах Книга И Клио Перевод А.билецкого

© Геродот

© А.билецкий (предисловие, перевод, примечания), 1993

Источник: Геродот. Истории в девяти книгах. К.: Наукова думка, 1993. 576 с. С.: 5-77.

OCR & Spellcheck: Aerius () 2003

Содержание

Предисловие к "Историй в девяти книгах" Геродота

Книга первая: Клио

Примечания

ПРЕДИСЛОВИЕ К "ИСТОРИЙ" ГЕРОДОТА

О Геродота и его эпохальное произведение «Истории» в девяти книгах уже столько написано и напечатано на разных языках от древности и до нашего времени, было бы почти невозможным добавить ко всему этому что-то совсем новое и оригинальное. Здесь можно было бы сослаться на научные и научно-популярные произведения о Геродота как автора «Историй», но это не соответствовало бы общей установке этого издания. Основная цель издания - предоставить украинским читателям полный перевод «Историй», добавив к нему короткие примечания. Несмотря на то, что для большинства неспециалистов недоступна чисто научная или даже популярная литература о Геродота и его произведение, здесь перед переводом древнегреческого текста подаются краткие сведения, необходимые для лучшего понимания «Историй», написанных почти за 2500 лет до наших дней.

Когда почти все побережье Малой Азии были колонизированы греками, а в середине страны существовали государства місійців, фригийцев, лидийцев, ликийцев, карийцев и многих других, которых во времена Геродота покорили персы - властителя Азии.

Итак, на юге западного побережья Малой Азии в Карии, на заломах достаточно стримчастої скалы над Керамською заливом стоял город Галикарнасс, основанное виходцями из городов континентальной Греции Тройзени и Аргоса. Это город в IV в. до н. э. стало знаменитым из-за надгробный памятник карійського царя Мавсола, построенный по приказу его вдовы Артемисии. Это был так называемый мавзолей, одно из семи чудес света.

Александр Македонский завоевал и разрушил Галикарнасс, который после того уже потерял свое значение одного из форпостов эллинской Цивилизации, в Малой Азии.

Галикарнасс был родным городом двух выдающихся историков древнего мира - Геродота и Дионисия (конец i в. до н. э. и начало i в. н. есть.). Первый создал произведение о греко-персидские войны Настр. до н. есть., а второй написал о «Римской Древности». Оба они по месту рождения стали называться галікарнасцями. Кроме сведений, почерпнутых из «Историй», о путешествиях Геродота, мы очень мало знаем о его жизни. Можно предположить, что он родился между 490 и 480 годами до н. есть. Итак, о [5] события первых десятилетий греко-персидских войн он мог слышать из рассказов своих старших современников и участников этих событий. От его биографов узнаем, что его отца звали Ліксом, а семья принадлежала к числу выдающихся граждан Галикарнасса. Очевидно, она враждовала с тираном этого города Лігдамом и через это Геродот вынужден был, покинув родной город, найти убежище на о-ве Самосе, где находился довольно долго и с которым был хорошо знаком. Через некоторое время он с другими изгнанниками вернулся в родной город и выгнал оттуда тирана, но через неприязнь граждан снова его покинул и уже навсегда. Где-то между 447 и 444 годами до н. есть. Геродот побывал в Афинах, что на то время были влиятельным культурным центром греческого мира. Согласно преданию, он прочитал там какую-то часть своего произведения на публичных собраниях, за что его наградили значительной денежной суммой (10 талантов).

Примерно между 455 и 445 годами до н. есть. Геродот путешествовал морскими и суходольными путями. В связи с его странствиями возникают разные вопросы. Известно, что легендарный философ и математик Пифагор с Сам осу (VI в. до н. есть.) посетил Египет и Месопотамию. Афинский государственный деятель Солон (ок. 640-560 до н. есть.) путешествовал по Греции, Малой Азии и Египте. Знаменитый философ Платон (429 - 347 до н.э.) побывал в Ливии, Египте, Сицилии и Италии. Наконец, младший современник Геродота атоміст Демокрит из Абдерів во Фракии (ок. 465 - 361 до н.э.), унаследовав большое богатство своего отца, потратил его на путешествия до Египта, Вавилонии, Персии и, видимо, также в Индии. Здесь и возникают вопросы, на какие средства мог путешествовать Геродот еще до того, как получил денежную награду в Афинах? Какова была цель этих путешествий? Неужели только свойственная древним грекам любознательность толкала Геродота на дальние и опасные путешествия?

Нет сведений и о том, как могли происходить Геродоту путешествия, когда еще не закончилась война греческой коалиции во главе с Афинами и Спартой с могущественной персидской державой, хотя во время этих путешествий после поражений, которые понесли персы и их союзники в морской битве при Саламине, в битве при Платеях, в сражениях при Мікалі и при кипрском Саламине (449 г. до н. есть.) уже говорилось о сложении мира. По мирному соглашению, если такое действительно было составлено, греческие города государства на западных побережьях Малой Азии освободились от персидского владычества, но большинство краев, что их посетил Геродот, были составными частями великой персидской державы. Очевидно, такая ситуация могла облегчить и сделать возможным его путешествия.

Не объясняется пресловутая «объективность» Геродота в рассказах о войне, которую ему забросали греческие патриоты, его отношениями с персидским администрацией? Можно предположить, что путешественник во время своих странствий имел какие-то рекомендательные письма от персидских правительственных лиц, от персидских сатрапов. Однако финансовая сторона его странствий остается для нас невыясненной.

Как и другие путешественники его времени, Геродот мог путешествовать морем, летом, вблизи берегов (обычным было каботажное плавание), идя маршрутами греческих моряков или иногда на суше хорошо проторованими путями персидского государства. Так, за сравнительно короткое время он [6] посетил города Малой Азии, но не имел возможности уклониться от царского пути, чтобы увидеть внутренние края этого большого полуострова. От Міріандінської залива (ныне Іскендерунська) он дошел до Євфрата, возможно, побывал в отстроенном персами Вавилоне и даже в тогдашней столицы персидского государства городе Сусах. Остается неизвестным, Геродот мог посетить Северное Причерноморье и город Ольвию, он просто пересказывал сообщения своих грекомовних информаторов. Прямых указаний на знакомство с теми далекими краями мы не находим в его сочинении, а рассказ об уголовной экспедицию персидского царя Дария против скифов свидетельствует радніше о достаточно поверхностная осведомленность, чем истинное знакомство.

Наоборот, можно не сомневаться, что он побывал в Египте (тогда под властью персов) и от Дельты доплыл по Нилу до Элефантины. В Ливии он посетил Кірену; на Сицилии - города Сиракузы, Гелу, Егест. В Италии ему были известны греческие города вокруг Тарентінської залива - Тарент (Тарант), Метапонт, Сибарис, Кротон и, конечно, Турии. В континентальной Греции Геродот посетил сражений, до пророческого святилища Дельфов, до Фив, Спарты (Лакедемона), Аргоса, святилища в Додоне, на остров Керкі-ру, до Афин, где находился (возможно, с перерывами) от 447 до 444 до н. есть. В своем произведении он обнаруживает хорошую осведомленность с Афинами, о которых он всегда отзывается с симпатией и явным энтузиазмом.

В Афинах он подружился с окружением Перикла (495-429 гг. до н. э.)г к которому принадлежал и выдающийся философ Анаксагор (ок. 500 - 428 гг. до н.э.), скульптор Фидий (490-431 гг. к н. есть.) и знаменитый драматург Софокл (496-406 гг. до н.э.).

