lybs.ru
Не прославится секира без рубача. / Феодосий ПЕЧЕРСКИЙ


Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької


ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

© :) Homer, 800-700 BC

© К.Гловацька (перевод), 1980

© Б.Тен (перевод стихов), 1974

Источник: Гомерова "Илиада". (Для среднего школьного возраста). К.: Веселка, 1980. 215 с., ил.

OCR & Spellcheck: Aerius (), 2003 Содержание

Ссора вождей

Народное собрание

Поединок Париса и Менелая

Нарушение клятвы. Война

Диомеду подвиги

Прощание Гектора с Андромахой

Поединок Гектора с Еантом

Прерван бой

Попытка помириться с Ахиллом

Ночь перед боем

Подвиги царя Агамемнона

Битва под валом

Битва перед кораблями

Гера усыпляет Зевса

Опять у кораблей

Патроклова смерть

Бой за тело Патроклове

Гефест кует Ахиллу оружие

Ахилл отказывается от своего гнева

Битва богов

На берегах Скамандра

Гибель великого Гектора

Похороны верного Патрокла

Приам выкупает мертвого сына

"Была Троя, были и троянцы..." А.билецкий

Словарь мифологических имен и географических названий

Библиографические сведения

ССОРА ВОЖДЕЙ

С давних времен на весь мир славилось могучий город Троя. Основал его Ил, потомок громовладного Зевса, поэтому иногда город называли еще Іліоном священным. Славилось оно богатством, красивыми храмами и неприступным забором, что его возводить круг города помогали троянцам бессмертные боги Посейдон с Аполлоном.

В то время, о котором пойдет речь, правивший в Трои Илов внук, сын знаменитого Дардана - Приам, богатый и умный обладатель. Уже седой, старый, он доживал со своей женой Гекабою, тішачися детьми, а было их аж пятьдесят. Любимый Пріамовому сердцу сын Гектор, непобедимый герой, возглавил троянское; войско. Но был среди сынов и нанес страшной беды своим родителям и всей многолюдной Трои,- то Парис, легкомысленный красавец. Обученный богиней любви Афродитой, он похитил прекрасную Елену, жену спартанского царя Менелая, и привез в Трою, накликавши тем на родной город большая беда.

Ведь защищать честь Менелая, сына Атрея, выступили все ахейских вожди: родной брат Менелаїв, царь Агамемнон; мудрый пілоський [5] обладатель, старый Нестор; вместе царь Диомед, равный силой богу Арею; герой Филоктет, которому непобедимый Геракл перед смертью отдал свои быстрые стрелы; пристал к ним, хоть и против своей воли, обладатель Итаки, хитроумный Одиссей. Много их было, вождей и героев, и среди всех выделялся обладатель мірмідонців - могучий Ахилл, сын царя Пелея и срібноногої богини Фетиды. Только с его участием - так предсказал прорицатель Калхант - смогут ахеи одолеть троянцев.

Несметное войско привели эти славные герои - морем один за одним плыли корабли, и не было им конца-края. Но священная Троя стояла непоколебимо. Уже девять лет шла война. Уже начались распри между самими ахеями. И самое худшее произошло, когда вспыхнула вражда между вождями. Заспорили царь Агамемнон Атрід и богоравный Ахилл. Неудержимый гнев понял воспалительного Пеліда, не смог герой унять его, и через тот гибельный гнев испытали ахеи страшной беды.

Гнев оспівай, богиня, Ахилла, сына Пелея,

Пагубный гнев, что бедствия много ахеям натворил,

Души славных героев навеки послал к Аиду

Темного, их же тела он хищным оставил на растерзание

Псам и птицам. Так воля Зевса над ними чинилась

Еще с тех пор, как в зваді злой расстались врагами

Сын Атреїв, мужей повелитель, и Ахилл богосвітлий.

К этой зловещей ссоры привела появление в ахейском лагере жреца Хриса. В плен к ахеїв попала его дочь, юная Хрісеїда, и, чтобы освободить ее, жрец привез богатое выкупное. Смело шел он с венком жреца аполлона во главе, держа в руке золотой жезл. Старик вежливо поздравил ахеїв, а в первую очередь их вождей - Агамемнона и Менелая:

- Славные сыновья Атрея и вы, смелые ахеи! Пусть вам помогут бессмертные боги-олимпийцы завоевать Пріамове город и счастливо до дома добраться. Только отпустите мою милую дочь Хрисеиду, а я дам за нее богатое выкупное. Не откажите мне, вы же чтите сребролукого бога Аполлона, а я его жрец.

