lybs.ru
Без желания все тяжелое, даже легче. / Григорий Сковорода


Книга: Развитие налоговой системы в переходной экономике - Мельник


2.2. ТЕОРИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

Возникновение налогов на начальном этапе развития человеческой цивилизации связано с самыми первыми человеческими потребностями, которые могли довольствоваться через усуспільнену деятельность.

Сегодня наиболее распространенной является точка зрения, что налог - это плата общества за выполнение государством его функций, что имеет форму отчисление части стоимости валового национального продукта на общественные нужды. Но такая точка зрения существовала далеко не всегда. В древние времена, например в Греции, налоги и займы считались чрезвычайными доходами. Примерно то же самое было характерно и для Рима. Хотя здесь впервые демонстрируется попытка создания налоговой системы, в основу которой было положено имущественное и подушное налогообложение, которое осуществлялось на основании оценки имущества и переписи. Первым таким налогом был трибутум. В Древней Греции в VII-IV вв. до н.э. были введены налоги на доходы в размере одной десятой или одной двадцатой части доходов. Были введены также и акцизы в виде частных собраний (то есть у ворот города). Это позволяло государству накапливать деньги на содержание наемных армий, на возведение укреплений вокруг городов-государств, возведение религиозных сооружений, сооружений общественного пользования, водопроводов, устройство праздников и решение некоторых социальных вопросов: раздача хлеба и продуктов беднейшим слоям населения и др. Но была и важна противовес налогообложению. В Афинах, например, бытовало мнение, что налоги ограничивают свободу, носят на себе клеймо рабства, и некоторые граждане считали их унизительными для себя. Они согласны были платить добровольные взносы, а взыскивать дань с побежденных врагов, а также из своих союзников.

До середины ХVII века налоги считались необходимым злом, к которому приходилось прибегать временно, как исключение, при наличии особых условий, при затруднительном положении государства, когда других способов покрытия расходов не оказывалось. Считалось, что к ним нельзя обращаться ни в коем случае, разве что все другие средства отсутствуют. Под другими средствами понимались домены, разное пошлина (в том числе и судебное), казенные предприятия (регалии). Считалось, что государству, самодержцу больше подобает быть купцом, чем тираном.

Даже еще в XVIII веке некоторые английские теоретики до обычных, больших доходов государства относили не налоги, а доходы от домен и лесов, от конфискации имущества, от прав на выброшенных китов, заблудших животных, на имущество, что осталось после гибели кораблей и от надзора за душевнобольными.

Ко второй группе относились так называемые экстраординарные доходы - всевозможные налоги и пошлины. Эта же точка зрения господствовала в Германии еще в начале XIX века. Налоги здесь, как правило, взимались лишь в случае, когда домен и регалий не хватало на покрытие расходов. И даже в конце XIX века немецкие государства предоставляли права городским и сельским общинам прибегать к налогообложению только в случае недостатка других поступлений (от имущества общины, таможенных пошлин, сборов и помощи казны).

Со временем из натуральных повинностей, подарков самодержцу, пошлины развиваются налоги в денежной форме. Король (тот же помещик, только с крупнейшими доменами) живет сначала повинностями от своих земель, затем из владений вассалов, от конфискаций, проезда и охраны купцов, от монеты, ничейного имущества. К этому присоединяется помощь феодалов и населения: помощь натурой, участие в походах, строительство укреплений, содержание во время пребывания короля и его свиты, далее - помощь деньгами. Все это имело временный, чрезвычайный и добровольный характер, взималась первоначально в силу обычая.

Добровольные подарки самодержцам в экстренных случаях, в силу обычая, постепенно становятся постоянными сборами, но взимаются лишь в отдельные годы и на определенные цели. Они все еще считаются добровольными, ведь устанавливаются по согласию состояний. Во Франции, например, в случае введения новых налогов последние регистрировались и утверждались парижскими собранием состояний. Но здесь раньше всех, в 1439 году, король Карл VII вводит первый постоянный налог в связи с ведением затяжной войны и созданием хоть и небольшой, но постоянной армии.

В Англии налоги вводились королем с согласия парламента. В отдельных случаях короли нарушали права парламента и окольными путями вводили налоги, например, в виде обязанности доставлять корабли. Графства, размещенные в середине страны, должны были оплачивать эту повинность деньгами.

Но все же английский парламент до середины ХVII века не признавал постоянных налогов на общие цели. В 1660 году впервые были отменены феодальные повинности, и вместо них половину акциза на пиво, сидр, перри и спиртные напитки было отдано королю и его наследникам навсегда. По словам И.М. Кулішера, “это был выкуп”29, ведь король получал ежегодный доход, а землевладельцы освобождались от обязанности защиты страны. То есть появление постоянных налогов связана с необходимостью содержания постоянной армии. Благодаря именно этому факту доменіальні доходы уступили место налогам не только в Англии, но и в других странах Европы.