По инициативе Перикла около 443 г. до н. э. в Италии на берегу Тарентинської залива, на месте разрушенного Сибариса образовалась колония, которая должна быть центром афинской торговли со странами западного Средиземноморья. В этом мероприятии принял участие и Геродот, который стал гражданином этого города. Оно получило название Турии (так называлось когда город Сибарис, а его жители - турійцями). В начале своего произведения Геродот сам себя назвал турійцем, но после его смерти жители его родного Галикарнасса, гордясь своим знаменитым гражданином, поставили в себя его статую и до Геродота вернулась название галікарнасця, которая в рукописях более позднего времени заступила его зажиттєвий эпитет турієць, турийский. В Туріях Геродот провел последние годы своей жизни, возможно, выезжая оттуда до Афин, а умер он в первые годы Пелопоннесской войны между 430 и 420 гг., не закончив своего исторического произведения. Его продолжателями стали Фукидид (ок. 460-399 гг. к н. есть.) и Ксенофонт (ок. 430-354 гг. до н.э.), но в отличие от Геродота их внимание было сосредоточено только на политической стороне событий.

Не случайно теперь, начиная изучать древнегреческий язык, принимают читать «Илиаду» и «Одиссею» как поэтические произведения и Геродоту «Истории» как прозаическое произведение. Это начало древнегреческой литературы. Конечно под литературой мы понимаем письменное творчество, а под словесністю устную, которая исторически предшествует письменной. Если не брать к вниманию фрагменты произведений Геродотових предшественников и современников, то его произведение можно считать первым образцом греческой прозы V в. до н. есть. Мы [7] убеждены, что его «Истории» по научному значению превосходили труда других авторов, от которых сохранились отрывки, а иногда только собственные имена. Этих авторов не совсем правильно называют логографами, правильнее было бы их называть первыми историками, хоть они и не были историками в теперешнем понимании этого термина. Они пересказывали древние мифы, рассказывали о «ктистів», «ойкистов», то есть основателей городов, записывали родословия (генеалогии) знатных родов, не отделяя мифы от реальных событий.

На основе фрагментарных текстов трудно сделать правильный вывод относительно достоинств и недостатков этих материалов, если их сравнивать с Геродотовим произведением, но можно утверждать, что эти логографи не могли критически отнестись к их источников. Нельзя сказать, что в их произведениях не было интересных географических и этнографических сведений. Как и Геродот, они много путешествовали. Большинство из них были малоазийскими іонійцями и также писали іонійським диалектом.

Здесь следует вспомнить хотя бы двух из них: Гелланіка из Митилены на о. Лесбосе и Гекатея из Милета. Геродот имел возможность использовать их произведения, а с Гекатеєм он иногда полемизирует. Гекатей жил в начале V в. до н. есть., много путешествовал в Европе, Азии, Египте. Он написал два больших сочинения: «Родословные» и «Путешествие вокруг света». Очевидно Геродот, во многом не соглашаясь с Гекатеєм, пошел по его примеру в своих путешествиях, а также позаимствовал у него приемы повествования, как, например, так называемую просопопею, то есть изложение речей действующих лиц, что значительно оживляло достаточно сухой летописный стиль. Конечно, это лишь предположение, поскольку для сравнения Геродота с Гекатеєм нам не хватает материала.

Возможно Геродоту были доступны какие-то литературные источники, которые не сохранились до нашего времени.

Произведение Геродота в течение столетий неоднократно переписывался. Существует около 50 середьновічних пергаментных рукописей и несколько папирусных отрывков. Лишь пять из рукописей филологи считают близкими к оригиналу. Впервые его произведение было издано в свет в Венеции в 1502 г. (издание Альда Мануція).

«Истории» было разделено на девять книг, каждую из которых названа именем одной из девяти муз. Это разделение не был делом самого Геродота, но наверное его сделали александрийские филологи когда в III или II в. до н. есть. Сам Геродот разделял свои «Истории» на «логоса», то есть рассказы, напр., «Лидийский логос» - рассказ о лидийские дела, «Египетский логос», «Скифский логос», и т.д., но каждый его логос не соответствует какой-то книге, потому что, например, первая книга содержит в себе «Лидийский логос», «Персидский логос» и «Вавилонский логос».

В начале произведения автор «Историй» четко определил его цель: «Здесь изложены исследования турійця (или галікарнасця.- А. Б.) Геродота, проведенного для того, чтобы сделанное людьми со временем не забылось и чтобы великие и удивительные дела, совершенные как эллинами, так и варварами, не остались неизвестными и, кроме того, чтобы выяснить причины, почему они воевали между собой».

Следовательно, речь идет о вражде Востока и Запада, Азии и Европы, которая [8] якобы началась от похищения женщин - Ио, дочери Инаха, Европы, сестры Кадма, Елены, жены Менелая... Здесь упоминается о славных подвигах не только эллинов, но и варваров, в данном случае персов, или, как Геродот их часто называет по «смежностью», персов.

Собственно говоря, эти греко-персидские войны не были войнами всех многочисленных греческих городов-государств («полисов») против крупной державы Ахеменидов, а лишь войнами афінсько-спартанской коалиции против персидского нашествия, поскольку большинство греческих городов, как и Малой Азии, островов Эгейского моря, континентальной Греции, были либо нейтральными, либо активными союзниками персов.

В первой книге («Клио») после выяснения причин вражды Европы (греческих краев) с Азией (персидским государством) Геродот рассказывает о малоазийская государство Лидию, властелин которой Крез (Кройсос) покорил греческие (преимущественно ионийские города на западном побережье Малой Азии. Далее говорится о войне персидского царя Кира (Кюрос, персидское Куруша) с последним лидийским царем Крезом и рассказывается о том, как Кир восстал против своего деда, мидийского царя Астіага и покорил персов, а позже все племена Малой Азии и создал великую державу от берегов Средиземного моря до Индии.

Речь идет об истории самого Кира, о его спасении после рождения, его детство, о нравы персов. В связи с его завоеваниями упоминается о города ионийцев и еолійців в Малой Азии, а также рассказывается о Месопотамию, Ассирию с ее столицей Ніневією (у Геродота - Ніном) и Вавилонию с ее столицей городом Вавилон («Врата бога» - Баб-Ілу). Обращается внимание на особенности этой страны и, наконец, говорится о взятии Вавилона персами. Завоевания Кира заканчиваются его походом против родственного со скифами народа массагетов, в котором погиб Кир. Рассказывается об обычаях массагетов.

Во второй книге (под названием «Эвтерпа») рассказывается о походе Кирово наследника Камбиса в Египет. В связи с этим походом довольно подробно говорится об эту африканскую страну, о ее природе, о реке Нил. Говорится о обычаи, обряды и верования египтян. Чтобы не повторять «идет речь, рассказывается», далее будем излагать кратко содержание каждой книги. Итак, здесь знаменитый эксперимент фараона Псамметіха для выяснения, какой народ самый древний на свете». Геродот настаивает на зависимости эллинов от египтян в достижениях культуры: о священных животных в Египте; о бальзамировании (мумификацию); об истории фараонов до Амасія (Амасиса); об их сооружения (пирамиды, храмы и т.д.); разделение населения на сословия.

В третьей книге («Талия») продолжается рассказ о походе Камбиса и его союз с арабами, об их обычаях и о поражении египтян; неудачные походы против карфагенян, аммонитян и эфиопов; безумие Камбиса; о судьбе самосского тирана Поликрата; о войне спартанцев с самосцями; о судьбе коринфского тирана Періандра; о восстание магов против Камбиса и его смерть; убийство проводарів магов и начало Царствования Дария, сына Гістаспа; о административное деление персвкої Государства; окраины земли; гибели Поликрата и сатрапа Сардів Оройта; [9] болезнь Дария и о врача Демокеда; о войне персов с самосцями, подвиг Зопіра и повторное завоевание Вавилона.

Четвертая книга («Мельпомена»), первая половина которой важна для истории Восточной Европы дослов'янської эпохи,- о скифах и их страну, разные версии происхождения скифов, соседние с ними племена. Подается географическое описание Азии и Европы. Рассказывается об уголовном экспедицию Дария против скифов и обычаи тавров, агафирсов, невров, андрофагів, меланхленов (меланхлайнів), будинов, савроматов, о продвижение персов в Скифии. Далее о остров Теру и колонизацию Ливии; о походе персов в Ливию; о племена Ливии, про осаду и взятие города Барки.