Вожди уже склонялись к тому, чтобы взвесить на Хрісове просьбу, но царь Агамемнон, нахмурясь, как небо перед бурей, гордо отказал жрецу, еще и недобрым словом обидел:

- Убирайся поскорей отсюда, Хрісе, и снова сюда, к нашим [6] кораблей, не суйся. Потому что тогда не поможет тебе ни жезл, ни венок божественный. Хрісеїда - моя пленница, я понятия не имею кому-то ее отдавать. Я отвезу эту черноокую девушку до Микен, сделаю своей служанкой, и там, далеко от тебя, на чужбине, звікує она свой век в неволе. А ты не гневи меня, когда хочешь целый-здоровый домой вернуться.

Испугался старый Хрис и послушно направился назад вдоль берега велешумного моря. А отойдя далеко, остановился и, воздев руки к небу, начал истово молиться вечным богам, а в первую очередь срібнолукому сыну пишнокосої богини Лето:

- О могучий Аполлоне! Не счесть, сколько раз я приносил тебе в жертву тучных коз и быков круторогих! А как красиво я украсил твой священный храм! То призри на мою мольбу: за эти слезы непрестанные, что льются у меня из глаз, накажи беспощадно своими губительными стрелами дерзких ахеїв!

Услышал бессмертный молитву обиженного жреца. Словно темная ночь, спустился он с Олимпийских вершин, а как ступал, грозно брязкотіли у него за плечами серебряный лук и стрелы в тяжелом колчане.

Усмотрел Аполлон ахейских корабли криводзьобі и снял с плеча смертоносное оружие. Аж грохот кругом, как стрельнул дальновидный бог из серебряного лука. Сначала он целился в мулов и собак, и вскоре стали попадать и в людей его несхибні стрелы. А от них началась в ахейском лагере страшная моровая язва.

Девять дней стрелял разгневанный бог, и девять дней в ахейском лагере не гасли траурные огни. То сжигали ахеи убитых.

А на десятый день созвал Ахилл все войско на совет. Только воины пришли, славный герой стал перед ними и сказал:

- Придется нам, друзья, ни с чем возвращаться домой, чтобы хоть жизнь себе спасти. Потому что здесь мы все погибнем от стрел, а от страшного мора. Надо спросить какого-то прорицателя, чем прогневали мы яснокудрого сына Лето. Может, обет которую мы забыли или мало произвели святых гекатомб? То принесем поскорей Аполлону в жертву отборных коз и лучших ягнят.

Так сказав, Ахилл сел на свое место, а из толпы вышел старый прорицатель Калхант, что за полетом птиц мог предвещать будущее. Это он девять лет назад привел сюда, к неприступной Трои, ахейских кораблей. И не один раз в беде помогал ахеям своим вещим словом.

- О славный Ахилл, Зевсу любезный! - сказал прорицатель.- Ты хочешь знать, что вызвало гнев Аполлонов. Я открою тебе правду, когда [7] поклянешся защищать меня от могучего мужа, царя Агамемнона. Стар я и слаб, а он может мне жестоко отомстить.

- Не бойся сказать нам вещую правду, мудрый Калханте,- ответил герой.- Я же побожуся Аполлоном, которому ты всегда молишься, когда віщуєш нам волю богов: пока я жив и хожу по земле, никто не посмеет поднять на тебя руку, даже сам Агамемнон, что сейчас хвастается высшей властью над войском.

Услышав такую речь, смелую и решительную, решился наконец Калхант сказать героям вещую правду:

- Слушайте, люди! Сребролукий бог разгневался на вас за то, что царь Агамемнон обидел его жреца Хриса, не вернул ему дочери за богатое выкупное, а прогнал старого прочь да еще и недобрым словом обидел. За это могучий сын Лето и наслал на нас беду. Отвлечь ее можно, как отдать черноокую Хрисеиду отцу, только уже без викупного, даром, а срібнолукому богу принести гекатомбу святую.

Так он сказал и сел; и тогда с места поднялся

Сын Атреїв, герой, Агамемнон широкодержавний,

Гневом охвачен; сердце властителя черной ярости

Совершилось; грозным пламенем глаза ему заяскріли.

- Вестнике бед! - произнес он, яростно глядя на Калханта.- Еще ни разу ты не сказал мне ласкового слова, ни разу не предсказал доброй воли. Ты любишь только плохое вещать. Ладно, я отдам свою пленницу, хоть умом и красотой она не уступит даже моей жене Клитемнестре. И я стараюсь для нашего войска не черной гибели, а счастливого спасения. Только хорошо віддячте мне за Хрисеиду, ибо не подобает лишать вождя богатой добычи.

