lybs.ru
Незнание закона не освобождает от ответственности. А вот знание - нередко освобождает. / Ежи Лец


Книга: Лукиан Сатирические диалоги Перевод А.Сагарди


Лукиан Сатирические диалоги Перевод А.Сагарди

© Лукиан

© А.Сагарда, 1968

Источник: Античная литература: Хрестоматия. Составитель А.и.билецький. К.: Советская школа, 1968 (2-е издание). 612 с. С.: 357-371.

OCR & Spellcheck: Aerius () 2003

Содержание

О Лукиана

Зевс Трагический

Прометей, или Кавказ

О сон, или Лукіанове жизни

Ікароменіпп, или Понадхмарний (отрывки)

«Одним из наших лучших источников о первых христианах является Лукиан из Самосати, этот Вольтер классической древности, который одинаково скептически относился ко всем видам религиозных суеверий и у которого поэтому не было ни религиозно-языческих, ни политических оснований относиться к христианам иначе, чем до любого другого религиозного объединения». (К. Маркс, Ф. Энгельс, Сочинения, т. 22, стр. 445). Так пишет Ф. Энгельс о Лукиана Самосатського (прибл. 120-185 гг. н.э.), величайшего греческого публициста и сатирика эпохи империи, который родился в Самосаті, в Сирии, в небогатой семье туземного (негреческого) происхождения. Проявляя с детства литературный талант и стремление к ораторского профессии, он сумел получить солидную риторическое образование и мастерски владел греческим литературным языком, став одним из тончайших стилистов греческой пізньоелліністичної прозы. После нескольких попыток в области судебной адвокатуры Лукиан, как «странствующий ритор», находился в Сирии, Передней Азии, Греции, Македонии, Италии и Галлии, в частности выступал несколько раз на торжественных национально-греческих празднествах в Олимпии. Позже он поселился в Афинах и начал писать, разрабатывая свой любимый жанр напівбелетризованого сатирического диалога. Кажется, во вторую половину 170-х лет восстановил он и ораторскую деятельность свою, составив немало риторических речей. В конце жизни он получил какую-то административную должность в Египте; дата и обстоятельства его смерти неизвестны.

Из литературного наследия Лукиана сохранились в целом восемьдесят два произведения. Все эти произведения, дошедшие до нас, можно распределить по таким группам (что определяют, вместе с жанровым характером, их относительную историко-литературную и художественную стоимость):

1) Риторические речи и упражнения («декламации»), что свидетельствуют о большой ораторский талант автора, однако разрабатывают в основном темы, отнюдь не интересные с социально-исторической точки зрения или же умышленно-парадоксальные (как вот «Похвала мухе» или «Суд букв»). Интересные с стилистической точки зрения и с точки зрения истории изобразительного искусства - декламации, посвященные описанию живописных произведений («Зевксід», «О доме»); с точки зрения биографически-исторического такие декламации, как «Сон», «Тому, кто назвал меня Прометеем красноречия» и др.

2) До беллетристики принадлежат два произведения: «Правдивая история» или «Правдивые рассказы» в двух книгах - острая, но слишком растянутая пародия на античные «авантюрно-странствующие» романы - и «Лукий или осел» - небольшая сатирическая повесть, которая совпадает по своему содержанию с основным повествованием «Метаморфоз» Апулея.

3) Трактаты и сатирические памфлеты в форме «посланий». Некоторые из них имеют огромное значение через богатый и очень интересный культурно-исторический смысл свой (как, например, «Александр, или псевдопророк», что подает целую сатирическую биографию одного из многочисленных основателей новых религий и сект пізньоелліністичної эпохи; или «Перегрій», направленный против странствующего философа-мистика Перегріна Протея, который закончил свое авантюрницьке жизнь самосожжением в Олимпии).

4) Сатирические (и другие) диалоги Лукиана составляют, бесспорно, самую значительную часть литературной продукции. Именно Лукиан окончательно усовершенствовал этот жанр сатирической прозы, предоставил ему непревзойденной легкости, грации и естественности. Сатира Лукиана не признает никакого авторитета, руководствуется одними только приказами «доброго ума» и не находит вокруг себя ничего подходящего в этих приказов. Это касается прежде всего религии, к которой Лукиан относится вполне отрицательно, видя в ней одни лишь последствия мошенничества и глупостей человеческих. Антирелигиозные диалоги его касаются преимущественно «классической» религии древней Греции и Рима, которая на то время давно уже была лишена подлинного авторитета или наивно-благоговейного отношения к ней (по крайней мере со стороны образованных слоев общества); однако такие произведения Лукиана, как «Александр» или «Перегрин» (где между прочим он высмеивает и христиан), отчетливо обнаруживают, что писатель так же относится и к модной «философского» мистицизма, и до новых восточных культов и мистерий. Если в большинстве тех антирелигиозных диалогов - в «Диалогах богов», в «Прометее, или Кавказе», в «Морских диалогах», в «Ікароменіппі» Лукиан ограничивается діалогізацією и драматизацией смешных и странных мотивов в древних мифах, то в других - как, например, «Зевс трагический» и «Зевс разоблачен» - объектом сатирического нападения становится сама природа и существование богов (преимущественно в философской концепции стоицизма); следовательно, воинственно-атеистическое наставление сатиры Лукиана есть в целом бесспорным.

Соблюдая всех жизненных проблемах общего «доброго ума», Лукиан высмеивает, разумеется, и различные философские системы (в лице их учредителей). Однако такие [357] діялоги на отвлеченные темы далеко уступают по культурно-исторической и художественной веса перед сатирическими диалогами торгово-описательного содержания, как, например, «Диалоги мертвых», «Меніпп», потому что, конечно, не в дешевом морализаторстве относительно бесполезности жизни человеческой заключается интерес, а именно в деталях бытового характера. Сугубо бытовой сатире посвященные пессимистически окрашенный «Тимон», «Любитель лжи»; против мистических и религиозных предрассудков, что постепенно распространялись даже в интеллигентских кругах той эпохи, мастерски изложенные «Диалоги гетер», «Любовные истории». Наконец, диалогической формы Лукиан употребляет и в литературно-критических и искусствоведческих сочинениях (например, «Дважды обвиненный», «О танцевание», «Образы») и в трактатах нравственного содержания (например, «Токсаріс» - о самоотверженной дружбе) и в многочисленных персональных памфлетах, направленных против ненавистных автору его современников - риторов, граматиків, философов.

Книга: Лукиан Сатирические диалоги Перевод А.Сагарди

СОДЕРЖАНИЕ

1. Лукиан Сатирические диалоги Перевод А.Сагарди
2. ЗЕВС ТРАГИЧЕСКИЙ Зевс и другие олимпийцы подслушивают...
3. ПРОМЕТЕЙ, ИЛИ КАВКАЗ Гермес, Гефест, Прометей....
4. О СОН, ИЛИ ЛУКІЯНОВЕ ЖИЗНИ 1. Я давеча перестал ходить...
5. ІКАРОМЕНІПП, ИЛИ ПОНАДХМАРНИЙ 10. Меніпп. ...В...

На предыдущую