lybs.ru
То не любовь, что боится присяги. / Леся Украинка


Книга: Флавий Авіан Байки Перевод М.Борецького


Флавий Авіан Байки Перевод М.Борецького

© Avianus

© М.Борецький (перевод с латыни), 1977, 2000

Источник: Древняя римская поэзия в украинских переводах и переспівах. Л.: Мир, 2000. 328 с. - С.: 294-301.

Сканирование и корректура: Aerius, SK (), 2004

Содержание

1. Няня и Дитя

2. Черепаха и Орел

3. Краб и его мать

4. Ветер и Солнце

9. Два Приятели и Медведь

11. Два Горшка

16. Дуб и Тростник

18. Четыре Быки и Лев

19. Ель и Терн

21. Птичка и жатва

22. Жадный и Завистливый

27. Ворона и мука

32. Хлебороб и Волы

39. Воин, что сжигает оружие

1. НЯНЯ И ДИТЯ

Как-то крестьянка ребенок, который находился плачем, пугала:

- Как не замолкнешь, тебя февраль вовчище глотнет!

Волк легковерный услышал эти обещания и под дверью

В тщетных надеждах без сна долго ночью бодрствовал.

Наконец ребенок, утомившись от слез, сном глубоким заснул,

И даже надежду потерял голодный хищник.

Увидела вовковое женщина, что муж возвращается с охоты

В родной берліг лесной очень голодным и злым,

И сказала: - Почему не несешь ты домой ничего, челюсть

Почему ты відвісив без сил и хмуриш отощавшее лицо? [295]

- Ах, не удивляйся,- ей ответил волк,- обманулся я яростно

И едва несчастный убежал - бесполезно, без добычи убежал.

Добыча какова же так, спросишь, могла добраться и надежда

Сбыться, если все слова Няньки лживые были?

Хорошо пусть взвесит себе это все и науку эту схватит

Тот из людей, кто женщинам и клятвам их верить привык.

2. ЧЕРЕПАХА И ОРЕЛ

Как-то одна Черепаха крылатым птицам обещала,

Что, как ее кто-то из них в небо поднимет и снова

Спустит на землю, она с песков Эритрейского моря

Жемчуг блестящие соберет и даст в награду за это.

Гневалась очень на себя, потому что из-за медлительности ничего

ей не удавалось сделает - вяло весь день только ползла.

В конце концов, когда еще и орлу обещаний предоставляла лживых,

Речь лукавая ее стрела коварство такую же.

Поэтому, когда неслась к зрение на неправдой купленных крыльях,

В жестоких когтях орла смерть здесь постигла свою.

Взглянув смерти в глаза в том підхмарнім эфире,

Тоскует она, что ее мне исполниться мечты смогли.

Этим она предостерегла противно безделье поучительно,

Что без самых больших усилий не достичь небес.

Так по заслугам наказывают того, кто к большему стремится,

Кто в гордыне своей дуется от славы без границ.

3. КРАБ И ЕГО МАТЬ

Краб, когда шел обратно, кривуляючи очень,

Чешуйчатую Спину все время бил о камни в воде.

Стремилась иметь, чтобы лихо сын двигался шагом моторным,

И таким побуждением, говорят, уговаривала его:

- Не кривуляй так, сын мой, с пути не сбивайся постоянно,

Не посувайся назад таким извилистым путем.

Шагом тщательным, однако, посувайся тропинке прямо,

И безопасно шагай ты по дороге вперед.

Сын ответил: - Я сделаю так, только ты иди впереди меня,

Уверенно следом пойду, указывай-но правильный путь!

Потому что глупо же тебе, в то время как сама ходишь криво,

Строго судит ошибки другого и порицать их.

4. ВЕТЕР И СОЛНЦЕ

Раз в присутствии зрение с мощным Юпитером острую

Ссору устроили Борей февраль и ласковый Феб,

Кто из них скорее свое доведет до конца начинания -

В поле же раз путешественник путем помалу шел.

Поэтому постановили, что в споре выигрывает тот, кто сможет [296]

Заставить путешественника сбросить с себя свой плащ.

Сразу же под давлением ветров загуділо вокруг воздуха,

Ливнем обильно вниз дождь ледяной поливсь.

А путник плотнее двойным плащом обгорнувся -

Бесполезно бурные ветры влекут за складки плаща.

Феб в это мгновение приказал нежным лучам потихоньку крепнуть,

Чтобы их сияние слабое жарой стало вдруг.

И путник, чтобы отдохнуло утомленные тело,

Снял одежду свою и уселся без сил на земле.

Феб-победитель тогда стал поучать богов, что собрались:

- Кто начинает с угроз, не победит никак!

9. ДВА ПРИЯТЕЛИ И МЕДВЕДЬ

В странствиях по горам неизведанных и по кривым межигорьях

Тропой раз мужчина вместе с приятелем шел.

