lybs.ru
Гордый - дурацки брат. / Украинская народная мудрость


Книга: Гете Иоганн Вольфганг. ФАУСТ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


Утесы корчатся и гнутся;

Вон бескети носатые

Захропіли, легши спать .

Между камней, грязи

Чуть ручейков журчание.

Что-то рокоче, что-то воркоче,

Языков любви шепт урочий,

Рай сны замечательные,

Пение надежды, пение любви! -

Оддається везде эхом,

Казков'ою древностью.

Слякать! Пугу! Скрипке, вопли...

Сыч и филин, чайки и сойки -

Им нельзя сю ночь спать...

Кустарнику скачут лягушки -

Толстопузые, довголабі!

Вот гадючиться корни

И сквозь корни, и сквозь камни;

Удивительные их сплетение

Языков собрались нас хватать:

Пручать затруднений, словно спруты,

Чтобы путешественников затянуть.

Внизу мшавим, кругом млавим

Мыши, мыши передвигаются вплавь,

Бесчисленные, різноцвітні!

А на каждом горнем плаи

Светляков пестрят стаи,

Чтобы зблукались мимолетность.

Ты скажи, еще идем мы,

Или на месте стоим мы?

Все здесь крутит канители -

Коряги и скалы-зубоскали,

И светлячки, заскакали,

Завихрились, навіснії.

М е ф и с т о ф е л ь

Иди за мной без безверие!

Началось середгір'я;

Отсюда нам, как странный сон,

Замигоче царь Мамон.

Ф а у с т

Сквозь землю з'аграва замріла,

Словно розжеврілася рань,

Запроменіла, зазоріла,

Прохлюпнулась в глубочайшую хлань.

Там вьется пар, дым клубками,

Там жар в мареве горит,

То льется тонко, словно нитями,

То водопадом аж яскрить,

То по долине круженяє,

Струится тысячей жил,

То вновь водносталь их объединяет

Между двух прилегающих скальных глыб.

Вот искр множество нам заиграла,

Словно золотой песок вынырнет...

Взгляни, взгляни, как зажглась

Скалы стрімчастої стена!

М е ф и с т о ф е л ь

Мамон уже знает, как одзначить

Это торжество, праздник этот!

Радуйся, что ты смог увидит;

Я слышу уже избалованных гостей!

Ф а у с т

Который порывистый схватился вихрь!

В спину бьет, как триста душ!

М е ф и с т о ф е л ь

Чіпляйсь за ребра скал вовсю,

Ибо в пропасть свалишься, то будет не до игр.

Гускне ночь ед мглы кидар...

Слышишь? Бором ревет борвий!

Всполошились совы вирлаті.

В вечнозеленой палате

Ветер колонны двинется,

Ветки ломает и крушит,

Стовбур'я стонет в одчаї,

Корни уловкой зияет.

И страшно грьопає вдруг наземь

Мішма, кувырком все посполу,

И, розгулявшись по вітровалі,

Буря хохочет в пропасти.

Слышишь крики - дальше и ближе?

Слышишь гуки - выше и ниже?

Из всех верхов, из всех низов

Хлынет бешеный колдовской пение.

Х о р в и д е м

Весь Брокен ед ведьм зацвел, -

Желтая стерня, зеленый сел.

Собрался там весь кагал, -

Сел Уріан на трон из скал .

Всяк впопыхах летит,

Ведьма п...ть, а козел воняет.

Г о л о с

Старушка Ба'убо в стороне

Одна трюхика на свинье .

Х о р

Хвала тому, кому хвала!

Пусть бы Баубо нас вела!

Вперед, старая! Всех ног дуй!

А за тобой - мы, ведьмы!

Г о л о с

Ты где пропадала?

Г о л о с

Мимо Ільзенштайна .

До совы в гнездо заглянула стайна,

Аж и витріщилась.

Г о л о с

Взял бы тебя черт!

Чего ты так быстро?

Г о л о с

Я полбока драна,

Смотри, какая рана!

Х о р в и д е м

Далекий путь, широкий путь,

А все стовпились - просто ужас,

Всех колют вилы, метлы рвут,

И мать дохнет, и дети мрут.

В е д ь м а к и

(півхором)

Мы тут ползем, как улитки,

Впереди все женщины.

До зла бабы идут, как на мед -

На тысячу ступней вперед.