-: Славнейший среди нас и найжадніший Атріде! - возмущенно крикнул воспалительный Ахилл.- Ты знаешь, что все сокровища, добытые в боях, мы уже поделили поровну между воинами. А отнимать у них добычу обратно как-то некрасиво. Не гневи бога, отдай свою пленницу, а мы втрое отблагодарим тебе, когда поможет нам Зевс Громовержец одолеть твердомуровану Трою. Вспомни, что воевать мы все пришли ради твоего брата Менелая и ради тебя, Агамемноне. Троянцы ни в чем передо мной не виноваты. Никогда они не занимали моих лошадей или мулов, никогда не разоряли земли моего родного края, Фтии плодородной. Между нами возвышаются горы, поросшие густыми лесами, и шумят волны священного моря. Поэтому лучше я вернулся домой и не потерплю позора [8] от тебя, изверга, что посягает на добычу, которую получил я в тяжелом бою, за честь Атридов сражаясь яростно.

- Что же, беги отсюда, когда тебе нравится бежать,- вдруг сказал Агамемнон.- Я и не вздумаю тебя останавливать, в армии есть кому уважать меня. А ты всегда был мне гадкий, потому что любишь над все распри и раздоры. Поэтому уходи, только знай: как хочет того бог Аполлон, я немедленно отправлю на быстром корабле черноокую Хрисеиду ее отцу, а сам приду к тебе в палатку и заберу твою пленницу, красавицу Брисеиду, чтобы ты почувствовал, насколько я сильнее тебя, и чтобы никому больше не пришла дерзкая мысль соревноваться со мной.

Так он произнес. И горько Пелідові стало, и сердце

В его груди волосатой меж двух рішенців завагалось:

Выхватит сразу из ножен у бедра свой меч гостролезий

И, проложив дорогу сквозь толпу, Атріда убить

Или побороть в себе гнев и страстное успокоить сердце.

Пока так размышлял он светлым умом и сердцем,

Вытаскивая Меч из ножен,- взлетела к нему Афина...

Услышал вдруг Ахилл, будто кто-то сзади трогает его кудрей, оглянулся - и страх понял славного героя: за ним, грозно сверкая глазами, стояла богиня Афина-Паллада, незримая для других.

- О любимая дочь государственного Зевса! - сказал тихо Ахилл, змагаючи страх.- Зачем ты сошла с безоблачного неба? Видимо, посмотреть, какой напыщенный и ненасытный стал Агамемнон? Ох, погибнет он когда через ту свою спесь!

- Я для того сошла с безоблачного неба,- строго сказала богиня,- чтобы сдержать твой гнев, нерозважний герою. Послала меня волоокая Гера, она одинаково любит и тебя, и Агамемнона. Вот что скажу, а ты внимательно слушай: можешь позорить его словам, но не трогай своего грозного оружия. А я тебе обещаю: втрое больше даров достанешь ты впоследствии, когда теперь уступишь Атрідові. Поэтому не сетуй и подчинись воле богов.

- Ладно, светлоокая богиня, я скорюся. И хоть гневом пылает у меня сердце, и грозного оружия я не буду. Кто чтит блаженных богов, и боги блаженны уважают.

Тот же миг исчезла Афина Паллада из глаз, а герой вложил в ножны свой тяжелый меч и, еще не утолив февраля гнева, насмешливо обратился к Агамемнону: [9]

- Эй, п'янице с глазами собаки и оленьим сердцем! Клянусь своим жезлом, что наступит время - и все ахеи пожалеют за мной. Того дня, когда от сильной руки великого Гектора падет много ахейских мужей, ты ничем не сможешь им помочь и мордуватимешся, февраль сам на себя за то, что обидел лучшего среди ахейских героев.