Но еще до середины XVIII века наряду с постоянными налогами в Англии существовали временные акцизы, то есть господствовала смешанная налоговая система. Только за короля Георга III все акцизы были продолжены навсегда. Прямые же налоги сохраняли временный характер до ХІХ века.

У восточных славян отправной точкой в налогообложении также были добровольные помощи своих и дань, которая собиралась с чужих племен30. Жители подносили князю, что принимал власть, “дары” и “поклоны”. Со временем отношения с добровольных превращаются в обязательные и периодически выплачиваются. Дань и дар близко подходят друг к другу и сливаются в подать. Хотя сначала данью облагали только покоренные племена.

Позже появляется дань в пользу татар, или ордынское серебро. С 1504 года она переходит в доход московского князя и превращается в целевой налог со всех уделов в пользу великого князя. Появление в ХVI веке налогов (“пищальні деньги” - на содержание стрельцов, 1550 г.) также связана с переходом от дворянской кин-ноты в армии, которой платили землями, к наемной пехоты - пищальників (пищаль - огнестрельное оружие), позже переименованных на стрелков, которым платили хлебом, солью и деньгами. Для содержания армии назначались, кроме “пищальних денег”, ямчужні (ямчуга - селитра для производства пороха), подать на “городову и засечную дело” (строительство укреплений), “полоняничні деньги” (для выкупа пленных). Взыскания производились и в натуральной, и в денежной форме.

В Украине Войско Запорожское также имело свою систему налогообложения. Это была пошлина, накладалось на ветчины и купцов за провоз товара, “мостовое” (за провоз товара через реки), плата за охрану и конвоирование, “дымовой налог” (на так называемых “сидельцев”, то есть женатых казаков и посполитых, что селились возле Сечи и считались подданными Коша), “военный оклад” (денежный налог с посполитых).

Эти налоги использовались на нужды церкви и, большей частью, военной организации.

То есть и здесь, по выражению И.М. Кулішера, “война породила на свет налоги, сначала временные, потом, с появлением постоянного войска, и постоянные. Современная армия и современная налоговая система - сиамские близнецы, неразрывно спаянные, неразлучны, неделимы”31.

Связь налогов с необходимостью содержания армии отразился на теории налогообложения. Сначала она формирует представление о налогах как средство, к которому прибегают в случаях, когда отечество в опасности. Последние трактуются как плата, вносимая каждым на защиту страны. Но в Средневековье (ХV-ХVI века) государственные доходы еще не отделялись от личного имущества короля, поэтому и вызвали протест со стороны сторонников неприкосновенности частной собственности. Признание их как постоянных платежей было проблематичным. Такими взглядами отмечались ранние итальянские авторы, а также представители школы меркантилистов (например, Ж. Боден).

Позже население смирилось с налогами, которые начали превращаться в привычный доход государства.

Точка зрения Прудона заключалась в том, что налог - это обмен. Государство не должно вмешиваться в деятельность, отведенную частной инициативе. Но есть ряд благ, производство которых не могут взять на себя частные лица. Их производит общество, они составляют специальность государства, и для них существуют налоги. По этой теории, государство - это уже не только суд, полиция, дипломатия и армия. Она представляет собой еще и орган, который своей деятельностью должен удовлетворить коллективные потребности населения.

Немец Гок предлагает рассмотреть налоги с другой стороны - как необходимость. Он по-новому рассматривает роль государства. За Гоком, государство - это атмосфера, что всегда окружает и влияет на нас благодатным образом, когда мы даже не видим ее присутствии. Этот переход к новой роли государства обусловил вывод о том, что налоги вовсе не является платой за услуги государству. Люди платят налоги, выполняя долг, ради сохранения того великого целого, к которому принадлежит плательщик. Таким образом, начав с фискального договора, Гок все же определяет, что налоги не являются платой за услуги, а чем-то большим, чем воплощается участие каждого в жизни целого государства, которое имеет самостоятельную ценность и составляет высшую форму человеческой організації32.

Л. Штейн, Шефле, А. Вагнер, Кон, Шалл подчеркивают нравственный сторону налогов, моральная связь между государством и личностью, подчинение частного хозяйства идеи государственности и, тем самым, идеи налога.

Французские авторы (Леруа-Болье, Стурм), наоборот, вспоминают о налогах только как средство покрытия потребностей государства, бюджетный средство, не рассматривая их с моральной точки зрения.

С начала ХХ века эпохи фискального договора и налогов как сугубо бюджетного средства меняет период “социальной” системы налогообложения. Фискальная цель налога меняется социальной. Новым идеалом налогообложения становится стремление к большему уравниванию доходов через их распределение, к уменьшению пропасти между богатыми и неимущими. Таким является короткий ход истории налогов.

