lybs.ru
Иду на вы. / Святослав I ХРАБРЫЙ, Великий князь киевский


Книга: Гете Иоганн Вольфганг. ФАУСТ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Сегодня зводж'у до ее комнаты.

Ф а у с т

К ней? Ею владеть?

М е ф и с т о ф е л ь

Нет, она будет у соседки сидите,

А ты тем временем можешь мріть

В одиночестве, в доме тихой,

О ней, о предстоящих утехах.

Ф а у с т

Сейчас пойдем?

М е ф и с т о ф е л ь

Немного позднее.

Ф а у с т

И не забудь ей подарков, гляди же!

(Ушел).

М е ф и с т о ф е л ь

И за подарки уже? Ну, будешь иметь успех.

Есть у меня сила тайников,

Давно закопанных сокровищ -

Там надо будет кое-что взять.

ВЕЧЕР

Небольшая чистенькая комната.

М а р г а р и т а

(заплетая и подвязывая волосы)

Что бы я дала, чтобы кто сказал,

Какой то господин меня занимал!

Такой у него пышный вид,

Сразу знать знатный род -

Это словно написано на ч'олі,

А то бы не давал себе воли.

(Выходит).

Мефистофель, Фауст.

М е ф и с т о ф е л ь

Сюда, и тише, вот сюда!

Ф а у с т

(постояв волну молча)

Теперь иди и на улице жди!

М е ф и с т о ф е л ь

(обшарил глазами комнату)

У девушек так чисто не всегда.

(Выходит).

Ф а у с т

(оглядывается кругом)

Привет доме этой святой,

Что мечтает в з'астумі півтьми!

Скропляючись в ясной роси надежд,

Любовь боль, в сердце защеми!

Какой здесь покой и порядок,

Которое довілля и звич'ай!

В этой бедноте - какое изобилие!

В этой тесноте роскошный рай!

(Бросается в кожаное кресло край кровати).

Прими и меня, как в старину

Принимал вторых, с утешением и печалью.

Как часто он, этот милый трон родителей,

Обвішувавсь мелкой детворой!

И милая, может, здесь, в стае болтушек,

За рождественский удячна подарок,

Дідусику несла свой поцелуй.

Я слышу, девушка, здесь дух

Хозяйственности витает;

Как мать, он тебя каждый день учит

Стол нарядно скатертью застелить,

Узорчасто песком пол притрусить.

О милая рученько! Позаботься,

1 ты из хижины сделаешь рай.

А тут!

(Поднимает завесу кровати).

Меня пройма блаженный ужас.

Стоял бы здесь часа цели...

Это же здесь природа в светлых снах

Создала ангела в теле;

Она здесь спала, и наливалась

В грудь ей теплынь живая,

Здесь чисто и свято развивалась

Понятное подобие божества.

А ты! Тебя что привело?

Меня всего языков потрясло...

Что хочешь ты? Почему в сердце боль тяжелое?

Бедный Фауст! Ты будто сам не свой.

Или здесь незримым очарованием веет?

Я же наслаждения был захотел -

И вот душа моя во сне любовнім млеет!

Или же мы зыбки, словно на ветру прах? -

Если бы она в этот момент вошла в покой,

То как своего кощунства ты бы скупился:

Сразу поник, малый,

К ногам упал бы и растопился.

М е ф и с т о ф е л ь

(входит)

Скорее! Идет уже хозяюшка!

Ф а у с т

Пойдем! И больше не приду!

М е ф и с т о ф е л ь

Смотри, какая важкенька ящик;

Как надо будет, еще найду.

Поставь в шкаф, на угольник.

Клянусь, она сойдет с ума,

За этот соблазнительный гостинец

Тебе гостинца даст сама.

Дитя - дитя, и цяця - цяця.

Ф а у с т

Не надо, может?

М е ф и с т о ф е л ь

Еще и питаться?

Или, может, возьмешь сокровище себе?

Тогда убираю я тебе

Меня напрасно не тревожит

И хлопот мне не множит.

Не думал я, что ты скнарій!

А я тут в голову захожу...

