lybs.ru
Ничто так не вредит зубам, как длинный язык. / Александр Сухомлин


Книга: Андрей Баканов Чарльз Диккенс и его роман "Большие надежды" (1986)


Андрей Баканов Чарльз Диккенс и его роман "Большие надежды" (1986)

© А.Баканов, 1986

Источник: Ч.Діккенс. Большие надежды. К.: Радуга, 1986. 480 с.

Сканирование и корректура: Aerius, SK (), 2004

Писательская судьба была очень благосклонна к Чарлза Диккенса (1812-1870). Уже первый роман принес ему славу, что не оставляла его на протяжении всей жизни. Книги художника пришли к широчайшей читательской аудитории, восторженные поклонники наградили его титулом «Несравненный». Однако стремительное восхождение по ступеням литературного и общественного успеха не затмил остроты зрения писателя, разоблачал самые отвратительные общественные явления буржуазной Англии. В зените своей популярности Диккенс сохранил юношескую впечатлительность, то ощущение боли от социальной несправедливости, которое познал еще в детские годы.

Уже юношей будущий художник воочию увидел обратную сторону капиталистического прогресса, который вывел Великобританию в начале XIX века на ведущее место в мире. Хоть писатель и не родился в бедняцкой семье, но рано столкнулся с нищетой - отец обанкротился, вся семья оказалась в тюрьме для должников. Как и тысячи его ровесников, Диккенс начал работать еще подростком. Чернорабочий на фабрике, писарь и клерк в адвокатской конторе, стенограф и репортер в парламенте - таковы этапы его трудовой биографии. Они принесли юноше богатые предметные знания о экономические, юридические, нравственные законы жизни, раскрыли сущность буржуазной демократии, которой так кичились и кичатся господствующие классы страны. Эти знания сочетались с тонкой наблюдательностью, юмором, ярким образным мышлением. Этот сплав воплотился в «Очерках Боза», что уже в середине 30-х годов XIX столетия приобретают молодому автору широкое признание, а с особой силой - в «Посмертных записках Пиквикского клуба», которые сделали 24-летнего Диккенса любимцем всей Англии.

Кажется невероятным такое молниеносное превращение никому не известного начинающего на властителя дум тысяч читателей, над книгами которого смеялись, плакали, задумывались читатели в разных концах страны. Конечно же, ничего фантастического здесь нет. Своей легендарной славой Диккенс был обязан гигантскому таланту писателя и гуманиста, который решительно отстаивал право людей на свободу и счастье. Шедевры Диккенса не появились бы и без исключительного трудолюбия, творческого горения, требовательности художника к себе.

В «Піквікському клубе» часто звучит беззаботный смех писателя, Диккенс, хоть иногда и ставит своих симпатичных, веселых героев в трудные Положения, но прежде всего он утверждает полноту и радость бытия. Палитра [5] художника сияет теплыми, светлыми красками. Щедрый юмор, доброжелательная ирония передают читателю долю жизненного оптимизма автора. Вот жизнерадостное мироощущение Диккенса отодвигает в его ранних произведениях на второй план темные стороны действительности. Писатель не обходит их, однако он убежден в победной силе добра. Эта уверенность мастерски раскрывается в найрозмаїтіших оттенках юмора, в образах чистых, душевных людей, часто-густо чудаковатых на фоне общего духовного обнищания. Она находит художественное выражение в сюжетах многих романов и повестей, ведущих персонажей сквозь смешные и грустные приключения непременно к счастливому финалу. Правда, даже в ранних произведениях некоторые благополучные концовки, за искусственность которых упрекали прозаику, появлялись скорее на желание читателей, чем по замыслу писателя. Вера в окончательное торжество гуманности над стяжательством, беззастенчивым эгоизмом, духовной низостью на долгие годы станет определяющей чертой произведений великого художника.

В последующие десятилетия Чарлз Диккенс развернул перед читателями грандиозную панораму тогдашней английской жизни. Пожалуй, не было такой сферы, которой бы не коснулось перо писателя. Чем внимательнее он присматривался к контрастов буржуазного общества, которые становились все разючішими, то больше мрачных мотивов возникало в его литератур» трудах них, то печальнее становился их настроение. По мере того, как писатель приобретал все новые свидетельства бесчеловечности миру эксплуатации и наживы, обострялось критическое видение действительности Диккенсом - гуманистом и реалистом. Вера в победу добра над всеобъемлющим - как следовало я самого содержания его романов - капиталистическим злом терял свою беззастережність, счастливые концовки все чаще противоречат логике событий. В «Оливере Твісті» (1838), «Николасе Ніклбі» (1839) веред нами предстают, с одной стороны, глубоко правдивые и страшные в своей почти документальной точности картины бесправия. С гневным обличительным пафосом пишет Диккенс о работные дома и частные школы - настоящие застенки для детей. Писатель изображает ужасные дебри преступности - продукта гнобительського общества. Безжалостно обнажает он корыстолюбие и лицемерие обывателей. С другой стороны - сентиментальная сказка о том, как добродетели юных героев в конце концов вознаграждаются богатыми благотворителями. Диккенс - поборник суровой правды будто спорит здесь с искателем тихой идиллии. И конец концом тяга к правдивому» социально-критического изображение английской жизни побеждает, оставляя мечтам о причудливое счастье место где-то на дальнем обочине повествования.

