lybs.ru
Кому удалось раз солгать, поэтому уже веры более не верят. / Левко Боровиковский


Книга: Менандр Отшельник Перевод А.Содомори


Менандр Отшельник Перевод А.Содомори

© Менандр

© А.Содомора (перевод), 1968

Источник: Античная литература: Хрестоматия. Составитель А.и.билецький. К.: Советская школа, 1968 (2-е издание). 612 с. С.: 314-325.

OCR & Spellcheck: Aerius () 2003

МЕНАНДР

Самый выдающийся из представителей так называемой «новой» комедии конца IV-III ст., Менандр (народ, около 340 - умер 292 г. до н. есть.) долгое время был известен исследователям только из случайных цитат и полных восторга оценок его античными критиками. Кроме того, известно, что римские комики Плавт и Теренций, хоть и не похожи друг на друга, последовали Менандра. Только с конца 90-х годов XIX в. археологические открытия в Египте, в частности открытие 1905 г. Густава Лефевра, дополнили эти незначительные сведения, и сейчас мы имеем более-менее ясное представление о шесть комедий Менандра: 1) «Земледелец», 2) «Облесник», 3) «Герой», 4) «Саміянка», 5) «Отрезанная коса», 6) «Полюбовный суд»*.

[* За последнее десятилетие еще найдено полностью комедию «Отшельник» и отрывки из комедии «Сікіонець».]

О жизни Менандра мы имеем немного сведений: выходец из верхушки афинского общества, перенятый с детства страстью к литературе, театру, философии (он был другом философа Эпикура), материально достаточно обеспечен в течение всей своей жизни и равнодушен к политическим сдвигам, которые понесли тогда не только Афины, но весь греческий мир, Менандр в своем творчестве был выразителем [314] настроений состоятельных слоев афинского общества IV ст. Политическая жизнь эту часть греческого общества почти не интересовало; политическую сатиру арістофанівського типа заменила сентиментальная тематика: препятствия со стороны родителей или усадебной неровности брошенных, а потом опознанных по случайным признакам детей - это темы, которые обрабатывал уже Еврипид в трагедии и Менандр, не отыскивая, получил готовы от • своих предшественников. Очевидно, не отличалась большой оригинальностью и действие его пьес - их интрига. Нет в его комедиях изобличение «общественных пороков» - нет грубого и острого смеха. Не в сюжетах, не в интриге, а в обрисовке характеров, психологии и человеческих взаимоотношений - сила творчества Менандра. На первый взгляд может показаться, что его герои - люди очень непосредственные, люди, которые живут больше инстинктом, чем разумом. Они могут легко впасть в гнев или в другой аффект; но эти взрывы в них недолгосрочные и быстро гаснут. Менандр спокойно наблюдает и записывает их, стремясь слишком правдиво высказываться, ища языка, которым бы можно было передать оттенки обыденного разговора, не подчеркивая вульгаризмов и выразительно индивидуальных свойств. В целом его художественный стиль есть нечто такое, что приближается к тому схематического реализма, который, под именем классицизма, господствовавшего, например, во французской комедии XVII-XVIII вв.

В сюжете менандрівської комедии много условного: реализм не в нем, а в обрисовке действующих лиц, в передаче оттенков их психологии. Поклонникам писателя казалось, что дальше идти в этом направлении некуда. «Менандр и жизнь! Кто из вас кому подражал?» - произносил один из этих сторонников. Мысли эти влияли на оценку Менандра и потомками, которым к тому же долгое время, за отсутствием текстов, невозможно было проверить их. В римской литературе Менандр нашел себе подражателя в лице Теренция. Итак, имя, которого оказывали Менандрові некоторые позднейшие историки литературы- «отец новой комедии» - не совсем несправедливое.

ОТШЕЛЬНИК

Комедию найдено в Египте в 1956 и опубликовано в 1958 году. Это единственное произведение Менандра, который дошел до нас полностью.

Действие происходит в бедной каменистой местности на севере Аттики, где живет и тяжело работает крестьянин Кнемон. Жизненные обстоятельства озлостили его настолько, что он стал людоненависником. Заброшенный за несносный характер женой, Кнемон остался с дочерью и старой служанкой.

Богатый юноша Сострат страстно полюбил дочь этого отшельника. Он пытается с помощью своих невольников наладить отношения с Кнемоном, и ему не везет. Отшельник никого к себе близко не подпускает. В частности он ненавидит щеголей-бездельников.