(Ставит ящик в шкаф и запирает ее).

Пойдем! Скорой!

Чтобы привлечь игрой мечтаний

До тебя ту ребенка пригожий.

Чего же понуривсь ты,

Словно тебе на лекцию идти,

Словно тебя призраком ляка

И физика, и метафизика?!

Пойдем!

Получаются.

М а р г а р и т а

(входит с лампой)

Ой как здесь душно, душно как!

(Открывает окно).

А вечер же как и без тепла.

И как-то жутко так...

Когда бы хоть иметь скорее шла...

Вся аж дрожу... Боязнь стиска...

Какая же я, глупая, робкая...

(Раздевается, спела).

Был верный любовники всегда

Славный Фульський царь ;

Она ему, вмиравши,

Дала злотний кубок в дар.

Над все ценные сокровища

Он кубок то любил,

И глаза были полны слез,

Как он из него пил.

Услышав, что невозможно жить,

Все раздал сыновьям:

„Все беріте, дети,

А кубка не отдам!”

Сидел он на пиру,

И все рыцарство с ним,

В замке на бескеті,

Над берегом морским.

Допил черенок д'останку

Старенький бенкетар

И в буйные волны с крыльца

Швырнул священный дар.

Вот кубок летит, мельтешит,

Вот водоворот его схватил...

А царь сомкнул свои глаза

И больше уже не пил...

(Открывает шкаф, чтобы повесить одежду

вплоть видит - ящик).

Откуда взялась здесь эта шкатулка малая?

Таже шкаф заперта была.

Что за дела? И что в ней может быть?

А, знаю, маме кто-то принес

В заведение под ссуду, видимо.

Вот ключик на шнурке свес...

А что, если взять да и отключат?

Ой, что это? Боже милый! Глянь,

Видела же такое я на веку?

Убор! В праздничный день крупнейшая из дам

Надела бы такую вещь!

А как мне в этой цепочке?

Чьи же все эти роскоши?

(Убирается и рассматривается в зеркале).

Ой, а сережки же хорошие!

Вберись - и уже совсем не та...

Щ'о красота и молодость?

К ним теперь безразличны все,

И похвалы твоей красоте

Звучат, как будто упреки.

Все злота ждут,

На злато бьют -

Горе нам, бедным, горе!

НА ПРОГУЛКЕ

Фауст прохаживается в задумчивости.

Подходит Мефистофель

М е ф и с т о ф е л ь

Хоть тебе зр'адне любви! Хоть тебя

в ада стихию!

Я проклинал бы еще чем-то худшим, но,

к сожалению, не умею!

Ф а у с т

Какой же дрок тебя вджиґнув?

Чего это ты так чудно кривишь морду?

М е ф и с т о ф е л ь

Радніший я продаться черту,

Если бы я сам не чертом был!

Ф а у с т

Тебе этот бешенство как-то не подобает.

И что же могло тебя так озадачит?

М е ф и с т о ф е л ь

И что? Убор, Гретхен я достал,

Поп загребущий отобрал!

Увидела ту штучку иметь

И сразу стала страдать:

Тонкий у нее слишком обоняние,

Весь нос пропитался молитвенника дух, -

Обнюхивает и се, и то,

Или оно грешное, святое,

А что уже убор - то и видом видать,

Не которая в нем благодать.

„Доченька! - сказал - неправое добро

Душу тревожит, будоражит кровь.

Божьей Матери его отдадим,

На манну небесную уповаймо!”

А Ґретонька закопилила губы:

Дареному коню и смотрит в зубы?

Тот, вероятно, Бога в душе имел,

Кто ей эту цяцю підослав...

И мать священника приводит,

Тот скоро деле конца доходит,

Понравился ему подарок.

„Хорошо, - говорит, - есте учинили!

Кто алчність боре, тот Господу милый.

А в нашей церкви хороший желудок,

Уже сколько царств она сожрала,

А еще из перееду не умерла :

Только церковь, мои дорогие дети,

Может неправое добро стравить...”

Ф а у с т

Да нет: евреи и цари

Также к тому фокусники.