Систематизация исторического развития налогообложения позволила выделить три его этапа: первый этап охватывает Древний мир и начало Средних веков, второй - ХVI-ХVIII ст., третий - ХІХ-ХХ вв. Соответственно, налоги прошли путь от примитивно-зародышевой формы (преимущественно в виде частно-правовых доходов) до постоянного источника доходов, формирования налоговых систем и утверждении бюрократического способа взыскания податків33.

Практика и содержание системы налогообложения, кратко изложенные выше, которые существуют с появлением государства, на протяжении долгого времени оставались достаточно интуитивными. Систематизированы концепции налогообложения, которые отразились в налоговой теории, появились в середине ХVI века в условиях достаточно высокого уровня развития государственности, что происходило одновременно с развитием различных направлений экономической мысли. Причем каждая концепция соответствовала сущности и проблемам экономической и финансовой систем государства, а потому изменялась в зависимости от ее экономической политики. Учитывая, что процесс налогообложения осуществляется государством, именно под влиянием развития учения о государстве менялось представление об экономической сущности налогов.

Сначала налоговая теория была создана (и долгое время господствовала) в рамках классической экономической школы (А. Смит, Д. Рикардо, Ж.-Б. Сэй и др.), в основе которой находилась концепция приоритета предложения как фактора, определяющего спрос за состояние рынка ресурсов. Для этой школы характерно утверждение о автономный характер рыночного равновесия, которое устанавливается автоматически, путем перемещения производителей в отрасли национального хозяйства и неудовлетворенным спросом (недостаточным предложением).

Отношение классической школы до рынка как универсального и единственно эффективного регулятора экономических процессов имело следствием отношение к государству только как к носителю управленческой и военной функций, игнорируя ее социальную и экономическую роль. Налогообложение при этом рассматривался исключительно как способ создания финансовой базы для выполнения этих двух функций. Д. Рикардо считал, что налоги должны использоваться только в фискальных целях, поскольку они препятствуют процессу образования и накопления капитала, а потому самым лучшим налогом является наименьший.

Как неизбежное зло, необходимое расходование сил для любого государства рассматривал налоги сторонник теории потребления Ж.-Б. Сей. Он считал, что налоги не выполняют образующей роли и чем они меньше, тем лучше. Согласно теории А. Смита, налоги необходимы для обеспечения таких общественных благ, как оборона, обеспечение безопасности граждан, их имущества, образования. И лишь в отдельных случаях - для обеспечения выполнения контрактів34.

При таком подходе налоги считались источником доходов государства, а в рамках теории исследовалась проблема принципов налогообложения, которые бы не вступали в противоречие с нормальным функционированием экономически свободного предпринимательства. Содержание принципов

А. Смита убеждает, что все они направлены на создание для хозяйствующих субъектов максимально эффективных, несмотря на взыскание в них доли доходов, условий функционирования как самостоятельных структурных единиц сложной социально-экономической системы. Такой подход актуален в любых исторических условиях, при любой сложности и уровне развития.

Осложнения (относительно периода формирования классической школы) социально-экономической структуры общества, которое определяет возникновение новых закономерностей осуществления экономических процессов, обусловило развитие теории налогообложения с учетом усиления социальной и экономической деятельности государства.

Обзор классических работ по данной проблеме и анализ основных положений теории налогообложения наиболее содержательно в Украине сделано в работах Федосова В.М., Шаблистої Л.М., Соколовской А.М., основные выводы из которых приводятся ниже.

С начала ХХ века утверждается мысль, высказанная

А. Вагнером, согласно которой фискальная цель налога заменяется социальным. Это было вызвано началом новой эпохи, появлением новых социальных идеалов. Новым идеалом налогообложения стало стремление к большему уравниванию доходов через их распределение, к уменьшению пропасти между богатыми и неимущими.

Согласно взглядам представителей неоклассической теории (Г. Солоу, М. Фридмен, Г. Хезліт, Д. Роббінсон, Дж. Мид), которая базируется на концепции налоговой нейтральности, современная (для их времени) экономика самоналаштовується, а государственное вмешательство допускается лишь в определенных пределах. Налоговая политика должна помогать сбалансировать рост производства, спрос и предложение, подчиняясь рыночному хозяйству. Так, Дж. Мид, построивший неоклассическую модель, отводил государству лишь косвенную роль в регулировании экономических процессов.

В неоклассической теории широкое развитие получили два направления: теория предложения и монетаризм. Теоретики “экономики предложения”

(А. Лаффер, Р. Мандаль, Дж. Гільдер, М. Фелдстайн, Г. Шмольдерс, М. Бернс, Г. Стайн и др.) разделяли мнение о негативном влиянии государственного вмешательства в экономику.

