lybs.ru
Кто родился для виселицы, то ни воды, ни огня не боится. / Украинская народная мудрость


Книга: Публий Овидий Назон Скорбные элегии Перевод Андрея Содомори


Публий Овидий Назон Скорбные элегии Перевод Андрея Содомори

© Publius Ovidius Naso. Tristia

© А.Содомора (перевод), 1999

Источник: Овидий. Любовные элегии. Искусство любви. Скорбные элегии. К.: Основы, 1999. 300 с. C.: 169-269.

OCR & Spellcheck: Aerius (), 2004

Содержание

Книга первая

Элегия 1

Элегия 2

Элегия 3

Элегия 4

Элегия 5

Элегия 6

Элегия 7

Элегия 8

Элегия 9

Элегия 10

Элегия 11

Книга вторая

Элегия 1

Книга третья

Элегия 1

Элегия 2

Элегия 3

Элегия 4

Элегия 5

Элегия 6

Элегия 7

Элегия 8

Элегия 9

Элегия 10

Элегия 11

Элегия 12

Элегия 13

Элегия 14

Книга четвертая

Элегия 1

Элегия 2

Элегия 3

Элегия 4

Элегия 5

Элегия 6

Элегия 7

Элегия 8

Элегия 9

Элегия 10

Книга пятая

Элегия 1

Элегия 2

Элегия 3

Элегия 4

Элегия 5

Элегия 6

Элегия 7

Элегия 8

Элегия 9

Элегия 10

Элегия 11

Элегия 12

Элегия 13

Элегия 14

Примечания

КНИГА ПЕРВАЯ

1

Пойдешь в Рим, мой згорточку скромный... Нет, я не завидую...

Кто же тебя взрастил, то - горе! - останется здесь.

Пойдешь неубранный - так оно подобает ребенку изгнанника:

К невеселых времен одежда надлежащий бери.

Ни багрецем, ни вакцинії соком гордиться не надо, -

Не для скорби и печали краску придумано эту, -

Кедром пусть страницы не гордятся, мінієм - титул,

Белые - над темным лбом пусть не ясніють рожки.

Все те украшения - для других книг, счастливой судьбы,

Ты же о моей помни - судьбу, враждебное мне.

Пусть не выглаживает пристально краев твоих пористый камень,

Пусть будет видно, что ты не чепуривсь, не голивсь.

Пятен не стесняйся: увидев их, всяк поймет,

Что не одну лишь слезу я над тобой проронил.

Хватит! Трогайся! От меня поздравляй места милые -

их может сейчас достигнут лишь моего стиха стопа.

Может, еще кто-то помнит обо мне там среди людей,

Может, и спросит тебя, как здесь ведется мне, -

Скажешь ему, что жив, но не говори, что здоровый:

Та даже то, что живу, является подарком богов.

Захочет кто-то узнать - лучше тебе промолчать,

В беседе лишним словечком не прохопися, случайно,

Потому что, заинтересовавшись, книги мои развернет читальник,

Молва пойдет - и снова будут судить меня.

Кто тебя обидным словом дійме - защищаться не стоит:

Защитой, что не говори, только навредишь мне.

Может, встретишь кого-то, кто вздохнет с Назоном-изгоем,

Пусть со слезой в глазах он те строки пробежит

И пожелает, и мысленно (завистник может підслухать),

Чтобы и свой гнев смягчил Цезарь, и казнь мою.

Кто бы не встретился тебе, пусть горя он не испытывает,

Ибо за несчастных стоит, милости молит богов.

Вот если бы виблагав он!.. Если бы Цезарь, преодолев гнев,

Умереть позволил мне на родине моей!..

Хоть бы и все ты сделал, как говорю, не избежишь упреков:

Что это за стихи, мол, с древними не порівнять!

Да, но честный .суддя на обстоятельства должен взвесить,

А когда обратит внимание на них, виправдать сможет тебя.

Только погідна душа безупречную заключает песню,

День же мою погасил судьбы внезапный удар.

Песня жаждет от того, 'кто пишет, досуга и тишины -

Волны, морозы, ветры яростно хлещут меня.

Песни не может сусідувать страх, а я, неудачник,

Слышу на своей шее прикосновение холодный меча.

Пусть даже то, что пишу, поражающего судья и благосклонно

Глянет на мои стихи, хоть глупые они.

Ты Меонійця возьми и накинь такие беды на него -

Нищетой умения, поверь, даже ему попеняют.

Пусть тебе будет все равно, что там кто скажет о тебе,

Как не угодишь кому - стыда с того не имей:

Судьба ко мне, знаешь, теперь не настолько ласковая,

Чтобы выпадало тебе заботиться о славе в людей.

Пока везло мне, к похвалам не был я равнодушен,

Я Весь горел желанием иметь громкое имя.

Достаточно того, что песен не возненавидел я, ни таланта:

Это же из-за него я здесь, изгнанный, на чужбине!

Иди же - и Рим озирни (потому что можно тебе вместо меня...

О, если бы мог я, боги, згорточком стать своим!

И не гадай, что тебя, когда придешь в город большой,

Не распознает никто среди густой толпы -

Хоть бы ты и названия не имел, тебя выдаст барва скорбная:

Как не приховуйся там - всякий будет знать, что ты мой.

Втайне все же войди, чтобы мой стих тебе не помешал:

Сейчас же не так, как прежде, любят, уважают его.

А как встретишь кого-то, кто тебя, не читая, отбросит

Лишь за то, что ты мой, вот что такому скажи:

"На заголовок посмотри: не даю наставлений для любви,

Казнь, принадлежащую ему, произведение это сполна уже понес".