М е ф и с т о ф е л ь

Взял поп пояс, цепочка, кольцо,

Вот будто мякина все это,

Или там поблагодарил, или нет,

Языков за орешки мелкие,

Пообещал в небесах награду -

И оставил маму весьма раду.

Ф а у с т

А Гретхен?

М е ф и с т о ф е л ь

Т'а себе сидит,

Не зна, племянница, что делает,

Думает о убор - аж до слез,

Еще более о того, кто принес.

Ф а у с т

Ее печаль мне упрек.

Добудь ей сейчас новый убор!

Тот первый был ее не стоит.

М е ф и с т о ф е л ь

Конечно, тебе все за шутку!

Ф а у с т

Делай, как я говорю, и край!

Ее соседку совмести!

Ты же не жмых - чертом,

Таки убор ей раздобудь!

М е ф и с т о ф е л ь

Я слушаю, мостивний господин!

(Фауст выходит).

Этот закох'анець навесной,

Пусть солнце, луна, звезды - все достанет,

Развеет все на утешение дорогой.

В СОСЕДНЕМ ДОМЕ

М а р т а

(сама)

Простибіг мужу моем,

Что женщине обиду учинил,

Куда глаза глядят погрешил,

Оставив здесь меня одну.

Я же его когда хранила?

Я же его и не любила?!

(Плачет).

А может, умер на чужбине...

Когда бы хоть вид мне !

Оказывается Марґарита .

М а р г а р и т а

Пань Марта!

М а р т а

Гретхен, тебе?

М а р г а р и т а

Аж трясутся мне колени!

Відкільсь взялась опять скриньчина

У меня в шкафу, вся в резьбе,

А в шкатулке той украшений, украшений!

Стократ пышнее, как тот раз...

М а р т а

Ты хоть маме не показывай,

Потому вновь попу отдаст сразу.

М а р г а р и т а

Ох, глянь сюда! Смотри сюда!

М а р т а

(убирает ее)

Счастливая ты, красивая ты!

М а р г а р и т а

Когда бы их на улицу одеть

Или к церкви так сходить

.

М а р т а

А ты сюда приходи чаще

Наряжаться втихаря в эти украшения.

Хоть перед зеркалом счастливая посидишь,

Мне любой нравится.

А там, при случае, в праздничный день как раз

Что-то сможешь одеть и людям напоказ -

Кольцо, цепочку или жемчуга там разок,

А матери каких-накажем сказок.

М а р г а р и т а

От кого же эти обе ящика?

Какие-то смутные базаринки!

Кто-то стучит.

Ох, не иметь? Куда же это докажите?

М а р т а

(выглядывает)

Нет, господин чужой какой-то. Войдите!

М е ф и с т о ф е л ь

(входит)

Извините, дамы, что так захожу

И, может, дама в чімсь тривожу.

(С уважением отступает перед Марґаритою).

Я Марту Швертляйн хотел спросить.

М а р т а

Это я. Что имеет господин говорить?

М е ф и с т о ф е л ь

(тихо к ней)

Прошу прощения; в вашмості

Сидят такие именитые гости,

То, может, я себе пойду,

А после обеда снова зайду.

М а р т а

(вслух)

Вот тебе, дочка, и даровизна:

Господин шляхтянку тебя признал.

М а р г а р и т а

Нет, я себе из простых мещан,

До меня очень добрый господин;

Все это одеяние - не мое.

М е ф и с т о ф е л ь

Нет, кроме наряда, еще что-то есть;

И взгляд ваш, весь ваш состав!

То могу остаться? Очень советов.

М а р т а

Так что же принес нам дорогой гость?

М е ф и с т о ф е л ь

Гай, гай! Не очень веселую весть!

Не тем бы я хотел послужить;

Ваш муж приказал долго жить.

М а р т а

Умер? Мой голубь? Бедная я!

Мой муж умер! Ой, смерть моя!

М а р г а р и т а

Ох, тетенька, не плачьте, ну...

М е ф и с т о ф е л ь

Слушайте же эту печальную повесть!