На их взгляд, систематическое вмешательство государства в хозяйственную жизнь, ее политика доходов, занятости, социального обеспечения оказывают разрушительное воздействие на экономику. Такое вмешательство отвергается, а роль государства ограничивается осуществлением политики, что способствует свободной хозяйственной деятельности, а также поддержанию необходимого уровня денежной массы, проведению кредитных мероприятий, ограничению социальных расходов. Сторонники теории предложения категорически отвергают идею наращивания бюджетных расходов для стабилизации или формирование спроса, квалифицируя ее как фактор дестабилизации экономики и стимулирования инфляции. Не воспринимая политику бюджетной экспансии, они выступают за сбалансированный бюджет, оздоровление финансов.

Авторы теории предложения отрицают идею использования налогов как инструмента антициклической действия на экономику. Прогрессивно возрастающий налог на доходы отдельных лиц и корпораций рассматривается как препятствие для роста сбережений, а следовательно, и новых капитальных вложений, наращивания деловой активности, устойчивого экономического роста. При этом выдвигается требование радикального снижения предельных налогов и ставок, сокращение степени прогрессивности налогообложения доходов. Такие меры рассматриваются как эффективное средство стимулирования частной инициативы, создание благоприятных условий для поддержки деловой активности на основе неограниченного рыночного саморегулирования, расширения инвестиций и оптимального долгосрочного темпа экономического роста. Ключом к решению наиболее острых экономических проблем считается стимулирование широкой частной инициативы и частного предпринимательства, а важнейшим рычагом их стимулирования - снижение налоговых ставок и предоставление налоговых льгот-привилегий корпорациям. Только через стихийный рыночный механизм и всяческое повышение предложения, по утверждению сторонников этой теории, можно обеспечить эффективное использование ресурсов и стимулировать спрос на продукцию. Любое увеличение бюджетных расходов на эти цели отвергается, как и повышение расходов на социальные нужды. Бюджетный дефицит как один из негативных показателей состояния экономики предлагалось устранить. При этом подчеркивалось значение экономии государственных расходов и сбалансированности бюджета. Исходя из существования тесной связи между инфляцией и растущими государственными расходами, сторонники этой теории считали эту связь двойным: 1) постоянный рост бюджетного дефицита влечет за собой монетаризацию государственного долга; 2) влияние налогового бремени на факторы предложения (труд, сбережения и инвестиции). Следовательно, по их мнению, сокращение государственных расходов должно было способствовать борьбе против инфляции и, в то же время, создать условия для успешного осуществления налоговой реформы. Кроме того, значительное увеличение социальных расходов - результат экономической политики демократических партий - означает направление большей части ресурсов на потребление, уменьшает возможность экономического роста. Поэтому сокращение государственных расходов следует начинать, в первую очередь, из затрат на социальные программы.

Теория “экономики предложения” с помощью одновременного сокращения налогов и государственных расходов намеревалась решить главную задачу: уменьшить государственное вмешательство в экономику, замедлить инфляцию и увеличить темпы экономического роста. Для борьбы с инфляцией предполагалось использовать еще один метод - контроль за ростом массы денег в обращении с помощью политики высокого процента.

Механизм регулирования экономических процессов, предложенный теоретиками “экономики предложения” - сложный и противоречивый. Не всегда сокращение налогов и государственных расходов при наличии большого бюджетного дефицита будет способствовать оздоровлению государственных финансов. В этой теории недостаточно разработаны вопросы, связанные с нехваткой доходов, проблемами социальной политики, расходами на военные цели, ростом безработицы, спадом темпов экономического роста.

Полностью полагались на механизм рыночного саморегулирования экономики и теоретики “рациональных ожиданий” (Р. Лукас, Дж. Мут, Р. Берроу, Р. Уоллес, Т. Саржет и др.). Эта концепция предполагает, что в ходе конкуренции вводятся в действие все рычаги саморегулирования, эффективно самоналаштовують экономическую систему и обеспечивают ее равновесие. Авторы данной теории не предполагали возможности циклических колебаний производства. Однако, игнорируя подлинную основу циклических колебаний, они рассматривали их как результат ошибок, допускаемых экономическими субъектами в течение краткосрочного периода. Причиной возможных ошибок считалась некачественная, искаженная информация, что мешает правильно оценить конъюнктуру и выработать реальные прогнозы. Сторонники концепции рациональных ожиданий отвергали государственное регулирование экономики, а меры экономической политики считали неэффективными и бесперспективными. Они ориентировались на крайнюю степень абстрагирования от реального экономического процесса, о чем свидетельствуют рафинированные математические модели, построенные на основе их концепции. Эти абстракции не отражали в обобщенном виде экономическую систему со всеми присущими ей специфическими особенностями и были недостаточными для ответа на насущные вопросы реального экономического процесса. Отклоняя роль государства в регулировании экономических процессов, теоретики “рациональных ожиданий”, как и сторонники теории “экономики предложения”, отстаивают необходимость предоставления максимально возможной свободы рыночным регуляторам для влияния на направления и перераспределение потоков капитала.

