lybs.ru
Дуб крепок корнями многочисленным, так и град наш - правлением. / Даниил Заточник


Книга: Агата Кристи Кража в гостинице «Гранд-Метрополитен» Перевод ? (Рассказы)


Агата Кристи Кража в гостинице «Гранд-Метрополитен» Перевод ? (Рассказы)

© Agatha Christie (Hercule Poirot, Dead Man'S Mirror(?))

© ? (перевод с английского)

Электронный текст: В. Стопчанський (восстановлен из резервной копии е-библиотеки «Волшебный жираф»), 2007

- Пуаро, - обратился я к другу, - смена обстановки пошла бы вам на пользу.

- Вы так думаете, друг?

- Я в этом убежден.

- Действительно? - сказал Пуаро улыбаясь. - Так вы уже все уладнали?

- Поедете?

- Куда вы собираетесь меня отвезти?

- В Брайтон. Дело в том, что мой приятель с Сити привлек меня к одной очень выгодного дела, и... ну, как говорится, у меня завелись деньжата. Я считаю, что, остановившись в гостинице «Гранд-Метрополитен», мы прекрасно проведем наш уикенд.

- Я с благодарностью принимаю ваше предложение. То, что вы не забываете про меня, старого, свидетельствует о вашу добросердечность. А, доброжелательное сердце, в конце концов, ценится выше серые мозговые клетки. Да-да, это говорю вам я, три, который об этом часто забывает.

Мне такое сопоставление было не очень по нраву. Я подозреваю, что Пуаро иногда склонен недооценивать мою сообразительность. Но его доброжелательность ко мне была настолько очевидна, что моя легкая досада быстро развеялась.

- Итак, договорились, - подытожил я торопливо. В субботу мы ужинали в «Гранд-Метрополитен» среди роскошно одета! публики. Кого там в Брайтош только не было! Наряды были замечательные, а драгоценности - поначеплені время с желание их продемонстрировать даже вопреки хорошему вкусу были просто удивительные.

- Вот так видовисько! - бормотал Пуаро. - Сборище спекулянтов, правда же, Гастінгсе?

- Возможно, - ответил я. - Будем иметь надежду, что не все они одного поля ягоды.

Пуаро с любопытством оглядывался вокруг.

- Созерцая эту уйму драгоценностей, я начинаю сожалеть, что специализировался на раскрытии преступлений, а не на их совершении. Какая замечательная возможность для квалифицированного вора! Обратите внимание, Гастінгсе, на дородную даму, что сидит у колонны. Она, можно сказать, вся увешана самоцветами.

Я проследил за его взглядом.

- О, - воскликнул я, - это же миссис Опалсен.

- Вы с ней знакомы?

- Как вам сказать, ее муж - богатый биржевой маклер, который нажил большие деньги на недавнем нефтяном буме.

По ужина мы встретили Опалсенів в гостиной, и я представил им Пуаро. Несколько минут мы непринужденно разговаривали, и все закончилось тем, что кофе мы уже пили вместе. Пуаро бросил несколько одобрительных слов относительно удивительных драгоценных камней, что украшали пышные грудь леди, и та сразу же расцвела от удовольствия.

- Это мое хобби, мистер Пуаро. Я так люблю драгоценные камни. Эц знает это мое увлечение, и, когда дела у него идут неплохо, он приносит мне что-нибудь новенькое. Вы интересуетесь драгоценными камнями?

- Иногда мне приходится иметь с ними дело, мадам. Моя профессия заставила меня ознакомиться с самыми известными драгоценностями мира.

Благоразумно заменяя настоящие имена вымышленными, он рассказал историю о известные драгоценные камни одного королевского дома, а миссис Опалсен слушала его, затаив дыхание.

- Ну и чудеса! - воскликнула она, когда Пуаро кончил свой рассказ. - Бывает же такое! Знаете, я купила жемчуг, имеющие интересную историю. Насколько мне известно, мое ожерелье считается одним из красивейших в мире - так прекрасно подобраны друг к другу жемчужины и так их безупречная игра. Пойду принесу его!

- О мадам, - запротестовал Пуаро, - вы слишком любезны. Умоляю вас, не беспокойтесь!