М а р г а р и т а

Лучше совсем ни с кем не услаждаться,

Чем после смерти к смерти вбиватись.

М е ф и с т о ф е л ь

В радостях и горе, и радости в горе.

М а р т а

Так как же он умер, расскажите!

М е ф и с т о ф е л ь

Он при Антонівськім соборе

В городе Падуе лежит,

Край велеліпної святыни

Спит вечным сном в могиле.

М а р т а

А что же мне он передал?

М е ф и с т о ф е л ь

И пожелания все набожные:

Он триста панихид одправить приказал;

Карманы совершенно пусты.

М а р т а

Как? Ни гостинца? Ни шага?

Ведь каждый столярчук что-то в сумке сохраняется;

Что-то для дома откладывает,

Хоть сам побирается, голодає.

М е ф и с т о ф е л ь

Мадам, я спочуваю вам;

И мотом не был ваш муж никогда.

В своих грехах он каялся уже и сам,

Несчастной крайне потерпев судьбы.

М а р г а р и т а

И попадется же такой талан горький!

Буду молиться и я за его упокой!

М е ф и с т о ф е л ь

Такого ребенка вежливую и милую

Хоть сейчас повести к браку.

М а р г а р и т а

Ох, нет! Это будет не теперь.

М е ф и с т о ф е л ь

Когда не муж, то кавалер

Без края будет наслаждаться -

Такую красавицу миловать.

М а р г а р и т а

Такого не ведется у нас.

М е ф и с т о ф е л ь

Но случается не раз.

М а р т а

Доказывйте же!

М е ф и с т о ф е л ь

Так я ему досмотров смерти

Не то чтобы на навоза - на м'ерві перетертій.

И, как христианин, он, каясь, умер.

„Как я клена, - сказал, - себя теперь,

Что так побежал зне'обачки в дорогу,

Скот и бросив женщину-племянницу!

Мне и упоминание - острый нож.

Когда бы мне простила женщина милая...”

М а р т а

Ой чоловіченьку! Я уже тебе простила!

М ф и с т о ф е л ь

„И Бог свидетель! Она жила грішніш!”

М а р т а

И врет же он! В смертный час врать?

М е ф и с т о ф е л ь

Да, это было и по нем знать,

Что то была уже бред.

„Халатность, - молвил он, - моя самая низкая ложь;

Приобрел ей прежде детей, спустя заботился ей хлеба,

И не было такого дня,

Чтобы кусок буханки хлеба я с ней съел в мире”.

М а р т а

Вот и дьяка вся моей любви искренней,

Моим заботам и трудам?!

М е ф и с т о ф е л ь

Да нет, он был такой удячний вам.

„Когда от Мальты, - говорит, - я одплив,

Молился истово я за женщину и детей;

И небеса послали нам полезно -

У турка наш фрегат захватил галеру,

Ладовану султанскими сокровищами.

Твоя отвага высоко в цене -

Как делили луп между нами, воинами ,

Пришлась толика и мне”.

М а р т а

Огтак! То он, небось, тот клад где-то закопал?

М е ф и с т о ф е л ь

Гай-гай! Теперь ищите ветра в поле!

В Неаполе, гуляя на свободе,

Он барышню гарнесеньку постиг,

И искренне так они вдвоем занимались любовью,

Что аж по скин следы на нем остались .

М а р т а

Лайдак! Ледачеє лентяйка!

И в нищете он бахурував!

Родных детей обокрал ни за что!

М е ф и с т о ф е л ь

За то же его Господь покарал.

Я бы, будучи вами, может, с год

Соблюдал как следует траура,

А там уже кого-то нашел бы в душе.

М а р т а

Э, нет, таких, как первый человек,

По целом мире надо поискать -

Такое глупое и плохе было оно!

Вот только что любил, бедняга, путешествовать,

Чужих женщин, чужое вино

И в розпрокляті кости играть.

М е ф и с т о ф е л ь

Ну, ну, это не такие уж недостатки!

Потому, может, и вам он прощал

Из таких делать несколько дел.

Если бы мне такие условия -

Кольца я изменят готов.

М а р т а

Да что вы, господин! Господин шутит!

