lybs.ru
Будущий боевой гимн украинских националистов возродится среди разгара борьбы, а не путем музыкального конкурса. / Михаил Колодзінський


Книга: Федр Байки Перевод Владимира Литвинова


Федр Байки Перевод Владимира Литвинова

© Phaedrus

© В.Литвинов (перевод с латыни), 1986

Источники: Зарубежная литература. 6 класс. Хрестоматия. Тернополь: Учебная книга, Богдан, 1999. 400 с. С.: 45-47.; Древняя римская поэзия в украинских переводах и переспівах. Л.: Мир, 2000. 328 с. - С.: 219-230.

Сканирование и корректура: Aerius, SK (), 2004

Содержание

О Федра

Книга первая

Пролог

1. Волк и ягненок

2. О Лягушках, что просили себе царя

4. О собачью жадность

7. Лиса и трагедийная маска

8. Волк и Журавль

14. Швец-врач

15. Осел до старого пастуха

17. Овца, Пес и Волк

26. Лис и Аист

30. Лягушки, напуганные дракой Быков

31. Кобчик и голуби

Книга вторая

Пролог

2. О муже и двух его любовниц

3. Эзоп о негодяях

Книга третья

Пролог

6. Муха и Осел

7. Волк и Собака

Книга четвертая

1. О ослиную судьбу

10. О человеческие пороки

Книга пятая

Пролог

1. Деметрий и поэт Менандр

Приложение. От автора

7. Эзоп и поэт

Эпилог

О Федра

Древнеримский баснописец Федр ( ок. 15 г. до н.э. - ок. 70 г. н.э.) по происхождению был греком из Македонии. Еще с детства он попадает в рабство. В Риме будущий баснописец вырастает и получает образование. Впоследствии его за определенные заслуги император Август отпускает на волю.

Начиная с 20-х годов И в.н.э. Федр выпускает пять сборников "Езопових басен", все они написаны стихом. Как самостоятельный жанр байка к тому времени не была представлена в римской литературе, хотя писатели (особенно сатирики) иногда вводили традиционные сюжеты басен в свои произведения. Греческие басни на то время были известны как "езопові". Федр "одевает" их в латинские стихи, сначала ограничиваясь заимствованными сюжетами, а впоследствии перейдя [45] и до оригинального творчества. Байка, считает Федр, созданная рабами, которые не осмеливались свободно выражать свои чувства и нашли для них інакомовну форму шутливой выдумки. Элемент социальной сатиры особенно заметен в первых двух сборниках, в которых преобладает традиционный тип басни о животных.

Федр хвалит себя за "краткость", рассказ его лишена второстепенных деталей и сопровождается только немногословны объяснениями моральнр-психологического плана. Язык басен Федра простая и чистая.

Слава, на которую Федр ждал, пришла поздно. Его творчество стало широко известным лишь с конца XVI в. Много баек были использованы Лафонтеном, Лессингом, Красицким, Крыловым. В Украине к сюжетам и темам Федрових басен обращались Сковорода, Боровиковсь-кий, Гулак-Артемовский, Гребенка, Глебов. Первое полное издание на русском языке наследия классика античной и мировой басни Федра, совершенное ВЛитвиновим, увидело свет в 1986 году.

КНИГА ПЕРВАЯ

Пролог

Поэт Эзоп басни эти повигадував,

А я только в шестистопні стихи вложил.

Двойная польза из книги: и смешит она,

И учит жить мудрым советом.

Когда же кто захочет мне возразить,

Что звери и деревья разговаривают здесь,

Пусть знает, что без шутки не случайно басен.

1. Волк и Ягненок

Ягненок и Волк к реке подошли некогда

Напиться воды. Волк, конечно, выше стал,

Ягненок по течению ниже. Однако,

Нашел до ссоры душогубець зацепку.

"Ты что, - отозвался, - каламутиш воду здесь,

Где я привык пить?" Испуганный ягненок на то:

"Этого не может быть, потому что вода течет

От тебя, Волк, в моем направлении!"

Слова правдивые Серого разозлили:

"А кто же полгода назад оскорблял меня?"

Ягненок: "Тогда я еще и не родился!"