Может, ждешь, когда я скажу тебе, посланцу,

Еще и на высокий сойти холм, где Цезаря дом?

Пусть те святыни и их боги на нас не гнівляться:

Попал у меня оттуда громоподобный удар.

Хотя помню, что там - самые ласковые силы небесные,

Все же тех богов, что меня поразили громом, боюсь!

Достаточно, чтобы голубь хоть раз одчув твои, яструбе, когти -

Уж он, бедняга, дрожит, пусть лишь крыло шелесне.

Так и овца, которую вырвали из пасти жадливого волка, -

Уже ты ее от кошар не одженеш, робкую.

Был бы жив Фаэтон - избегал бы неба и до лошадей

Не подошел бы, хоть их так необдуманно жаждал.

Так вот и я, кто почувствовал молниеносную Юпитера оружие,

Только гром загремит - думаю: у меня он бьет.

С судов аргосских которое не разбилось при Катареї,

То к евбейських глубин уже не направит парусов.

Так вот и мой потрепанный бурей лодку боится '

Вновь вернуть туда, где чуть не утонул.

Поэтому там будь настороже, расчетливый и осторожный,

Пусть удовлетворяет тебя из простонародья читатель.

Так на слабом крыле Икар рвался к небу -

Упав, несчастный, своим именем воды назвал.

Советовать не берусь, весла или паруса прибегать:

Только обстоятельства и время совет лучшую дадут.

Может, окажешься в доме ясном, когда там разрешительно

И ласково будет, то знай: гнев себя исчерпал сам.

Может, твою нерешительность заметив, кто-то поспособствует,

Слово закажет, тогда - уже без колебаний подойди!

В добрый час, мой згорточку! Ты счастливее от меня!..

Иди, ибо только там ты мои боли облегчить бы мог:

их или действительно никто, или тот, кто нанес мне раны,

Как сын Пелея некогда, полечить бы сумел.

Только, вместо помочь, случайно, не навреди ненароком, -

Над надеждами страх гору, как видишь, берет, -

Чтобы, розворушений, снова из-под пепла гнев не прорвался,

Казни тяжелой, гляди, второй раз на нас не наклич!

А когда, наконец, обитель моя тебя примет гостеприимно

И получишь свое привычное в ящике округлой жилье,

Родных братьев своих сложенных там за порядком увидишь -

их я випещував тоже бдительным, бессонным трудом.

Другие - их целая толпа - о себе откровенно говорят:

Каждый из них во главе свой заголовок несет.

Трех - притихших - увидишь там одаль, в уголке темном,

Хотя их наука - любовь - первая наука для всех.

их ты или уйди, или, если хватит духу,

Решись Эдипа имя или Телегона им дать.

Только из тех трех, если ты уважаешь своего отца,

Ни одного не полюби, хоть и любить он учит.

О перевоплощении есть еще там книги - пятнадцать свитков:

При погребении моим вырваны их с огня.

им ты от меня скажи, что и моей судьбы лицо

Сейчас бы пополнит могло тел перевтілених ряд.

Потому что в одно мгновение неподібною стала к себе самой:

Только счастлива была - умытая слезами теперь.

Еще не одно бы я дал поручение, лишь бы ты пожелал,

Только боюсь, чтобы тебя я не загаяв зря.

Впрочем, если все, что вспоминаю здесь, понесешь с собой,

Кто знает, тот посланник мог бы двинуть тебя.

Долгая дорога... Трогай! А я буду жить на краешке

Мира и об землю свою снитиму в той дали.

Книга: Публий Овидий Назон Скорбные элегии Перевод Андрея Содомори

СОДЕРЖАНИЕ

1. Публий Овидий Назон Скорбные элегии Перевод Андрея Содомори
2. 2 Неба и моря боги! Или осталось что-то, кроме мольбы?...
3. 3 Только зрине в душе самый скорбный образ той Ночи,...
4. 4 Океана Уже достиг Медведицы менальської сторож, Воды...
5. 6 Отдано так не любил Антимах из Клароса Лиду, Так к...
6. 9 Пусть без приключения тебе поспособствует пределы достичь Судьба, если...
7. 11 каждая строка его в той книжині моей прочитаешь, Я в...
8. КНИГА ТРЕТЬЯ 1 Робко вхожу я в Рим...
9. 3 Может, удивишься ты, что это письмо не моей рукой Написано: я...
10. 5 Мы не настолько с тобой дружили, чтобы дружбы той, как Будто бы...
11. 8 На Тріптолемову сейчас бы мне ступит колесницу, Мужа,...
12. 11 Ты, что в беде моей еще и нападаєш, подлый, на меня, И...
13. 13 нежелательным Гостем (лучше бы я на свет не появился!) День...
14. 2 Уже бы на колени стать тебе, Германіє грозная, Звідавши,...
15. 4 Ты, кто гордиться бы мог одним лишь перечнем предков, А...
16. 6 Со временем приучается вич терпеливо плуг тянуть - Сам же...
17. 9 Имени твоего не название, если можно, если дашь согласие - Так...
18. КНИГА ПЯТАЯ 1 И это еще книжку прими,...
19. 3 Ныне - тот день (или я ошибаюсь?), когда тебя, Вакху,...
20. 5 Год довершився, и день именин хозяйки моей Награды...
21. 7 Письмо, читаешь его, прибрел из далекого края, Где,...
22. 9 О, если бы в песне моей ты разрешил себя называть - Как твое...
23. 12 Советуешь, чтобы я писанием розраджував неутешительную судьбу, Чтобы од...
24. 14 Видишь сама, какой памятник я воздвиг тебе в книгах,...

На предыдущую