Этому углублению реалистического мастерства Диккенса способствовали обстоятельства общественно-политического развития страны. В середине XIX века становятся очевидными все недостатки буржуазного строя в Англии, наглядно проявляются негативные последствия промышленного прогресса. На рубеже ЗО-40-х годов ведущую роль в политической борьбе трудящихся отыграл чартизм - массовое освободительное движение британского пролетариата. Хотя писатель не разделял революционных идей, он не мог оставаться равнодушен к [6] справедливых требований людей труда. Его совесть восставало против вопиющих фактов угнетения и произвола, которым вплоть изобиловала окружающая действительность. Из-под пера Диккенса в это время выходят выданной социальные романы, которые воспринимаются как обвинения англійськогв капитализма. Его знаменитый юмор приобретал в них горького, язвительного звучания. Сатирическим обобщением найпотворніншх общественных пороков становятся образы Пексніфа, Урии Гипа, Домби, Скруджа, что олицетворяют лицемерие и алчность, холодий эгоизм и отвратительное ханжество. В «Мартини Чезлвіті» (1848) поставь, по словам одного а критиков, волчье царство хищников, которыми руководит корыстный расчет. В «американских» главах этого романа художник на основании собственных впечатлений создал саркастическую картину жизни Нового Мира. В этой стране погибает надежда на свободу, искажается само понятие демократии. Обрисовав американское общество на раннем этапе его развития, Диккенс доказал, что уже тогда в нем торжествовал дикость владельцев.

Трагического окраску приобретал реализм Диккенса в романе «Торговый дом Домби и сын» (1848). История великого дельца - тылового представителя капиталистического бизнеса - потрясающе убедительна. Она показывает, как в погоне за наживой калечится душа человеческая. Коммерсант Домби лишен нормальных человеческих чувств. Единственное, что его интересует,- это деньги, собственность. Он, словно ледяная глыба, излучает холод, и от него страдают даже ближайшие Домби люди - его дети. Но и здесь писатель не отказывается от характерной для него проповеди нравственного перевоспитания. Он не теряет надежды на исцеление от страшной болезни эгоизма. Подобно мальчика в сказки про Снежную королеву, Домби оживал, согретый преданностью и любовью. Сказочное превращение, не так ли? Но давно замечено, какую большую роль играют в произведениях мастера сказочные мотивы. Разве не напоминают неожиданные счастливые амины в судьбе многих персонажей прозаика чудесное спасение Красной Шапочки? Не возникал в нашем воображении фигура Золушки, когда мы читаем историю юных героинь «Лавке древностей»» или «Маленькой Доррит»? Фольклорные колдуны, добрые феи, романтические воры часто выступают у Диккенса в наряде жителей современного ему Лондона. Писатель жил и работал в то время, когда еще незаурядных волив имела литература романтизма, а этот творческий направление тесно связан со сказкой. С этим произведением народной фантазии в прозу художника входили романтические элементы. В конце обязательно вознаграждается добродетель, зло наказывается. Обращение к ней давало писателю богатейшие художественные возможности. С помощью сказочных образов ресниц высказывал мечту о том, что достигнуть социального мира можно, обращая богатых злодеев к гуманности. Пламенный призыв к примирению и нравственного совершенствования звучит и со страниц знаменитых своей теплой поэтичностью «Рождественских повестей» (1843-1848).

В годы после подавления европейской революции 1848 года реалистическое искусство Диккенса не переживал кризиса, как во многих других [7] писателей. Наоборот, оно приобретает еще большую масштабность, социально-критической значимости, психологической сложности. Очень точно оценил значение художественных открытий Диккенса Карл Маркс, когда поставил писателя во главе блестящей школы английских романистов, которые в ярких и красноречивых книгах раскрыли миру больше политических и социальных истин, чем все профессиональные политики, публицисты и моралисты, вместе взятые.