Таким образом, общим во взглядах представителей первого направления исследования налогов является то, что последние могут выполнять только фискальную функцию и, следовательно, является прямым вычетом из чистого дохода, созданного в обществе. Это, безусловно, односторонний подход к определению природы, роли и места системы налогообложения в жизни общества. Ведь природа налогов определена законами воспроизведения. Как категория перераспределения налоги зависят, прежде всего, от условий роста или снижения всего совокупного дохода общества. Следовательно, их нельзя связывать только с формированием бюджетных ресурсов.

Положение о налогах как факторы экономического роста развивалось теоретиками второго направления исследования, связанного с выяснением стимулирующего их влияния на социально-экономические процессы в стране. Так, более точет формулировка положения о стимулирующем влиянии налогов на производство получило характер взаимоотношений предельной благ и трудовой стоимости. Представители маржиналістської теории (Г. Госсен, И. Жевонс, Л. Вольрас), применив метод аналитической геометрии для определения стимулирующего воздействия повышенной оценки благ и, следовательно, рост налогов на производство, пришли к выводу, что вследствие лишения плательщика налога некоторого количества произведенной им продукции выгода, полученная от предельного блага, будет большей, чем затраты на его производство, поэтому производство будет продолжаться до тех пор, пока обе эти величины (выгода и затраты) не уравновесятся, причем количество произведенных продуктов возрастет.

Таким образом, руководствуясь приведенной схемой, надо признать, что принудительное изъятие у налогоплательщика некоторого количества благ без специального эквивалента создает у него стимул для повышения производительности труда и влечет за собой увеличение производства, поскольку оно не может перекладываться на других лиц.

Согласно теории немецкой школы (Л. Штейн, В. Зомбарт) налоги являются производственным потреблением капитала. Так, Л. Штейн считал их производственной расходом: каждый налог входит в издержки производства товаров и таким образом перекладывается на всех потребителей, но государственные услуги, увеличивая производительность труда, возвращают гражданам уплаченный налог.

Представитель итальянской финансовой школы Ф. Нітті писал, что “во всех современных странах налог преследует две цели: 1) фискальную;

2) экономическую, хозяйственную (запретительной или ограничительной). В современных бюджетах налоги приобретают все большее значение запретительного или ограничительного в отношении тех форм производства и обмена, которые определяются вредными, и заступницького отношении таких, которые считаются полезными”.

Российские финансисты (В. Твердохлебов, Н. Тургенев, Г. Озеров, И. Кулишер) рассматривали налоги как орудие экономических и социальных реформ с целью перераспределения имущества, поддержания одних форм хозяйствования и развития других. Несмотря на то, что их налоговые теории носили сугубо прикладной характер (они ограничивались изучением способов мобилизации финансовых ресурсов для содержания государства), в них были учтены закономерности развития товарно-денежных отношений и международные тенденции формирования основ рыночного хозяйствования. Рекомендации этих ученых использовались при выработке мер по укреплению финансового хозяйства страны.

Некоторые российские финансисты, например, А. Соколов, признавая определенное влияние налоговой политики на экономические процессы, вместе с тем подчеркивал, что это не означает целесообразности ее использования каждый раз, когда возникает необходимость достичь определенных целей в экономике. Свою позицию автор аргументировал тем, что, во-первых, налоговая политика не является единственным фактором, который влияет на экономику. Например, задача стимулирования сбережений можно решать не только с помощью налогового механизма, но и путем проведения соответствующей кредитной политики. Во-вторых, наука не может точно определить, к каким последствиям приведет то или иное действие государства в области налогов. Это обусловлено тем, что экономическая система находится в постоянном развитии. Знания, полученные о ней в прошлом, на данный момент могут обесцениться в той или иной мере, что приведет к неоднозначному толкованию экономических процессов в теоретических исследованиях. Отсюда - разные точки зрения на конкретные мероприятия в сфере налогов. В-третьих, налоговая, политика по сравнению с другими методами воздействия на производство, имеет определенную неповоротливость. Это связано с законодательным утверждением любых налоговых изменений. А это, в свою очередь, приводит к тому, что радикальные изменения, продиктованные наукой, могут быть блокированы и, как правило, запаздывают относительно потребностей реальности, что обусловлено временными лагами. В-четвертых, налоговая политика ограничена в своем влиянии на экономические процессы, поскольку налоги являются лишь частью перераспределительных отношений, поэтому не в состоянии существенно изменить отношения производства и распределения, а могут лишь скорректировать их. Кроме того, основная функция налогов - обеспечение фискальных потребностей государства, поэтому проведение налоговой политики, прежде всего, должно подчиняться этой цели.