- Нет, нет, я хочу показать вам ожерелье. И дородная дама довольно резво направилась к ліфта. ее муж, занятый беседой со мной, вопросительно взглянул на Пуаро.

- Ваша жена была настолько любезна, что решила показать мне свои перлы, - пояснил ему Пуаро.

- О, какие жемчужины! - довольно улыбнулся Опал-сен. - их стоит увидеть. Они влетели мне в круглую копеечку. Но я ничего на этом не потерял. Хоть и сегодня я смог бы получить за них те же деньги. И даже большие. Может, так и придется сделать, если дела будут идти и дальше, как до сих пор. В Сити с деньгами сейчас очень туго. Понимаете, виноват этот проклятый налог на сверхприбыль.

И он стал рассказывать о финансовой ситуации, пересыпая речь специальными терминами, так что мне было трудно его понять.

Его прервал мальчик-слуга, который подошел и что-то прошептал ему на ухо.

- Что, что? Сейчас приду. Она не заболела? Простите, джентльмены.

И он побежал наверх. Пуаро откинулся на спинку стула и зажег свою маленькую сигарету. Тогда поставил пустые чашечки из-под кофе в один ряд и радостно улыбнулся, довольный результатом своего труда.

Шло время. Опалсени не возвращались.

- Странно, - заметил я в конце концов. - Когда же они вернутся?

Пуаро проследил за кольцами дыма, поднимавшиеся вверх, и задумчиво сказал:

- Они уже не вернутся.

- Почему?

- Потому, мой друг, что у них что-то произошло.

- Что могло произойти? Откуда вам это известно? - поинтересовался я.

Пуаро улыбнулся.

- Несколько минут назад управляющий отелем спешно вышел из кабинета и побежал вверх по лестнице. Он был явно возбужден. Мальчик-лифтер погрузился в оживленную беседу с одним из слуг. Звонок вызова лифта прозвенел уже трижды, однако он не обращает на это внимания. В-третьих, даже официанты смущены, а заставить официанта збентежитись, это... - Пуаро покачал головой: это, мол, уже конец света. - Дело, видимо, очень серьезная. Ага, я так и думал! Появилась полиция.

В отель зашли двое мужчин - один в полицейской форме, другой в штатском. Они обратились к мальчику-слуге, и тот сразу же повел их вверх. Через несколько минут снова появился тот же парень и направился к нам.

- Micyep Опалсен свидетельствует вам свое уважение и просит заглянуть к нему в номер.

Пуаро резво вскочил на ноги. Посторонний мог бы подумать, что он с нетерпением ждал этого приглашения. Я так же быстро пошел вслед за ним.

Опалсени жили на втором этаже. Мальчик-слуга постучал и ушел, а мы, услышав ответ «заходите!», открыли дверь. Странная картина предстала перед нашими глазами. Комната служила миссис Опалсен спальней. В центре ее полулежала в кресле хозяйка и неистово рыдала. Она представляла собой необычное зрелище: потоки слез образовали глубокие борозды на лице, которое было покрыто толстым слоем пудры. Мистер Опалсен большими шагами мерил комнату из угла в угол. Оба сотрудники полиции стояли посреди комнаты, один из них держал в руках раскрытый блокнот. До смерти испуганная горничная стояла у камина. В другом конце комнаты плакала и ломала себе руки француженка, очевидно, служанка миссис Опалсен. При этом ее горе могло бы сравниться лишь с отчаянием ее хозяйки.

И в это - ад ступил Пуаро, опрятно одетый и с вежливой улыбкой на устах. Миссис Опалсен со скоростью, удивительной при ее тучности, сразу же вскочила с кресла и бросилась к нему.

- Так вот, Эд может говорить все, что ему заблагорассудится, но я верю в счастливую судьбу. Да, да, верю. Сама судьба определила, чтобы я встретилась с вами в этот вечер, и я предчувствую, что никто, кроме вас, не сможет вернуть мне мои перлы.

- Успокойтесь, прошу вас, мадам, - ободряюще похлопал ее по руке Пуаро. - Не волнуйтесь. Все будет в порядке. Эркюль Пуаро поможет вам!

Мистер Опалсен обратился к инспектору полиции.

- Думаю, у вас нет возражений против... э-э... того, что я пригласил этого джентльмена?