Пятая книга («Терпсихора») повествует о завоевании персами фракийских земель, восстание против персов малоазийских ионийцев, получения и разрушения Сардів. О помощи афинян и спартанцев іонійцям. Отступление от рассказа, в котором речь идет об истории Афин и Спарты. Опять про восстание ионийцев и о смерти милетского тирана Арістагора.

В шестой книге («Эрато») речь идет об укрощении восстания ионийцев и завоевания Ионии; о поход персов на Элладу; о битве при Марафоне и первый успех эллинов в войне с персами.

Седьмая книга («Полімнія») о продлении Ксерксового похода на Элладу. Подробное описание битвы при Фермопилах, поражение эллинов, персы разрушают Афины.

В восьмой книге («Урания») о морские сражения при Артемисии, о решительной победе эллинов над персами в морском сражении при острове Саламине. Конец первого года греко-персидской войны.

Книга девятая («Каллиопа») о возвращении Ксеркса в Азию; о постыдные дела в царской семье, об убийстве Ксерксового брата Масіста; о поражении персов в битве при Платеях и в морской битве при Мікалі. Эта книга заканчивается рассказом об осаде и получения эллинами города Сеста (в 479 г. до н. есть.).

Известно, что этим событием не закончилась война спартансько-афинской коалиции против персидского государства и, очевидно, Геродот намеревался рассказать и о дальнейших событиях этой войны, но что-то стало ему помешать. Интересные соображения относительно композиции Геродотових «Историй» выразил в своей статье акад. М. Л. Гаспаров: «Неполнота и симметрия в " Истории Геродота» (ВДИ.- Вып. 2, 1989.- С. 117-122). Вслед за другими исследователями М. Л. Гаспаров признает Геродотів сочинение по незаконченный и доводом этого считает его композицию, в которой можно видеть первую часть рассказа, его центральную часть и отсутствие последней, где должна была быть рассказ о победе Кимона при Еврімедонті в Малой Азии в 469 г. до н. е. и о катастрофической экспедиции афинян в Египет на поддержку восстания египтян против персов. Естественно, что Геродот дожил до окончания военных действий между Элладой и Персией (в 449 г. до н. есть.) и мог бы написать об этом в своем произведении.

Здесь нет места для подробной критики сведений Геродота, которому, несмотря на все неточности и несуразности, мы многим обязаны и это перевешивает его недостатки. О некоторые недостатки и недоразумения говорится в примечаниях к тексту.

Еще следует сказать о специфические трудности, поскольку речь идет о [10] перевод древнегреческого произведения на современный украинский язык и это первый, насколько мы знаем, полный перевод. В нем конечно, пришлось решать сложную задачу передачи средствами нашего языка древнегреческих имен собственных и названий.

Прежде всего о фонетике. Понятно, что между звуковым составом древнегреческого и современного украинского языка есть довольно значительная разница. Относительно гласных оставляем в стороне существования в греческом языке долгих и кратких гласных, но не можем не остановиться на передачи дифтонгов. Традиционно у нас все дифтонги превращали в монофтонги и этим «обезбарвлювали» древнегреческий вокалізм. Итак, вместо дифтонга ай было есть: Айгіна>Эгина, вместо эй>и: Пейсістратос>Писистрат, вместо ой>е: Ойдіпус>Эдип; вместо ау>ав: Аутоноос>Автоной, вместо еу>ев: Еуріпос>Евріп. И здесь следует учесть йотацію этого дифтонгу в начальной позиции: Европа, а не Европа), дифтонг оу в соответствии с греческим произношением передается как в: Оураніа>Урания.

Греческие гласные е (эпсилон) и т) (ета) приходится передавать все равно через наше есть: Еетіон (ета-)-эпсилон). Не можно средствами нашего письма передать разницу между греческими и (iota) и гз (іпсілон) и они передаются через наше и: Індос (река)>Инд, Кирос (условно Кюрос)>Корь. Так же нет у нас разницы между о (омикрон) и ш (омега): Ольбиа>Ольвия и Океанос (в начале омега) > Океан.

Сложное дело с передачей древнегреческого консонантизму (согласных). Проще всего с такими буквами как дельта, каппа, ламбда, мю, ню, кси, пи, ро, сигма, тау, пси, которые передаются через наши: д, к, л, м, н, кс, п, р, с, т, пс. Букву бета последовательно было бы передавать нашим а: Будіной>Будины, но по традиции в некоторых именах и названиях закреплено в: Ольвия вместо Ольбия. Хуже всего с буквой гамма, что соответствует латинскому § (змичному, а не щілинному в). Мы передаем его везде за наше г (щелевое), но таким образом не приходится различать начальный сильный («густой») придих и те случаи, когда речь идет о букву гамма, напр., Гера, Гермес, Гефайстос (-Гефест) - имена с начальным сильным придыханием (г-Ь): Гелонос (-Гелон), Геррос (-Герр), Гнурос (-Гнур), т.е. имена с начальной буквой гамма(-§). Букву зета (г) традиционно передаем через наше с: Зевс, Зефірос (-зефир), Зопірос (-Зопір). Буквы фи и хи, несмотря на то, что это были придихові глухие змичні (сп, кп) передаются по их современным произношением, как ф и х: Фойнікес (-финикийцы). Херсонесос (-Херсонес). Трудности были и с передачей буквы тзта ( #). Она у нас передается или как ф: Атенай> Афины, Тебай>Фивы, Темістоклес>Фемистокл, или как т: Тесевс>Тесей, Тера>Тера, Трасібу-лос>Трасібул. Последовательную передачу здесь нарушает прочная традиция. Когда названия греческих городов в учебниках истории и географии читаются как Афины, Фивы, Коринф, то должны так их писать.

Есть трудности и с морфологией или, собственно говоря, с приспособлением (адаптацией) греческих собственных имен и названий с современными нормами нашего языка. По традиции надо было отсекать окончания именительного падеже имен и названий (преимущественно мужского рода, напр., Арістодемос>Аристодем, Періандрос>Періандр, Кіпселос>Кіпсел, Гераклес>Геракл, Мільтіадес>Мильтиад, Ксерксес>Ксеркс. Окончание-ос в именительном падеже [11] остается в названиях островов (Самос, Лесбос, Хиос и т.д.), конечно, за исключением названия Кипр (а не Кіпрос). В именах и названиях с окончанием в именительном падеже - ис (iota - сигма и іпсілон - сигма) здесь используется вместо него окончание-ой и соответственно спрягаются эти имена и названия. Итак, Амасис, а не Амасис, Галлий, а не Галис (хоть было использовано в гекзаметричному оракуле и такую форму). Традиционно передано здесь такие названия, как Эллада, вместо Геллада, эллины, вместо еллины, Елена вместо Гелена, илоты вместо гейлоти, Лакедемония вместо Лакедаймон, Ахеменіди вместо Ахайменіди, Фемистокл вместо Темістокл. По имени мифического героя (Ахіллевс), то считалось, что лучше передавать его как Ахиллес, чем очень искаженное Азілл (с латинского формы Achilles). Имена с греческим окончанием - эвс имеют у нас окончание-ей: Одиссей, Персей, Тесей.

Трудности есть и в передаче так называемых исторических реалий.

Там, где у Геродота есть название «тюранос», в нас уживается тиран, хотя, конечно, у древних греков она не имела современного содержания: тиран у них просто єдинодержавний властелин. Древнегреческий название «басілевс» принято переводить нашим словом царь, хотя следовало бы нарушить эту традицию и употреблять взамен басілей. Геродот называет одинаково греческих и персидских военачальников стратегами и это везде введено и в перевод. Греческие «теменос» переводится как «священная округа», «гіерон» (у Геродота - гироном), как «святилище», наос - как «храм», адютон - как - «священный покой» (т.е. покой в храме, доступный только для жрецов), греческое «мантейон» - как «пророческое святилище». Без перевода остаются такие термины, как пританейон, триера, наварх, проксен, ойкіст (пояснения в примечаниях к соответствующим местам в тексте). Конечно, в основном остаются без перевода меры пространства и веса (объяснение также в примечаниях).