"Не ты - твой отец, следовательно, досолив мне!"-

Наконец молвил Волк и растерзал Ягненка.

Написано эту байку про людей, которые

Притворством невинных стремятся уничтожить.

2. О Лягушках, что просили себе царя

Когда в Афинах процветала демократия,

Людей безграничная воля с ума свела

И давняя сдержанность была заброшена.

Усмотрев распри между гражданами,

Забрал в городе власть Пізістрат, тиран.

А как афинцы стали проклинать судьбу

И на неволю жаловаться (хоть был тиран

Не злой, и все необычное - всегда тяжелое!),

Такую им байку рассказал поэт Эзоп:

Однажды Лягушки у Юпитера

Просили шумно и себе царя,

Который сумел бы их приборкать силой.

И Громовержец в шутку бросил им

Оцупок дерева, что, в тину шубовснувши,

Так робких перепугал, что исчезли мгновенно.

И вот одна из них голову высовывает

Тихонько из грязи и зовет других Лягушек

Идти царя скорей разглядывать.

Где и страх делся в пугливых Лягушек: оптом

Плывут и лезут на колоду смело.

А как обосрали его, взялись вновь

Просить другого царя у Юпитера,

Ибо данный им ранее довбня молотом.

И бог жестокую Гидру нетямким послал,

Их в одиночку стала уничтожать.

Умолять слезно Лягушки начали тогда

Юпитера, чтобы в несчастье помощь дал -

Не по крайней мере лишал их жизни. А он:

"За то, что не захотели доброго царя,

Вы злого имеете!"

Наука, люди, вам:

Терпите это зло, потому что придет хуже в сто крат!

4. О собачью жадность

Как-то Собака с мясом через реку плыл

И вдруг одсвіт в воде увидел свое,

Но подумал, что это другой Пес плывет,

И добыча у него решил забрать. Однако

Открыв рот, моментально лишился он своего

И желаемого понять тоже не мог.

Кто посягает на чужое, свое втрача.

7. Лиса и трагедийная маска

Лиса говорит, рассматривая маску:

"Такая красавица, а не хватает мозга ей!"

Это сказано для тех, кому и славу, и честь

Дарит судьба,- не дает лишь ума.

8. Волк и Журавль

Кто ждет благодарности от подлеца,

Тот дважды ошибается: потакает взлома - раз,

Во-вторых - тратит время и напрасно трудится.

Застряла кость в пасти волчьей; он,

От боли воя, стал умолять каждого,

Чтобы за щедрую награду вытащил кто-то.

Наконец-то взялся за это дело Журавль.

В страшную пасть голову засунув,

Он кость, которая торчала в горле, вытащил

И требовать благодарности стал у Серого.

А тот: "Живым из моей пасти выбрался,

Да еще и зарплату давай тебе, неблагодарному?!"

14. Швец-врач

Неумелый швец, убегая от нищеты,

На чужбину подался и стал врачом.

Продавая всевозможные травы, якобы

Протиотруйне зелье, он прославился.

Там порой тяжело заболел сын царя,

И до дворца врача беспрекословно.

Царь хочет его проверить сноровку

И воды в бокал наливает, делая вид,

Что смешивает яд с чудо-лекарствами,

А потом предлагает все это выпить.

Мошенник, испугавшись неминуемой смерти,

Признался, что в лекарствах бестолковый он,

А прославился лишь за глупость человеческую.

Тогда, собрав всех на собрание, царь сказал:

"Какие же вы, граждане, расчетливы,

Вы доверяли свои головы назад,

Кому раньше и ног не доверял никто!"

Касается все это опрометчивых тех,

Кого негодяи используют.

15. Осел до старого Пастуха

Кто при власти, бедному одинаково;

Меняется само имя хозяина,

А остальное все без изменения остается.

Осла на лугу пас пугливый дед.

Нежданным криком воров напуган,

Он стал Ослу советовать убегать поскорей.

На это ленивый: "Ты, наверное, думаешь,

Что те на меня большие положат саквы?"

Пастух: "Да нет!" - "Для меня, следовательно, безразлично,

Кому служить, пока я груз несу".