- Никаких возражений, сэр, - вежливо ответил инспектор, однако проявляя полное равнодушие. - Возможно теперь, когда леди чувствует себя лучше, она позволит вам ознакомиться с фактами?

Миссис Опалсен беспомощно взглянула на Пуаро. Он подвел ее обратно к креслу.

- Сядьте, мадам, и спокойно расскажите нам все по порядку.
Миссис Опалсен вытерла глаза и начала рассказывать.

-Я пришла после ужина, чтобы взять жемчуг и показать их мистеру Пуаро. Горничная Селестина были, как обычно, в комнате...

- Извините, мадам, что вы имеете в виду, когда говорите «как обычно»?

Объяснение дал мистер Опалсен.

- Я завел такое правило, что постороиній может зайти в эту комнату только в присутствии Селестіни, нашей служанки. Горничная утром убирает комнату только в присутствии Селестіни и приходит после ужина стелить постели тоже в ее присутствии. Иначе она в комнату не заходит.

- Так вот, как я уже сказала, - продолжала миссис Опалсен, - я зашла в комнату и вытащила этот ящик, - она показала на нижнюю правую ящик туалетного столика с двумя тумбами, - вынула шкатулку для драгоценностей и открыла ее. Все было как обычно, однако жемчуга в шкатулке не было.

Инспектор писал в блокноте.

- Когда вы их видели в последний раз? - спросил он.

- Когда я пошла ужинать, они были на своем месте.

- Вы в этом уверены?

- Вполне уверена. Я еще колебалась, не надеть мне их к ужину, но, в конце концов, остановилась на моих изумрудах, а жемчуг положила обратно в ящик.

- Кто запер ящик?

- Заперла ее я. Ключ висит на цепочке у меня на шее. - Она вытащила и показала ключ. Инспектор осмотрел его и пожал плечами.

- Вор, наверное, имел дубликат. Дело это нетрудное. Замок очень простой. Что вы делали дальше, после того, как заперли ящик?

- Я положила ее в нижний ящик, как это делаю всегда.

- Ящик вы не запирали на ключ?

- Нет, я никогда этого не делала. В этом не было никакой нужды, потому что моя служанка остается в комнате, пока я приду.

Инспектор нахмурился.

- Так вот, когда вы пошли ужинать, драгоценности были на своем месте, и с тех пор ваша служанка из комнаты не выходила?

Вдруг, словно впервые поняв весь ужас своего положения, Селестина пронзительно вскрикнула и бросилась к Пуаро, выворачивая беспорядочный поток французских слов.

- Какое ужасное обвинение! Это ее подозревают в ограблении мадам! Хорошо известно, что в полиции сидят заплішені дураки! Но, мсье, вы же француз...

- Бельгиец, - вставил Пуаро, но Селестина не обратила на его предостережение никакого внимания.

- Мсье не может стоять в стороне и спокойно наблюдать, как против нее выдвигают ложные обвинения в то время, как эта бессовестная горничная останется безнаказанной. Она всегда чувствовала к ней недоверие - посмотрите на ее морду: это же прирожденная воровка! Она сразу же сказала, что это человек нечестен» И не спускала с нее глаз, когда она убирала в комнате мадам! Пусть эти глупые полицейские обыщут ее, и я буду очень удивлена, если они не найдут у нее жемчуга мадам!

Хотя все это говорилось быстро и то по-французскому, /Селестина сопровождала свою речь такими выразительными жестами, что горничная под конец уловила ее смысл. Она покраснела от злости.

- Если эта иностранка твердит, что я взяла жемчуг, то она врет? - гневно заявила она. - Я их даже ни разу не видела.

- .Обшукайте ее! - кричала служанка. - Вы найдете все, что пропало.

- Ты лгунья, понимаешь? - кричала горничная, наступая на нее. - Сама все украла, а теперь хочешь свалить вину на меня. Я была в комнате всего каких-нибудь три минуты до прихода леди, а до этого ты все время сидела здесь, как всегда, словно кошка, подстерегающая мышь.

Инспектор вопросительно взглянул на Селестіну.

- Это правда? Вы не выходили из комнаты?

