lybs.ru
Милиция ловит не кого попало, а только тех, кто попадается. / Юрий Рыбников


Книга: Альбій Тібулл Похвала мира (Элегии, И, 10) Перевод А.Цісика


Альбій Тібулл Похвала мира (Элегии, И, 10) Перевод А.Цісика

© Tibullus

© А.Цісик (перевод с латыни), 1974

Источник: Древняя римская поэзия в украинских переводах и переспівах. Л.: Мир, 2000. 328 с. - 137-138. Первое издание: Иностранная филология. 1974. Выпуск 36. С. 115-116.

Сканирование и корректура: Aerius, SK (), 2004

Альбій Тібулл (54-19 гг. к н. есть.) -представитель елегійної поэзии, происходил из семьи зажиточного римского всадника. Потеряв за годы гражданских войн большую часть своих земельных владений, он служил в кортеже Марка Валерия Мессали, выдающегося политического деятеля и полководца, который, после поражения сенатсько-республиканских войск, перешел на сторону Августа, увидев, что дело республиканцев проиграна. Вместе с Мессалою Тібулл побывал в Галлии, Сирии и Киликии, а затем поселился в своем небольшом имении близ Рима, где жил до своей преждевременной смерти, поддерживая связи с литературным кружком Мессали и с поэтами, которые не принадлежали к нему, в частности - с Горацием. В круг поэтов, близких к императору, он не вошел и от восхвалений правителя воздержался.

С именем Тібулла до нас дошло 4 книги элегий, аутентичными из которых является первая, посвящена любви поэта к вільновідпущениці Делии (имя вымышленное), написанная около 27 года,- и вторая, героиней которой является Немезида. Любовная тематика в Тібулла связана с культом природы и уславленням простого, деревенской жизни. Это жизнь он противопоставит полной тревог и бедствия современности, от которой он хотел бы держаться в стороне. От других римских лириков Тібулл отличается большей простотой изложения, отсутствием показной учености и отчасти сентиментально-печальным тоном своей лирики, которую так высоко поставил в элегии, написанной на смерть поэта, его современник Овидий.

О.Білецький

Кто был тот, что ужасные мечи для нас придумал первым?

Действительно, какое же он имел сердце и свирепое и твердое!

Убийства и войны тогда появились всем людям на погибель

Свободным, короче вмиг путь к гибели стал.

Может, не виноват он вовсе, а мы подняли против себя

Меч тот, что нам он когда-то дал против диких животных?

Пагубное это следствие золота: войн не знали еще люди,

Как на пирах простой буковый кубок ходил.

Кто тогда слышал о крепости и валы с частоколом? Спокойно

И беззаботно пастух среди стада засыпал.

О, если бы я жил в то время! Я не знал бы и оружия печальной,

И сердце бы мне не сжимал звук боевой трубы.

Сейчас меня на войну выгоняют, и носит, возможно,

Враг какой-то уже копье тот, что укоротит мой возраст.

О, защитите меня, отеческие лары: меня ухаживали

Вы, как малым я мальчишкой бегал тогда возле вас.

То, что вы сделаны из леса старого, меня не смущает:

Издавна такими у родителей вы населяли жилье.

Лучше тогда почиталась честность, как искреннюю и скромную

Уважение в малой часовне бог деревянный принимал.

Милость составляли ему, неся виногрона сладкие,

А на священное лоб клали венок из колосьев.

Тот, что приходил с мольбой каким-то, хлеб приносил,

Рядом несла и дочь чистого меда соты.

То же берегите меня, лары, от стрел гостромідних, а в жертву

Выделю я кабанчика лучшего из двора своего.

Вслед за ним я пойду в чистых праздничных уборах.

Корзины с міртом возьму и им заквітчаюся сам,

Чтобы понравиться вам. Пусть уже в другом Марс поможет

Уничтожать в лютім бою врага в первых рядах,

Чтобы за столом мне воин мог рассказать о подвигах

И изобразить вином битвы и походы свои.

Что за безумие искать мрачной смерти в войнах?

Везде потому караулит она, тихо приходит к нам.

В подземном царстве нет ни полей, ни садов виноградных,-

Февраль лишь пес и отвратительный перевозчик душ Харон.

Бродят там тени, - какой же у них вид, грустный и несчастный! -

Толпой мертвоблідим вдоль темноводних озер.

Как то приятнее славить мужа, которого медленная

Старость в своей хижине среди детей застает! [137]

Сам он овец пасет, ягнят оставив с сыном,

Женщина загріє ему воду для уставших ног.

Так вот прожить бы мне: чтобы сивіло волосы на висках,

Чтобы рассказать я мог внукам о былых временах.

Мир лучезарный пусть тогда поля засевал бы плодородные,

Он потому и впервые предпочел заставил к труду в ярме.

Мир виноград нам вырастил и сохранил в нем сок благодатный,

Чтобы веселила сыновей отцова чаша с вином.

Мирную жизнь лемеха и мотыги блестящими делает,

Оружие же в темном углу точит неустанно ржавчина.

Вот крестьянин возвращается из рощи уже навеселе,

Телегой жену и детей с праздника домой везет.

Войны Венеры тогда разворачиваются, жалуется женщина:

Прическа сбита ее, сломанные двери лежат.

Нежное лицо и избито и заплаканное, и победитель

Тоже в слезах и клянет руки свои навесные.

А шуточный Амур спор разжигает досадную

И среди гнева и слез сам неподвижно сидит.

Ах, это не сердце, а камень в того, что ударить может

Нежную подругу: такой кары богов испытывает.

Пусть бы он только тонкую одежду разорвал ей на теле,

Пусть бы с волос сорвал скромные украшения сельские,

Пусть бы только плакала, - вчетверо тот счастлив, у кого

Женщина в слезах, когда он, гневом скипівши, кричит.

То же, что руки и грубые и безжалостные имеет, пусть оружие

Носит, и нежная любовь пусть обходит таких.

То же посети нас, мир благодатный, с пышным колосом,

Пусть нам ясен твой подол вдоволь плодов принесет!

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Альбій Тібулл Похвала мира (Элегии, И, 10) Перевод А.Цісика

СОДЕРЖАНИЕ

1. Альбій Тібулл Похвала мира (Элегии, И, 10) Перевод А.Цісика

На предыдущую