Следует обратить внимание читателей на особенность этого перевода. Геродотова проза, очевидно, очень близка к устной речи его времени: хотя сам Геродот происходил из дорійсько-карійського Галикарнасса, большую часть своей жизни он провел в ионийском окружении и среди родственных іонійцями афинян. Его проза отражает все особенности непринужденной разговорной речи. Для нее характерны частые повторения, определенные нечистоплотности с точки зрения литературных норм, незважання на «сказанное выше» и т.д. В предлагаемом переводе не было стремление устранить названные характерные черты Геродотовой языка. Основной установкой переводчика было точно передать этот «колоквіальний» стиль оригинала, даже как бы это стремление могло вызвать недовольство наших пуристов. Переводчик старался избегать любых архаизмов и «ксенізмів» (их называли еще варваризмами) и одновременно не очень модернизировать Геродотову язык. Насколько это ему удалось сделать, скажут наши читатели и критики. По словам римского консула, который оставлял свою должность: «feci quod portui (я сделал то, что мог). Хорошо будет, если среди многих переводов Геродота разными языками окажется еще и перевод на украинском языке.

В основу этого перевода было положено издание Геродотового [12] текста Herodoti Historiarum libri IX, edidit Henr. Rudolph Dietsch, editio altera, curavit H. Kallenberg, vol. I et II, Lipsiae, 1898, 1898.

Лучшим изданием Геродотових «Историй» о достоверности текста есть теперь Herodotus. Historiae, vol. I, Libri I-IV, ed. H.B. Rosén (Jerusalem). Teubner, Lipsiae, 1987.

Лучший перевод на русский язык и подробные комментарии к «Скифского логоса» есть в книге: Доватур А. И., Каллистов А. П., Шишова И. А. Народы нашей страны в «Истории» Геродота». Тексты, перевод, комментарии.- М., 1982.

Из других полных переводов следует упомянуть: Мищенко Ф. Г. Геродот. История в девяти книгах.- Т. 1.- М., 1885; Т. 2.- М, 1888; Геродот. История в девяти книгах, перевод и примечания Г. А. Стратановского под общей редакцией С. Л. Утченко, редактор перевода Н. А. Мещерской.- Л., 1972 с вступительной статьей В. Г. Боруховича «Научное и литературное значение труда Геродота».

О произведении Геродота рекомендуем прочитать еще такую литературу на русском языке: Доватур А. Ы. Повествовательный и научный стиль Геродота.- Л., 1957; Лурье СЯ. Геродот.- М; Л., 1947. Из научной литературы о скифах и Скифии можно вспомнить: Граков Б. Н. Скифы.- К., 1947; его же: Скифы. Научно-популярный очерк.- М., 1971; Дискуссионные проблемы отечественной скифологии. // Народы Азии и Африки.- М., 1980; Жебелев С.А. Скифский рассказ Геродота://Северное Причерноморье. Сб. статей.-М.; Л., 1953; Нейхардт А. А. Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии.- «Наука».- Л., 1982; Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия. Историко-географический анализ.- М, 1979.

А. Белецкий

Здесь изложение исследования Турійця Геродота, проведенного для того, чтобы сделанное людьми со временем не забылось и чтобы великие и изумительные деяния как греков, так и варваров не остались неизвестными и, в частности, чтобы выяснить, почему они воевали между собой.

1. Итак, персидские ученые говорят, что финикийцы подали повод к этой вражды, потому что они, прибыв на это море(1) и поселившись в этой стране, где и сейчас живут, начали сразу прибегать к дальним морским путешествиям, перевозя товары из Египта, Ассирии и других стран. Они доплыли также к Аргоса, который на то время был самой значительной страной среди тех, что ныне называются Элладой. Итак, когда финикийцы прибыли туда, выгрузили и продали почти все свои товары, на пятый или на шестой день на берег прибежала толпа разных женщин и среди них царская дочь, имя которой по преданию эллинов было Ио(2), Інахова дочь. Они взошли на корабль и начали скупать все, что каждому пришлось по нраву из тех товаров. Сначала финикийцы поощряли их, а затем набросились на них. Большинство женщин убежали, а Ио вместе с другими было захвачено. Разместив их на корабли, финикияне отплыли в Египет.

2. Так, рассказывают персы, Ио оказалась в Египте, но эллины предлагают иную версию. Это стало первой причиной вражды. Позже кто-то из эллинов (имен их не называют), прибыв в Финикии в город Тир, похитил цареву дочь Европу(1). Возможно, это были критяне. С тех пор и те и другие оказались одинаково виновными в похищениях. После этого уже эллины совершили еще одну несправедливость. Они на длинном корабле приплыли к Аи(2). в Колхиде и на реку Фасіс, и там, починив все, для чего они туда прибыли, похитили цареву дочь Медею. Царь колхів послал к Эллады вестника, чтобы тот потребовал возмещения за угон и вернул бы дочку. На это эллины ответили ему, что те не вернули им аргійку Ио и не возместили их за похищение, значит и они не дадут им ничего.

3. Во втором поколении после этого(1) Александр Пріамів сын, услышав о таком, захотел получить себе жену в Элладе за похищение, зная, что тех, которые до него похищали женщин, не было наказано. Итак, когда он похитил Елену, эллины решили сначала послать вестников с требованием вернуть Елену и возместить угон. Однако, когда они обратились с этими требованиями, то троянцы сослались на похищении Медеи, что эллины не возместили за это и не вернули Медею, как от них требовали, и пусть теперь они требуют возмещения не от них.

4. Так до этого речь шла только о похищении женщин от тех и от других, но после этого провинились далеко больше именно эллины, ибо они начали воевать против Азии, чем те, что воевали против Европы. Итак, похищать женщин считается теперь за дело преступных мужчин, но обращать внимание на похищение женщин и желать отомстить - это так ведут себя глупые мужчины, а умные относятся к этому равнодушно, потому что если бы женщины не хотели, то их и не похищали бы. Говорят, что на похищение женщин из Азии(1) персы не обращают внимания, а эллины с Лакедемонії(2) через женщину снарядили большой флот в Азии и уничтожили Пріамову государство. После этого персы стали считать все эллинское для себя враждебным. Итак, Азию и все племена, что ее залюднюють, персы считают своим владением, а Европу и Элладу отделяют от себя.

5. Так оно случилось, как рассказывают персы, через что у них возникло после взятия Илиона враждебное отношение к эллинам. Что касается Ио, то с персами не соглашаются финикийцы. Они говорят, что речь не шла о похищении Ио и перевозки ее в Египет, но что она в Аргосе сблизилась с владельцем корабля и когда она поняла, что забеременела, стесняясь родителей, добровольно уплыла с финикийцами, чтобы ее беременность не стала известной.

Вот такое рассказывают персы и финикийцы. Как на меня, то я не могу сказать, так оно было или иначе. Я знаю только о того, кто первый нанес бедствия эллинам и о нем я дальше расскажу, одинаково описывая малые и большие города людей. Итак, те из них, что когда-то были большие(1), много таких стали малыми, а те, что с моих времен были большими, перед тем были малыми. Я знаю, что благосостояние людей никогда не бывает длительным (2), упомяну и о тех и о других.

6. Крез был лідієць, сын Аліатта, тиран(1) народов на западе от реки Галис (2), что течет с юга в странах сирийцев (3) и пафлагонів и впадает на севере в море, которое называется Евксіном. Этот Крез, первый из варваров, которых мы знаем, заставил часть эллинов выплачивать ему дань, а с другими подружился. Покорил он ионийцев, еолійців и дорийцев, Что живут в Азии, а дружил с лакедемонянами. До владычества Креза все эллины были свободны. Кіммерійське войско напало на Ионию, а это было еще до Креза, не повлекло разрушение городов, а лишь следствие нападения ограбление.