- Я действительно не оставляла ее здесь одну, - неохотно признала Селестина, - но я дважды выходила в свою комнату - раз за клубком шерстяных ниток и второй раз за ножницами. Видимо именно этим она и воспользовалась.

- Ты выходила не более как на минуту, - сердито отрезала горничная. - Выскочила и сразу же обратно. Я была бы рада, если бы 'полиция обыскала меня. Мне нечего бояться.

В дверь постучали. Инспектор открыл, и лицо его прояснилось.

- Ну вот! - возвестил он. - Все складывается как нельзя лучше. Я посылал за нашей сотрудницей, проводит обыски, и вот она появилась. Надеюсь, вы не откажетесь пройти в соседнюю комнату?

Он . бросил взгляд на горничную, и та переступила порог смежной комнаты с высоко поднятой головой. Вслед за ней вышла женщина-инспектор.

Француженка, всхлипывая, села на стул. Пуаро осматривал комнату, план которой изобразил на рисунке.

- Куда ведут эти двери? - спросил он, кивнув на дверь возле окна.

- Думаю, в соседний номер, - предположил инспектор. - В любом случае, они заперты на задвижки с этой стороны.

Пуаро подошел к двери, подергал их, отодвинул задвижку и снова подергал.

- Они заперты и с той стороны, - заметил он. - Кажется, этот вариант можно исключить.

Он осмотрел все окна, выглядывая из каждого по очереди.

- И тут глухо. Нет даже балкона.

- Если бы там даже были балконы, - раздраженно заметил инспектор, - не понимаю, что бы это изменило. Ведь служанка не выходила из комнаты.

- Evidemment, - ничуть не смутившись, сказал Пуаро. - Если, как нас заверила мадемуазель, она не выходила из комнаты...

Он прервал речь, потому что в комнату вернулась горничная в сопровождении женщины-інсцектора.

- Ничего, - лаконично доложила инспектор.

- Этого следовало ожидать, - чеснотливо отозвалась горничная. - А этой французской шлюхе должно быть стыдно, что она хотела опозорить честную девушку!

- Хватит уже, хватит, успокойся, - оборвал ее инспектор, открывая перед ней дверь. - Никто тебя не подозревает. Иди работай!

Горничная с явной неохотой направилась к двери.

- К тоже обшукаєте? - спросила она, указывая на Селесгіну.

- Так, так! - Он закрыл за ней дверь и запер их ключом.

Селесгіаа тоже пошла в соседнюю комнату в сопровождении женщины-инспектора. Через несколько минут она вернулась: у нее тоже ничего не нашли.

Инспектор нахмурился.

- Боюсь, что мне все же придется попросить вас пройти со мной.

И ресниц обратился к миссис Опалсен.

-Увы, мадам, все свидетельствует о том, что поиски следует вести именно в нем направлении. Хоть жемчуг в нее не были найдены, но,- возможно, они спрятаны где-то в ее комнате.

Селестина пронзительно вскрикнула и припала к плечу Пуаро. Тот наклонился и прошептал что-то девушке на ухо. Она взглянула на него, колеблясь.

- Да, именно так, mon enfant, уверяю вас, что лучше не оказывать сопротивления.

Затем он обратился к инспектору.

- Вы позволите, мсье? Маленький эксперимент - исключительно, чтобы удовлетворить мое любопытство.

- Это зависит от того, что он представляет собой, ваш эксперимент, - сказал полицейский. Пуаро снова обратился к Селестіни.

- Вы говорили, что выходили в свою комнату, чтобы взять клубок шерсти. Где был тот клубок?

- На комоде, мсье.

- А ножницы?

- Тоже там.

- Вас не затруднит, мадемуазель, если я попрошу, чтобы вы повторили свои действия? Вы говорили, что сидели вот здесь со своим вязанием.

Селестина села, а потом по сигналу Луаро встала, перешла в соседнюю комнату, взяла с комода клубок шерсти и снова вернулась.

Пуаро пристально следил за ее действиями, одновременно поглядывая на большой старинный карманные часы, который держал на раскрытой ладони.

- Пожалуйста, еще раз, мадемуазель. После повторного эксперимента он сделал отметку в блокноті. и положил часы обратно в карман.

- Благодарю, мадемуазель. И вам спасибо, мсье, - он поклонился инспектору, - за вашу любезность.