Состратові помогает случай. Кнемон упал в колодец, и юноша вместе с пасынком старого Горгієм вытаскивают его. Тронут Кнемон соглашается выдать за Сострата дочь, выделив ей половину своей земли. Признав свое наотмашь негативное отношение к людям ошибочным, поскольку оказалось, что среди них есть и способные на благородные поступки, он, однако, остается нелюдимым.

Со своей стороны, отец Сострата, богатой Калліпід, дает согласие на брак его С дочерью Кнемона без приданого за нее, а также на брак своей дочери с новым другом Сострата - благородным Горгієм.

Комедия Менандра направлена ния примирения резких противоречий между людьми разного имущественного положения. Однако нельзя отрицать гуманности поэта, которой проникнута вся его пьеса. Отстраненность Тїнемона имеет, собственно, глубокие социальные корни, хотя и продолжает определенную литературную традицию; что идет от мизантропа Тимонена в Аристофана, Фрініха, Антіфана и других представителей «средней» комедии. Это своеобразный «учуднений» выражение возмущения паразитарною верхушкой.

ДЕЙСТВИЕ И

Сострат.

Лишь дніти начало, как Піррія-раба

Отправил я.

Хайрій.

Куда?

Сострат.

Та же отца навістить,

Или опекуна, одинаково... [315]

Хайрій.

О Геракл!

Что говоришь ты?

Сострат.

Ошибку я сделал.

Что дело пристальное эту рабу поручил,

Влюблен, однако, нелегко различит

Что полезно, что нет. И где это он подівсь?

Удивляюсь я давно - я же дал ему приказ,

Чтобы мигом возвращал, разведав обо всем.

Вбегал испуганный Піррій.

Піррій.

С дороги! Берегись! Дай место, потому что меня

Безумец доганя!

Сострат.

Что случилось, мальчик мой?

Піррій.

Спасайтесь!

Сострат.

Что такое?

Піррій.

Забрасывают меня

Камнями, землей. Я пропал!

Сострат.

Бешеный где?

Піррій.

Возможно, уже отстал.

Сострат.

Клянусь Зевсом, да.

Піррій.

А я не знал.

Сострат.

Что несешь ты?

Піррій.

Молю тебя,

Тікаймо все!

Сострат.

Куда?

Піррій.

Найдальш от этих дверей.

Безумец, сумасшедший, злым демоном

Попутаний живет в доме том, куда

Ты приказал идти. Страдания причинил

Большие он мне, потому, спотыкаясь,

Я чуть не оббил всех пальцев на ногах.

Он подошел, размахивая чем-то, и вновь

Будет бросать.

Сократ.

ей-богу, с ума сошел он!

Піррій.

Сострате, нам конец!

Сострат.

Тише говори!

Піррій.

Не могу...

Сострат.

Говори!

Піррій.

Отдышаться дай,

Потому и слова не скажу. Так вот. Постучал я

В двери. «Где найти хозяина?», спросил.

Какая-то старая убогая вышла на порог

И с места, где я стоял только что, она

Указала на холмик - там он собирал груши

Или в кучи хворост взыскивал.

Сострат.

Вот гневный он какой!

ІІіррій.

Что скажешь ты на это, мой милый? На его

Вступив поле, я начал подходить

К нему, а чтобы он меня мог считать

И вежливым и учтивым, издалека начал: [316]

«В пыльном деле, отец, я сюда спешу.

Касается она тебя». Он сразу в крик:

«Преступнику, ты почему, скажи мне, сюда,

На мой огород, пришел?» А потом схватил

Он комок и швырнул мне в лицо.

Хайрій.

А черт бы взял его!

Піррій.

Не успел произнесет я;

«Пусть Посейдон тебя...»,- как по плечах моих

Уже кий затанцевал. «Или может быть у нас

Что-то общего, скажи? Вот там дорога, прочь!» -

Кричит на все горло.

Хайрій.

Видимо, этот крестьянин

Уже совсем одурів.

Піррій.

Наконец, вслед мне

Не менее как пятнадцать стадий он пробежал.

Сначала гнал он вокруг холмика, следовательно

В чащу забег, и в меня запускал

Камнями, землей, грушами, когда не имел

Ничего больше.

Сострат (возмущенно).

Вот дикость! Этот старый -

Преступник настоящий.

ІІіррій.

Отойдите, молю я вас!

Сострат.

Ты трус.