Сказав так, Ахилл громко ударил о землю своим золотым жезлом и сел напротив Агамемнона, что еле сдерживал гнев. Тогда поднялся почтенный Нестор, обладатель пілоський, человек светлого ума и красной языка. Искренне желал он обоим ахейским вождям добра, поэтому и обратился к ним с мудрым словом:

- Горе нам! Черная тоска поняла ахейське войско. О, как бы обрадовались Приам и Приаму дети, да и другие троянцы, когда бы узнали о распрях, что их заводите вы, самые лучшие, самые первые герои ахейских! Послушайте меня, дети, вы же втрое моложе меня. Много встречал я на своем веку могучих героев, помогал им и советом, и мечом, а они всегда обращали внимание на мое слово. Поэтому послушайтесь вы моего совета. Не забирай, Агамемноне, красивой пленницы в Ахилла, потому что она досталась ему в награду за военные победы. Утоли, царь, свой гнев и не забывай, что Ахилл - наша надежда и защита в этой гибельной войне. А ты, Пеліде, брось спорить с государственным Атрідом, его же сам Зевс Громовержец возвеличил славой ахейского обладателя. И хоть тебя породила бессмертная богиня, ущедривши силой и мужеством, и все же Агамемнон могущественнее тебя царской властью и войском.

Так говорил старик Нестор. И оба героя не послушались мудрого совета и не захотели мириться. Они поднялись, распуская собрание, и напоследок Ахилл гордо бросил:

- Я и понятия не имею биться за пленницу. Это ваш дар, ахеи. Вы властны и обратно его отобрать.

И Пелід вместе со своим дорогим другом Патроклом направился к лагерю, где стояли его мірмідонці. А царь Агамемнон велел настроить быстрый корабль и отвезти на нем до Хриса его черноокую дочь и богатые дары, чтобы умилостивить сребролукого бога. За поводатаря на том корабле стал сам Одиссей хитроумный.

Быстро поплыл крутобокий корабль от берега, где уже горели яркие огни,- то ахеи Аполлону приносили в жертву самых отборных коз и баранов. И лихопомний Агамемнон не умерил своего гнева и не забыл, чем похвалялся перед Ахиллом. Позвал он двух верных слуг и велел им идти к героя и забрать у него из палатки красавицу Брисеиду. [10]

Пошли слуги вволити Атрідову волю и вскоре увидели Ахилла, что сидел с верным другом Патроклом перед палаткой. Испугались героя слуги и молча стали поодаль, не решаясь и слова сказать. Тогда Пелеїв сын сам сказал к ним:

- Подходите ближе, Атрідові посланцы. И не бойтесь, не вы же виноваты передо мной, а ваш властелин. Я знаю, чего он послал вас сюда.

И когда слуги подошли, вождь мірмідонців обратился к Патрокла:

- Что же, богорідний Патрокл, иди, приведи Брисеиду -

Пусть забирают, и пусть же и свидетелями будут оба

Перед богами блаженными, перед обществом смертных,

Перед упрямым этим властелином, когда я ему стану

Снова нужен в затруднении, чтобы от ахеїв бесславную Смерть отвратить...

Послушался верный Патрокл своего друга, и вскоре слуги повели к Атріда юную Брисеиду, плача шла против воли. А сумрачный Ахилл направился вдоль берега бурного моря и сел на камни около воды, вплоть докочувалося к нему белое пены. Протянул герой руки в черных волн и стал громко звать родную мать:

- Мать моя! Если ты, богиня, родила меня для недолгого возраста, то почему всевластный Зевс не вселил в души смертных уважения ко мне? Вот и теперь обидел меня Агамемнон могучий властелин, забрал мою военную добычу, а я должен молча повиноваться.

Так он сказал, не сдерживая горьких слез, и срібнонога богиня Фетида, которая сидела во дворце своего отца Нерея на морском дне, услышав сыну слова. Моментально снялась она легкой тучкой над священным морем, принеслась на берег и стала у опечаленного Ахилла.

- Сын мой дорогой! - сказала богиня, нежно лаская ему кудри.- Чего ты грустишь? Поведай все мне искренне.

Тяжело вздохнул быстроногий Ахилл и рассказал матери о ссоре с царем Агамемноном. А тот рассказ закончил он словами:

- Мать моя! Заступись за меня, когда есть на то достаточно силы. Еще в детстве, в родительском доме, я часто слыхивал речь о том, как ты, единственная среди бессмертных, смогла отвлечь позорную беду от лба темнохмарного Зевса в то время, когда Гера, Посейдон и Афина хотели его заковать. Поэтому теперь напомни об этом Зевсу, как поднимешься на заснеженный Олимп, и, обняв могущественному богу колени, истово молись, чтобы призрел на твоего обиженного сына и хорошо отомстил [11] за него. Пусть троянцы отгонят ахеїв вплоть до кораблей и пусть тогда дерзкий Агамемнон горько пожалеет, что обидел самого сильного из ахейских героев.

