<meta name=" robots"="" content="index, follow" /> Тит Лукреций Кар О природе вещей [отрывки] Перевод н. зерова = Книга: Тит Лукреций Кар О природе вещей [отрывки] Перевод н. зерова =lybs.ru= =lybs.ru=
lybs.ru
Одни ищут в браке спасения от одиночества, другие - находят ее. / Александр Сухомлин


Книга: Тит Лукреций Кар О природе вещей [отрывки] Перевод н. зерова


Тит Лукреций Кар О природе вещей [отрывки] Перевод н. зерова

© Titus Lucretius Голос. De Rerum Natura

© М.Зеров (перевод)

Источник: Античная литература: Хрестоматия. Составитель А.и.билецький. К.: Советская школа, 1968 (2-е издание). 612 с. С.: 407-415.

Сканирование и корректура: Aerius () 2004

Содержание

О Лукреция

Книга первая (Атомы)

И. Вступление к поэме

II. Содержание книги

III. Похвала Епікурові. Преступность религии

IV. Переход к основной теме

Книга вторая (Свойства атомов)

V. Мудрец и життьові заботы

VI. Истощение земли

Книга третья (Душа и смерть)

Книга четвертая (Деяния чувств)

VII. Вступление к четвертой книге

Книга пятая (Происхождение мира и общества)

VIII. Происхождение религии

Книга шестая (Явления природы)

Из биографии Тита Лукреция Кара-лучшего представителя античной философской поэзии, известного нам не из стихов, а из произведения, что дошел весь к нам, мы знаем очень мало. Приблизительная дата рождения - между 99-96 гг.; дата смерти - 56-55 гг. до н. есть. Думают, что поэт принадлежал к сословию «всадников» - «денежных людей» римского общества, что родился он не в провинции, а в самом Риме, где жил и писал свою поэму «О природе вещей» (6 книг) среди бурных событий гражданских войн между реакционной аристократией и всадниками, восстания рабов, установление военной диктатуры первого триумвирата). Поэма Лукреция осталась по смерти автора незаконченной со стилистической точки зрения: ее издал под своей редакцией известный оратор, писатель и политический деятель Цицерон.

Произведение Лукреция - дидактическая поэма, что популяризирует философские идеи: жанр, что в греческой литературе был представлен произведениями философов-идеалистов Ксенофана (570-466 гг. к н. есть.), Парменида (VI-V ст. к н. есть.), Эмпедокла (485-425 гг. до н. есть.) и др. Лукреций обратился не к ним, а к философа Эпикура (342-271 гг. до н.э.) - представителя античного механистического материализма. Учение Эпикура о «душе», о атома содержит в себе, по выражению Ленина, «гениальные догадки», указания пути науке, а не попівству» (Ленинський сборник XII, 1930, стр. 255). Произведения Эпикура не дошли до нас: главным источником наших знаний о системе Эпикура остается произведение Лукреция. Однако произведение это является не только продукт філпсофськоії мысли, а высокохудожественная поэма, проникнутая пафосом борьбы за освобождение человечества от страха смерти и потусторонней жизни, от страха перед вмешательством богов в человеческую жизнь, борьбы против религиозных предрассудков. Антирелигиозную пропаганду, как и изложение чисто теоретических космологических и физических (а вместе с тем и физиологических) проблем, Лукреций подает н приподнятом тоне, мысля образами, широко используя сравнения.

Эти свойства поэмы Лукреция обеспечили ей успех и огромное влияние в истории новой европейской культуры, начиная от эпохи Возрождения. Представители буржуазной критической мысли, прокладывая пути к материалистического миропонимания, неоднократно обращались к римского поэта.

Книга первая (АТОМЫ)

Поэма начинается торжественным обращением к богине Венеры (в. 1-44) как к праматери римлян (и как к философско-аллегорического образа, в котором воплощены творческие силы природы). Основная тема первой книги: учение об атомах. Прежде всего опровергается мнение о том, что эта теория (атомизм), что противоречит религии римлян, ведет к пороку.