Піррій.

Он зверь! Не знаете его,

Он съест нас всех.

Хайрій.

Как раз, возможно, болен он

Сегодня, а поэтому, кажется, лучше с ним

Встретиться в другой раз: каждое дело, знай,

Сострате, любит свой наиболее удобное время.

Піррій.

Умную вещь сказал.

Хайрій.

Потому что есть более страшное,

Чем бедный крестьянин? И не один лишь этот,

А почти все. Однако я завтра сам пойду

Поговорить с ним, тем более, что теперь

Дорогу знаю я, а пока ты иди

Домой и не выходи, все будет хорошо.

Вот так и сделаем.

(Отходит).

Сострат.

3a повод радостно как

Вскочил он. Да и сразу видно было,

Неохотно он со мной пойдет и план

Женитьба этого не одобрит. Пусть тебе,

Негодник, боги плохую смерть зішлють!

Піррій.

Что злого (о Геракл!) я сделал тебе,

Сострате?

Сострат.

Ты, наверное, что-то у него украл.

Піррій.

Клянусь Зевсом, нет.

Сострат.

Получается, что тебя

Невиновного избили.

Піррій.

Вот и он, взгляни.

Сострат.

Я иду, а ты тем временем с ним поговори. [317]

Піррій.

К согласию все равно я с ним бы не дошел.

Никого еще не смог перебороть я

В красноречии. То же как найти общий язык? (Прячется).

Сострат.

На вид он - никак не смирный человек.

O Зевс, как спешит! Ты лучше отойди

Хоть немного от двери. Выкрикивает идя

Он сам себе. Кажется, он сумасшедший.

Клянусь Аполлоном и богами - он

Испугал меня. Почему скрывал бы правду я?

(Прячутся).

Кнемон (входит).

Кто возразит, что счастливцем был Персей.

Из двойных соображений: во-первых, крылья имел.

Поэтому всех тех, что здесь ходят по земле.

Истекать мог; во-вторых, способен был всех

Назойливых людей в камень повернут.

Когда бы этот странный дар кто-то дал теперь мне -

Виднелись бн везде лишь одни статуи.

Невыносимый время пришло, Аеклепіем клянусь:

На двор заходят мой, заводят разговоры.

Когда-то, ей-богу, я привык просиживать

На том поле, которое вдоль пути простяглось.

Тогда я оттуда сбежал, а все это из-за тех

Дорожников. Нонче ведь уже и на бугорках

Пропал мой покой. Какая там толпа! (Замечает Сострата).

Несчастья! А это кто у дверей моих

Стоит, как стовписько?

Сострат.

Неужели побьет меня?

Кнемон.

Нигде безлюдных мест нет: даже тот

Не смог бы их найти, кто бы вешаться хотел.

Сострат (набок).

На меня, видимо, злой? (К Кнемона).

На встречу, отче, жду условленную я здесь.

Кнемон.

Ну вот, я что говорил?

И что это портик мой для сборища вам?

Если вы желаете встретить кого-то

У дверей моих, устройте все, как следует:

Сиденья соорудите, когда умные вы (входит в дом),

Или зал для заседаний.

Сострат.

Гай-гай, несчастный я!

Дерзость - вот, пожалуй, его самое большое зло.

Кажется, дело это так легко не уйдет,

Немало придется потратить сил,

Это ясно, как день...

ДЕЙСТВИЕ II

Сострат (удивленно).

Почему же, однако, тебе преступником я кажусь?

Горгий.

Недостойное дело ты задумал, вижу я,

Если ты до греха желаешь доказать

Свободную девушку или, выследив мгновение [318]

Благоприятную всего, дело довершит,

Что достойное множества смертей.

Сострат.

Боги святые!

Горгий.

Несправедливо, пожалуй, злом становится

Для нас, работающих, твой досуг. Знай -

Из всех людей наиболее невыносимым есть бидак

Покривджений; сначала он достоин сожаления,

Следовательно, считает он презрение, а не зло,

Причиной всех бед.

Сострат.

Молодой человек, пусть тебе

Благоприятствует судьба. Выслушай те несколько слов,

Что я скажу.

Горгий.

Прекрасно!

Дал.

Пусть тебе боги

Пошлют все блага.

Сострат (Дава).

Ты, базіко, слушай тоже.

