lybs.ru
У художников Божья искра в сердцах, в вождей Божья искра в глазах. / Андрей Коваль


Книга: Гомер Одиссея


Гомер Одиссея

© :) Homer, 800-700 BC

Источник: Гомер. Одиссея. Х.: Фолио, 2001 [Библиотека мировой литературы. № 04]. 547 с.

OCR & Spellcheck: Aerius (), 2003 СОДЕРЖАНИЕ

стр.
К.С.Забарило. Гомерова "Одиссея" и ее место в мировой литературе [статья в отдельном файле] 3
Песня первая День первый Совет богов. Афина наставляет Телемаха 33
Песня вторая День второй и утро третьего дня Собрание ітакійців. Телемахів од'їзд 50
Песня третья День третий и четвертый к вечеру пятого дня В Пилосе 67
Песня четвертая Вечер пятого дня и день шестой В Лакедемоні 87
Пятая песня День седьмой и далее до конца тридцать первого дня Плот Одіссеїв 118
Песня шестая Тридцать второй день Прибытие Одиссея к феаков 138
Песня седьмая Вечер тридцать второго дня Одіссеїв приход к Алкиноя 152
Песня восьмая День тридцать третий Одіссеєве пребывания в феаков 165
Девятая песня Вечер тридцать третьего дня Рассказ Алкіноєві. Приключение в киклопа 187
Песнь десятая Вечер тридцать третьего дня Приключения в Эола, у лестригонов и в Кіркеї 211
Песнь одиннадцатая Вечер тридцать третьего дня Жертвы для вызова умерших 235
Песня двенадцатая Вечер тридцать третьего дня Сирены, Скилла и Харибда, быки Гелиоса 259
Песнь тринадцатая Тридцать четвертый день и утро тридцать пятого Отплытие Одиссея из страны феаков и прибытия в Итаку 278
Песня четырнадцатая День тридцать пятый 296
Песня пятнадцатая Тридцать пятый и тридцать шестой день; утро тридцать седьмого Прибытие Телемаха к Эвмею 317
Песня шестнадцатая День тридцать седьмой Опознание Одиссея Телемахом 338
Песнь семнадцатая День тридцать восьмой Возвращение Телемаха на Итаку 357
Песнь восемнадцатая День тридцать восьмой Бой Одиссея с Иром кулаках 380
Песнь девятнадцатая Вечер тридцать восьмого дня Встреча Одиссея и Пенелопы. Умывание ног 396
Песня двадцатая Ночь с тридцать восьмого на тридцать дев 'пятый день.
Утром и в полдень тридцать дев 'пятого дня
Перед убийством женихов 420
Песнь двадцать первая День тридцать дев 'пятый Лук Одіссеїв 435
Песнь двадцать вторая День тридцать дев 'пятый Избиение женихов 452
Песнь двадцать третья Вечер тридцать дев 'пятого и утро сорокового дня Пенелопа узнает Одиссея 471
Песнь двадцать четвертая Сороковой день Примирение 486
Примечания 507
Словарь мифологических имен и географических названий 541
Библиографические сведения

ПЕСНЯ ПЕРВАЯ

СОДЕРЖАНИЕ ПЕРВОЙ ПЕСНИ

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Совет богов. Собравшись на Олимпе, они принимают, чтобы Одиссей, которого преследует Посейдон и задерживает нимфа Калипсо, вернулся наконец в свою родину, на остров Итаку. Богиня Афина, приняв облик Мента, Одіссеєвого друга, появляется сыну Одиссея Телемаху и дает совет поехать в Пилос и Спарту, чтобы разведать о папину судьбу, советует ему также повыгонять женихов своей матери Пенелопы, что хозяйничают в Одіссеєвім доме. Телемах после решительного разговора с матерью и женихами ложится спать и мечтает о путешествии.

СОВЕТ БОГОВ. АФИНА НАСТАВЛЯЕТ ТЕЛЕМАХА

Музо, поведай мне о бывалого мужа, что долго

Миром блуждал, священную столицу троян разрушив,

Всяких людей насмотрелся, города их и обычаи видел,

В море же многие беды и телом потерпел, и душой,

5] Чтобы и себя врятувать, и друзей домой воротить.

И не уберег он своего общества, как того хотел.