7. Следовательно, власть от Гераклидов(1), к роду которых принадлежал Крез, перешла к тем, которых называют Мермнадами. Кандавл (2), который эллины называют Мірсілом, был тираном в сардийской церкви, потомок Алкея сына Геракла. Агрон, сын Нина, сына Бела, сына Алкея, был первым из Гераклидов, который стал царем в сардийской церкви, а Кандавл, сын Мірса, был там последним. Перед Агроном в этой стране царствовали потомки Лида, сына Атия, от которого получила название Лидия, а до того она называлась Меонія. От этих потомков Геракліди получили власть как божественный приговор и царствовали там на протяжении двадцати двух поколений(3), пятьсот пять лет так, что сыновья наследовали власть от родителей вплоть до Кандавла, сына Мірса.

8. Следовательно, этот Кандавл очень любил свою жену и считал ее найвродли-вішою от всех других. Исполненный такого чувства, он обратился к своему любимому охранника Гига(1), сына Даскіла, а этом Гігові он рассказывал про свои важные дела, и начал восхвалять ему красоту своей женщины. Не прошло много времени, как с Кандавлом произошла беда. Он сказал Гігові такое: «Гиге, мне кажется, что ты мне не очень веришь, когда я говорю о красоте моей жены (потому что уши не вызывают у людей такого доверия, как глаза), так вот попробуй увидеть ее голую». Тот, растерянный, ответил ему: - «Владарю мой, что это ты мне такое неприличное говоришь, приказывая мне увидеть мою повелительницу голой? - Когда женщина снимает рубашку, то вместе с ней она снимает и свою застенчивость. Уже давно люди открыли для себя мудрые наставления, что ими надо руководствоваться. Одна из этих установок такова, что надо смотреть на то, что тебе принадлежит. Конечно, я верю, что она прекраснее всех женщин. Прошу тебя, не требуй от меня чего-то недостойного».

9. Так говоря, он опасался, чтобы с ним не случилось какой-либо беды. Но Кандавл настаивал на своем: «Смелее Гиге, не бойся меня, будто я так говорю, испытывая тебя, ни моей жены, ведь ей от этого не будет никакого вреда. Прежде всего я придумаю такое, что она не будет знать, что ты ее увидишь. Я тебя поставлю за открытой дверью той комнаты, где мы спим. После того, как я туда зайду, сразу вслед за мной зайдет и она туда. Там у входа стоит кресло. На него она кладет одно по одному все свои наряды, раздеваясь, и ты спокойно сможешь ее рассмотреть. Когда же она с кресла перейдет к кровати и вернется к тебе спиной, тогда постарайся как-то отойти от двери так, чтобы она тебя не увидела».

10. Наконец Гиг, не имея возможности отказаться, согласился. Кандавл, когда пришло время идти к кровати, провел Гига в комнату и после того сразу пришла и его жена. Как она вошла и положила свою одежду, Гиг ее увидел. Когда она повернулась к нему спиной, ложась в кровать, он поспешил удалиться, но женщина увидела, как он выходил. Она поняла, что это устроил ее муж, но не вскрикнула от стыда и будто не заметила этого, задумав наказать Кандавла. Надо сказать, что в лидийцев, как почти и во всех других варваров, даже и мужа увидеть голым - это большой стыд.

11. Тогда она, ничего не сказав, сохраняла спокойствие. Как только рассвело, она позвала(1) к себе самых преданных ей слуг и пригласила Гига. Он не підозрівав даже, что она знает, что произошло, и пришел на приглашение, так и перед тем часто так бывало, когда она его приглашала, он приходил. Как только он зашел, женщина обратилась к нему так: «Теперь перед тобой, Гиге, два пути, я даю тебе возможность выбирать, каким ты пойдешь: - или ты убьешь Кандавла и будешь меня за жену, а также власть над всеми лідійцями, или тебе сразу придется умереть, чтобы ты впредь не во всем слушался Кандавла и не видел того, что тебе не надо видеть. Следовательно, или тот, кто это устроил должен погибнуть, или тот, кто увидел меня голой и совершил недозволенное». Гиг некоторое время удивлялся тому, что она ему сказала, а впоследствии стал просить освободить его от такого выбора. Однако, он не смог уговорить царицу... и вынужден был встать перед необходимостью или убить своего властелина, или самому быть убитым от других. Он предпочитал лучше самому остаться живым. Наконец он спросил ее, говоря так: «Поскольку ты заставляешь меня убить моего властелина, хоть я этого и не хочу, скажи мне, каким образом мы можем это сделать».- Она так ответила на его вопрос: - «С того самого места ты нападеш на него, из которого он показал тебе меня голой, а нападение на него будет тогда, когда он уснет».

12. Когда они подготовили все для своей заговора и наступила ночь (потому Гиг уже не колебался, не было у него другого выхода или самому погибнуть, или потерять Кандавла) Гиг пошел за женщиной в комнату. Она дала ему кинжал и спрятала его за дверью. Когда Кандавл заснул, Гиг вышел из укрытия и убил его и вследствие этого получил и жену и царство(1). О нем вспомнил и Архилох (2) из Пароса в своих ямбічних триметрах, который жил именно в то время.

13. Гиг обнял царскую власть и его право на нее подтвердил дельфийский оракул. Поскольку лидийцы были возмущены гибелью Кандавла и уже взялись за оружие, сторонники Гига и остальные лидийцев согласились, когда уже оракул назначил его быть царем лидийцев, пусть он царствует, а если нет, то они вернут власть Гераклідам. Следовательно, такой был оракул и Гиг стал царем лидийцев. Так сказала Пифия, что еще будет месть за Гераклидов на пятом потомке Гига. На эти слова лидийцы и их цари не обратили внимания, пока это предсказание не оправдалось.

14. Таким образом Мермнади завоевали себе власть, устранив Гераклидов, а Гиг, став тираном, послал в Дельфы немало пожертвований(1). Кроме серебряных вещей, большинство которых находится в Дельфах, кроме серебра много золотых вещей он пожертвовал туда, среди которых стоит упомянуть шесть золотых кратеров. Они хранятся в сокровищнице корінфян и имеют вес в тридцать талантов. Точнее говоря - это собственно не клад самих корінфян, а Кіпсела, сына Еетіона. Этот Гиг первый среди варваров сделал пожертвования после Мидаса, сына Гордия, царя Фригии. Мидас также пожертвовал царский трон, на котором он сидел, когда творил суд, вещь достойная внимания. Этот трон стоит там же, где и Гігові кратеры. Эти самые золотые и серебряные вещи, что их пожертвовал Гиг в Дельфах, называются Гігадами, от имени того, кто их пожертвовал.

Гиг, когда он начал властвовать, напал с войском на Милет и Смирну и захватил нижний город Колофона. Но вообще он не сделал ничего значительного, процарствовав тридцать восемь лет. Итак, мы, вспомнив об этом, больше не будем уделять ему внимания, а вспомним о Ар-действие, который царствовал после Гига.

15. Ардій получил Пріену и напал на Милет. Во время его властвования в сардийской церкви киммерийцы(1), изгнаны кочевниками скифами (2) из их страны, пришли в Азию и захватили город Сарды за исключением его акрополя.

16. После Ардія, который царствовал сорок девять лет, начал властвовать Садіатт, сын Ардія, и был царем в течение двенадцати лет. Он воевал против Кіаксара, потомка Деіока, и против персов, выгнал из Азии киммерийцев, завоевал Смирну(1), основанную жителями Колофона, напал на Клазомени. Но здесь он действовал не так успешно, как хотел, и потерпел жестокое поражение.

17. Другие его наиболее достойные внимания действия, когда он властвовал, такие: он воевал против мілетян, продолжая войну, ее начал его отец. А он вел осаду Милета в такой способ. Когда на полях поспевали урожаи всевозможных плодов, он вел на приступ свои війська. их поход сопровождался звуками сиринг и мужских и женских флейт(1). Когда он приходил в страны мілетян, то строения, что были за пределами города, он не разрушал и не поджигал и дверь не взламывал, но оставлял все в этой стране, как оно было там, а после того он срывал с деревьев все плоды, знимав в полях урожаи и возвращался к себе. На море милетяне были настолько сильными, что лідійське войско не могло оттуда напасть на них. Сельские хижины не разрушал Лідієць, поскольку милетяне из них выходили, чтобы сеять и работать в полях, и таким образом в результате их труда он мог во время приступов собирать их урожаи.