Зустрінув девушку-красавицу и загорелся

Любовью я. Если это преступление, то и я

Преступник. Или не так? И не пришел сюда

На встречу с ней я, а отца чтобы ее

Встретить, ведь я, живя в добре,

И свободный, а не раб, сосватал бы ее

Без приданого, лишь с обітом о крепкой

Довічную любовь; когда же сюда пришел

Я с злым намерением или с тем, чтобы украдкой

Причинить горе вам, юноша, - пусть Господин

И Нимфы с ним меня возле самых дверей

Параличом прибьют. Я с ума звихнувсь,

Считай, когда таким я видаюсь тебе.

Горгий.

Если в разговоре я загостро что-то сказал

Тебе, то извини, к сердцу не бери.

Ты мои взгляды меняешь, заодно

И дружбу приобретаешь в меня. Это говорю

Как девушки этой брат, а не чужой.

Сострат.

И пользу принесешь, ей-богу, ты мне

В будущем.

Горгий.

Какую?

Сострат.

Да, по натуре

Упорный ты.

Горгий.

Не хочу я тебя сбудутся

Отговорками, а выложу все: такой

У нее отец, что подобного никто

Не видел еще нигде ни предков, ни из нас.

Сострат.

Это почти знаю я: он зверь.

Горгий.

Вершина зла.

Вот этого поля владелец он, видимо,

Стоит два таланта. Там, в одиночестве,

Работает упорно он без помощи, один.

Не маючії раба, ни наемнику из тех мест.

Ни соседа - в одиночестве он живет.

Больше всего он рад, когда из людей никто [319]

Не встретится ему. Только с девушкой он

В основном работает, ей лишь одной

Он слово скажет, другому же - бесполезная вещь.

Тогда только отдаст ее, так говорит он,

Когда найдется зять, чтобы нрав имел его.

Сострат (нетерпеливо).

Никогда, следовательно.

Горгий.

Милый, не печалься тем

Зря: нам оставь этот груз; нам, которым

Дала в приданое судьба родственников таких.

Сострат.

Никогда, о, боги, не залюблявся ты,

Юноша?

Горгий.

Не было возможности.

Сострат.

Почему?

Кто мешал тебе?

Горгий.

Это проклятый ощущение

Нищей жизни, что ходит тенью вслед

За мной.

Сострат.

Вижу я, не ты визнаєшся

На делах тех: мне казаться велиш.

Это божья - не моя тут воля. [320]

Горгий.

Не нанес

ей беды нам, однако зря так себя

Наказываешь ты.

Сострат.

Неужели не получу ее?

Горгий.

Когда со мной ты не пойдешь, чтобы там

Его переконать, тогда, конечно, нет.

Становись же рядом. Гай, копает около он.

Сострат.

А как мне начать разговор с ним о браке?

Горгий.

Услышав лишь намек на это, он почувствует

До драки поезд, проклиная людей

И их жизнь; тебя же когда он увидит

Без Дела, изнеженного - вид твой его

До сумасшествия доведет.

Сострат.

Он там теперь?

Горгий.

И ни.

Он привычным путем скоро будет идти.

Сострат.

А с ним,

Мой милый, и она, говоришь?

Горгий.

O, если бы

Это случилось!

Сострат.

Тогда хоть на край света идти

С тобой согласен я, только помоги мне,

Умоляю.

Горгий.

Но как?

Сострат.

Пойдем уже, куда

Сказал ты.

Дал.

Ну и что? Превозноситься в плаще

Ты у нас, что при работе?

Сострат.

Почему бы и нет?

Дал.

Забрасывает тебя он землей, проклене,

Как лентяя. То же следует тебе копать тоже.

Увидев такое, наверное, позволит он

Сказать несколько слов, подумав, что ты

С труда своего живешь.

Сострат.

Я согласен. То же пойдем!

Горгий.

Почему, не знаю я, ты мучаешь сам себя?

Дал (набок).

Я хочу, чтобы работы, как никогда еще,

Было сегодня у нас, чтобы он надорвался

С натуги и надоедать больше нам не мог,

ЇІриходячи сюда.

Сострат (Давові).

Лопату принеси!

Горгий.

Бери мою и иди, а я пока плот

Збиватиму, потому что это нужно тоже.

Сострат.

Давай! Д а в. Тебя я спас.

(До Горгия).

Иду, мой господин, я

Туда, за мной и вы направляйтесь. (Выходит).

Сострат.

Вот такое

Положение мое: или немедленная смерть,

Или жизнь с красавицей. [321]

Горгий.