Напрасно погибли все через собственное наглость безтямне:

Съели, безумные, волов они Гелия Гипериона,

Что более нами, - за то дня возвращения он их лишил.

10] Несколько, богиня, и нам расскажи о них, Зевса дочь.

Другие, кому посчастливилось избежать гибели злой,

Дома были уже, войны и опасности на море избавившись.

Только его, что так стремился отчизны своей и жены,

Нимфа Калипсо, обладательница, держала, в богинях пресвітла,

15] В гроте глубоком, желая иметь его мужем.

В круговороте времени, когда год поступил соответствующий

И приняли боги вернуться ему к Итаки,

Даже и там, среди близких и родных, не мог он избегут

Скрути тяжелой. Тогда все богово ему сочувствовали,

20] Кроме Посейдона, - гневом его Одиссей богоравный

Вечно был гоним, пока до родного края добрался.

Сам Посейдон в далеких тогда пробовал эфиопов, -

В противоположных концах тянулись поселения их, -

Где Гиперион заходит, и там, где он сходит ежедневно.

25] Там с баранов и быков гекатомби он принимал жертвенные,

Там веселился на учтах. Тем временем другие богово

В Зевса, в доме его на Олимпе, все вместе собрались.

Первым отец людей и богов здесь слово сказал, -

В памяти сердца его поставь-потому Эгист безупречный,

30] Убит Орестом пылким, сыном Агамемнона преславным.

Это он вспомнив, с такими словами звернувсь к бессмертным:

«Горе! Как легко смертные теперь нас во всем обвиняют!

Зло - от богов, - они говорят, сами же за свою дерзость,

Вопреки судьбе, много на себя несчастий навлекают.

35] Так и Эгист против судьбы жену Атріда законную

Взял жену, а самого убил, как только тот вернулся.

Знал же и погибель свою, потому заблаговременно к нему послали

Светлого мы дозорец Гермеса сказать, чтобы не смел тот

Ни Атріда убивать, ни жены его брать за себя,

40] Потому что за Атріда відомста состоится через Ореста,

Только возмужает и начнет за родным он краем тосковать.

Так ему молвил Гермес, и не смог он по мнению Эгиста

Советом добрым повлияют, - и тот за все поплатился».

В ответ говорит ему светлоокая богиня Афина:

45] «В Кроніде, наш отец, ты наш обладателю высочайший!

Действительно, такой смертью погиб он вполне по заслугам.

Пусть же так погибнет каждый, кто имел бы такое учинить.

И разрывается сердце за тем Одиссеем умным.

Он-то, несчастный, от милых вдали на волной митім

50] Острове терпит беду, на том пупе широкого моря.

Остров порос лесом, и там живет богиня в доме,

Пагубного дочь Атланта, глубь весь знает в море

И сам крепкими плечами держит столбы высоченные

Те, что и небо вокруг, и землю всю подпирают.

55] В печали задерживает там беднягу Атлантова дочь,

Полными ласки и притворства словам всечасно чарует,

Только бы свою Итаку забыл. Одиссей же неутешительно

Стремится узреть хоть дым, что возвышается над родным краем,

Потом и умереть готов. Неужели и твоего, олимпиец,

60] ласкового Сердца это не коснется? Не годился-потому

Жертвами искренне тебе Одиссей с кораблей аргів'янських

В Трои просторной? Почему же одвертаєшся и до сих пор от него?»

Отвечая, Зевс, что тучи собирает, проговорил:

«Что за слова у тебя несутся, дитя, сквозь зубов ограждение?

65] Богоподобного как же забыть мне Одиссея?

Самый умный из людей он, из всех самые щедрые приносил

Жертвы бессмертным богам, что пространством небес владеют!

И Посейдон-земледержець к нему горит всечасно

Гневом неустанным за то, что кіклоп Полифем богоравный

70] Глаза лишен им, а то же с других киклопов

Был сильнейший; нимфа его породила Фооса,

Форкіна дочь, государем в пустынном море шумливім.

В гроте глубоком она с Посейдоном когда-то объединились.

С того времени Посейдон, могучий земли потрясатель,

75] Хоть не убил Одиссея, то гонит от родного края.

Итак, давайте все подумаем вместе внимательно,

Как Одиссея домой вернуть. Посейдон пусть утолит

Гнев свой, - не может-потому что он против общей воли бессмертных

Упорно соревноваться сам и один со всеми спорить».