В 30-е годы XX в. вмешательство государства в экономику научно обосновал английский экономист Дж. Кейнс. Согласно его теории главная задача экономической политики государства заключается в управлении совокупным спросом, а основным инструментом проведения политики управления спросом является государственный бюджет, который рассматривался им как стабилизирующий фактор воспроизводства.

Экономическая теория, которая получила отражение в трудах

Дж. М. Кейнса, была создана с учетом экономической реальности кризисного и посткризисного состояния национальных экономик в 20-30 гг. ХХ века.

Концепция кейнсианской теории основана на понятии “эффективного спроса”, т.е. спроса, уровень которого обеспечивает максимально полное соответствие предложения. В противовес классической школе кейнсианство предполагает, что совокупный спрос создает совокупное предложение. Такой подход к определению приоритетов, основываясь на большом и убедительном статистическом материале, сопровождается выводом о том, что свободная рыночная экономика не имеет в своем распоряжении механизма, который бы обеспечил равновесие спроса и предложения на уровне полного использования ресурсов. Это может быть достигнуто в любом, в том числе и кризисном состоянии экономики. Термин “эффективный спрос” означает, что последний может обеспечиваться только при участии государства путем постоянного и целенаправленного регулирования экономики различными средствами, в том числе и через систему налогообложения.

Регулирование спроса через налогообложение в теории Кейнса базируется на положении о том, что увеличение налогов приводит к сокращению спроса из-за уменьшения размеров дохода и одновременно через потребительские расходы и сохранения пропорции, которая определяется отношением максимальной стоимости к потреблению и максимальной стоимости до сохранений. Повышение уровня налогообложения сокращает частные совокупные расходы на величину, меньшую по сравнению с объемом прироста налогов, и приводит к уменьшению величины равновесного национального дохода (эффективного спроса). При этом возникает эффект налогового мультипликатора, согласно которому снижение эффективного спроса в случае повышения налогов больше за него. То есть вывод заключается в необходимости использования для государственного регулирования экономического роста целенаправленного управления дефицитом бюджета, а не налоговых источников.

Варьируя разницей между доходами и расходами бюджета в зависимости от конкретных экономических условий, государство способно поддерживать тот или иной баланс между накопленным капиталом и таким, что применяется в производстве, то есть целенаправленно влиять на объем совокупного спроса, а через него - на величину предложения.

Кейнсианская теория государственных финансов отвергла догмат сбалансированного бюджета, легализуя бюджетные дефициты для стимулирования экономики. Так, в условиях кризиса или депрессии государство должно сокращать налоги и увеличивать расходы государственного бюджета, допуская бюджетный дефицит, и, таким образом, создавать дополнительный спрос в стагнуючій экономике. При высокой конъюнктуре финансовая политика должна сдерживать спрос путем повышения налогов и ограничения расходов. Бюджетные дефициты могли сохраняться и при растущем производстве для стимулирования экономики, достижения наибольших темпов роста.

Дж. Кейнс считал, что государство может способствовать достижению соответствия между платежеспособным спросом и объемом производства с помощью упорядочения государственных расходов, регулирования ссудного процента и налогов. Он отмечал, что серьезные изменения в налоговой политике (наряду с изменениями процента) могут вызвать изменения в потреблении, подчеркивая, что люди склонны увеличивать его с ростом дохода, но не в той мере, в которой он растет. Из этого положения был сделан вывод о том, что необходимо государственное вмешательство, направленное на изъятие с помощью налогов доходов, помещенных вне банковской системы, и соответственно, финансирование за счет этих средств инвестиций и текущих государственных расходов. Правительственный спрос должен, по мнению Дж. Кейнса, мультиплицировать (приумножать) производство, обмен, занятость.

Важной составной частью кейнсианской теории в части налогообложения является наличие обоснования использования прогрессивных налогов как автоматического регулятора экономического развития. Существует очевидная необходимость регулирования сбережений как источника инвестиций, а следовательно, и экономического роста. Неоправданно большие сохранение в условиях неполной занятости является пассивным источником доходов и не трансформируются в инвестиции, что определяет необходимость их изъятия (фактически перераспределения) в виде налогов для возврата в производственный, экономический оборот. С этой точки зрения, именно прогрессивные налоги, которые действуют по схеме “увеличение/уменьшение доходов - увеличение/уменьшение налоговой ставки”, обеспечивают опережение объемов и темпов налоговых поступлений над темпами и объемами доходов, что в определенной степени соответствует необходимому инвестиционном перераспределения. Таким образом, объем доходов бюджета в части налогов может формироваться как функция двух аргументов: налоговой ставки и ВВП. Это позволяет за счет прогрессивного налогообложения гибко и оперативно, без длительного пересмотра основных положений налогового законодательства реагировать на объективные циклические колебания экономического роста.