17. Овца, Пес и Волк

Лживом кары не избежать.

Пес у Овцы буханку требовал, которую

Она у него занимала якобы.

А бродяга Волк как свидетель присягавсь,

Что брали не одну, а целых десять штук.

Овца, лживым свидетелем обвинена,

Вины не признала. А через несколько дней

Она, увидев в ловушке Серого,

Сказала: "За ложь его наказали!"

26. Лис и Аист

Никому зла не надо поступать, потому,

Как гласит байка, по заслугам получишь.

Аиста первым, говорят, пригласил в дом

К себе Лис-облудник, и подал гостю

Жидкой похлебки на тарелке из мрамора.

И попробовать гость ее никак не смог.

Тогда позвал Лысая птица, и в кувшине

Еда дал. Ни в чем ни бывало сам смакуя,

Уже он дразнил теперь Рыжего едой.

Увидев издалека, как слюни Лис ковта,

Птица перелетная сказал (чтобы услышали и мы):

"Пусть страдает и тот, кто пример подает".

30. Лягушки, напуганные дракой Быков

Беда простонародья, как можно дерутся.

Сказала Лягушка, вздрівши драку Быков:

"Ой лышенько, пропали мы, нещаснії!"

А вторая спросила: "Почему ты так кричишь? -

Ведь те Бугаи за первенство в стаде

Соревнуются и далеко от болот живут.

До нас нет им дела, в них свою жизнь!"

"Но,- вновь первая,- проигравший втіка

Из стада сюда, в глушь болот,

И грубыми ногами нас раздавливает.

То ярость несет беду на наши головы!.."

31. Кобчик и Голуби

Заботясь о спасении, тот смерть найдет,

Кто в час беды недостойным доверяется.

Жизнь нередко Голуби спасают

От Кібчика - своей швидкокрилістю.

Хищник, это хорошо зная, беззащитных

Птиц такой хитростью обманывает:

"Для чего невпокійне вам такая жизнь?

Меня царем только над собой признайте,

И я от обид всех вас буду защищать!"

Сдались на підмову Кібця Голуби.

А он их в одиночку стал пожирать,

В ход жестокие когти пуская.

Сказал один из тех, что остались:

"Так нам и надо, чтобы не были дураками!"

КНИГА ВТОРАЯ

Пролог

(1)

Байкарське племя любит примеры.

Единственная в байки есть цель и назначение -

Плохие смертных исправлять нравы

И призвать народ к справедливости.

Хотя нередко и в шутку здесь говорится,

Однако серьезная мысль в шутке скрыта,

И это больше всего ценится всеми.

Я непременно сохраню Эзопа дух,

А то когда от себя и добавлю сразу,

Так это для того, чтобы было интереснее.

Прими и мое, читатель, доброжелательно -

И в награду краткость мысли будешь.

Многословная похвала того не знает,

Почему назойливых отдают люди прочь,

Отдав награду самому скромному.

2. О муже и двух его любовниц

Мужчин своих полюбовників

Женщины дерут одинаково. Вот пример вам:

Поведением складным возраст пряча,

Старая мужчину полюбила. А ему

Заполонила сердце юная девушка.

Женщины, чтобы хоть видом с ним сравниться,

По волоску рвали в него раз в раз.

Так, ласкам обеих женщин доверившись,

Наконец голомозим стал, потому что девушка

Все седые вискубла, а старшая - черное все.

3. Эзоп о негодяях

Раз незнакомец, свирепым Псом покусанный,

Еще и хлеба бросил ему кусок, обмакнув в кровь,

Потому что слышал,- это помогает заживанню ран..

Ему Эзоп: "Ой, не делай так на виду

В других Псов, потому что птенцы орлиные нас всех заживо,

Увидев, как вознаграждается зло!"

От успеха преступники лишь дерзкие!

КНИГА ТРЕТЬЯ

Пролог

Если, Евтіхе, прочитать надумаешь

Мои байки, то первое набок отложения

Все дела, чтобы силу стиха смог відчуть.

Ты скажешь: "Что мне твой талант и байки!

Зря только згаю время, читая".

В таком случае и в руки не бери

Того, на что не хочешь даже взглянуть.