Один 3 создателей этой теории, великий эллин Эпикур, преподнес ней достоинство человека; религиозные предрассудки, наоборот, именно и приводят к преступлениям, примером которых может быть жертвования Агамемноном, предводителем греческого войска, которое отправилось на войну [407] С троянцами, своей собственной дочери Ифигении (в. 62-101). Приступая затем к развитию основной геммы, поэт указывает на сложность своей задачи. Исходный пункт дальнейшего рассуждения - положение: все существующее возникло из материи (в. 136-191). Первоначальная материя - атомы, которые движутся в пустом и безбрежном пространстве: природа состоит из него и из атомов; ошибаются Гераклит, Эмпедокл, Анаксагор и другие философы, когда выдвигают отличные гипотезы относительно происхождения мира. Вселенная безгранична, он не имеет центра, производительные силы не имеют Сознания.

И. ВСТУПЛЕНИЕ К ПОЭМЕ

(В. 1-443)

Римского рода праматерь, утіхо людей и бессмертных,

Ты, благодатная Венеро! Под звездным небом текучим

Ты виповняєш собой моря, кораблями укрыты,

И хлібородную землю. Все сущее в мирах творения

Только тобой живет и впитывает солнечный свет.

Перед тобой, богиня, ветры бегут, и облака

Перед приходом твоим расступаются перед тобой

Цвет разнообразный земля простилає, улыбается море

1 заспокоєне небо горит-сияет сиянием.

А как весна молодое лицо свое опрокинет красное,

И легкокрилий Зефир життєдатним повеет дыханием,

Сразу же небесные птицы твое прибытие разгласят

И затріпочуть сердца, охваченные мощью твоей.

Дикий на радостях зверь по лугам веселых заскаче,

Через бурные ручьи поплывет; завороженный странным

Чарами, богиня, твоим потянется все за тобой.

Везде-ибо: в морях и по горам, по рекам быстрых и шумящих,

По густолистих домам птичьих И зеленых нивах

Всем ты созданиям земным сердца виповняєш любовью,

Чтобы в жажде бессмертной новые поколения зачать.

Так как природой ты всем сама заправляешь,

И как без тебя ничто света-солнца нигде не увидит,

Нам же без тебя ничто не подходит и утешения не будит,

То я и прошу твоей в писании моей помощи.

Будь моим верным сообщником в произведении, где я о природе

Меммія сыну* имею все рассказать точно,-

Ты же ему быть во всем образцом повелела, богиня.

Вечную красоту подари ты моей неопытной языке

И причины, чтобы час покоя к нам пришла,

Чтобы на морях и земли втихомирились войны кровавые;

Ты единственное, что можешь в этом помочь смертным.

Сам зброєвладця Имел орт**, что в делах войны неумолимых

Везде на земле правит,- на лоно твое приходится.

Нося в сердце извечно роз'ятрену рану любви

И, наклонившись к тебе могучей шеей, часто

Глаза несытое свои на тебе пасет, богиня,

И запахуще впиває с уст твоих нежных дыхание. [408]

Поэтому окружи его телом своим благодатным, священным,

Солодкомовну обрати к владыке строгого язык

И препрославлена, мира молись и покоя для римлян.

Так же в час жестокой войны я не смогу спокойно

Труда отдаться своей, да и Меммія поросль славутня,

Видимо, своего долга в общественной беде не оставит.

[* Лукреций посвящает свою поэму К. Меммію Гемеллу, одном из римских государственных деятелей 66-54 гг. до н. есть., который, очевидно, был также сторонником философы Эпикура.]

[* Маворт - Марс.]

II. СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ

Ухо теперь прихили и восприятие свое обострив,

Брось все лишние заботы, правдивого слушай обучения.

Дара моего, что с такой любовью тебе предлагаю,

Не оставляй в пренебрежении, до края его не поняв. [409]

Сначала тебе расскажу о всевишніх богов, и о небо,

И про основу-вещей, о первенцы те, что создали

Вселенная весь незміренний, что ними растет, и питается,

И, распадаясь, снова у них обернуться имеет.

Первенцы те іменуєм: материя, или иначе

Тельца вещей родовитые. Или, употребляя названия

Самого обычного, кажеми: семена вещей и предметов,-

Ибо и впрямь усякове из них проросло сотворения.

III. ПОХВАЛА ЕПІКУРОВІ. ПРЕСТУПНОСТЬ РЕЛИГИИ

(В. 62-101)

В годы, как человеческая жизнь по земле плазувало позорно

Под бременем навесным религиозной злой науки,

Что, от небесных высот поднимая голову, грозно

Взгляд бросала свой гордый на смертные отродье свысока,

Он самым первым решился подвести глаза к небу,

Смелый эллин, он первый наваживсь восстать на него*.