М е ф и с т о ф е л ь

(к себе)

Не пора звідціль тикать?

И черта эта может упіймать!

(К Марґарити).

А ваше сердце что предвещает?

М а р г а р и т а

Не понимаю вас.

М е ф и с т о ф е л ь

(к себе)

Ребенок!

(Вслух).

Прощайте!

М а р г а р и т а

Прощайте!

М а р т а

Пожалуйста, постойте!

Я хотела бы вид дістать,

Когда, где и как моего спрятали мужчину.

Порядка отродясь я большая поклонница, -

В газетке бы весть о смерти хотелось почитать.

М е ф и с т о ф е л ь

Что двое свидетелей любых посвідчать,

Бумаги то, как факт, увековечат.

У меня еще и приятель есть здесь,

Мы можем вместе пойти в суд.

Что, привести?

М а р т а

Ой, приведите!

М е ф и с т о ф е л ь

А панна тоже будет здесь сидите?

Бравый, бывалый такой панич,

С дамами умеет вести дело.

М а р г а р и т а

Должен краснеть перед панычом...

М е ф и с т о ф е л ь

О нет, хоть бы и перед королем!

М а р т а

Этот вечер в нашем саду

Я с ней господ сегодня жду.

НА УЛИЦЕ

Ф а у с т

Ну, как? Идет? Как дело наше?

М е ф и с т о ф е л ь

Вы весь в огне! Пождіть строя.

Вскоре Гретхен будет ваша.

Этот вечер стрінетесь у соседки в саду.

Циганкувата то кумушка

И свашкувати пригодилась.

Ф а у с т

Ок!

М е ф и с т о ф е л ь

И ты же ей что-то за то сделай.

Ф а у с т

Так, ты мне, а я тебе.

М е ф и с т о ф е л ь

С тобой вдвоем я должен удостоверить,

Что муж ее уже отдал Богу душу

В Падуе похоронен лежит.

Ф а у с т

Вот так! То это нам прежде туда летите?

М е ф и с т о ф е л ь

Sancta simplicitas! Зачем это делает?

Только подпишись, и по всему делу.

Ф а у с т

Негоден я осуществят эти замеры лукавые.

М ф и с т о ф является л ь

Святоша! Это тебе мерзить!

Фальшивое показания давать -

Разве тебе это впервой?

Что Бог, что мир, что дух неба тайна,

Что сердце и ум людей, что путешествие земная -

Давно ты перестал все это толкувати,

Наполнен дерзости доверху!

Много брал тогда себе на плечи!

А глубже копни - все те мудрые вещи

Ты знал не больше, как о Шв'ертляйнову смерть.

Ф а у с т

Ты был и есть крутой, софист.

М е ф и с т о ф е л ь

Нет, я насквозь знаю твой смысл!

Ты же завтра будешь пытаться

К Гретхен в душу увібгатись,

В любви щирім присягатись...

Ф а у с т

Да еще и от сердца.

М е ф и с т о ф е л ь

Хороший ты!

А там начнешь про вечную верность,

Жажды единой безмерность, -

Это тоже от сердца будет идти?

Ф а у с т

Оставь! - Как сердце мре без края

В одном биении, в одном чувстве,

Как я ему имя не знаю, -

Тогда я в миры всем существом ширяю

И слов высоких подбираю.

И пламень тот, что в нем сгораю,

Я вечным, вечным называю -

Неужели то лжа, слова пустые?

М е ф и с т о ф е л ь

Таки я прав!

Ф а у с т

Вот, чтобы ты знал,

Не хочу я надсаджувати грудь;

Кто имеет языка и хочет быть правым, -

То тот и прав.

Пойдем! Мак сим задрал этот вечный спор мне.

И я согласен - хоть прав ты, хоть нет.

САД

Марґарита под руку зФаустом, а Марта

с Мефистофелем прогуливаются по саду.

М а р г а р и т а

Я вижу, вы, жалея меня,

Знижаєтесь - мне аж стыдно.

Жизнь, наверное, путешествующую

Научило вас не быть строгим.