80] В ответ говорит ему светлоокая богиня Афина:

«В Кроніде, наш отец, ты наш обладателю высочайший!

Как и действительно теперь нравится богам всеблаженним,

Чтобы Одиссей велемудрый счастливо домой вернулся,

С вестью Гермеса, гонца лучезарного, скорее пошлімо

85] на Огигию, остров дальний, пусть там немедленно

Нимфе возвестит пишнокосій определение нашу неизменную,

Что Одиссей выносливый должен домой вернуться.

Я же до Итаки пощусь, чтобы там в Одіссеєвім синие

Большую пробудить бодрость и стремление вложить в сердце,

90] Созвать длинноволосых ахеїв на сборы народные

И выгнать всех женихов, которые вбивают в него

Целые стада овец и медлительных волов круторогих.

Потом пошлю его в Спарту и Пилос, покрытый песками, -

Может, он услышит что-то о возвращении любимого отца

95] И сам между чужими людьми себе доброй славы вступит».

Молвила так и к ногам золотые підв'язала подошвы.

Пригожие и нетленные, что повсюду с легким дуновением ветра -

И по воде, и по бескрайних просторах земли - ее носят,

Копье боевое в руки взяла с медным наконечником,

100] Острый, прочный и тяжелый, что им побивала героев

Вон охваченная гневом дочь всевластного отца.

Бросилась летом быстрым с высоких вершин олимпийских,

Стала в ітакськім края, при самых Одиссеевых дверях,

Перед порогом придворным, с копьем в руке мідногострим,

105] Вид чужака убрав, тафійського ватага Мента.

Там женихов надменных застала. Перед дверью

Игрой в кости как раз утешали свое они сердце,

Сидя на полу на шкурах быков, что сами же убили.

Слуги находчивые и окличники с ними: одни в кратерах

110] Воду мешали с вином, а вторые дірчатими мыли

Губками длинные столы и на середину их выставляли,

Другие же - мяса на них раскладывали куски бесчисленные.

Первый из всех Телемах боговидий богиню заметил.

Сердцем расстроен, молча сидел он между женихами

И мнением отца себе представлял благородного, как он

Появится вдруг и всех женихов повигонить из дома,

Честь свою отдаст и станет хозяином своих поместий.

Мысля так, он сидел с женихами и увидел Афину.

Бросился к входу он, почувствовав стыд в душе, что чужак

120] Должен так долго стоят под дверью. Наблизивсь к нему,

Взял за руку его, принял мідногострого копья

И, говоря, со словом к нему обратился крылатым:

«Щастен любая, гостю, в этом крае ты будешь принят радушно!

Сядь, пообідай, а потом расскажешь, чего тебе надо».

125] Сказав это, идет вперед, а за ним - Паллада Афина.

Как только оба зашли они в дом Одиссея высокий,

Копья взял он у нее, отнес под колонну большую,

Вставил в тесаный списник - туда, где стояло много

Других копий Одиссея, в беде выносливого мужа.

130] В кресло, приведя ее, посадил, покрытый холстиной,

Кресло же красивое, резное, с маленьким подножием при нем.

Сам на стуле возле нее узорчатім сел подальше

От женихов, чтобы криком своим не помешали гостю

еду спокойно употреблять, хотя и до наглецов попал,

135] И наедине о отсутствующего отца что-то расспросить.

Воду служанка внесла в золотом чудесном сосуде -

Руки умывать - и медленно над серебряным ведерком сливала;

Потом поставила стол перед ними, остроганных ровно.

Хлеба и разнообразных блюд им ключница вносит почтенная,

140] Радушно и щедро почерпнув из домашних запасов богатых;

Разного мяса им чашник на блюдах положил деревянных

Грудами, и бокалы он золотые перед ними поставил;

Часто и окличник к ним подходил вина доливать.

Шумно в комнату дерзкие зашли женихи и занимали

і45] Рядом, один за одним, на стульях и на креслах высоких;

Воду им чистую на руки окличники стали сливать;

Свежего хлеба служанки наложили им корзинки полные;

Мальчики аж по горлышко напитка влили в кратеры,

И руки поданных блюд сразу же все протянули.