Такая чрезвычайная вежливость показалась инспектору забавной. Проливая потоки слез, Селестина вышла из комнаты в сопровождении женщины-инспектора и чиновника полиции в гражданской одежде.

Инспектор, коротко вибачившися перед миссис Опалсен, начал обыск комнаты. Он вытаскивал ящики, открывал стенные шкафы, перерыл всю кровать и простучал паркетный пол. Мистер Опалсен скептически следил за его действиями.

- Вы действительно думаете, что вам удастся их здесь найти?

- Да, сэр. Определенная вещь. Она бы не успела их вынести. То, что ваша жена обнаружила пропажу так быстро, нарушило все ее планы. Нет, они, наверное, спрятаны где-то здесь. Спрятала их одна из этих двух, и вряд ли это сделала горничная.

- Не только вряд - ли это - просто невозможно! - спокойно подтвердил Пуаро.

- Как это? - спросил, удивленно взглянув на него, инспектор.

Пуаро скромно улыбнулся.

- Я вам это продемонстрирую. Гастінгсе, друг мой, держите мои часы. Только осторожно - это семейная реликвия! Я только зафиксировал время перемещений мадемуазель - впервые она отсутствовала двадцать секунд, во второй - пятнадцать. Теперь наблюдайте за моими действиями. Добро пожаловать мадам передать мне ключик от шкатулки с драгоценностями. Спасибо. Гастінгсе, друг мой, сделайте одолжение, скажите слово «начали!»

- Начали! - сказал я.

Почти с молниеносной скоростью Луаро выдвинул ящик туалетного столика вытащил ящик и вставил ключик в замочную скважину, открыл ящик, взял одну из коштовних. украшений, закрыл и запер шкатулку, поставил ее на место и задвинул ящик. Делал он это очень быстро.

- Ну как, друг мой? - обратился он ко мне, переводя дух.

- Сорок шесть секунд, - ответил я.

- Видите? - осмотрел нас Пуаро. - У горничной не было даже времени, чтобы достать ожерелье, не говоря уже о том, чтобы его спрятать.

- Поэтому остается служанка, - сделал вывод инспектор и пошел в спальню служанки, чтобы проводить обыск.

Пуаро задумчиво нахмурил брови. Вдруг он обратился к мистеру Опалсена.

- Это ожерелье, вероятно, было застраховано? Мистер Опалсен, казалось, немного смутился.

- Да, - ответил он нерешительно, - оно застраховано.

- А какое это имеет значение? - спросила миссис Опал-сен голосом, полным слез. - Мне нужно ожерелье, а не деньги. Оно уникальное. Деньги его ве заменят.

- Понимаю, мадам, - успокаивал ее Пуаро. - Я все прекрасно понимаю. Для женщины главное - это п предпочтения, правда же? Но человек, которого природа обіднила чувствительностью к прекрасному, может утешиться этим фактором.

- Бесспорно, бесспорно, - немного неуверенно подтвердил мистер Опалсен. - Но все же...

Его прервал победный возглас. Воскликнул инспектор, заходя в комнату. В руке он держал нитку жемчуга.

Миссис Опалсен вскрикнула и бросилась к нему. Отчаяние ее сменилось радостью.

- О-О, мое ожерелье!

Обеими руками она затухла жемчуг к груди. Мы все окружили ее.

- Где вы их нашли? - спросил Опалсен.

- В постели служанки. Среди матрасных пружин. Видимо, она украла его и спрятала еще до появления горничной.

- Позвольте, мадам? - тихо попросил Пуаро. Он взял из ее рук ожерелье и ' тщательно его осмотрел. Затем с поклоном вернул его.

- Думаю, госпожа, что нам придется забрать у вас это ожерелье на некоторое время, - заявил инспектор. - Оно нам понадобится, чтобы оформить обвинение. Мы вернем его при первой же возможности.

Мистер Опалсен нахмурился.

- Это необходимо?

- Боюсь, что так. Для соблюдения всех формальностей.

- О, пусть забирают, Эдэ! - воскликнула жена. - Мне кажется, .что так оно будет в большей безопасности. Я все время буду думать, что его захочет еще кто-нибудь присвоить, и не смогу уснуть. Какое подлое девчонки! Не следовало ей так доверять.