- Несчастный мой сын! - проговорила сквозь неудержимые слезы Фетида.- Неужели я на горе тебя родила? Знаю, недолго тебе жить на свете ясном, вскоре наступит конец. Поэтому я не хочу, чтобы какое-то темное бедствие тьмарило тебе недолгий век. В числе двенадцать дней вернется Зевс, наш государь, из далекой страны эфиопов, где он теперь пирует со всеми бессмертными, тогда я подымусь на заоблачный Олимп молить за тебя,- может, могучий отец снизойдет на нас. А ты иди к своей палатки и, наказывая гневом ахеїв, больше не помогай им в битве.

И, словно прозрачная тучка, богиня исчезла, оставив на берегу своего смертного сына.

А тем временем в ахейском стане уже утихла страшная язва, уже никто не падал со смертным криком от Аполлонових губительных стрел. То жрец Хрис, приняв свою освобожденную дочь, умолил сребролукого бога больше не поступать ахеям бедствия.

Снова царь Агамемнон собирал свое войско против міцномурованої Трои, и все ахейских вожди пристали к нему. Все, кроме Ахилла Пеліда.

Гневный тем временем сидел при своих кораблях мимолетных

Богонароджений сын Пелеїв, Ахилл быстроногий;

Ни он ходил на совет, где славы мужи приобретают,

Ни на подвиги ратные, лишь милое ятрив свое сердце,

Нудячи миром, душой же бою он жаждал боевой.

Так прошло одиннадцать дней. На двенадцатый, только с мрачный моря засияла утренняя заря - розоперстая Эос, государственный Зевс со свитой бессмертных богов вернулся на свой снежно-белый Олимп. И вместе с утренним туманом снялась с моря срібнонога богиня и вознеслась вверх. На высокой вершине Олимпа она увидела Зевса, одиноко сидел, окутанный прозрачным облаком. Упала Фетида ему к ногам, уважительно обняла их нежными руками и сказала:

- Отцу всевластный! Если когда-либо я угодила тебе добрым словом или делом, исполни мою волю - помилуй моего смертного сына. Из всех великих героев ему выпало наименьшее жить на белом свете, поэтому зласкався над ним! Люто обидел его царь Агамемнон, забрал пленницу-красавицу, еще и злыми словами поносил. Умоляю тебя, отомсти [12] за Ахилла. Сделай так, чтобы ахеи теперь все время терпели поражения, пока поймут свою вину и обратятся к моего сына в почете большом, прося помощи.

Долго молчал громовладний Зевс, и наконец, тяжело вздохнув, сказал:

- Опять мне придется ссориться с Герой! Она и так все время упрекает меня за помощь троянцам. Поэтому возвращайся домой так, чтобы она не заметила тебя. И не журись. Сдай на меня, я сам позабочусь. Даже, как хочешь, в знак согласия кивну тебе головой. Это самый большой мой знак, он свидетельствует не только согласие, но и об успехе.

Молвил Кронион, и черно-густыми кивнул он бровями.

И с головы владаревої кудрей пряди нетленные

Упали на плечи бессмертные, и великий Олимп зашатался...

Успокоенная Фетида понеслась домой и исчезла в морской пучине, а государственный Зевс отправился на пир, где собрались уже все олимпийцы неунывающие. Увидев его, бессмертные встали навстречу - никто не решился сидя приветствовать могучего отца.

И только Громовержец сел на свой золотой трон, как жена его, золотошатна Гера, что все-таки успела заметить срібноногу богиню, подошла к нему и язвительно сказала:

- Кто это из богинь осмелился тайно с тобой разговаривать? И о чем? Всегда ты криєшся от меня и по доброй воле никогда не скажешь, что задумал сделать.

- Геро, хоть ты и жена мне,- спокойно сказал Зевс,- и не надейся знать все, что творится на свете. Никто раньше тебя - ни боги, ни смертные - не узнает о моих замыслах. Но того, что я хочу решать сам, не узнаешь даже ты.

- Говоришь, могучий державцю! Я никогда не выпытывала у тебя твоих тайн. И сегодня я видела, как срібнонога Фетида занимала тебе колени и горячо о чем-то умоляла, а потом ты в знак согласия кивнул головой,- и тогда я испугалась: уж не вздумал ли ты наказать ахеїв за обиженного Ахилла?

Нахмурился вдруг Громовержец и остро отказал:

- Всегда ты выслеживаешь меня и лелеешь черное подозрение. И знай: лучше тебе молча повиноваться и не вмешиваться в мои дела, потому что когда я разгневаюсь, то не помогут тебе даже все боги-олимпийцы.