Как искренни те

Слова - то удачи тебе. (Отходит).

Сострат.

Боги святые!

К делу пыл мой в два раза больше стал

От слов, которыми ты отговаривал меня.

Если выросла она без присмотра женщин,

Не слыша поучений ни теток, ни нянь,

И, следовательно, минуя все бридкості

Подобной жизни, а свободно на селе

Росла с отцом, что не терпит зла, тогда

Это настоящее счастье девушку такую найти. (Берет лопату).

Наверное, целый пуд лопата весит эта.

В гроб загонит она меня, однако,

Здесь плакать не следует, раз дело я начал.

ДЕЙСТВИЕ IV

Сіміка (выбегает из дома Кнемона).

Несчастная я! Спасайте! Кто там?..Помогите!

Спасайте!

Сікон.

O Геракл, властитель наш!

Священное возлияние дайте возможность нам

Богам и демонам сделать. Б'єтесь вы,

Причитаете и лаєтесь. Чудацький дом!

Сіміка.

Хозяин у колодца!

Сікон.

Как это?

Сіміка.

Слушай только.

В колодец он спустивсь, лопату и ведро

Задумав достать... вдруг послизнувсь -

И только грохот...

Сікон.

Этот проклятый старик?

Сіміка.

Он самый.

Сікон.

Хорошую вещь сделал, ей-богу, он.

Теперь за дело ты берись, старушка.

Сіміка.

Как?

Сікон.

Возьми глыбу, камень, словом, что-то такое

И брось с горы на него.

Сіміка.

Дорогой, ты спустись...

Сікон.

Чтобы получилось, как в басне: драку завели

В колодце мужчина с собакой? Не иду!

Сіміка.

И где ты пропадаешь, Горгіє?

Горгий (входит).

Я здесь.

А что, Сіміко, случилось?

Сіміка.

Еще раз говорю,

Хозяин в колодец упал.

Горгий (глядя на вход в грот).

Выходи сюда,

Сострате, и давай пойдем скорее туда...

Кнемонова дочь (кричит из дома).

Горе! Батенька... спасайте!

Он не утонул еще?.. [322]

Сострат (выходит из дома Кнемона).

Клянусь, друзья, я

Деметрой, Асклепием, в своей жизни

Увидел я впервые, чтобы так уместно

Утонул мужчина. Казалось, вот-вот

Добуду счастье я. Как только мы пришли,

В колодец Горгий - прыг, а девушка и я

Без Дела наверху остались, так что же

Делать мы могли, кроме того, чтобы она

Волосы рвала на себе и плакала,

В исступлении колотя в грудь. Рядом я стоял,

ей-богу, словно ей защитник, и умолял

Не побиватись так, не сводя глаз

С удивительной красоты, а то, что там, на дне,

Ранен, меня интересовал менее всего.

Сначала я тянул его, но скоро и это

Мне надоело. Так, ей-богу, чуть я

Его не погубил: что-то трижды веревок,

На нее глядя, выпускал из рук.

Атлант этот несравнимый, Горгий, из всех сил

Напружившися, еле вытащил его.

Он вылез, я же сюда прибежал, потому что более не мог

Уже сдержать себя: еще мгновение и был бы я

ее расцеловал, так хочу я ее

Сосватать, поэтому собираюсь я... они

Дверью скрипнула...

Входят Кнемон, Горгий и его дочь. Кнемон идет, опираясь на Горгия.

O Зевс наш, которое

Зрелище удивительное!

Горгий.

Чего, Кнемоне, ты

Хочешь?

Кнемон.

Отстань, ослаб я что-то

Горгий.

Крепись.

Кнемон.

Умерев, больше вам не буду обузой.

Горгий.

Какое большое зло эта проклятая одиночество!

Вот видишь, на волосок от смерти был

Сегодня. Время тебе под наблюдением лета

Старческие пробовать.

Кнемон.

Да, тяжела моя

Положение. То же мать, Горгіє, позови.

Одно лишь горе нас в основном, видимо,

Воспитывает в жизни. А доченька моя,

Пожалуйста, помоги мне встать.

Дочь обнимает его.

Сострат (к Кнемона).

Счастливый человек!

Кнемон (заметив Сострата).

Эй, а ты чего,

Несчастный, там стоишь столбом среди двора?

Горгий.