- Ну-ну, дорогая, не бери все так близко к сердцу. Я почувствовал, как кто-то легонько сжимает мне руку. Это был Пуаро.

- Выйдем, друг! Думаю, что в .наших услугах здесь уже нет нужды.

Однако, как только мы вышли из номера, он заколебался, а затем, к моему большому удивлению, заявил:

- Мне, все же, хотелось бы осмотреть соседний номер.

Оказалось, что дверь номера была не заперта, и мы зашли. Номер на двоих был необитаемый. На мебели лежв слой пыли, и мой милый приятель скривился, обведя пальцем прямоугольную пятно на столике у окна.

-Работа персонала отеля желает быть лучшей, - сухо констатировал ресниц.

Потом он надолго уставился в окно, и мне показалось, погрузился в печальные размышления.

- Так что? - спросил я нетерпеливо. - Чего мы сюда пожаловали?

Пуаро внимательно посмотрел на меня.

- Je voos demandc pardon, mon ami, я хотел убедиться, что дверь с этой стороны тоже закрыты на задвижку.

Пуаро кивнул. . Вид у него был все еще тадчужений.

- А все же, - продолжал я, - какое это может иметь значение? Дело решенное. Конечно, мне хотелось бы, чтобы вам показался лучшим шанс проявить свои способности. Однако, это дело было из тех, в которых даже такой тупак, как инспектор, не смог выбрать ложный путь расследования.

Пуаро покачал головой.

- Дело еще не завершена, друг мой. Она будет завершена только тогда, когда мы найдем того, кто украл жемчуг.

- Это же дело рук служанки!

- Почему это вы сделали такой вывод?

- Ну, - запинаясь, проговорил я, - они же были найдены... в u матрасе.

- Да, да, да! - нетерпеливо воскликнул Пуаро. - Это были не те перлы.

- Как?

- Подделка, друг мой.

Мне перехватило дух. Пуаро безмятежно улыбался.

- Видимо, наш друг-инспектор совсем не разбирается в драгоценностях. Но скоро по этому поводу будет большой шум!

- Пойдем! - закричал я, хватая его за руку.

- Куда?

- Надо сейчас же известить о цс Опалсенів!

- Я считаю, что этого делать не следует.

- Но ведь эта несчастная женщина...

- Послушайте, эта несчастная женщина, как вы ее называете, будет спать этой ночью гораздо спокойнее, когда будет верить, что ее драгоценности в надежных руках.

- Но ведь вор может тем временем убежать с ними!

- Вы, дружище, как всегда, говорите, не подумав. Откуда вы знаете, что жемчуг, миссис Опалсен так бережно замкнула еще вчера, уже не были фальшивыми, и что кража не была совершена гораздо раньше?

- Да неужели! - воскликнул я.

- Именно так, - сказал Пуаро, сияя сонцесяйною улыбкой. - Мы начинаем все с самого начала.

Он вышел из номера, задержался на мгновение, словно размышляя, а затем решительно направился в конец коридора. Здесь он остановился возле маленькой каморки, которая была штаб-квартирой горничных и лакеев смежных этажей. Оказалось, что уже знакомая вам горничная собрала небольшую толпу и рассказывает благодарной аудитории свое приключение. Она оборвала рассказ на середине фразы. Пуаро поклонился со своей обычной вежливостью.

- Извините, что беспокою вас. Я был бы вам очень благодарен, если бы вы открыли дверь номера, где живет мистер Опалсен.

Девушка охотно поднялась со стула, и мы пошли вслед за ней. Комната мистера Опалсена была по ту сторону коридора, против номера, что его занимала жена. Горничная открыла дверь своим ключом, и мы зашли в номер. Она собралась уйти, но Пуаро остановил ее.

- Одну минуту, не видели ли вы среди вещей мистера Опалсена карточку, похожую на эту?

Он вытащил чистую белую карточку необычного вида, очень блестящую. Девушка взяла у него из рук карточку и внимательно ее осмотрела.

- Нет, сэр, ничего подобного я не видела. Обратитесь к лакею: в номерах, где живут джентльмены, он бывает чаще меня.

- Понял, спасибо.