Не для таких опытных людей

Убожество моих простых вещей.

Ф а у с т

Один твой взгляд, одно твое словечко -

Или же где дороже мудрость есть?

(Целует ей руку).

М а р г а р и т а

И все же вам ту руку целовать?

Она некрасивая, шкарубка.

Мне приходится всего следить,

А мать строгая еще такая.

Проходят.

М а р т а

Вы так вот и путешествуете весь век?

М е ф и с т о ф е л ь

Такая у нас уже служба разъездная!

Бывает - так в другом месте привык, -

А остаться нельзя.

М а р т а

Пусть молодой еще летом

Бабочкой из страны в страну;

А вбившись в такие лета,

Старым бобылем брести до гроба -

Это дело уже совсем не та.

М е ф и с т о ф е л ь

Да я уже и сам, признаться, страдаю.

М а р т а

Поэтому, пожалуйста, делайте, что я убираю.

Проходят.

М а р г а р и т а

Чтобы с глаз, то уже и из мыслей.

Хоть добронравие вас и украсила,

У вас умных друзей сила,

Мне до них - как до звезд.

Ф а у с т

О сердце, верь, то, что умным зовут, -

То иногда ограниченность пустая.

М а р г а р и т а

Как?

Ф а у с т

Ах, святая невинность, простота -

Никак себе цены не пізна'ють!

Смирение, кротость -

что лучше есть в природе?

Эти наикоштовніші из украшений...

М а р г а р и т а

Хоть раз меня вспомните при случае,

А я о вас буду гадать все время.

Ф а у с т

Не часто ты ходишь гулять?

М а р г а р и т а

И у нас хозяйство не какое,

Но, ничего, хлопотное:

У нас наймички нет; сама вбирай в доме,

Сама вари и пеки, сама и шей, и мой,

А мать у меня еще такие чепуркуваті,

Что Боже упаси!

А состояние у нас не очень и трудное;

Таки не хуже, как у людей, достаток:

От отца нам оставсь порядочный состояние -

Дом свой, сад при нем густой.

Теперь уже спокойные дни наступили

В солдатах братик мой ,

Сестренку похоронили...

Мне с тем ребенком был хлопоты немалый,

И я бы предпочла с ним возиться и дальше -

Оно...

Ф а у с т

Такое, как ты, было словно ангелочек...

М а р г а р и т а

Меня любило очень то малыш.

Оно нашлось уже после смерти папы.

А маме тяжело так пришлось -

Уже думали, что ей более ряста не топтать,

Но таки пришла в себя как-то.

Куда уж ей было думать

То птенчика кормить!

Вот я и давай его тогда

Поит на молоке и воде...

В моих руках оно и росло -

Такое гарнесеньке было...

Ф а у с т

Ты счастья чистого претерпела.

М а р г а р и т а

Да и горя горького немало.

Ночью, бывало, по десять раз встаю

Я к колыбели младенца;

И напитка,

И возьму к себе, и давай люл'яти;

А как кричит, беру я свою куколку

Да и ну по комнате взад-вперед гулять...

А утром уже над ночвами стою,

А там базар, а там в печи попорай -

И так каждый день, сегодня, как и вчера.

Так-то, пожалуйста, приходится всяко.

Зато уже всласть ешь и спочиваєш всласть.

Проходят.

М а р т а

Все виноваты бедные те женщины,

Все обижают их старые холостяки.

М е ф и с т о ф е л ь

Как кто найдет такую, как вы,

То сразу выйдет дурь из головы.

М а р т а

Признайтесь, вы, может, что-то нашли уже?

Кому же вы сердце отдали уже?

М е ф и с т о ф е л ь

Так, собственный дом и хорошая женщина нам,

Как тот говорил, - это сокровище всем сокровищам.

М а р т а

И я не то; уж вы чувствовали?

М е ф и с т о ф е л ь

Меня всегда и везде уважали.

М а р т а

Да нет, всерьез случалось вам нравится?

М е ф и с т о ф е л ь

Да, шутить с женщинами не годится.

М а р т а

Не поняли вы!

М е ф и с т о ф е л ь

Это очень жаль.