Д р у г и и п и в х о р

И мы не завистливым на баб,

Им надо тысячу ступней,

А муж - сразу скок!

И перегнал весь тот поток.

Г о л о с

(сверху)

Ходите к нам сюда с озір!

Г о л о с

(снизу)

Хотели бы мы к горам, на шир,

И миємось, уже чище воды.

Зато и бесплодны навсегда.

О б ы д в а х о р ы

Уже месяц змерк, мир з'ірок стух,

И вихрь утих, и ветер стих,

Лишь мы, ведьмы, здесь шумимо,

Миллионы искр метемо.

Г о л о с

(снизу)

Пождіть! Пождіть!

Г о л о с

(сверху)

Это кто из пропасти там ячить?

Г о л о с

(снизу)

Меня возьмите! Меня возьмите!

Я лизу больше трех веков...

Тяжка к верху путь,

А все же хочется со своими быть.

О б ы д в а х о р ы

Садись на вилы, на козла,

Достань круга или помела;

Ибо кто сегодня не взлетит,

Поэтому в грязи вовек скніть.

Н е д о в и д ь м а

(внизу)

Я уже давно здесь дрібочу,

Но, как и другие, не взлечу;

Из дома ухожу раньше всех,

Сюда приду - всех позднее.

Х о р в и д е м

Волшебная масть смелости даст ,

Обратит всякую вещь в снасть,

Учинить лодка из корыта, -

Кто вверх не истек, то вниз пошел...

О б ы д в а х о р ы

Мы облетели гору во мгле,

Вплоть захотели к земле.

Весь луг сырой скорой укрой,

Ведьмин рой, ведьминский рой!

(Опускаются).

М е ф и с т о ф е л ь

Бегут, летят, свистят, стукочуть,

Скрипят, шипят, кипят, клокочут,

Воняют, искрят, горят, пекут!

Ведьмин дух повсюду чуть!

Держись меня, потому что сразу ототрут.

И где же ты?

Ф а у с т

(издали)

Здесь!

М е ф и с т о ф е л ь

Уже успели відіпхати?

И я же хозяин дома!

Дорогу Фоланду! Эй, люба чернь, роздайсь !

До меня, доктор! Меня вдруг хапайсь,

Да и виб'ємось с этой товчі.

Зачем уже и я, а слышу прилив желчи.

Меня словно тянет что-то туда, в те кусты,

Что-то блима там, словно волчьи глаза...

Идем, идем туда скорей!

Ф а у с т

Дух отрицания! Ну что же, веди где хочешь,

Когда уже ты весь из противоречий;

Пришли на Брокен мы встречать Вальпурги ночь,

И вдруг ты мне об уединении торочиш.

М е ф и с т о ф е л ь

Не одиночество, а более узкий круг!

Смотри, какой веселый движение

У бодрого костер!

Ф а у с т

Предпочел бы там, наверху, гулять я.

Там жар затлів и дым пошел,

Толпа до злого уже збираться стала,

Разрешится там немало загадок.

М е ф и с т о ф е л ь

И завяжется немало их опять.

Пусть великий мир волнует,

А нас и тишина устроит.

Древний обычай всем велит

В великом мире везде малые свитки творит.

Ишь, молодые ведьмы все наголо здесь голые,

Старые же девочкам купили мудріш.

Прошу, будь с ними приязніш!

Заботы мало, утех достаточно.

Вон уже играют... Хотя бы их, тех музыкантов!

К той ревняви я и до сих пор еще не привык,

Но тому уже не поможешь горю...

Пойдем, я первый сам зайду,

А там тебя в круг введу.

Ну что, скажи, мало ли у нас пространства?

Глазами брось - нет ему конца...

Кругом костры веселые зрение привечают;

Здесь варят, пьют, кричат, танцуют, любят...

Что же лучше есть, как г'улянка эта?

Ф а у с т

А как ты обратишься к ним с приветом?

Или так, как черт, или, может, ворожеем?

М е ф и с т о ф е л ь

Я, правда, привык себе инкогнито ходит;

И волей-неволей, в этот день следует

орденом светит.

Подвязки у нас не знает здесь никто,

Зато уважает всякий это лошадиное копыто.

Вон видишь слизняка? Випручуючи ріжкі

К нам підповзує плазьма,

Меня уже он рознюхав немножко...