150] Потом, когда уже голод и жажду они удовлетворили,

Сразу же и другим сердца женихов забуяли желанию -

Пения и танцев, ведь лучшая то празднества отделка.

Фемию в руки окличник кифару подал прекрасную,

Должен-потому что он женихам и играть, и петь против воли.

155] Песню прекрасную начал он, ударив по струнам слегка.

Именно тогда Телемах Афине сказал ясноокій,

Склонив Голову около, чтобы другие его не услышали:

«Гостю мой милый, не будешь гнівитись на то, что скажу я?

им только одно на уме - одни лишь кифары и пение.

160] Легко им это, потому что безнаказанно чужеє проедают имущество

Мужа, білії кости его или где-то под дождями

Тлеют на суше, или их где-морская волна колеблет.

Только бы узрели они, что хозяин домой вернулся,

Всем бы им лучше уже ноги проворнее захотелось бы иметь,

165] Чем на одіння ценное золото здесь богатеть.

Судьба бедствия потеряла его, и никакой радости

Нам уже нет, хотя и бы сказал кто из живущих на свете,

Будто он возвратится, - день поворота его уже погиб.

Итак, теперь мне искренне скажи и поведай откровенно:

170] Кто ты и откуда? Из какого ты города и семьи?

Как ты прибыл, на котором корабли? Которую до Итаки

Путь с тобой прошли мореплаватели? И что это за люди?

Ты же не пешком, думаю, до нашего края добрался.

Искренне и откровенно еще и то расскажи, чтобы я знал наверняка:

175] Впервые сюда ты приехал или гостем у отца моего

Ты уже бывал? Ибо немало вчащало до нашего дома

Всякого люда, широкие-потому что с людьми он отношения».

Говорит к нему тогда светлоокая богиня Афина:

«Искренне и откровенно на все я тебе отвечу вопросы.

180] Ментом я звусь, Анхіала премудрого я величаюсь

Сыном и правлю тафійським моим народом веслолюбним.

Сейчас же заехал сюда кораблем с людьми я своими,

Пливши по темному морю в страну людей иноязычных,

В город Темесу, по медь, а везу я железо блестяще.

185] Свой корабль я поставил далеко от вашего города,

В гавани Рейтрі, где поле под склоном Нейона лесистым.

Горд я тем, что гостями с твоим отцом мы были взаимно

С давних времен. Спроси у старого Лаэрта-героя,

Как-то зайдя к нему. И, говорят, уже он до города

190] Больше не ходит, а где-то в поле далеко бедствует,

Только старая служанка подает ему есть и пить

В то время, когда уставшие ноги домой он еле дотянет,

Свой виноградник за день обходив по склонам пологих.

Итак, пришел я теперь, - слыхал-потому, что твой отец уже

195] Дома - боги его, видно, задержали где-то в дороге.

Нет, не умер еще на земле Одиссей богосвітлий!

Где-то между живых он, только замешкался на море широком.

Дикие и жестокие мужи где-то на острове, волной митім,

Силой, видимо, его против воли держат у себя.

со Сейчас же тебе провіщу, как на душу положили бессмертные

И как оно сбыться на самом деле все, я думаю,

Хоть не прорицатель я и с лету птичек гадать не умею.

Итак, недолго ему от милой сердцу отечества

Быть далеко, - и железные его уже не удержат оковы, -

205] Умелый ко всему, он найдет способ вернуться домой.

Итак, теперь мне искренне скажи и поведай откровенно:

Действительно родным доводишся ты Одиссею сыном?

Очень лицом ты на него и глазами прекрасными сходен.

Часто с давних времен мы друг встречались с одним

210] Еще перед тем, как побежал он к Трои, куда с ним и другие -

Вицвіт аргеїв - на судах своих поплыли крутобоких.

С того времени меня ни он, ни я Одиссея не видел».

Отвечая, молвил на это Телемах тямовитий:

«Искренне, мой гостю, на все я тебе отвечу вопросы.

215] Мать мне говорила, что будто я сын Одіссеїв, -

Сам я не знаю. Да и кто ж то знает, от кого он родился?

Был бы счастлив я, больше бы имел пользы, родившись сыном

Мужа, который при добрые своим жил бы до старости мирно.