А, может, скажешь: "Поступят праздничные дни -

Досуг побуждает почитать их"...

И что для тебя, видимо, мои стишки?!

Ты лучше по хозяйству потурбуєшся,

Погомониш с друзьями, с женой

И телу, и душе дашь спочинути,

Чтобы новых сил набраться на дальнейшие дни.

А как к Муз в храм ступит осмелишься,

То привычный чин жизнь изменения!

Родился я на склонах Піерійських гор,

Где Мнемозина властном Юпитеру

Породила целый хор из девяти искусств.

Рожденный почти в школе, я всегда

В глубине души богатством пренебрегал;

Я на признании всю свою жизнь ждал,

Однако правдивого и до сих пор не получил.

Ну как, поведай, угодит богатому,

Который стяжание любит лишь примножувать,

Где деньги и золото - превыше всего?!

"Пусть будет то, что будет!" - как говорил Синон,

К Дарданійського царя приведен;

Начну я третью книгу на Эзопа лад,

В знак уважения посвятив всю тебе.

Как прочитаешь - буду рад, а нет -

По крайней мере пусть потомки ею гордятся.

А сейчас расскажу, откуда байки взялись:

Рабы, не могли никак решиться

Откровенно говорить то, что думают,

Скрывали собственные чувства в баснях,

Высмеивая в них своих угнетателей.

Я эту тропу чуть дальше протоптал,

Добавив и своего к тому, что было,

Потому что и сам достаточно горя в жизни хлебнул.

Если бы был другой звинувач, а не Сеян,

И другой свидетель был, и другой был судья,

То, может, и смирился я с покарою,

И не тосковал бы так, как сейчас это делаю!..

Ну, а если слишком подозрительный кто-то

Все те недостатки как свои воспринимать,

Он этим только нечистую совесть обнаружит.

И даже его прошу простить,

Потому я отдельно викривать не думаю -

Человеческое я нрав вообще показываю.

"Тяжелое бремя на себя взял ты!" - скажет кто-то.

Но Эзоп-фригієць и Анахарсис-скиф

Смогли навеки прославить свой народ!

Неужели я, сын Греции ученого,

И осоромлю ленью родной край?!

Немало родила и Фракия художников:

Сын Феба Лин и питомец Муз Орфей,

Пением двигал скалы, зверей усыплял

И даже гамував бурный Гебре течение.

Так вон же, Зависть, отступы, сичиш зря!

Ведь я славы заживу одинаково.

Я до чтения побудил тебя? Ну что же,

Прошу и в дальнейшем ласки искренней.

6. Муха и Осел

На дышло Муха села и говорит Ослу:

"Чего ты плентаєшся так! Ну-ка, поскорей!

Смотри, чтобы за шею не ужалила!.."

Осел: "Для меня не страшны твои слова.

Боюсь больше я погонщика, который

Нередко кнутом по спине чешет

Да и вожжи натягивает чаще всего так,

Что губы трескаются! Брось напрасно чванитись!

Я знаю сам, где быстро, где медленно идти!.."

Здесь высмеян тот по справедливости,

Кто немощен, а сильному угрожает.

7. Волк и Собака

О том, что воля превыше всего,- поведаю.

Как-то худой и помарнілий Волк пришел

До Пса гладкого. Разговаривают. Молвил Волк:

"От чего, Песе, ты такой гладкий зробивсь,

И шерсть твоя от жира аж блестит,

Тогда как я, сильнее, погибаю с голода?"

А Пес: "Захочешь, будешь и ты все это,-

Хозяину верно лишь служи, как я.

Будь верным псом и храни порог его,

И отгоняй ночью от дома воров".

Волк: "Согласие! Что-то за жизнь мою, когда

И в дождь, и в снег ношусь по лесам, полям!

Насколько легче будет в тепле прожить,

Насыщаясь преспокойно едой".

"Тогда идем!" И Волк уже начал идти,

Но тут увидел шерсть на шее вытертую

У Пса и спросил: "От чего это? - "...Так,

Глупости!" - "Ну, а все же?" - "На день привязывают.

В это время отдыхаю, а не сплю ночью;

Смерком я свободен, бегаю где хочется.