Так он сказал, и испугалась волоокая Гера. Пойнята страхом, она [13] не обмолвился больше ни словом. Молчали и другие боги, только грустно вздыхали. Тогда поднялся хромой Гефест, знаменитый художник, и сказал, чтобы развлечь мать государственную:

- Зачем, родители наши дорогие, ссориться нам из-за смертных? Никакой радости и наслаждения мы тогда не почувствуем от такого пышного банкета. Дорогая матушка, не перечь больше Зевсу, потому что он, рассердившись, может всех нас звергти с Олимпийских вершин. Помнишь, когда я провинился перед отцом, то он, схватив меня за ногу, бросил с такой силой, что я летел целый день и упал, едва живой, аж на дальнем Лемносе. С Зевсом могучим нельзя ссориться.- Так улыбнись ему и выпей этот бокал нектара.

И Гефест почтительно преподнес матери большой бокал, полный до краев небесного питья. Улыбнулась Гера, а мудрый сын ее взялся поскорей разносить нектар утихшие богам. Стали и те улыбаться, глядя, как забавно хромает круг стола Гефест, спеша каждого развлечь. Вот уже кто-то громко засмеялся, а за ним другой - и могучий хохот неунывающих богов снялся над снежно-белым Олимпом.

Так целый день олимпийцы до самого захода солнца

Все учтували, и ни в чем не было на том пиру нужды,

Ни в звучании звенящей формінги в руках Аполлона,

Ни в мелодиях муз, поочередно прекрасно пели.

Книга: ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької

СОДЕРЖАНИЕ

1. ГомерІліадаПереказ для детей Екатерины Головацької
2. НАРОДНОЕ СОБРАНИЕ Темная ночь царила над миром. Все спали...
3. ПОЕДИНОК ПАРИСА И МЕНЕЛАЯ Отворилась Скейська ворота...
4. НАРУШЕНИЕ КЛЯТВЫ. ВОЙНА В Зевса радужные господе...
5. ДИОМЕДУ ПОДВИГИ Могущественному Диомеду, сыну славного...
6. ПРОЩАНИЕ ГЕКТОРА С АНДРОМАХОЙ В широкой долине, между течений...
7. ПОЕДИНОК ГЕКТОРА С ЕАНТОМ Уже у Скейских ворот...
8. ПРЕРВАН БОЙ Едва светозарная Эос засверкала в одеждах...
9. ПОПЫТКА ПОМИРИТЬСЯ С АХИЛЛОМ Я к волнуется винно-темное...
10. НОЧЬ ПЕРЕД БОЕМ Крепко спали ахеи, успокоенные благотворительным...
11. ПОДВИГИ ЦАРЯ АГАМЕМНОНА Только розовая Эос підвелась с...
12. БИТВА ПОД ВАЛОМ Ни ров, ни высокий вал вдоль кораблей...
13. БИТВА ПЕРЕД КОРАБЛЯМИ Когда великий Гектор со своим...
14. ГЕРА УСЫПЛЯЕТ ЗЕВСА Старый Нестор, обладатель пілоський,...
15. ОПЯТЬ У КОРАБЛЕЙ Словно волна морская, что,...
16. ПАТРОКЛОВА СМЕРТЬ Быстроногий Ахилл, смертный сын богини...
17. БОЙ ЗА ПАТРОКЛОВЕ ТЕЛО Ясночолий Менелай первый...
18. ГЕФЕСТ КУЕТ АХИЛЛЕСОВЫ ОРУЖИЕ В то время, как вокруг...
19. АХИЛЛЕС ОТКАЗЫВАЕТСЯ от СВОЕГО ГНЕВА С первым сиянием...
20. БИТВА БОГОВ Пока на земле люди выстраивались к бою, на...
21. НА БЕРЕГАХ СКАМАНДРА Троянцы в беспамятстве...
22. ГИБЕЛЬ ВЕЛИКОГО ГЕКТОРА Троянское войско, словно стадо...
23. ПОХОРОНЫ ВЕРНОГО ПАТРОКЛА Так скучали трояны в целом...
24. ПРИАМ ВЫКУПАЕТ МЕРТВОГО СЫНА Игры кончились, и все...
25. БЫЛА ТРОЯ, БЫЛИ И ТРОЯНЦЫ... ГРЕЦИЯ ДО ГРЕКОВ...
26. СЛОВАРЬ МИФОЛОГИЧЕСКИХ ИМЕН И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ АВЛІДА -...

На предыдущую