И среди смертных людей самый несчастный тот, что, как говорят,

220] Я родился от него, - если уж ты хочешь это знать».

Говорит к нему тогда светлоокая богиня Афина:

«Видно, в будущим боги не оставят твоего без славы

Рода, когда родила такого, как ты, Пенелопа!

Итак, теперь мне искренне скажи и поведай откровенно:

225] Что за гульба здесь? И что это за сборище? Зачем тебе это?

Что это - свадьба или учта? Не в складчину же тут разгулялись?

Только, кажется, они уже слишком вызывающе учтують

В доме твоем. Возмутится каждый человек разумный,

Кто бы сюда не зашел и на стыд этот не посмотрел».

Отвечая, молвил на это Телемах тямовитий:

«Гостю, если ты задал такой вопрос, то знай же:

Был безупречен когда-то этот дом и полон изобилия

В то время, когда муж то тут еще пробовал между нами.

Сейчас же иначе одобрили боги, замыслив злеє.

235] Среди всех-потому что людей сделали его невидимым.

Я ведь не так тосковал бы, когда бы и вправду умер он,

Или в троянской земле среди других героев погиб,

Или, окончив войну, на руках бы умер он у друзей.

Холм могильный над ним насыпали бы там всеахеї.

240] Сыну славу большую тогда бы он оставил навеки.

Гарпии же сейчас его от нас отобрали бесславно,

В небытие ушел он, без следа пропал где-то, оставив мне

Печаль и рыдания. И я не за ним лишь единственным вздыхаю

И плачу, - боги мне и другую печаль накинули злую:

245] Сколько на этих островах державцев не является владетельных -

С Самы, Дуліхію и Закінту, густо укрытого лесом,

Сколько их здесь не рулит, на этой кременистій Итаке,

Все мою сватают мать и дом мой нещадно грабят.

Брака же гадкого она ни отбросят не смеет, ни края

250] их притязаниям не может положить; они же объедают

Все мое имение и скоро и самого меня изорвут в клочья!»

Полная негодования, говорит к нему Паллада Афина:

«Леле! И действительно тебе Одиссей, и поныне отсутствует,

Позарез нужен, чтобы руки на пришельцев бесстыдных наложить.

255] О, если бы он вернулся домой и в первых воротах

Стал со своими двумя копьями, со щитом и в шлеме,

Снова такой же, каким я его увидел впервые

В то время, когда в доме у нас едой и питьем утешался

Он, вернувшись из Эфиры, от ела, сына Мермера, -

260] ездил как-то Одиссей на своем корабле швидкоплиннім

Там смертоносного зелья искать, чтобы мідноокуті

Стрелы намазувать ним. И яда не дал ему той

Ил, потому что боялся богов, вечно над нами живущих.

Дал ее только мой отец ему, потому что любил его очень.

265] Пусть бы так Одиссей встретил женихов бесстыдных,

Коротковічні все бы они стали тогда и гіркошлюбні!

Только в бессмертных богов лежит еще это на коленях -

Станет ли он мести оказывать за себя или нет, вернувшись

В родной дом. А сейчас тебе уже подумать надо,

270] Как бы тех женихов из собственного дома прогнать.

Итак, теперь послушай и возьми эти слова во внимание:

Завтра на собрание всех поскликавши героев ахейских,

Все расскажи им, - боги же здесь пусть тебе будут свидетелями.

Потом от всех женихов потребуй по домам разойтись;

275] Мать же твоя, если вновь ее сердце бракосочетания стремится,

Пусть возвращается в дом своего высокородного отца;

Там пусть справят свадьбу и богатые пусть приготовят

Вино и подарки, что любой предстоит получить дочери.

Дам и я тебе совет умную, ее ты послушай:

280] Лучше возьми корабль и, двенадцать гребцов снарядив,

езжай расспросить об отце, которого так долго нет, -

Может, услышишь от смертных что-нибудь из уст Молвы,

Вестницы Зевса, людям слухов максимум приносит;

В Пилосе совета спроси в богосвітлого Нестора сперва,

28:1 Оттуда в Спарту заедь к русого ты Менелая,

Он-потому что последний приехал из мідянозбройних ахеїв.