Пуаро забрал карточку у горничной. Девушка пошла. Пуаро, видно, что-то обдумывал. Затем он решительно кивнул головой.

- Пожалуйста, Гастінгсе, нажмите кнопку звонка.

Трижды - так вызывают лакея. Я выполнил просьбу. Меня мучило любопытство. Тем временем Пуаро высыпал на пол содержимое корзины для бумаг и начал быстро его просматривать.

За минуту на звонок явился лакей. Пуаро задал ему тот же вопрос, что и горничной, и передал ему для осмотра карточку. Однако лакей дал аналогичный ответ. Он никогда не видел среди вещей мистера Опалсена подобной карты. Пуаро поблагодарил, и лакей неохотно aims» прочь, бросив пытливый взгляд на опрокинутую корзину и разбросанную по полу бумагу. Он вряд ли мог услышать фразу, -что ее задумчиво произнес Пуаро, складывая обратно в корзину отрывки бумаг.

- А ожерелье застраховано на крупную сумму...

- Пуаро, - воскликнул я. - я начинаю понимать...

- Ничего вы не понимаете, дружище, - отрезал он, - как всегда, совсем ничего! Это трудно понять, но это именно так. Пойдем домой.

Мы возвращались в полном молчании. К моему великому удивлению, Пуаро, как только пришел в наш дом, сразу же переоделся.

- Я отправляюсь в Лондон, - объяснил он. - Это кояче необходимо.

- Что вас к этому побуждает?

- Абсолютно все. Настоящая работа, работа мозговых клеток (ах, эти прекрасные маленькие серые клеточки) завершена. Я иду за доказательствами. И я их найду! Ввести Эркюля Пуаро в заблуждение невозможно!

- В один прекрасный день вы потерпите сокрушительное поражение, - сказал я, возмущенный его тщеславием. . - Пожалуйста, не сердитесь. Я очень рассчитываю на вас. Вы должны сделать мне одну услугу - в знак нашей с вами дружбы.

- Конечно, - встрепенулся я, жалея, что говорил таким резким тоном. - В чем она будет заключаться?

. - Я имел в виду рукав моего пиджака, который я только что снял. Не вичистите вы мне его? Видите, на нем осело немного белого порошка. Не сомневаюсь, вы обратили внимание, как я обвел пальцем вокруг ящика туалетного столика?

- Не заметил.

- Вы должны следить за моими действиями, дружище. Я замазал порошкам палец, а потом, немного увлекшись, обтер палец о рукав; бессознательное действие, которую я считаю достойной осуждения и противоречащей всем моим принципам.

- А что это был за порошок?

- Это не был яд князя Борджиа, - ответил Пуаро, прищурив глаз. - Я вижу, ваше воображение не спит. Это была обычная портняжная мел.

- Мел?

- Да, мел. Столяры-краснодеревщики используют ее для того, чтобы ящики легко выдвигались. Я засмеялся.

- Вы старый мошенник! Я думал, что вы разрабатываете какую-то версию.

- An гетоіг, дружище! Я побежал.

Дверь за ник закрылись. Улыбнувшись иронично и в то же время растроганно, я снял с вешалки пиджак и протянул движения за одежной щеткой.

На следующее утро, не имея никакого известия от Пуаро, я пошел ва прогулку, встретил друзей и позавтракал с ними в их отеле. Во второй половине дня мы поехали за город на автомобиле. Нам не повезло - случился прокол шины, и в «Гранд-Метрополитен» я вернулся только в девять часов вечера.

Первым, кого я увидел, был, конечно, Пуаро, который казался еще мініатюрнішим, сидя за ужином мех Опалсснами. Доволен и безмятежен, мы излучал світосяйні улыбки.

- Мой друг Гасгінгее! - вскрикнул он, вскочив с места мне навстречу, - Обнимите меня, дружище, все идет как нельзя лучше!

На счастье, объятия имелись в виду только фигурально - что не всегда бывает, когда имеешь дело с Пуаро.

- Вы хотите сказать, что... - начал было я.

- Все кончилось прекрасно, не боюсь этого слова! - провозгласила миссис Опалсен, и по н повнощокому лицу розтлилася улыбка. - Разве я не сказала тебе, Эдэ, если он не вернет мне мсі жемчуг, то этого не сделает больше никто?