Ни молниями, ни громом, ни божеским гневным лицом

Небо его не испугало, а только еще лучше, еще лучше

Мнение его укрепило, накинув намерении отважный

Вечные сломать замки на запертых воротах природы.

Ума мощью живой он все победил и далеко

Острой мыслью вышел за грани вселенной огненные

И всю незмірність миров перемерил пытливым духом.

Как победитель, он принес нам знать о том, что возможно,

Что невозможно в природе, о пределы ума последние

И про самую дальнюю цель, к которой мы можем стремиться,-

Так что религии все оказались у нас под ногами.

Мы же победой той возвышенные вверх к небу.

Но боюсь я, чтобы тебе не показалось как-нибудь,

Будто безбожные основы обучения моего опасную

Тропу злодейства тебе прокладывают. Религия, дружище,

Без сравнения чаще на путь беззаконную производит.

Так в Авлиде - вспомни - на пречистую жертву Диане

Іфіанассину.кров пролили щонайбільші герои,

Войска ахейского славные вожди. Там жертва несчастная,

Скоро почувствовала священную на висках холодных повязку,

Что упадала на щеки, одинаково справа и слева,

Скоро заметила отца, что край алтаря наклонился

В тоске неизмеримой, и слуг, что в одежде мечи укрывали;

Скоро увидела горе воинства, что слезы ронило,-

Вся задрожала от ужаса и упала на землю бесчувственно.

Не спасло ее, что владыку преступного впервые

Отца ласковым именем назвала она, бедняжка.

Ужасом пройняту, немую, ее понесли к жертвенные,-

И не для того, чтобы предковский обычай отбыв святочно,

Светлому богу она Гіменею в опеку далась.

Нет! чтобы мерзко и жестоко, в брачной поре нерозквітлій,

Жертвой упав унылой от родительских рук неумолимых,

Крепок, счастлив поход кораблям получить ахейским!

Вот на злодейства которые суеверие подвигнуть может.

[* Эпикур. 410]

IV. ПЕРЕХОД К ОСНОВНОЙ ТЕМЕ

(В. 136-191)

Не отрицаю: тяжело в учение Эллады тончайшие

В стихи положить латинские и все рассказать поподробней.

Силу новых оборотов; силу слов мне надо создать.

Так же и неизвестные предметы, и высказывания наши убогие.

Но добродетель твоя и желанная сладкая дружба

Манят меня и заставляют труде новую начать

И перезорювать ночи, ища слов соответствующих

И соответствующего состава, чтобы моим стихом о природе

Мог я на душу твою лучей науки пролить,

Глубоко спрятанные вещи на глаза твои появивши.

Ныне не стрелами дня, не солнечным светом ярким

Имеем розвіювать ужас и человеческого духа темноту,

Но познанием природы, ее незыблемых законов.

Первый закон природы, что ничего на свете из ничего

Божьей волей даже фигура не могло и не может.

Только ведь люди, и теперь еще бесполезным охвачены страхом,

Думают, будто те вещи, которые на земле и на небе

Видим мы раз в раз, то боги их создали бессмертные:

Других причин не домисляться, других не знают объяснений.

Зная, следовательно, что в мире из ничего ничто не родилось,

Мы все видимое поймем, всем найдем основания,

Умом свободным охопим, откуда родились вещи,

С чего создались они и как без богов начались.

Действительно, когда бы возникало из ничего все, что мы видим,

Каждая бы существо могло разнообразное давать потомство,

Люди бы поселились море, в земле родились 6 рыбы

Вместе с птицами пернатым, а с неба на землю стада

Домашних животных ізійшли, и дикие звери неизвестные

Вместе селились бы везде - на плодородных полях и в пустынях,

И не однакий бы овощ дерева равны давали:

Вицвітом разным они могли бы укрываться вперемешку.

Так что если бы не было д каждому лицу зернышек определенных.

То могли бы мы назвать какую-то определенную живом праматерь?

От неделимых частиц зависит существ рождения,

Первенцы имеет свои и материю имеет отдельную

Каждая порода на свете,- и в них источник существования.