Только услышишь, что отец жив и должен вернуться,

Жди целый год и терпеливо все те знось безобразия;

А как услышишь, что умер он, что больше его уже нет,

290] Скорее возвращайся домой, к милой сердцу отечества,

Холм могильный насыпь и похороны дел торжественный,

Все как положено, и тогда уже отдай свою матушку замуж.

Потом, когда ты закончишь и сделаешь все, как я советовал,

В сердце своем развлеки и в мыслях обдумай непременно,

295] Как в господе твоем женихов повинищувать лучше -

Подвохом не скрываясь. Хватит быть ребенком,

Вырос ты давно, не в таком-потому что ты уже в возрасте.

Или неизвестно тебе, которой Орест богосвітлий

Славы снискал между людьми, отомстив на батькоубивці

100] Взлома Егісті, что убил знаменитого отца у него?

Друг мой дорогой, я вижу, ты и рослый притворился, и красивый,

Будь же мужествен, чтобы добрую славу в потомках приобрести.

Я же на быстрый корабль свой идти к друзьям должен, -

Видимо, давно им невтерпеж ждать на меня.

305] Ты же позаботься о своем и подумай над моими словами».

Отвечая, молвил на это Телемах тямовитий:

«Так доброжелательно ты, мой гость, мне говоришь,

Словно к сыну отец, и советов я твоих не забуду.

Немного останься еще здесь, хоть и очень ты в путь спешишь.

310] Хорошо помийся у меня, дай милому сердцу утешение,

Потом, радуясь духом, на свой корабль с подарком

Пойдешь почетным; на воспоминание я дело тебе хорошую и ценную

Дам, как другу-гостю хозяин гостеприимный дарит».

В ответ говорит ему светлоокая богиня Афина:

315] «Нет, не задерживай меня, тороплюсь-потому что сейчас в дорогу.

Дар же, что сердцем ласковым ты хотел мне дарить,

Еще отдашь, когда вновь вернусь, - я повезу домой

Дар дорогой и что-то достойное и тебе подарю взаимно».

И тогда незаметно отошла светлоокая богиня,

320] Исчезла, словно чайка и, в отверстие для дыма, силу и отвагу

В грудь вдохнув ему, и об отце он больше, как всегда,

Должен был вспомнить. Мыслями своими передумав хорошо,

Сердцем жахнувсь Телемах, в госте бога познав.

Сразу же в группу женихов возвращается муж богоравный.

325] Песню славный пел им песенник, а они все сидели

И слушали молча. Пел о грустном возвращении из Трои

Воев ахейских, что им назначила Паллада Афина.

Из верхних покоев своих услышала те песни вдохновлены

Мудрая Икария дочь, богатая умом Пенелопа.

330] Сверху по ступеням высоких сошла она вниз потихоньку,

Еще и не одна, с ней вместе сошли и две служанки наземь.

Войдя к женихам с ними, в женщинах богосвітла,

Стала она под косяком, что крыша надежно подпирает,

Лица закрыла себе білотканим, ясным покрывалом;

335] В нее с обеих сторон стояли обе служанки заботливые.

Умывшись слезами, она божественном говорит певцу:

«Фемию, знаешь ты много песен, что смертных очаровывают,

Подвиги ими людей и богов уславляють аеди,

Сядь, спой нам одну из них, а гости послушают, молча

340] Чаши хиляючи. Только прекрати свою унылую

Песню, она-потому что мне в груди скорбью любэ

Наполняет сердце, - горе постигло меня безутішне.

В вечном грусти спогадую голову я самую дорогую

Мужа, слава его всю Элладу окрила и Аргос».

Отвечая, молвил на это Телемах тямовитий:

«Верном, матушка дорогая, зачем певцу борониш

Тем нас утешать, к чему он стремится в мыслях? Не певцы здесь

Виноваты, а виноват тут Зевс, что людям, которые ради хлеба

Тяжело работают, то, что захочет, вкладывает в сердца.

350] Поэтому не удивляйся, когда он поет о судьбе данаїв.

Смертные-потому что люди обычно такую восхваляют больше

Песню, которая пленяет слушателей новым звучанием.

Имей же терпение в сердце и послушать наважся душой:

Действительно, не сам Одиссей лишь день поворота домой

355] Потерял в Трое, погибли с ним еще и других много.