Втаїтися здесь способа нет.

Пойдем, обойдем всю общину тую;

Ты женихайсь, а я постаростую.

(До некоторых, что сидят у потухшего костра).

Господа старики, чего вы сели с краю?

Внутри я вам повеселиться рая,

Между молодежи, в розгульнім смятении;

Насидитесь и дома в одиночестве.

Г е н е р а л

Служит народу - жаль труда!

Хоть как спасай его в беде,

А как у женщин, так и у наций -

Всегда сверху молодежи.

М и н и с т р

Теперь не тот пошел уже мужчина!

Где старина и люба-милая?

Когда у нас была вся сила,

Это действительно был золотой век.

В ы с к о ч е н ь

И мы были как не дураки,

Повсюду руки нагревали;

И в этой крутящие, в этой вертні

И то, что имели, мы втеряли.

П и с ь м е н н и к

И кто теперь читал бы произведение

Почтенного какого содержания?

Не понесешь убытков ты никак, поверь,

На молодежь, слишком гонористу.

М е ф и с т о ф е л ь

(являясь на момент дряхлым дедом)

На страшный суд идти всем скоро придется,

Потому я в последний раз на шабаш вот бреду;

Как я уже на тонкую пряду,

То и мир вскоре провалится.

В е д ь м а - п е р е к у п к а

Господа, прошу, не обходите!

Взгляните пристально на мой товар!

Такой найди, так и знайте,

Нигде более не надибать вам.

Нет ничего у меня в палатке,

Чтобы без каких заслуг было;

Все наше, нечего боятся,

Все когда-то делало зло.

Кинжалы все не раз багрились кровью,

Бокалы все яда пал лили

В тела при полном здоровью;

Уборы все девушек с ума свели,

Все мечи или совершили измену,

Или противника коварно убили сзади.

М е ф и с т о ф е л ь

Э, тетя! Учти ты на требования рынка.

То, что было, то прошло!

Спрячь куда-нибудь свою старинку,

Новое бы нас сильнее притянуло!

Ф а у с т

Ну и суматоха - аж голова дуреет...

Это ярмарка, что ли, кругом беснуется?

М е ф и с т о ф е л ь

Все свалка вверх подступает;

Не ты его, оно тебя трогается.

Ф а у с т

То кто стоит?

М е ф и с т о ф е л ь

Пригляньсь, Лилит.

Ф а у с т

Какая Лилит?

М е ф и с т о ф е л ь

Адама первая женщина .

Пустила косы ветра на розпліт -

Вот ее единственная одежка.

Как в них она заплута юноши,

То уже не скоро бедного пускает.

Ф а у с т

Вон две сидят - старая и молодая.

Видимо, наплясались достаточно.

М е ф и с т о ф е л ь

Сегодня так сидите не получается.

Пойдем к ним! Меня к танцу сносит.

Ф а у с т

(танцуя с молодой)

Когда приснились мне

Два яблочки на яблоне;

Два яблочки висят-блестят,

И я полез, чтобы их зірвать.

К р а с у н я

И яблочек хочется-ибо вам,

Всем сынам Адамовым,

И радостно я в своим саду

Тех яблочек для вас найду.

М е ф и с т о ф е л ь

(танцуя с бабой)

Когда-приснилось мне

Старое дупло в осичині;

Хоть то дупло и гнилое было,

Оно меня словно тянуло.

Я г а

Я бью низко вам челом,

Рыцарю с конским копытом!

Держите готового сучка,

Когда дупло вас не ляка.

П р а к т е ф а н т а с м и с т

Проклятое отродье! Как же вы посмели!

Или же вам не ясно из выступлений моих,

Что у привидений нет настоящих ног?

Вы и танцевать, как люди, еще захотели!

К р а с у н я

(танцуя)

Чего же он сюда прилез?

М е ф и с т о ф е л ь

И он бывает всюду и везде!

Как кто танцует, то он ценит.

И ни один шаг ему бы не существовал,

Когда бы он его не обосновал.

А как вперед идешь, тогда его пінить.

Когда бы еще на месте топтались,

Как он в мельнице своим старом ,

Да и славили его при том, -

Тогда бы вы, может, дождались одобрения.

П р а к т е ф а н т а с м и с т

То что вы здесь? Ну и привычки у чертей!

Почезніть прочь! И я уже просветил!