- Говорила, душенька, говорила. И ты была права. Я растерянно смотрел на Пуаро, и он пришел мне на помощь.

- Мой друг Гастингс, как говорится, сбился с толку. Садитесь, и я открою вам тайну этого дела, что так счастливо завершилась.

- Горничная и лакей, рагbleu! Вы не подозревали? Даже после того, как я вам намекнул перед отъездом на швейное мел?

- Вы говорили, что ею пользуются столяры-краснодеревщики.

- Естественно, пользуются - чтобы легко скользили по полозьям ящика. Кто-то очень хотел, чтобы ящик беззвучно висовувалась и засовувалась. Кто бы это мог быть? Очевидно, только горничная. План их действий был настолько оригинален, что сразу не бросался в глаза - даже в глаза Эркюля Пуаро! Послушайте, как они все это убили. Лакей ждал в соседнем пустом номере. Служанка-француженка выходит из комнаты. Горничная молниеносно выдвигает ящик, достает шкатулку с драгоценностями и, открыв задвижку, передает ящик через дверь. Лакея, не спеша, дубликатом ключа, которым он заблаговременно запасся, открывает ящик, вынимает ожерелье и ждет сигнала. Селесгіна снова выходит из комнаты и - шасть! - в одно мгновение ящик передается обратно и ставится в ящик.

Появляется мадам, кражу' обнаружено. Возмущена . подозрению горничная требует, чтобы ее обыскали, и покидает комнату с незаплямоваиою репутацией. Копию ожерелья, которым они заблаговременно запаслись, горничная утром прячет в постели француженки - ловкий ход!

- Так зачем вам понадобилось ехать в Лондон?

- Вы помните карту?

- Да. Она сбила меня с толку. Да и сейчас я не все понимаю. Я считал...

Я из деликатности замолчал, глядя на мистера Опалсена.

Пуаро - от всей души, расхохотался.

- Une blague. Для лакея. Это была карточка с особым покрытием - для отпечатков пальцев. Я направился сразу же в Скотленд-Ярд, разыскал нашего давнего приятеля инспектора Джеппа и выложил ему все известные мне факты. Как я и подозревал, отпечатки пальцев принадлежали двум хорошо известным ворам, которые специализировались на кражах драгоценных камней и которых уже давненько разыскивает полиция. Дуепп приехал сюда вместе со мной, воров арестованы, а ожерелье нашли в квартире лакея. Не глупая парочка, но они ошиблись в выборе метода. Или' не говорил я вам, Гастінгсе, по крайней мере тридцать шесть раз, что без метода...

- По крайней мере тридцать шесть тысяч раз! - перебил его я. - Однако, объясните, в чем было уязвимое место их метода?

- Друг мой, пойти на работу горничной или лакеем - неплохой замысел, но при этом ни в коем случае не следует уклоняться от своих прямых обязанностей. Они оставили незанятый номер неубранным и поэтому, когда лакей поставил шкатулку с драгоценностями на маленький столик у двери, на нем остался прямоугольный след...

-Помню, - воскликнул я.

- Сначала я колебался. Потом - окончательно удостоверился!

На мгновение воцарилась тишина.

- И вот я получила мои перлы, - подытожила миссис Опалсен, как хор в древнегреческой трагедии.

- Ну что же, - сказал я, - теперь неплохо было бы и поужинать.

Пуаро решил составить мне компанию.

- Это дело принесет вам славу, - заметил я.

- Pas du tout, - спокойно ответил Пуаро. - Славу поделили между собой Джепп - и местный инспектор полиции. Ну, а я, - он похлопал себя по карману, - я спрятал сюда чек, полученный от мистера Опалсена. Что вы на это скажете, дружище? Этот уикенд не оправдал наши ожидания. Как вы смотрите на то ,чтобы вернуться сюда на следующий уик-энд? За мой счет на этот раз!

© В. Стопчанський, 2007




Текст с

Книга: Агата Кристи Кража в гостинице «Гранд-Метрополитен» Перевод ? (Рассказы)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Агата Кристи Кража в гостинице «Гранд-Метрополитен» Перевод ? (Рассказы)

На предыдущую