18. Так поступая, он воевал с ними одиннадцать лет, в течение которых милетяне потерпели два крупных бедствия, одно на их собственной земле в Ліменейоні, а второе, во время битвы на равнине Меандра. Итак, в течение шести лет с двенадцати лет правления Лидии Садіатта, сына Ардія, он уторгався с войском в страну мілетян. Каждый раз он был зачинщиком войны, а в течение пяти лет после этих шести Аліатт, сын Садіатта, не прекращал воевать, как я уже сказал, продолжая начатую отцом войну с еще большим рвением. А мілетянам никто из ионийцев не подавал помощи, кроме хіосців(1), которые такую помощь имели в свое время от мілетян, потому что они помогали хіосцям в их войне с ерітрейцями.

19. На двенадцатый год войны, когда посевы в полях было подожжено войском, произошло то, о чем здесь пойдет речь. Скоро пламя охватило посевы, сильный ветер перенес его в храм Афины, который назывался Ассе-сійським. Так охвачен пожаром храм сгорел до конца. В то время На это не обратили внимания. После похода, прибыв к Сард, Аліатт заболел. Поскольку его болезнь затянулась, он послал в Дельфы послов, или это ему кто-то посоветовал, или он сам это решил, узнать от бога о причине болезни. Когда они прибыли в Дельфы, Пифия отказалась дать им оракул, пока они не отстроят храм Афины, уничтоженный пожаром в стране мілетян в городе Ассес.

20. Я слышал об этом в Дельфах, что так оно и было. Милетяне добавляют к этому еще и такое: в Періандра(1), сына Кіпсела, ближайшим приятелем был Трасібул, на то время милетский тиран. Скоро он узнал о оракул, что его Пифия дала Аліаттові, он послал вестника к Милета, чтобы Трасібул мог соответственно действовать.

21. Тем временем Аліатт, уведомлен о оракул, немедленно послал вестника к Милета, желая заключить перемирие с Трасібулом и с мілетя-нами на то время, что потребуется для восстановления храма. Вестник прибыл к Милета, а Трасібул заранее хорошо сообщенный, и зная, что Аліатт будет делать, придумал следующее: он приказал принести на агору весь хлеб , что был в городе, а также его собственный, и предупредил мілетян, чтобы они по данному им сигналу начали все пить и ходить в городе поя и развлекаясь.

22. Это сделал Трасібул и дал приказ,- когда придет вестник из Сард, чтобы он увидел большой сугроб хлеба и людей веселых и довольных и известил об этом Аліаттові. Так оно и случилось. Увидев такое, вестник передал поручение лидийского царя Трасібулові и вернулся в Сарды, как я узнал, перемирие было составлено именно по этой причине. Аліатт надеялся, что в Милете была большая нехватка хлеба и народ был крайне истощен, но вестник, вернувшись из Милета, рассказал ему совсем противоположное тому, что он себе представлял. Когда перемирие было составлено и они стали друзьями и союзниками, Аліатт окончательно выздоровел и приказал построить в Ассесі два новых храма. Так оно было во время войны Аліатта против мілетян и Трасібула.

23. Періандр был сыном Кіпсела, это он сообщил Трасібула о оракул. Он властвовал в Коринфе. Корінфяни рассказывают (и лесбійці с ними согласны), что во время его жизни произошло великое чудо: метімнійця Ариона(1) дельфины вынесли из моря на мыс Тенар. Он был несравнимым на то время кіфаредом и он первый среди людей, которых мы знаем, составил дифирамб (2) и так назвал его и прославился в Коринфе.

24. Об этом Ариона рассказывают, что он долгое время находился в Періандра, но захотел плыть в Италию и на Сицилию, желая заработать там много денег, а потом вернуться в Коринф. Следовательно, он отплыл из Тарента и, не имея доверия ни к кому, кроме самих корінфян, он нанял коринфский корабль, но в открытом море моряки задумали выкинуть его из корабля и захватить деньги. Арион, поняв их намерение, начал просить их забрать его деньги и оставить его живым. Но ему не повезло уговорить их и моряки приказали ему или покончить жизнь самоубийством, чтобы они похоронили его на суше, или как можно быстрее прыгнуть в море. Поскольку они поставили Ариона перед таким выбором и такое было их окончательное решение, он попросил их разрешить ему в парадном наряде встать на верхней палубе и спеть, а пропев он сам прыгнет в море. Тогда им захотелось, когда уже была такая возможность, послушать лучшего среди людей певца и они все перешли с кормы на середину корабля. Он оделся в свое парадное одеяние и, взяв кифару, встал на верхней палубе, пропел прямой ном , а когда его закончил, как он был в своем наряде, бросился в море. Тем временем они отплыли в Коринф, а его, как рассказывают, подхватил дельфин (2) и перенес на Тенар. Сойдя на землю, он направился в Коринф в своем парадном наряде и рассказал обо всем, что с ним произошло. Періандр отнесся с недоверием к его словам, отдал его под стражу и приказал следить за ним, ожидая возвращения моряков. Когда же они прибыли, он позвал их и приказал рассказать о Ариона. Они сказали, Что он жив и здоров был в Италии и они оставили его в хорошем состоянии в Таренті. Тогда перед ними появился Арион таким, каким он был, прыгнув в море. Растерянные, они должны были признать свое преступление, не могут больше отрицать его. Вот что рассказывают корінфяни и лесбосці. Арион же поставил в области тенара в благодарность богу бронзовое изображение небольших размеров - дельфин и на нем человек.

25. Аліатт, лидийский властелин, который воевал против мілетян, умер, провладарювавши пятьдесят семь лет. Когда он выздоровел, второй из своей династии пожертвовал в Дельфы большой серебряный кратер(1) на железной подпоре, мастерски спаянный. Это наиболее достойное внимания среди других пожертвований в Дельфах произведение хіосця Главка, который первый из людей изобрел искусство паять железо.

26. Когда Аліатт умер, власть унаследовал Крез, Аліаттів сын, которому тогда было тридцать пять лет. Он напал на ефесців, первых среди эллинов. Тогда осажденные им ефесці посвятили свой город Артемиде, связав храм кодолой из города муром(1), а между старым городом, его тогда в осаде, и храмом расстояние было в семь стадий длиной. Сначала против них выступил Крез, а впоследствии выступал по очереди против ионийцев и еолійців, каждый раз придумывая для всех какой-то повод, для одних ссылаясь на то важнее, а для других даже на что-то совсем ничтожное.

27. Когда он так покорил всех эллинов, обитавших в Азии, он заставил их выплачивать ему дань. После того он решил строить корабли с намерением напасть на островитян. Когда уже все было подготовлено для кораблестроения, то за переводом одних Біант с Пріени, а по рассказам других Питтак из Митилены(1), отвечая Крезу на вопрос, что там нового в Элладе, услышав ответ, прекратил постройки кораблей: «Владарю, островитяне готовят многочисленную конницу, ибо задумали выступить с войной против Сард и против тебя». Такое услышав, Крез подумал, что тот говорит ему правду, и сказал: «Если бы боги внушили такую мысль островитянам, напасть на сыновей лидийцев со своей конницей!». А тот в ответ ему: «О царь! Кажется, что ты очень хотел бы встретить конных островитян на суше и ты прав, а разве ты не думаешь, что они, узнав о твоем кораблестроения, охотно встретят лидийцев на море, желая отомстить тебе за всех эллинов на суше, которых ты приневолив».-Такой ответ очень понравилась царю, он нашел ее очень остроумной и прекратил кораблестроения. После этого он подружился со всеми іонійцями, что живут на островах.