Не зна строя пекельнеє отродье.

И мудрые мы - а в Тегелі привиддя .

С химерами сражаясь, я уже пыхтел-пыхтел,

Они же живут; ну и привычки у чертей!

К р а с у н я

И хватит уже нам дозоляти!

П р а к т е ф а н т а с м и с т

Скажу вам прямо, не стерплю:

Я деспотизма духа не люблю,

Мой же дух не имеет власти.

(Танец идет дальше).

Мне сегодня упорно не везет,

Но путешествие надо описать;

Чертей с поэтами надеюсь преодолеть,

Когда бы еще только долгое время прожить.

М е ф и с т о ф е л ь

Он пойдет еще в лужу сполоснуться -

Так он лечится от всех недугов;

Когда же ему пиявки в зад ввіп'ються,

То выйдут из него духи, выйдет и дух.

(До Фауста, что бросил танцевать).

А где же твоя девушка-краса,

Что в танке пела всласть?

Ф а у с т

Когда она пела так,

Красная мышка прыгнула ей изо рта.

М е ф и с т о ф е л ь

Вот и все? Это еще беда мала;

Чтобы не серая мышь и была.

Или же смотрят на то, когда гулять охота?

Ф а у с т

А еще я видел...

М е ф и с т о ф е л ь

Что?

Ф а у с т

Ты в даль вглядись пристально:

Вон девушка, прекрасная и бледная;

Словно скованная - такая ее походка,

Едва ползет - медленно идет, медленно...

Мне кажется, узнаю

В ней Гретхен милую мою.

М е ф и с т о ф е л ь

Пусть себе! В этом нет добра.

То же призрак неживой, обманчива мара.

Беда, кого она постигнет,

Потому что зрение ее в жилах кровь пожимает,

Человека вдруг в камень обращает;

Еще про Медузу сказка не старая .

Ф а у с т

Так, словно оскліли глаза мертвякові,

Их не закрыла любящая рука.

Это Гретхен грудь, в любощах пьянка,

Это Гретхен тело, в ласках медовое...

М е ф и с т о ф е л ь

Ты - дурак-легковір! И это же одна мана!

Кажется каждому любовницей она.

Ф а у с т

Что за розк'оші! Что за муки!

Меня к ней порива...

И почему эту красивую шею обвива

Красный шнур подобию гадюки,

А вширь - как спинка ножевая?

М е ф и с т о ф е л ь

И вижу, вижу все те штуки.

А порой под мышкой и голова,

Что сделал Персей ей міцнорукий.

И что за мечтой гоньба!

Пойдем до того вон холма,

Там шумно и людно, - чистый Пратер ,

И, как не спит твой поводатир, -

Мы под театром стоим.

Что здесь такое?

S e r v i b i l i s

Опять сейчас начнем.

Семерку у нас все здесь любят ,

Последняя это с семи дневных спектаклей.

Любитель пьесу написал,

Любители и выставляют.

Простите, я уже должен идти;

Любитель я - занавес открыть!

М е ф и с т о ф е л ь

На диковинку вас на Блоксберзі встретить,

Вам лучшего убежища не найти.

СОН ВАЛЬПУРЖИНОЇ НОЧЬ, ИЛИ ЗОЛОТАЯ СВАДЬБА

ОБЕРОНА И ТІТАНІЇ

Интермедия.

Д и р е к т о р т е а т р у

Сейчас будет вам покой,

Мідінгівці оживленные :

Гора и долина - это наш кин,

Готов к спектаклю.

Г е р о л ь д

Полвека ждать дано

Свадьба золотого.

А ссора кончится - оно

Еще золотіш от того!

О б е р о н

До меня, духи, все сюда,

Как вы мне покорны, -

Мы уже снова, и навсегда,

С женой друзья верные.

П у к

Пук кувырком идет,

Притопывает ногой,

Веселых духов вслед ведет

Ватагу за собой.

А р и э л ь

Ариэль заводит пение

В странных тонах, ясных;

Манит всех его мотив -

Уродливых и прекрасных.

О б е р о н

Все, кто хотите, ходите

К нам любви учится!

Чтобы супругам в согласии жить,

Прежде надо разведется!

Т и т а н и я

Как муж ворчит, жена кричит -

На это есть хороший мероприятие:

Ее на восток куда-то замчіть,

Его пошлите на запад!