Даже гадать жаль, чтобы из всего и все возникало,

Сколько-потому відродів есть, то столько и свойств других. [411]

Далее: почему расцветает весной благоухающая роза,

Летом зреет пшеница, над осень - крепкие виногрона?

Конечно, на то, чтобы разное семена собирать могли мы

В разные времена, чтобы все прорастало во время должное,

Чтобы живодайна земля развиться зерну давала,

Не наражавши хрупких растений на лихие опасности.

Совсем не так бы было, если бы брались вещи из ничего:

Все бы росло и доспівало от места и времени независимо.

Те вот тельца родовые, те мельчайшие неделимые частицы

Каждому растению свою для роста визначують время.

Так вот, если бы из ничего творение земли возникали,

Мигом бы зародыши их постигали созревшего состояния:

Из младенцев бы за волну взрослые творились мужи

И на глазах бы с земли возвышался гай шумнолистий.

Знает и ребенок мал, такого нигде не бывает:

Развитие живому нужен, нужен и время для развития.

То же надо согласиться и мнение приятий несомненную,

Что из материи собственной все возникает на свете.

Книга вторая (СВОЙСТВА АТОМОВ)

После вступления, где говорится о выгодах мудрости и мудрой жизни (в. 1-14), поэт переходит к вопросу о том, как образуются из атомов различные тела. Атомы существуют в бесконечной пустоте, всегда находясь в движении; они взаимно прикасаются и сцепляются, то плотнее - и тогда образуются твердые тела, то не так плотно, образуя мягкие тела. Есть атомы, которые никогда не образуют соединений, но они движутся в пустоте, наталкиваясь на другие атомы ее - предоставляя им движения. Так происходит образование мира, которое невежды приписывают божественной силе. Форма атомов неодинакова, и это приводит к различного вида тел. Количество атомов, которые движутся в бесконечном пространстве,- бесконечная. Они образуют многочисленные миры, которые рождаются, растут, стареют и, наконец, погибают. Природа назначила всем крайний возраст; земля приблизилась к нему и постепенно начинает терять свою производительность (в. 1144-1174).

V. МУДРЕЦ И ЖИТТЬОВІ ЗАБОТЫ

(В. 1-14)

Любо, как поверхность моря запенится, бурей сбитая,

С суши смотреть, как другой на волне бедствует,-

И не потому, чтобы радость была в чужом конанні,

Но приятно увидит, которого ты избежал бедствия;

Любо смотреть на распри войны, на кровавое соревнование,

Что в долине кипит, когда сам непричастен к бою,-

И найлюбіше в мире - сидеть себе беззаботно

В величественных храмах и светлых, что вывела мудрость мудрецов,

И поглядывать в дол, как рассыпались стада человеческие,

Как они себе тропы життьової вслепую ищут,

Тратят все силы в борьбе, о роде и заслуги ссорятся, [412]

Ночи и радостные дни в ненастанній высиживают труда,

Чтобы добиться благосостояния и власти, вершинам господства.

В неблагоразумные человеческие сердца! В ослепленные глаза!..

VI. ИСТОЩЕНИЕ ЗЕМЛИ

(В. 1144-1174)

Так некогда могучие стены большого мироздания

Вон распадутся и порохом звіються везде в просторах.

И хоть все восстановить на свете и все покріпляє пища,

Траты исполняет наши и нас от гибели спасает,-

И напрасно все это: не удерживают изношенные жили

Свежей крови и соков: нет в силу природы.

Так, ее мощь надломилась, земля, утомившись до края,

Только мелочь приводит на мир, земля, что раньше

Произведениям своим предоставлять могла огромного роста.

Ведь не спустились, думаю, с высот наивысшего неба

На веревку золотом все те породы зверские,

Да и не создало их море, что бьется в скалы обрывисты.

Нет, их создала земля, что и теперь еще дает им пищу,

Что породила своей охотой, по собственной воле

И золотистую пшеницу, и лозы обильные виноградные,

Овощи нежно-сладкие, и горные травы сочные.

Сейчас все то нуждается в продолжительных и определенных зусиллів.

Тщетно волы надриваєм и ратаев силы выводим:

Рала не достаточно, чтобы поле до жатвы поощрит.

Сводится зерно ничто, растут труды и заботы.