Расстояние от него, это мой друг, который тебя

Со мной спасал. Благодарности мы не ждем [329]

От тебя все равно, поэтому пойдем прочь

Мы отсюда, ты же людей не терпишь, правда ведь?

Кнемон .

Так, людей я избегаю, и сегодня первый раз

Обойтись без них не мог, и поэтому теперь, клянусь,

Смерть мне милее, знайте, чем спасение вот такой.

Вам никому не изменить той мысли,- наоборот,

Присоединитесь к ней, не колеблясь, все.

Знаю; имел одну я изъян: думал жить одиночкой,

Сам себе давать совет, независимо от всех.

Сейчас же вижу - смерть приходит неожиданным, быстрым

Гостем в дом, и прозрел я: понял свой давний грех.

Сейчас кто-то должен обо мне беспокоиться все время.

Боль, однако, клянусь Гефестом, чувствовал я, глядя

На жизнь корыстолюбивое, что люди проводят все

По расчетам сухими. Думал я, что только зла

Друг другу желают все они. Вот это мне

Так навредило, и Горгий лишь один с трудом смог

Поступком действительно благородным мой разум отрезвит,

Радостно вырвав от смерти деда старого, который

Гнал его с порога, словно собаку, не помог ничем.

Слова человеческого никогда, подойдя, не сказал.

Другой мог бы так сказать справедливо: как меня

Ты от себя прогоняешь, то к тебе не пойду.

Ты мне не помагаєш - не помогу и я тебе. [324]

Знай, теперь, умру - кстати, чувствую я себя плохо,-

Или поправлюсь, отныне - ты мой сын, мое же имущество

Ты можешь считать своим. Доверяю я тебе

Тоже дочь; найди ей мужа. Я бы не смог его найти,

Даже выздоровев совсем: не подойдет по вкусу

Из них никто. Мне же позвольте жить так, как знаю сам.

Взяв в наследство хозяйство, хазяйнуй, ты же не глупый,

Слава богу, и достойный для сестры ты опекун.

Півмайна моего в приданое ты сестре своей отдай.

Остальное сам возьми и удерживай из него мать и меня. (К дочери).

Дочка, ты теперь положиться помоги мне, как следует.

Тот, кто лишнее слово говорит, он, по-моему, не муж.

Подойди ко мне, дочь, несколько слов скажу тебе

О жизни своей и о нраве собственную.

Когда бы

Все были благоразумными, не было бы судов,

Тюрьмы, куда себя сгоняют, войн, и каждый бы радовался

По Судьбе скромной. Как вижу, это приятно вам; ну что же...

Жийте так, не будет больше бирюк вам на пути.

Горгий.

Согласен я с этим всем, и надо нам для девушки скорее

С твоего разрешения, мой отец, подыскать жениха.

Кнемон.

Все мысли свои я открыл. Ради бога, отстань!

Горгий.

Кто-то тебя увидит хочет.

Кнемон.

O, ни за что! Не подходи!

Горгий.

Видимо, девушки просить.

Кнемон .

Ну, а я причем тут?

Горгий.

Он также тебя из колодца вытаскивал.

Кнемон.

Вот этот?

Горгий.

Угу.

Иди сюда.

Кнемон.

Загорелый, вижу. Хлебороб он?

Горгий.

Еще какой!

Отнюдь не щеголь он и не из тех, что целые дни

По полю бродят, а настоящий, трудолюбивый крестьянин.

Кнемон.

Что же, по-вашему, пусть будет,- что задумали - делайте,

А меня оставьте в доме, пусть умру в одиночестве.

Горгий.

Хорошо воспитал отец мой, ты дочь свою.

Кнемон .

Теперь

Вместо меня ты заботься о сестре и ухаживай:

Отец вредить не станет, то сестру твою тебе

Я при свидетелях поручаю, а из имущества моего бери

То, что является твоим по праву. Ну, Сострате, подойди.

Взялся ты за дело, знаю, без лукавства, от души.

Все делать согласился совета брака, хоть такой

Нежный ты, и взял лопату и копал, и труд тяжелый

Стерпел. Нрав раскрывает, как никогда, человек,

Когда решил сравниться с бедняком, хоть сам - богач,

Прихоти судьбы неустойчивого он поборет, этот юноша.

Удачи честной своей ты достоин доказательство дал.

Иди и дальше тем же путем. [325]

© Aerius, 2003




Текст с

Книга: Менандр Отшельник Перевод А.Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Менандр Отшельник Перевод А.Содомори

На предыдущую