Лучше к себе возвращайся и занимайся там своей работы,

Кросен своих веретен, и присмотри, чтобы служанки в доме

Все работали как следует. А разговоры вести - мужская

Дело, больше моя, ибо я единственный в доме хозяин».

360] полная Удивления, к себе вернулась тогда Пенелопа, -

Сыны слово умное ей глубоко в душу запало.

В верхнюю горницу она со служанками вместе войдя,

За Одиссеем, за мужем любимым, там плакала, пока

Сон ей сладкий на ресницы свела светлоокая Афина.

365] Шум тем временем сняли женихи в звечорілих покоях, -

Все-потому что жаждали они с Пенелопой ложе делить.

Итак, начал Телемах тямовитий к ним проговаривать:

«Эй, женихи мамочки моей, слишком дерзкие!

Пьем вино и вволю веселімось, и зачем кричать

370] Громко так! Не лучше ли послушать замечательной песни

Мужа такого, как этот, что с богами равняется в пении.

Завтра мы утром, все на городском сойдясь майдане,

Сборы начнем, и прямо я буду от вас требовать

Дом мой покинут. О других себе постарайтесь пира -

375] Собственное имущество проїдайте у каждого в доме по очереди.

А догідніше и лучше кажется вам здесь оставаться,

Чтобы только у одного человека добро расточать безнаказанно, -

Все пожеріть! К богам я вопить вечно живущих,

Пока сам Зевс на том станет, чтобы вы имели мзду по заслугам, -

380] Здесь же, в этом доме, тогда погибнете вы без отомсти!»

Так он сказал. А они - аж губы погрызли зубами,

Лишь удивлялись, как смело стал Телемах говорить.

Именно тогда Антиной, сын Евпейтів, сказал ему:

«Видимо, сами уже боги научили тебя, Телемах,

385] Свысока так разговаривать и вызывающе вести себя с нами.

Только бы не дал нам Кронион державцем тебя на Итаке,

Морем омитій, хотя имеешь на нее с рождения право!»

Отвечая, молвил на это Телемах тямовитий:

«Ты не гнівись, Антіною, на меня за то, что скажу я:

390] Я не от того, как соизволил бы Зевс мне это дарить.

Ты же не назовешь это самым худшим, что может случиться человеку?

Быть державцем - то совсем не плохо: сразу-потому что у него

И дом богатеет, и сам он приобретает большего уважения.

Только у нас, между ахеїв, на морем омитій Итаке,

395] Других руководителей много еще есть - и старых, и молодых, -

Из них кому-то власть перейдет, как умер Одиссей богосвітлий.

В себя же один только я полновластным хозяином буду

Дома и слуг, что для меня приобрел Одиссей богосвітлий».

Здесь Эвримах, сын Полиба, в ответ сказал ему:

400] «В лоне богов, Телемах, от нас еще скрыто, пожалуй,

Кто володарити будет на морем омитій Итаке.

В доме же своем единственный над собственным добром ты хозяин.

Кто бы это посмел насильно в тебя отнять имущество,

Пока Итака стоит и люди на ней проживают!

405] Хотел бы я, мой дорогой, спросить у тебя о госте:

Откуда этот человек? Которую он отчизною славит

Землю? Какого он рода и где его нива отецька?

Весть тебе он привез о возвращении отца или, может,

Дела его личные прибыть сюда побудили?

410] Слишком внезапно-потому что исчез он, знакомства с нами не ждавши.

С виду же он на человека низкого колени не похож».

Отвечая, молвил на это Телемах тямовитий:

«Нет, Еврімаху, на отца мне уже, видимо, не ждать.

Я ни слухам уже не верю, будто он должен возвратиться,

415] Ни в віщуваннях не радуюсь, которым доверяется мать,

Множество предсказателей разных созывая в нашу квартиру.

Гость же этот - то приятель родителей, с Тафоса родом,

Мент на имя, назвался премудрого он Анхіала

Сыном и правит тафійським народом своим веслолюбним».

420] Так ответил Телемах, хоть бессмертную узнал он богиню.

Радоваться танцами вновь начали они и пением, что истомой

Наполняя их, и так вечорової ждали часа.

Пока они веселились, то и вечер надвинулся темный.

Только аж спать желая, они разошлись по домам.

425] Хорошим двором тогда и Телемах в высоких подался

Спальных покоев, что их построил он на видном месте, -

С сердцем, полным мыслей, он приблизился к своему ложу.