Все чаще вздыхает старый пахарь уныло

И головой качает, что напрасно пошла его труд,

И, сравнив новейшие времена к прошлому времени,

Хвалит достатки родителей и правит свое непрестанно:

Что старосветским отродьем, благочестия древней полным,

Легче велось, как нам, хоть поле и было немного

(Меньше, как сейчас у нас) и орудие было не лучше.

И все чаще печальный виноградарь жалуется горько

На престарелые лозы и жалобой небо беспокоит.

Не понимает старик, что все на этом свете чахнет,

Упадок сил и отряды шествует до гроба.

Книга третья (ДУША И СМЕРТЬ)

Начав с восхваления Епікурові (который первый высказал взгляд о качественной неодинаковость атомов), как первому, кто освободил ум человеческий от страха перед богами, смертью и посмертными карами, поэт переходит к изложению психологии Эпикура («Дух» и «Душа», их связь между собой и телом). Душа человеческая появляется и умирает одновременно с телом. Теории бессмертия души безосновательны. Однако человеку нечего бояться смерти. Мертвые, не пользуясь благами жизни, не знают и тех страданий, которых зазнаїоть живые. Ад и посмертные муки - лишь выдумки поэтов. Охота смерти безосновательны, ибо смерть неизбежна; продолжительность жизни не дала бы людям новых радостей; не удовлетворила бы их желаний и все равно не спасла бы их от смерти. [413]

Книга четвертая (ДЕЯНИЯ ЧУВСТВ)

За вступлением [указания на своеобразие и сложность начатой работы и оправдание выбранной стихотворной формы (в. 1-25)] идет изложение психофизиологии Эпикура - учение о происхождении чувств (зрение, слух, вкус, обоняние, осязание), которые зроджують в нашем сознании образы. Останавливаясь на явлении сна и сновидений, поэт доказывает предопределенность этих последних життьовими физиологическими процессами и по поводу любовных образов во сне говорит о любви, плодовитость и бесплодие.

VII. ВСТУПЛЕНИЕ К ЧЕТВЕРТОЙ КНИГЕ

(В. 1-25)

По бездорожью земли Піерід* я иду, по странам

Еще не одвіданих. Любо мне к источникам приходиться -

Еще не заиленным. Любо из свежих цветков выплетать

Для горделивого лба венок, от возраста и до сих пор

Музы в стране моей ним никого еще не украшали.

Да!., ибо о вещи важные в своей книге я учу

И стараюсь души от оков суеверия освободить.

Да!., потому что предметы те темные, неясные - в стихе моем

Ясные и прозрачные становятся, мусійським** овеянные очаровании.

Да и не без определенных оснований я к чару того оборачиваюсь,

Я, как опытный врач, что, в кубке преподнося детям

Досадный полынный напиток, на боль и недуг целебный,

Сначала обмазывает венца густым, нерозсиченим медом

И молодая нерозважність детского возраста сразу

Идет на ту хитрую приманку и, меда коснувшись устами,

Далее горький выпивает полынь незаметно, а потом,

Счету поддержана тем, выздоравливает и сил набирает,-

Так вот и я - не чужой того мероприятия. Я понимаю,

Что мое рассуждение может показаться тяжелым и мил,

Может моего читателя знеохотить. Поэтому я и предпочитаю

Выводы моей мысли в стихи возложит піерійські,

Медом, мол, поэтическим горку всолодити науку,

Чтобы задержать при ней внимание твою неослабно,

Пока законы все світостворіння поймешь ты и сможешь,

Все поняв, ощутить всю пользу от опыта и знания.

[* Піеріди - Музы.]

[* Мусійський (от слова «Муза»),- здесь в смысле «поэтический».]

Книга пятая (ПРОИСХОЖДЕНИЕ МИРА И ОБЩЕСТВА)

Начиная книгу новой хвалой Епікурові, поэт излагает вопрос о происхождении мира (земли, огня, воздуха, солнца, луны и других светил, животных, растений и человека). Вместе с этим опровергается телеологическое («целенаправленное») понимание происхождения и развития вселенной; обосновывается причинная обусловленность мирового процесса. Далее излагается в общих чертах история развития культуры человечества (ознакомление с огнем, возникновение языка, образования общества и религиозных предрассудков). Вера в богов возникла от незнания законов природы и от страха перед непонятными и грозными явлениями (в. 1180-1237). [414]

VIII. ПРОИСХОЖДЕНИЕ РЕЛИГИИ

(В. 1180-1237)

Видели люди и то, что в свою очередь в небе

Все вращается, годовые изменения предстают неотразимо,

И неспособны были объяснить те странные явления.