О р к е с т р

(tutti fortissimo)

Комары и жучки-гучки,

Их братья и сестры,

Лягушки и кузнечики-сюрчки -

Все у нас в оркестре!

С о л о

Или вы видели дуду -

Языков пузырь надутый?

Идет и гудит - ду-ду, ду-ду,

Бубнит вплоть до нуду.

Д у х, щ е т и л ь к и т в о р и т ь с я

С жабиних бок, павучих ног

И крылышек двух незгірших, -

Как не получится звіреня,

То, видимо, получится стишок!

П а р о ч к а

Мелкий шаг, высокий скок,

Где росяна травка;

И в воздух до птичек

Тебе невмоготу звиться.

Ц и к а в ы й м а н д р и в е ц ь

Или я в маскарад замчавсь,

А брежу, может?

Откуда ты здесь взялся,

Обероне-бог?

О р т о д о к с

Не имеет хвоста и рогов,

Я же знаю то, что знаю:

Как и всех греческих богов,

Его за черта имею.

П и в н и ч н ы й х у д о ж н и к

Что я здесь не начну -

Какие-то бледные этюды.

Вот я в Италию имуществу,

Там все иначе будет.

П у р и с т

В какой это я попал содом!

Которые кругом лахудри!

Из всех присутствующих здесь ведьм

Лишь две употребляют пудры.

Г о л а в и д ь м а

И пудра, и платье нас ляка,

То - бабье уже дело;

Сижу на цапі голышом -

Любуйте все на тело!

С т а р а в е д ь м а

С тобой спорить жаль,

И высоко не пнись ты;

Хоть ты красива и молода,

А придется гнить.

К а п е л ь м е й с т е р

Комары и жучки-гучки,

Од голой одстаньте!

Лягушки и кузнечики-сюрчки,

Не торопитесь, анданте!

Ф л ю г е р

(в одну сторону)

Какая компания, гляди

Барышни знакомиті,

Да и кавалеры хоть куда, -

Все как перемытые!

(В другую сторону).

Как не расступится земля

Эту дрянь поглотить,

Тогда от них готов я

И в ад плигонути.

К с е н и й

Мы - кузьки с тысячью жалець,

Кусаємось упорно;

Пришли мы к черту на ралец,

Ведь это же наш родной папа!

Г е н н и н г с

Посмотри на дружный рой казюк -

Наивные и жартливі!

Еще кто подумает о крутых,

Что сердцем добротливі.

М у с а г е т

Мне приятно поблудить

В этом галасливім круге;

Ведьмы бы я лучше стал водит,

Как те капризные музы.

C i - d e v a n t г е н и й ч а с в

С нами прочь, держись за нас, -

Увидишь, выйдешь в люди!

Это же Блоксберг, наш немецкий Парнас,

Всем здесь места будет.

Ц и к а в ы й м а н д р е в н и к

Что то за один, скажите,

Напыщенный, надменный?

Все носом рыщет, нюшить,

Есть здесь иезуиты .

Ж у р а в е л ь

Чистая, мутная вода, -

Люблю ловить рыбку;

И благоговейным время слу

В чертей побыть щепотку.

С и н с и т у

Набожные идут на каждый путь,

Чтобы вела вверх;

И Блоксберг скоро выберут

За место для собора.

Т а н ц ю р и с т

Что это? Будто бубнії

На багвах бьют в бубны?

И где там, нет! То бугаи

Очеретолюбні.

Т а н ц м е й с т е р

Все в круг - танцуй, нога!

Все скачут, как попало,

Кривой скачет, гладкий прыг -

Безразлично, что неудачно!

С к р и п а л ь

Черти! Друг друга бы здесь

Вкуснее, как людей, ел!

И их смиряет голос дуд,

Как зверей - пение Орфеїв .

Д о г м а т и к

Всякой критике на зло

Я на своем остался:

Потому что если бы черта и не было,

Так где же бы он взялся?

И д е а л и с т

Моя фантазия буя

Этот раз, как лошадь безгнуздий;

Ей-богу, когда все это - я,

Я таки бессмысленный .

Р е а л и с т

Шалеет дух, подняв бунт;

Я февраль до умопомрачения!

Впервые здесь схитнувся грунт

У меня под ногами.