28. С бегом времени он покорил почти все народы, которые жили по эту сторону реки Галия, за исключением кілікійців и ликийцев, а именно лидийцев, фригийцев, місійців, маріандінів, халібів, пафлагонів, фракийцев, тинов и бітінів, каров, ионийцев, дорийцев, еолійців, памфілійців(1).

29. Итак, когда Крез всех их покорил и присоединил к лидийского царства(1) и Сарды прославились своим богатством, стали прибывать туда из Эллады всякие мудрецы(2), что были там в то время, каждый из которых по тому или иному поводу. Среди них был и афинянин Солон, который установил для афинян законы, а потом уехал и отсутствовал в течение десяти лет, под предлогом осмотра чужих краев, чтобы ни один из законов, которые он установил, не был нарушен. Афиняне не могли их нарушить, ибо торжественно клялись жить на основе законов, установленных для них Солоном в течение десяти лет. Вот по какой причине Солон (3) уехал из Афин, но он также желал осмотреть чужие края. Он прибыл в Египет к царю Амасія и в Сарды к Креза. Прибыв туда, его принял Крез В царском дворце. На третий или четвертый день по приказу Креза слуги повели Соленая до царской казны и показали ему все, что там было - большие и богатейшие сокровища. Когда он осмотрел все и разглядел, имея для этого достаточно времени, Крез сказал ему; «Дорогой мой афінянине, до нас дошли определенные слухи о твоей мудрости и о твои странствия, твое стремление к приобретению знаний и твое любопытство заставили тебя посетить много краев, следовательно, у меня возникло желание спросить у тебя, не видел ли ты там где-то кого-то еще счастливее от меня?» - Так он спросил, думая, что он самый счастливый своим богатством среди всех людей. Однако Солон, не догадываясь об этом, со всей искренностью ответил ему: «Да, владарю, таким я считаю афінянина Телла». Крез удивлен таким ответом, поспешно спросил его: «А почему именно ты считаешь Телла самым счастливым?» - Солон ответил так: Теллове город было вполне счастливое и его сыновья были добрые и хорошие и он увидел, что у них всех были дети и все они выжили, а для жизни были у него достатки, и закончил он его, как мы считаем, самое блестящее: когда афиняне вступили в битву со своими соседями в Элевсине, он помог им и заставил бежать врагов и умер как нельзя лучше. Афиняне похоронили его за государственные средства на том месте, где он погиб в битве и отдали ему должное.

31. Восхваляя счастливую судьбу Телла, Солон так заинтересовал Креза, что тот вновь спросил его, он видел еще кого-то, кроме Телла, настолько счастливой, думая, что Солон назовет теперь его. Но тот сказал: - «Это Клеобій и Битон. Они были аргосцями и имели достаток для жизни, а кроме того, они были очень сильными и оба получили награду за победу в соревнованиях. О них рассказывают такое. В Аргосе проходил праздник в честь богини Геры(1), и их матери надо было ехать на телеге до святилища, а волы не прибыли своевременно с пастбища. Надо было спешить „ и юноши запряглись и повезли телегу, а на телеге поехала их мать. А расстояние там было сорок пять стадий. Так они доехали до святилища. Вот они сделали на глазах всех, что там справляли праздник и достигли лучшего в своей жизни. На их примере божество доказало, что для человека лучше умереть, чем жить. Аргосцы, которые там были, восхваляли силу юношей, а их женщины превозносили их мать за то, что она воспитала таких детей, а их мать вне себя от радости и похвал, стоя перед статуей богини, умоляла ее, чтобы та дала ее детям Клеобію и Бітонові, которые так доблестно почтили ее, лучшее, что богиня может дать человеку. После этой молитвы, жертвоприношения и пиршества юноши легли спать в святилище и не проснулись, но нашли там свою кончину. Аргосцы сделали их изображения в Дельфах, как достойнейших из людей.

32. Итак, Солон отвел им второе место по счастью среди людей, а Крез сказал в гневе: - «Что же, друг афінянине, ты мои богатства считаешь настолько ничтожны, что ставишь их рядом с счастьем рядовых людей?» - А тот ответил: «Ой, Крезе, я знаю, что божество бывает завистливым и склонным делать горести, а ты меня спрашиваешь про всякие человеческие дела. На протяжении человеческой жизни случается видеть такое, чего совсем себе не желаешь, много приходится и страдать. Я считаю конец человеческой жизни семьдесят лет. Эти семьдесят лет составляют двадцать пять тысяч двести дней, без вставного месяца. Если каждый второй год увеличить на один месяц, чтобы поры года совпадали с надлежащей датой, то на семьдесят лет(1) вставных месяцев окажется тридцать пять, то есть это будет тысяча пятьдесят дней. Из всех этих дней в семидесяти годах, а их всего двадцать шесть тысяч двести пятьдесят, ни один из них не похож на другой и никогда не приносит того, что другой. Итак, Крезе, каждый человек - это дело случая. Ты кажешься мне очень богатым и царем над многими людьми, но назвать тебя также счастливым, я смогу только тогда, когда узнаю, что ты счастливо закончил свою жизнь. Ведь очень богат не является счастливее от того, кто перебивается со дня на день, если богатому не будет судиться, имея все блага, счастливо закончить свою жизнь. Бывает так, что необыкновенно богатые люди совсем несчастные, а люди ограничены в достатке - счастливы. Очень богатый, но несчастливый преобладает счастливой, но бедной только в двух отношениях, а счастливый имеет преимущество перед несчастным богатым во многих отношениях. Если первый может осуществить свое желание и перенести какое-то большое несчастье, которое может с ним случиться, то второй имеет такое преимущество перед первым, потому что не может осуществлять свои желания и переносить беду, как первый, но он защищен от него своим счастьем, не имеет слабости, не имеет болезней, не страдает от бедствия, у него хорошие дети, у него хороший вид. Когда же он и жизнь свою хорошо заканчивает, это именно такой, которого ты ищешь, он достоин называться счастливым, но прежде чем умрет, воздержись называть его счастливым, названия лучше везучим. Просто невозможно, будучи человеком, иметь все то, о чем я сказал, ни одна страна не может все это обеспечить. Если она имеет какую-то одну вещь, в ней нет другой, а та, что имеет больше нужных вещей, является лучшей. Так и человеческое тело не может существовать, имея все в себе: что-то есть в нем, а что-то ему не хватает. Кто имеет для себя больше, а потом приятно заканчивает свою жизнь, то, по моему мнению, царю мой, справедливо может называться счастливым. Следует прежде всего учитывать то, как человек заканчивает жизнь, ибо многим дает бог счастья, а потом бросает их кубарем в беду».

33. Такая Солонова речь не пришлась по душе Крезу. Не считая ее достойной внимания, Крез распрощался с ним, уверен в том, что неблагоразумно пренебрегать тем, что ты имеешь, и лишь учитывать то, чем все это закончится.

34. После того, как Солон удалился, божество жестоко наказало Креза, как я думаю, за то, что он считал себя за самого счастливого человека на свете. Вскоре он увидел сон, в котором ему было показано несчастье, которое постигнет его сына. У Креза было двое сыновей. Один из них был не в полном здравии, потому что был совсем глухой, а второй далеко превосходил во всем своих перевесників. Имя ему было Атій(1). Именно об этом Атия предсказал Крезу сон, что Атій погибнет, пронзен железным острием. Когда он проснулся, то дал себе слово, боясь, как бы сон не оправдался, и поспешил найти для сына женщину. Поскольку его сын обычно становился во время войны по главе лидийского войска, он запретил ему выступать, дротики и копья и все, что люди используют на войне, приказал вынести из андрону; перенести их в кладовых, чтобы ничто из подвешенного на стенах не упало на его сына.