Выход один представлялся: все то богам уделить,

их воле весь незахитаний порядок выяснив.

Жилища богов бессмертных они уместили на небе:

Ибо Там видимой ходят по дороге солнце и луна,

День живодайний появляется, ночь, и созвездия блестящие,

И факелы комет, и летучие огни метеоров,

Облака, роса, снегопады и град, молнии и бури,

Внезапный грохот и длинные перекати, полные угрозы.

В нещасливеє человечество, что явления эти приписало

Воле бессмертных еще и признаки гнева увидело определенные!

Сколько вздохов этим себе нанесло ты, и сколько страданий тех

Нам повлекло и сколько еще принесет потомкам!

То не благочестие, что, голову укрыв себе покрывалом,

Увидит все алтари или крутится круг камней;

То не благочестие, что, судьбы простершися, руки поднимает

Перед святыней, щедро орошает жертвенники в храмах

Кровью четвероногих, произносит с ужасом моления,-

Вот где она - в равновесному мысли, что мир обнимает

Часто, как мы оглядаєм высокого неба просторы

И над мерцанием огней устоявшуюся сферу эфирное.

И круговое вращение светил нам приходит на ум,-

Темная тревога, конечно приглушенная делом ежедневным,

Будиться, усыплена в сердце, и голову вверх поднимает:

Может, действительно, мол, могущество богов бессмертных

Звезды блестящие по разным орбитам круг нас вращал?

Вбожество нашего знания нам сомнением сердце беспокоит:

Как совершилось то, что сооружение всемирная встала,

Как и когда ей придет конец - и долго ли еще смогут

Стены всемирные витримувать буйных стихий потасовку?

То из божественных рук вековечной набравшись мощи,

Достойны стоять они у всплытии возрастов тех будущих

И презирать незмірену мощь бесконечного времени?

Далее. Есть ли кто такой, чтобы у него не сжалось сердце

Из страха перед богами и весь он не взялся дрожью,

Как летом пересохла земля задвигтить от упавших

Стрел молнии, и небом покотять громы за громами?

Не дрожат тогда целые народы? Или ужас не поймає

Даже могущественных царей, и немеют им руки и ноги,-

Не настала ли пора ответить за поступки омерзительны

И відпокутувать карой давнюю уничижительную язык?

А как нуртами морскими расходится буря, и мечет

По бурунах необозримой вождя и корабли уже бессильны

СО всеми боевыми слонами и вооруженным народом,-

Не дает он обетов богам, не умоляет покорно.

Чтобы успокоился море и ветер благоприятный снялся? [415]

Напрасные мольбы! Подхваченный бурей, волной смыт,

Не спам'ятавшися, мчится он навстречу собственной гибели.

Так вот скрытая сила какая-то разбивает точно

Человеческое достояние, и попрать ходит по лікторськім прутті,

А топорики шайки на забаву себе вращает.

1 напоследок вспомни, как земля под ногами схитнеться,

Рушатся целые города и, расшатанные, погибель сулят,-

Или же удивляться, что человеческое семя себя презирает

И уделяет богам всю власть и силы чудесные,

Что заправляют словно всем мировым строительством?

Книга шестая (ЯВЛЕНИЯ ПРИРОДЫ)

Прославив Афины, родину Эпикура, и еще раз самого Эпикура, поэт переходит к объяснению различных метеорологических явлений: молнии, грома, дождя, радуги, попутно высмеивая людей, которые считают, будто Юпитер насылает молнию и гром. Далее, без строгой последовательности; он говорит о море, Этну, вулканы, о климате и о его влияния на болезни и эпидемии. Поэма заканчивается описанием чумы в Афинах времен Пелопоннесской войны (по рассказу греческого историка Фукидида).

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Тит Лукреций Кар О природе вещей [отрывки] Перевод н. зерова

СОДЕРЖАНИЕ

1. Тит Лукреций Кар О природе вещей [отрывки] Перевод н. зерова

На предыдущую