Вслед ему с факелом в каждой руке вошла домовитая

Опсова дочь, старая Эвриклея, Пейсенора внука.

430] свой счет Лаэрт откупил ее в то время, когда совсем

Юная была она, двадцать за нее волов заплатив;

В доме так же ее уважал, как и заботливую женщину.

Ложа ее не делил, однако, чтобы не гневить жену.

Шла она с факелом в каждой руке. Телемаха же любила

435] Больше, чем другие служанки, ибо с детства его воспитывала.

Дверь тогда открыл он в хорошо построенную спальню,

Сел на постели и, сняв хитон мягкотканый из себя,

Бросил эту одежду на руки послужливій старенькой няни.

Составив старательно хитон и разгладив, где он зібгався,

440] Няня его на кол при різьбленім повесила постели.

Вышла из спальни, взяв за серебряное кольцо, прикрыла

Двери и ремнем засов снаружи засунула тихо.

Овечьим Руном укрыт, всю ночь Телемах, на постели

Лежа, думал о пути, в которую призвала Афина.

Книга: Гомер Одиссея

СОДЕРЖАНИЕ

1. Гомер Одиссея
2. ПЕСНЯ ВТОРАЯ СОДЕРЖАНИЕ ВТОРОЙ ПЕСНИ ВТОРОЙ ДЕНЬ И УТРО ТРЕТЬЕГО...
3. ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ СОДЕРЖАНИЕ ТРЕТЬЕЙ ПЕСНИ ДЕНЬ ТРЕТИЙ И ЧЕТВЕРТЫЙ...
4. ПЕСНЯ ЧЕТВЕРТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ЧЕТВЕРТОЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР ПЯТОГО ДНЯ И...
5. ПЕСНЯ ПЯТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ПЯТОЙ ПЕСНИ СЕДЬМОЙ ДЕНЬ И ДАЛЕЕ ДО КОНЦА...
6. ПЕСНЯ ШЕСТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ШЕСТОЙ ПЕСНИ ТРИДЦАТЬ ВТОРОЙ ДЕНЬ...
7. ПЕСНЯ СЕДЬМАЯ СОДЕРЖАНИЕ СЕДЬМОЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР ТРИДЦАТЬ ВТОРОГО ДНЯ...
8. ПЕСНЯ ВОСЬМАЯ СОДЕРЖАНИЕ ВОСЬМОЙ ПЕСНИ ДЕНЬ ТРИДЦАТЬ ТРЕТИЙ...
9. ПЕСНЯ ДЕВЯТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ДЕВЯТОЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЕГО...
10. ПЕСНЯ ДЕСЯТАЯ СМЫСЛ ДЕСЯТОЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЕГО...
11. ПЕСНЯ ОДИННАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ОДИННАДЦАТОЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР ТРИДЦАТЬ...
12. ПЕСНЯ ДВЕНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ДВЕНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР ТРИДЦАТЬ...
13. ПЕСНЯ ТРИНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ТРИНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ТРИДЦАТЬ...
14. ПЕСНЯ ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ДЕНЬ...
15. ПЕСНЯ ПЯТНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ПЯТНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ТРИДЦАТЬ...
16. ПЕСНЯ ШЕСТНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ДЕНЬ...
17. ПЕСНЯ СЕМНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ СЕМНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ДЕНЬ ТРИДЦАТЬ...
18. ПЕСНЬ ВОСЕМНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ДЕНЬ...
19. ПЕСНЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР...
20. ПЕСНЯ ДВАДЦАТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ДВАДЦАТОЙ ПЕСНИ НОЧЬ С ТРИДЦАТЬ...
21. ПЕСНЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ СОДЕРЖАНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЙ ПЕСНИ ДЕНЬ...
22. ПЕСНЬ ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ СОДЕРЖАНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ ПЕСНИ ДЕНЬ...
23. ПЕСНЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ СОДЕРЖАНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕЙ ПЕСНИ ВЕЧЕР...
24. ПЕСНЬ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ СОДЕРЖАНИЕ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЙ ПЕСНИ...
25. ПРИМЕЧАНИЯ ПЕСНЬ ПЕРВАЯ [Арабскими...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ Автолик...

На предыдущую