35. Когда уже приближалось сыны свадьбы, пришел в Сарды преследуемый своим несчастьем мужчина с запятнанными убийством руками, с происхождения фрігієць и царского рода. Прибыв к Крезового дворца, согласно местным законам, он попросил очистить его от убийства и Крез его очистил. Очистка в лидийцев происходит так же, как и у эллинов. После того, как Крез сделал все должное, он спросил пришельца, кто он такой, сказав: «Чужаку, кто ты и с какого края Фригии ты пришел к моему костру? Кого это ты из мужчин или женщин убил?» - Тот так ответил ему: «Владарю, я сын Гордия, сына Мидаса, зовут меня Адраст, а я нечаянно убил своего брата и вот теперь я изгнан отцом и лишен всего, что у меня было».- На это Крез так ответил ему: «Оказывается, что ты потомок моих друзей и пришел к друзьям, здесь у тебя не будет трудностей со всем, что тебе нужно, если ты у нас останешься и тебе будет гораздо легче переносить твое несчастье и от этого тебе лучше».- Так он остался жить в Креза.

36. Именно на то время на Місійському Олимпе появился огромный вепрь(1). Сбегая с этой горы, он опустошал поля місійців и часто они отправлялись против него, но вместо того, чтобы как-то ему повредить, сами терпели бедствия. Наконец, придя к Креза, посланцы місійців так обратились к нему: «О владарю! Огромный вепрь появился в нашей стране, который опустошает наши пашня. Несмотря на наши усилия, мы не в силах преодолеть его. Теперь мы просим тебя послать к нам твоего сына с отборными ребятами и собаками, чтобы мы смогли изгнать этого вепря из нашей страны».- Такое было их просьбе, но Крез, помня то, что ему было провіщано во сне, так ответил им: - «Про моего сына даже не вспоминайте. Я его не пошлю к вам. Он только что женился и теперь у него такой заботы. Что же до отборочных лидийцев и охотничьих собак, я их вам пришлю и прикажу моим людям приложить все старания, чтобы избавить страну от этого зверя.

37. Так он им ответил. Місійці были этим довольны. Тогда пришел Крезов сын, который слышал, что просили місійці и то, что Крез отказал им послать своего сына. Здесь юноша сказал отцу: - «Папа, ведь я всегда до этого был лучшим и самым отважным и на войне и на охоте и этим прославился. А теперь ты не позволяешь мне ни того, ни другого, хоть ты и не видишь у меня ни трусости, ни нежелание быть деятельным. Теперь с какими глазами я пойду на агору(1) или пойду с агоры? Что обо мне подумают граждане, или моя молодая женщина? С каким это мужчиной придется ей жить? Или ты позволишь мне пойти на охоту, или докажи мне, что так будет лучше для меня».- Крез на это так ответил.

38. «Сын мой, не имея в виду трусости, ни чего-то другого недостойного тебя я так делаю, но учитывая то, что мне было сказано во сн и, будто тебе не суждено долго жить, будто ты погибнешь от железного острия. Именно из-за того, что я услышал во сне. Поэтому я и поторопился тебя женить и не хочу послать тебя на охоту, через это и моя предосторожность, потому что я пытаюсь, пока я живу, чтобы тебя не постигла такая участь. Ведь ты мой единственный ребенок, потому что на другого, лишенного слуха, я не обращаю внимания».

39. А юноша так ему ответил: «Прости меня, отец мой, я думаю, Что ты хочешь уберечь меня, но ты неправильно понял сновидения. Тебе было сказано во сне, что я погибну от железного острия, разве у кабана есть руки, у него есть железное острие, которого ты опасаешься. А разве тебе было провіщано, будто я закончу жизнь от клыка или чего-то подобного. Итак, ты можешь делать, что сделал, но ведь сказано было - от копья. Разве мы должны сражаться с людьми? Пусти меня!».

40. Крез сказал: «Дитя мое, ты меня убедил насчет моего сновидения. Теперь я убежден тобой, меняю свое решение и отпускаю тебя, иди на охоту».

41. Сказав это, Крез послал за фрігійцем Адрастом, а когда тот пришел, так обратился к нему: «Адрасте, я тебя подавленного досадным несчастьем, за которое я тебя не порицаю, очистил и взял к себе и обеспечил тебя всем необходимым. Теперь за добро, что я первый его тебе сделал, отблагодари мне также добром. Я назначаю тебя хранителем моего сына, который отправился на охоту, смотри, чтобы там в дороге преступные воры не напали на вас. Кроме того, тебе стоит отправиться на эту охоту, чтобы прославиться. Ведь ты хочешь снискать себе славу, заповеданное тебе от предков, а к тому же тебе не хватает юношеского силам».

42. Адраст ответил: - «В противном случае я не принял бы участия в таком заповзятті. Ведь мне, которого постигло такое несчастье, не следует общаться с моими счастливыми ровесниками, даже я этого и не желаю и воздерживаюсь от такого общения. Но теперь, когда ты настаиваешь на этом, я должен согласиться (ведь я обязан отблагодарить тебя) и я готов сделать, как ты хочешь. Твой сын, которого ты мне поручил охранять, вернется к тебе живой и здоровый, под моей защитой».

43. После такого ответа Крезу, он вместе с отборным отрядом охотников, юношами и собаками отправился в путешествие. Взойдя на гору Олимп, они отыскали там зверя и, окружив его, бросили в него дротики. Там этот чужак, очищенный от убийства, называемый Адрастом, бросив дротик и промахнувшись, попал в Крезового сына. Так свершилось провіщене во сне, когда железное острие поразило юношу. Немедленно кто-то из там присутствующих побежал известить Креза о том, что произошло. Прибыв в Сарды, тот рассказал об охоте и несчастную судьбу царского сына.

44. Крез, глубоко взволнованный смертью сына, еще более уболював том, что сына убил тот, кого он очистил. Обезумевший от горя, он обращался к Зевса - покровителя очищений, призывая его быть свидетелем того, что тот получил от чужака, обращался к Зевсу - надзирателя домашнего очага и покровителя друзей. Этими йменами он называл одного и того же бога, ибо обращаясь к надзирателю домашнего очага, Крез ссылался на то, что он угостил у себя убийцу своего сына, не зная, что так произойдет, а обращаясь к покровителю друзей, он не знал, что, посылая Адраста как охранника Атия, тот станет его злейшим врагом.

45. Наконец, пришли лидийцы, неся тело убитого, а за ними шел и сам убийца. Стоя перед убитым, он, протягивая руки, умолял Креза, отдавая себя на его волю, зарезать его возле трупа. Он вспоминал свое первое бедствие и как после этого он стал убийцей человека, который его очистила, и говорил, что дальше жить ему невозможно. Крез, слушая его, сжалился на Адраста, хоть тот послужил причиной такого несчастья в его семье, и сказал ему: «Теперь ты справедливо удовлетворил меня, потому что сам себя осудил на смерть. Собственно не ты виноват в моем несчастье, потому что ты не по своей воле совершил такое, но это кто-то из богов, который говорил мне о будущем несчастье». Итак, Крез похоронил, как положено, своего сына, а Адраст, сын Гордия, сына Мидаса, что стал убийцей своего брата и убийцей того, кто его очистил, когда люди, которые были возле могилы, успокоились, попросил людей простить ему за то, что он стал причиной стольких несчастий, и убил себя на могильном холме.

Книга: Геродот Истории в девяти книгах Книга И Клио Перевод А.билецкого

СОДЕРЖАНИЕ

1. Геродот Истории в девяти книгах Книга И Клио Перевод А.билецкого
2. 46. Крез в течение двух лет находился в большом трауре, потеряв...
3. 76. Итак, Крез, переправившись с войском, прибыл к так называемой...
4. 104. От озера Маєтіди(1) к берегам реки Фасія и до Колхиды...
5. 133. Из всех дней года они по обычаю наиболее празднуют дни...
6. 171. Таковы были предложены іонійцям советы. А Гарпаг, тем...
7. ПРИМЕЧАНИЯ Книга И. Клио 1.1. Красное...
8. 57.2. Тірсени, или тіррени - этруски, или туски (самоназвание...
9. 178.5. Локтем называлась расстояние от изгиба рукЧі до кончика...

На предыдущую