С у п е р а т у р а л и с т

Таит немалые утехи

Новый для меня горизонт;

Потому как существуют злые духи,

То должны быть и добрые.

С к е п т и к

Шукавши чертовых сокровищ,

Уже не один збезумнів.

Я этого слова специально употребил,

Чтобы зримувать свое сомнение.

К а п е л ь м е й с т е р

Лягушки и кузнечики-сюрчки,

Клятущі дилетанты!

Комары и жучки-гучки,

Какие из вас музыканты!

П р о н о с ы

Мы зовемся Sans souci ,

Это не самохвальство;

Гориніж ходим все,

Когда велит начальство.

Н е в д а х и

И нам перепадали было куски,

Теперь не наздогониш.

Протанцювались у нас сапожки,

Мы бежим босиком.

Б л у д н и в о г н и

Полюбуйтесь на нас,

Родило нас болото.

И блеском мы затьмарим враз

Всю эту голытьбу!

П а д у ч а с и р к а

Лл'ючи искры зорев'і,

Сюда я упала с неба;

Кр'ижем тут лежу в траве -

Свести бы на ноги надо.

М а с и в н и

Эй, с дороги! Грубым путь!

Все травы потолочим;

Духи идут, и духам быть

Опецьками не преступление.

П у к

И не топайте вы здесь

Слоновьей тупой,

Перевесит всех вас Пук

Сегодня грубизною.

А р и э л ь

Всякий, кто любит даль и ширь,

Всякий, кто не бескрылый,

В лет за мной, до тех гор,

Что розы укрыли!

О р к е с т р

(pianissimo)

Мгла рідкіш, облачка світліш,

Край неба засвітало.

Шелеще письмо, шумит камыш -

Все словно потало.

ПАСМУРНЫЙ ДЕНЬ. ПОЛЕ

Фауст и Мефистофель.

Ф а у с т

В скорби! В отчаянии! Долго бродила, страдая, по земле, а теперь - в неволе. Как преступницу, брошены в тюрьму на лютые муки - ее, милое, безталанне тварь! Вот до чего дошло! Вот до чего!.. - И ты, лукавый, никчемный духа, скрывал все от меня! - Стой теперь, стой! Ворочай бешено своими сатанинскими вирлами! Стой надо мной нависом, противный! - В неволе! В беспросветной неволе! Во власти злых духов и бессердечно осудливої человечности! А ты заколихуєш здесь меня відворотними развлечениями, скрываешь от меня ее горькое горе, - пусть погибает в безпораді!

М е ф и с т о ф е л ь

Она не первая!

Ф а у с т

Собака! Дурнушка мерзкая! - Оберни его, бесконечный духа! Оберни этого гробака вновь в собачью фигуру, что в ней он любил носиться по ночной эпохой, клубком підкочуватись под ноги мирному прохожему и бросаться на плечи свергнутому. Оберни его снова в его любимую подобие, пусть пресмыкается передо мной в пыли, пусть я буду топтать его попрать, падлюку! - Не первая! - Горе! Горе! Ни мыслью здумати, ни мыслью вспомнить! Уже одна погибла в пучине такого бедствия, и смертной своей нечеловеческой мукой не искупила вину всех других перед глазами Всепрощающего! Сердце мое начетверо разрывается, как подумаю об одну эту безталанну; а тебе безразлично - глузуєш с недостат тысяч существ!

М е ф и с т о ф е л ь

Вот и довеслували мы до того берега, где у вашего брата, человека, ум за разум заходит. Зачем же было вступать с нами в союз, когда таланта нет? И летать хочется, и головокружение боишься? Что же, мы к тебе набивалась ли ты к нам?

Ф а у с т

Чего вищиривсь на меня так людожерно?! Аж противно! - Великий, могучий дух, ты, что добро явился мне, ты знаешь сердце и душу мою, зачем ты приковал меня к этому постыдному спутнику, что ему жаль за лакомство, а погибель за роскоши?

М е ф и с т о ф е л ь

Ты еще не выговорился?

Ф а у с т

Спаси ее! А нет - горе тебе! Самые тяжелые проклятия на твою голову на тысячи тысяч лет.

М е ф и с т о ф е л ь

Нет сил мне разорвать узы мстителя, разбить его затворы. - Спаси ее! А кто довел ее где гибели? Я или ты?

Ф а у с т дико оглядывается.