Еще и хлеба бросают. Со своего стола все

Кости хозяин отдает, и челядь тоже...

Моим становится и то, чем другой брезгует.

Так без труда свой желудок и наполняю".

"Прекрасно!.. А можно удаляться?" - "Нет!"

Тогда не хочу жить по-собачьи:

Без воли - что за жизнь, хоть и в царя!"

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

1. О ослиную судьбу

Кто несчастливым уродивсь, тот и умрет

Нуждаясь; даже после смерти тоже

Его суровая судьба преследует.

Жрецы Кибелы, повседневно блуждая,

С собой водят всегда в'ючака-Осла.

И вот, как от работы и битья он сдох,

Из его кожи бубны было сделано.

Когда же кто-то спросил у них, что произошло

С милованцем их, сказали так:

"Он думал - хоть по смерти покой будет,

А мы его и дальше все лупцюємо".

10. О человеческие пороки

По две сумки нам всем Юпитер дал:

Одну за спину - со своими недостатками,

А вторую, где чужие,- повесил спереди.

Поэтому и не видим мы своих погрешностей,

Хоть недостатки других охотно считаем.

КНИГА ПЯТАЯ

Пролог

Когда вспомню где имя Езопове,-

Хотя ему должное все давно отдал,-

То знай: делаю это только для статечності:

Так любят в наше время делать все художники,

Которые, чтобы подороже сбыть изделия,

"Пракситель" - пишут на скульптурах из мрамора,

Литье - Мироном, а картины - Зевксидом

Подписывают. Потому, что всегда для зависника

Старое и известное лучше новое добро.

За примером далеко не придется идти.

1. Деметрий и поэт Менандр

Когда Деметрієві Фалерейському

Удалось захватить Афины силой,

Толпа голытьбы валом повалила вслед,

Восклицая: "Слава!" Уже и архонты тоже

Появились руку це ло вать тирану,

Вздыхая и сетуя на судьбу.

Плелись тоже бездельники с бродягами,

Которые боялись не быть при встрече.

Был среди прочих и Менандр прославленный

(Комедии которого радостно так тиран

Читал, самого в лицо не зная).

Шел он пышно одетый и надушенная,

Походкой плавной, с возвышенным челом.

Таким его увидев, спросил тиран:

"Что это за хлыщ осмелился появиться

Мне на глаза?" Советники в ответ:

"Менандр, поэт!" И тот немедленно виправивсь:

"Такого красавца не видел отродясь я!"

ДОПОЛНЕНИЕ От автора (О Аполлонова оракула)

Скажи, о Фебе, жителю Парнас и Дельфы,

Что в жизни для смертных полезное?

Волосы вдруг у прорицательницы торчком становится,

Треножник скачет, лавр дрожит, и даже день

Вплоть тьмариться,- то бог о себе весть подал.

Пифон вскоре изрекает ответ:

"Потомки Делия, вам бог дораджує:

Почитайте святые и небожителей;

Отечество препятствуйте оружно и своих

Родителей, жен, детей; громіте недругов;

Помогайте друзьям; бедняков щадите;

Содействуйте добрым; разоблачайте мошенников;

Наказывайте за проступки; не терпеть позора;

Помщайтесь тем, кто осквернит бесчестием дом;

Лихих цурайтесь; веру йміть не каждому".

Кончив речь, дева, шалом полна,

Безумно упала, крайне истощена.

7. Эзоп и поэт

Творение собственные прочитал Езопові

Поэт. Себя в меру восхвалял в них.

Спросил, чтобы мнение слушателя узнать:

"Ну как, я не преувеличил тут чего?

Не зря думаю, что я гений?!"

Эзоп к нему, пораженный нездарністю:

"Ты хорошо делаешь, парень, так рисуясь;

Потому что больше дурака не найдешь, чтобы стал хвалит".

ЭПИЛОГ

Какими бы не были, в Музо, эти байки,

И честный, и негодяй их хвалить:

Откровенно - первый, второй - с яростью в душе.

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Федр Байки Перевод Владимира Литвинова

СОДЕРЖАНИЕ

1. Федр Байки Перевод Владимира Литвинова

На предыдущую