В полной безопасности себя чувствовали, потому совместным усилиям

Вдвоем могли побороть любые бедствия и беду.

И, когда в различных беседах они шагали спокойно,

Вдруг дорогу Медведь преградил им обоим.

Первый сразу побежал, за дубовые ветви ухватился

И робким грузом в кроне зеленой повис.

Второй не рушился с места, оставшись один, а умышленно

Упал и припал к земле - мертвым притворился он.

Стремясь добычи, лютая звериная подбежала скоренько,

В когти схватила кривые бедного и подняла,

Только от страха ужасного тело словно задубіло,

Вроде получилось с костей нежное жизненное тепло.

Поэтому мужчины Медведь, считая вонючим трупом,

Бросил на землю и ушел в логово голодным, как был.

Наконец, когда успокоились и вернулись к разговорам,

То, что скорее убежал, довольно нагло спросил:

- Что, расскажи-ка, тебе тот Медведь говорил наедине?

Долго и много он тебе что-то на ухо шептал!

- О, он много говорил. Вот лучший совет, какой

Должен постоянно в жизни я теперь руководствоваться:

- Друзей,- сказал Медведь,- выбирай ты себе осторожно,

Чтобы в лапы тебя свирепый хищник не схватил!

11. ДВА ГОРШКА

Берег подмыла река и захватила два горшка. Стремительно

Волны порывистые понесли их рядом себя вперед.

Разная обоих их материя, разные мастера их создали:

Вылили из бронзы один, второй из глины поставь.

Движением несогласным и беспорядочным хрупкий и прочный отмечались,

Путем неясным мчался вперед и изменчивый поток.

Чтобы не разбить, толкнув, товарища из глины, поклялся [297]

Бронзовый горшок, что идти будет все время поодаль.

Глиняный, все же боясь, чтобы тяжелое не помешал легком,-

Всегда нет до вельмож веры в незнатных людей -

Говорит:- Хоть ты тут меня успокаиваешь клятвами горячо,

Страх перед бедой с души не прожену я никак!

Ибо на тебя меня, на меня тебя бросят волны,-

Всегда один только я испытываю горя и страданий!

16. ДУБ И ТРОСТНИК

Бешеным порывом ветра свергнут и вырванный из почвы

Вместе с корнями, упал дуб с горных вершин.

Воды бурные горного потока его подхватили

И вынесли впоследствии в русло преходящее и широкое реки.

Ствол высокий, стройный течение по реке носила,

В конце ломкий тростник дуба бремя остановил.

Дуб удивился тогда, что, имея мало корней,

Крепко стоит камыш в быстротечной воде.

Сам он, хоть ствол могучий у него, рухнул на землю,

Нежная же трость такую бурю сумела снести.

Здесь шумный камыш объяснил ему шепотом тихим,

Что именно слабость ему сил добавляет в беде:

- Ты презираешь стремительные ураганы и грозы жестокие,

И через то сильный шквал их одолевает тебя.

Я же підкоряюсь покорно возрастающей буряній силе,

Даже легкий ветерок я не зневажу - склоняюсь.

Резко на ствол твой сильный ветры налетают безумные,

Мной же обманутые так несутся ветры в даль.

Учат нас слова эти, что бесполезно оказывать нам сопротивление мощным,-

Лишь потихоньку грозную беду преодолеем мы.

18. ЧЕТЫРЕ БЫКИ И ЛЕВ

Рассказывают, что раз четырех огромных быков

Так сплотила в лугах дружба большая и крепкая,

Что не могли их никак разлучить никакие блуждания,-

С паши ежедневно они дружно возвращались вместе.

Говорят, что лев огромный их даже испугался в лесу,

Потому что, объединившись, они стрелы рогами его.

Страх не велел хищнику на добычу такую посягать,

И не решился лев дружных занимать быков.

Хоть и храбрым он был и известным по жестокости поступков,

С силами всех четырех сам он сравниться не мог.

Итак, словами коварными попытался дружбу разбить,

Ссорой стремился хищник разъединить этих животных.

Каверзным словом и злым разругав тех друзей наконец,

Лев напал на несчастных и разорвал на куски.

Кто-то из них сказал тогда: - Кто погожие жизни хочет иметь, [298]

Тот пусть науку себе вынесет из смерти быков:

Пусть не торопится уши для слов подставлять обманных,

Верностью друзей старых пусть не побрезгует он!

19. ЕЛЬ И ТЕРН

Самая красивая ель смеялась над терном колючим,

Ссору когда начали по поводу их красот.

Ибо недостойно, мол, спорить с теми красотой,

С кем не объединяют ее никакие заслуги в жизни.

- Тело мое,- говорила ель,- вплоть до облаков достигает

И до звезд поднимает величественную крону мою.