Но я понял, вы приязни.

Проходят.

Ф а у с т

То ты меня узнала сразу,

Как только мы зашли к вам?

М а р г а р и т а

Вы же видели, как глаза я спустила?

Ф а у с т

И ты мне наглость то простила,

Что я тебя так задел,

Когда на улице встретил?

М а р г а р и т а

Меня тогда аж бросило в кровь,

Потому что никогда я еще не ходила в славе;

Я думала: неужели в моей осанке

Что-то невежливое, наглое он нашел,

Что он ко мне прямо так подходит

И шутки, как с девушкой, заводит!

Признаюсь, что-то во мне в то время

Озвалось в вашу к'ористь самопроизвольно;

Я гневалась сама на себя сильно,

Что гневалась не очень я на вас.

Ф а у с т

Сердечко!

М а р г а р и т а

Гетьте только!

(Сорвала астру и обрывает лепесточки друг по другу).

Ф а у с т

Это что? Венок плести?

М а р г а р и т а

Нет, игра такая.

Ф а у с т

Какая?

М а р г а р и т а

Вам все на смех свести.

(Обрывает лепестки и что-то шепчет).

Ф а у с т

Что шепчешь ты?

М а р г а р и т а

(вполголоса)

Любит - не любит...

Ф а у с т

О дивный ангел красоты!

М а р г а р и т а

(гадает дальше)

Любит - не любит, любит - нилюбит...

(Срывая последний лепесточков, по-детски радуясь).

Любит!

Ф а у с т

Так, деточка! И это слово цветки

Пусть будет словом Бога. Любит!

Ты знаешь, что это значит? Любит!

(Схватил ее за обе руки).

М а р г а р и т а

Я вся дрожу...

Ф а у с т

О, не пугайся! Пусть мое зрение,

Пусть пожатие рук тебе то скажет,

Что словом не сказать.

Отдаться полностью, и блаженства

Зажить, что вечным быть должна!

Вечным! Конец его - то был бы отчаяние!

Нет, без конца! Без конца!

(Марґарита сжимает его руки, випручується и убегает.

Он стоит волну в задумчивости, потом спешит за ней).

М а р т а

(поступает)

Уже в темноте.

М е ф и с т о ф е л ь

Так, нам домой пора.

М а р т а

Я дольше бы вас остаться просила,

Но злые здесь люди в нас.

Как будто им нет второго дела, -

Они завс'іди

Рассматривают, что делается в соседи,

И пустят молва - хоть пусть кто как живет...

А наша парочка?

М е ф и с т о ф е л ь

Где-то в той аллее...

Резвые бабочки!..

М а р т а

Он закохавсь в нее.

М е ф и с т о ф е л ь

Она у него! Дело мировое!

БЕСЕДКА

Марґарита вбегает, становится за дверью,

прижимает палец ко рту и выглядит сквозь щелку.

М а р г а р и т а

Идет!

Ф а у с т

(входит)

Так ты дразнит? Погоди, как уловлю,

Узнаешь!

(Целует ее).

М а р г а р и т а

(обнимает его и целует)

Голубчик! Я так тебя люблю !

Мефистофель стучит.

Ф а у с т

(топнул ногой)

Кто там?

М е ф и с т о ф е л ь

Свои!

Ф а у с т

Ну и гад!

М е ф и с т о ф е л ь

Налюбишься спустя.

М а р т а

(поступает)

Так, сударь, поздно уже.

Книга: Гете Иоганн Вольфганг. ФАУСТ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СОДЕРЖАНИЕ

1. Гете Иоганн-Вольфганг. ФАУСТ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
2. Твои чувства за эту часть Испытывают больше удовольствия,...
3. Б р а н д е р И со страху среды дня ...
4. Сегодня зводж'у до ее комнаты. Ф а у с т...
5. Ф а у с т Провести вас до дома?...
6. Утесы корчатся и гнутся; Вон бескети носатые...
7. Они ту старую сказочку До меня приложили. Ф...
8. Дух, что только творится - поэт, который не имеет "собственного...

На предыдущую