В экономической литературе критика кейнсианской теории с позиции современного состояния экономики аргументируется, в частности, такими положениями:

- в связи с тем, что инфляция приобретает хронический характер из-за изменения в производстве (инфляция спроса), необходимо вмешательство в направлении улучшения предложения ресурсов, а не спроса на них;

- открытость современной экономики приводит к тому, что налоговое стимулирование спроса активизирует иностранные инвестиции, которые наносят ущерб национальным.

Эти аргументы не соответствуют ситуации, сложившейся сегодня в экономике. Во-первых, политика глобальной социальной помощи населению за счет государственных финансовых ресурсов, которая сегодня реализуется на практике, не позволяет объективно говорить о преобладании инфляции издержек над инфляцией спроса, то есть целенаправленное формирование кейнсианского эффективного спроса, в частности, за счет налоговых рычагов, выглядит актуальным. Во-вторых, угрозы преобладание иностранных инвестиций фактически не существует через неблагоприятный инвестиционный климат. Вместе с тем, привлечение иностранных инвестиций через систему налоговых мероприятий следует расценить положительно.

То есть использование базовых кейнсианских положений (в сочетании с другими теоретическими разработками) способно обеспечить эффективное развитие налогообложения.

В послевоенные годы проблема экономической динамики высунулась на передний план. Последователи Дж. Кейнса Е. Хассен. Геллер, Е. Дамар, Г. Харрод, Е. Кларк, Г. Хеллер, Ф. Ноймарк и др. доказывали необходимость систематического воздействия государства на экономический рост. Налоги рассматривались как главный регулятор накопления, “встроенный механизм гибкости”, который должен обеспечить подъем экономики. Среди “встроенных стабилизаторов” предлагались, как уже упоминалось выше, автоматические (прогрессивный подоходный налог, бюджетные расходы) и управляемые (разнообразные налоговые и другие финансовые меры). Балансируя этими стабилизаторами, по их мнению, можно обеспечить хозяйственный подъем. Суть такой антикризисной политики заключалась в том, что государство создаст налогообложения и другие финансовые рычаги экономического цикла. При оживлении и подъеме производства можно усиливать налогообложения, искусственно сдерживая спрос, и уменьшать государственные расходы, создавая специальный резерв государства, а с приближением кризиса - увеличивать объем спроса путем сокращения налогов и роста государственных расходов. Для снижения темпов инфляции рекомендовалось повышать налоги, которые бы сокращали доходы.

В 60-70-е годы XX в. большая группа экономистов (П. Самуэльсон, Дж. Гэлбрейт, Т. Балог и др.), признавая неэффективность существующих методов государственного регулирования через налогообложение, пытались синтезировать теории различных направлений. Их теория государственно-монополистического регулирования (інституалізм), опираясь на так называемую смешанную экономику, делает акцент на распределение национального дохода с учетом оптимального соотношения между частным и государственным секторами в долгосрочном аспекте. Этому должна способствовать, в частности, политика государственных расходов и налогов, в том числе ускоренная амортизация, что создает условия для новых инвестиций.

В концепциях інституалістів прослеживается характерное для современных социальных теорий стремление опираться на реальные процессы. Они выходят из быстрорастущего промышленного производства, базирующейся на крупных корпорациях, усилении влияния научно-технической революции, неизбежном усложнении систем управления, увеличении потребности в планомерной организации производства. Інституалісти возлагают на государство большие надежды в организации и стимулировании научно-технического прогресса. Государство, по их мнению, должна взять на себя организацию фундаментальных исследований, системы образования, профессиональной подготовки, реализацию экспериментальных, наиболее рискованных в коммерческом плане проектов и др.

Інституалісти видят в государстве реальную силу, способную сдержать негативные процессы. Осуществление реформ они связывают с усилением регулирующей роли государства. Так, по мнению Дж. Гэлбрейта, следует больше полагаться на финансово-бюджетную, чем на кредитно-денежную политику, сочетая ее с повышением налогов, сокращением федерального дефицита и значительным снижением процентных ставок. Экономическая теория Дж. Гэлбрейта наиболее реалистично отражает современное состояние и проблемы экономики и предусматривает во многом действенные меры для ее оздоровления.

Рекомендации относительно синтеза рыночного и государственного регулирования нашли отражение в посткейнсіанській теории, основными создателями которой является Д. Роббінсон и Н. Калдор. Они выступают за усовершенствование механизма регулирования экономики, за более равномерное распределение дохода с помощью налогов, которые не нуждаются в коренной ломки. Мобилизована налогами часть национального дохода, с их теорией, может быть пригодной для активного воздействия на структуру и капиталовложения. Эта теория смыкается с популярной в развитых странах реформистской концепцией нивелирования дохода налогами.