Посреди палубы нас на почетном месте ставят,

И ветры надувают складки парусных одежд.

Фигура, в терне, твою колючки искажают острые,

Поэтому с презрением все люди проходят мимо тебя.

Терн ей так ответил: - Теперь хвалишься своим счастьем

И ганыш с презреньем ты огрехи тела моего.

И когда грозная секира красоту твою будет рубить,

Как ты захочешь тогда мать мои колючки!

21. ПТИЧКА И ЖАТВА

Полю потомство свое доверила птичка маленькая,

Как зеленели на нем, зріючи, желтые хлеба.

Хлеб то желая снять с ломкого стебля, к соседям

За помощью пошел, прося их, хлебороб.

Языке поверили той неоперені еще птенцы

И уже готовы были из родных пенатов бежать.

И вернулась мать и им не велела бежать,

Молвило: - какую Пользу люди чужие принесут?

Снова позвал господин приятелей любимых на помощь,

Мать безопасной вновь в поле осталась своим.

И как почувствовала, что руки надежные к труду берутся,

Что земледелец уже взял в руки кривого серпа,

Сказала: - Бедные мои, покидаймо любимое поле,

Потому что он надеется уже только на свои силы.

22. ЖАДНЫЙ И ЗАВИСТЛИВЫЙ

Чтобы загадочную натуру людей разгадать, Юпитер

С неба высокого шлет Феба на землю к ним.

Двое как раз до богов молитвы посылали непохожие:

Завистливым был из них один, второй чрезмерно скуп.

Феб присмотрелся к ним и решил быть посредником

им обоим, молитвы выслушал их и сказал:

Будут благосклонны боги, и того, что первый попросит,

Втором сразу же дадут в два раза больше они. [299]

Сразу скупой, что не мог утробу насытить вдоволь,

Сам на несчастье себе взял молитвы все обратно,

Ибо надеялся, что сможет молитвой второго раза

Больший получить дар от милосердных богов.

Завистливый, видя, что компаньон посягает на большее,

Хочет злорадно себе, собственному телу беды

И просит богов, чтобы те погасили один его глаз,

Чтобы на оба ослеп жадный недруг его.

Все понял Аполлон, посмеялся над судьбой смертных,

Здесь же Юпитеру всю правду о зле рассказал

И зависть ярости, что стремятся, радуясь бедствия чужого,

Радостно терпеть свои собственные несчастья и беду.

27. ВОРОНА И МУКА

Жаждущая края ворона увидела мука в большой,

Что на самом дне немного воды сохранял.

Долго она пыталась на поле вылить воду,

Чтобы успокоить так большую жажду свою.

Напрасны, однако, были все усилия. Разгневанная птица

Еще до новых ухищрений ловко удается тогда:

В мука малых камней наносила, и вода поднялась

Достаточно высоко, поэтому птица легко напиться смог.

Это нас поучает, что разум есть значительно больше силы:

Ум и ворону научит ловко добиться цели.

32. ХЛЕБОРОБ И ВОЛЫ

Раз крестьянин своего воза, что сильно завяз в луже,

Вместе с волами в ярме произвол судьбы оставил,

Сел смотреть в тщетных надеждах, что жертвы, которые он

В храмах приносил богам, здесь ему помогут.

И сейчас владыка Тірінфу сказал с высокого неба

(Именно к нему звертавсь то в своих молитвах):

- Иди и бичом ты своим піджени-но предпочел до работы,

Попробуй тянуть и сам с ямы колеса тяжелые.

Лишь приступив к действиям, вдохновившись на дело великое,

Сможешь к собственным мольбам ты склонить богов.

Знай, что боги есть равнодушны к подаркам ленивцев,

Итак, работая сам, зови на помощь богов.

39. ВОИН, ЧТО СЖИГАЕТ ОРУЖИЕ

Измученный боями воин богам торжественно поклялся:

Костер я разведу и оружие дотла сожгу

И ту, что давал победителю в битве, погибая, толпа,

И ту, которую смог отобрать беглецам-врагам.

Время пришло уже исполнит обет. Воин разводит [300]

Костер и то и дело бросает оружие в огонь.

Вдруг труба боевая, протестуя, хрипло рокоче,

Что невинно она в пламя костра идет.

- Я собственноручно никогда в тело твое не вогнал

Оружия никакого, и ты не отвертишься.

Я только пением своим призвала к битве все оружие

И голосом тихим, и в том свидетелями будут звезды!

Бросает воин мятежница в трескучий огонь со словами:

- Пусть же постигнет тебя хуже и кара, и боль!

Потому что хоть сама ты напасть не можешь и даже не смеешь,

Хуже то есть, что ты других толкала к злу.

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Флавий Авіан Байки Перевод М.Борецького

СОДЕРЖАНИЕ

1. Флавий Авіан Байки Перевод М.Борецького

На предыдущую