Что, грома ищешь? Жаль, не дано вам, нищим смертным! Ишь, тиранська привычка: раздробить безвинного суперечника, когда загонит в угол.

Ф а у с т

Веди меня к ней. Ее надо освободить!

М е ф и с т о ф е л ь

А об опасности свою забыл? В городе еще свежие следы твоего кровавого преступления! Над могилой убитого парят духи мести, подыскиваясь поворота душегуба!

Ф а у с т

И тебе еще об этом говорить! Смерть и погибель всемирная тебя, дурнушка! Веди меня к ней, слышишь, и освободи ее!

М е ф и с т о ф е л ь

И поведу уже, сделаю что могу. Что же у меня, вся власть на небе и на земле? Я обмарю сторожу; добудь ключа и выведи ее оттуда человеческой рукой. Я же чатуватиму наготове с волшебными лошадьми, - умчу вас. Это я могу.

Ф а у с т

Быстрее!

НОЧЬ. ЧИСТОЕ ПОЛЕ

Фауст и Мефистофель летят впопыхах вороними лошадьми.

Ф а у с т

Почему вьются они вокруг виселицы?

М е ф и с т о ф е л ь

Не знаю, что-то варят, что-то творят.

Фауст

Возвышаются, низяться, наклоняются, клонятся.

М е ф и с т о ф е л ь

Очаровывают, колдуют.

Ф а у с т

И кадять, и святят.

М е ф и с т о ф е л ь

Вперед! Вперед!

ТЮРЬМА

Фауст с рядом ключей и лампой перед железными дверями.

Ф а у с т

Вновь сожалению мной овладевает неодолимый,

В сердце вновь всю боль всех сердец человеческих.

Здесь, здесь она, за сырыми стенами,

Наказывается за свой безгрешный грех!

Ты боишься войти в нее?

Ты страшишся вины своей?

Иди, не мешкай! Смерть идет на порог.

(Бросается к замку. Изнутри слышно пение).

П и с н я

Моя мать, лентяйка ,

Зарезала меня!

Мой отец, гуляка,

Із'їв меня!

А сестренка имела

Взяла и снесла

Кости в зеленый гай;

Я пташечкою понеслась -

Вылетай! Вылетай!

Ф а у с т

(отпирая)

Не думает она, что милый здесь,

Соломы слышит шелест, лязг оков.

(Входит).

М а р г а р и т а

(прячась в солому)

Ой горе! Идут... Ой смерть, не уходи!..

Ф а у с т

(тихо)

Цыц, цыц! Я выпущу тебя на волю.

М а р г а р и т а

(бросаясь ему в ноги)

Когда человек ты, згляньсь на мою недолю!

Ф а у с т

И не кричи, страже не збуди!

(Схватывает кандалы, чтобы отпереть).

М а р г а р и т а

(на четвереньках)

А кто же тебе эту власть дал

Надо мной, кате?!

Крови ночью уже потребовал...

Ой зжалься, успеешь еще казнить!

Или ждать утра тебе жаль?

(Встает).

Я же молодая еще, молодая!

И должен умереть!

Я красивой была, и в том причина смерти.

У меня был дружок, а теперь нет,

Кто-то порвал венок, цветы поломал...

Ой, пусти! За что такая насила?

Пощады! Что я тебе сделала?

Вчуй мою благальну вещь...

И я же не видела тебя воочию!

Ф а у с т

Или выживу я эту мучительную ночь!

М а р г а р и т а

Теперь твоя здесь воля, кате.

Дай хоть дитя покормить,

Всю ночь оно еще здесь было;

Они взяли его, мне на зло,

И говорят, что я убийца младенца.

И я безрадостно умру.

Песни про меня поют...

То не люди - шакалы.

Книга: Гете Иоганн Вольфганг. ФАУСТ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СОДЕРЖАНИЕ

1. Гете Иоганн-Вольфганг. ФАУСТ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
2. Твои чувства за эту часть Испытывают больше удовольствия,...
3. Б р а н д е р И со страху среды дня ...
4. Сегодня зводж'у до ее комнаты. Ф а у с т...
5. Ф а у с т Провести вас до дома?...
6. Утесы корчатся и гнутся; Вон бескети носатые...
7. Они ту старую сказочку До меня приложили. Ф...
8. Дух, что только творится - поэт, который не имеет "собственного...

На предыдущую