Основателем популярной реформистской теории “налоги - инструмент уравнивания дохода” является Е. Жирарден. Ее разделяют американские экономисты Г. Тибольд, Дж. Гэлбрейт, С. Кузнец, Д. Пичлер, английские - К. Кросланда, Г. Коул, французские - М. Клюдо, Же. Фурастье и много других. По их мнению, с помощью прямых налогов (подоходного, налога с наследства и дарений), взимаются по прогрессивным ставкам, можно ликвидировать имущественное неравенство, которое возникает с развитием общества. При этом они выступают за ограничение налогообложения предпринимателей, иначе, по их мнению, исчезнет стимул к расширению производства.

Мировой опыт функционирования рыночной экономики подтвердил справедливость выводов сторонников второго направления исследования налогов, которые рассматривают последние как объективную необходимость, обусловленную финансовыми потребностями поступательного развития общества, и как действенный регулятор экономических и социальных процессов в обществе.

Современные отечественные ученые исследуют различные аспекты влияния налогов на все стадии воспроизводственного процесса, осуществляют поиск оптимальных границ налогового бремени, определяют направления развития налогового механизма. Изучение теоретических и методологических достижений экономической теории налогообложения позволяет выделить основные альтернативы решения налоговых проблем. Акцентируя внимание на невозможности точного определения границы общего уровня налогообложения экономики, вместе с тем, подчеркивается возможность прослідкування тенденции взаимосвязи между развитием экономики, долей налоговых поступлений в бюджет и структурой налогов, что поможет предотвратить отрицательной действия налогов или ее сгладить в определенной экономической ситуации.

Проведенный выше анализ теоретических разработок относительно налогообложения свидетельствует о многогранности и сложности использования налогов как финансовых регуляторов. При глубокой научной разработанности общетеоретических основ налогообложения и отдельных сторон, освещении опыта его реализации в развитых экономиках в то же время существует необходимость изучения и дальнейшей разработки теоретических составляющих формирования системы налогообложения в переходной экономике, поскольку имеет место отрыв предыдущих теоретических разработок от реалий социально-экономического развития в переходных условиях. Ориентация отечественной налоговой модели на неадекватное условиям ее социально-экономического развития концепция не может не иметь отрицательных результатов. Но и решение проблем экономического роста немыслимо вне поиском экономически приемлемых направлений и форм налогообложения. Поэтому не случайно продолжаются теоретические поиски и дискуссии по проблемам, которые составляют основу для концептуального определения модели налогообложения, где должно быть заложено понимание того, что наряду с фискальным назначению налогов новая система будет формировать отношения, которые способствуют экономическому и социальному развитию.

Опираясь на результаты, достигнутые различными научными направлениями и школами, важно дать целостную характеристику движения разнообразных отношений, складывающихся в сфере налогообложения, рассмотреть их в аспектах противоречий, взаимных превращений, общего связи с конкретными отечественными экономическими отношениями. В этом лежит путь к познанию базисных процессов, которые должны составлять основу концепции реформирования налоговой системы Украины.

Книга: Развитие налоговой системы в переходной экономике - Мельник

СОДЕРЖАНИЕ

1. Развитие налоговой системы в переходной экономике - Мельник
2. 1.2. МЕТОДЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ И ИХ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
3. 1.3. НАЛОГОВАЯ СИСТЕМА В СТРУКТУРЕ ИНСТРУМЕНТОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПЕРЕХОДНЫХ ЭКОНОМИК
4. Раздел 2. Теоретическая модель налоговой системы в переходной экономике 2.1. НАЛОГ - ОСНОВНАЯ КАТЕГОРИЯ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
5. 2.2. ТЕОРИИ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ
6. 2.3. ПРИНЦИПЫ ПОСТРОЕНИЯ И КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
7. 2.4. РАЗВИТИЕ НАЛОГОВЫХ РЫЧАГОВ РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ
8. Раздел 3. Противоречия налоговой системы Украины 3.1. НАЛОГОВАЯ СИСТЕМА УКРАИНЫ И ОЦЕНКА ЕЕ СТРУКТУРЫ
9. 3.2. НАЛОГОВОЕ БРЕМЯ И НАЛОГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД
10. 3.3. СБАЛАНСИРОВАНИЕ БЮДЖЕТА И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА НАЛОГОВУЮ СИСТЕМУ
11. 3.4. НАЛОГОВЫЕ ЛЬГОТЫ КАК ИСТОЧНИК ПРОТИВОРЕЧИЙ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
12. Раздел 4. Рационализация налоговой системы 4.1. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ В УКРАИНЕ
13. 4.2. РЕШЕНИЯ СТРУКТУРНЫХ ПРОБЛЕМ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ
14. 4.3. УКРЕПЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ НАЛОГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
15. ЛИТЕРАТУРА
16. ПЕРЕЧЕНЬ ТАБЛИЦ
17. ПЕРЕЧЕНЬ РИСУНКОВ И СХЕМ

На предыдущую