Монументальные образные обобщения типичных явлений буржуазной английской действительности создает писатель в романах 50-х годов. Небывалый разоблачительный заряд несут зловещие образы цитадели классового правопорядка - Канцлерского суда и трущоб «Одинокого Тома» - мрачной местности, населенной бідарями («Холодный дом», 1852), задымленного, лишенного солнечного света города Коктауна - страшного города эксплуатации пролетариев («Тяжелые времена», 1854), бессмысленного бюрократического механизма Министерства Волокиты и долговой тюрьмы Маршалсі («Маленькая Доррит», 1856). Не менее выразительны фигуры носителей социального зла - аристократа сэра Дедлока и «філантропки» миссис Пардігл, капиталистов Гредграйнда и Баундербі, миллионера Мердля и всемогущих бюрократов Полипов. В этих масштабных многолюдных полотнах трезвая реалистичность, едкая сатира сочетается с искренним душевным волнением, когда романист рассказывает о изуродованные судьбы «маленьких людей». Эти жертвы угнетения и беззакония - в то же время носители порядочности и духовной красоты. Показательно, что, создавая панораму социальной жизни страны, Диккенс как одну из важных тенденций рассматривает подъем борьбы рабочего класса. В романе «Тяжелые времена» писатель объективно передает всю напряженность противостояние пролетариев и предпринимателей. Діккенсове перо чутко фиксирует душевную опустошенность буржуа, его «запрограммированность» на получение высшего выгоды. Что же касается рабочих, то изнурительный подневольный труд не может убить в них живого человека.

В последнее десятилетие литературной деятельности несколько уменьшается проблемный размах, критическое напряжение произведений писателя. Однако он и дальше взволнованно выступает в защиту обездоленных, с ущипливою иронией рисует отталкивающие по своей сути социально-психологические типы. В читательских кругах, особенно начиная с 40-х годов, популярность приобретают остросюжетные произведения с приключенческими или детективными элементами. Диккенс, как и другие выдающиеся писатели, учитывал этот интерес читателей, «закручивал интригу, вводил многочисленные авантюрные эффекты, которые, впрочем, были характерны для него и ранее.

Роман «Большие надежды» (1861) является ярким доказательством, что и в то время, когда Диккенс был на закате жизни и своего творчества, он оставался большим реалистом, непримиримым до социального зла и полным веры в человека.

Как известно, процесс воспитания подростка - это не только усвоение определенной [6] суммы знаний, навыков, манер. Это прежде всего обретение прочных моральных устоев, рождение совести. Историю того, как жизнь, среда формируют человека, часто называют «романом воспитания». Именно этими словами можно определить и «Большие надежды». Весь свет сосредоточен здесь на фигуре главного героя - деревенского мальчика, а затем юношу Пипа. Этапы его жизненных странствий - это ступени становления его личности, через искушения и ошибки пробивается до духовного возмужания.

Осмысление судьбы молодого человека в условиях буржуазной Англии всегда было одной из главных тем творчества Диккенса. Этот интерес по-разному оказался в историях Оливера Твиста, Школаса Ніклбі и других героев Діккенсових романов. С особой проникновенностью и лиризмом его воплощено в «Жизни Дэвида Копперфилда» (1850) - тонко написанной рассказы о формировании творческой личности, в которой узнаются черты самого автора. «Большие надежды», что развивают эту традицию, родственные и с другими пластами художественного творчества художника. Так, бессмертную славу принесли Диккенсу изображенные им образы детей. Таких трогательных детских фигур не знала литература к Диккенса, да и позже немногим художникам удалось превзойти его. Пожалуй, нигде возмущение писателя антигуманным характером общества не раскрывалось так страстно, как в трагических фигурах искалеченных жизнью девочек и мальчиков. Прочитаем страницы, где описывается смерть кроткой Нелл («Лавка древностей») или маленького Поля Домби, истории маленькой Доррит или уборщика улиц Джо («Холодный дом»), и мы почувствуем сильное душевное потрясение, увидим в действии боевой гуманизм Диккенса. Он пробуждал в своих соотечественников идти против жестокости общества, что обрекало молодых граждан на голодное существование в физическом и духовном смысле слова.

Филипп Пірріп, по прозвищу Пип, не почувствовал тех худших страданий, что делали невыносимой жизнь других детей - героев Диккенса. Однако и он не знал материнской любви, рос в унылой среде, своеобразными признаками которого являются унылые болота и кладбище. Писатель мастерски передает сдвиги в психологии парня, который учится воспринимать свет и различать его светлые и темные стороны. Сильное впечатление на него производит грустное несовершенство жизни: оно лишило его родителей, наградило сварливой старшей сестрой, пугает страшными фигурами беглых каторжников. Кажется, Диккенс собирается рассказать обычную историю простого сельского юноши, который вступает в серое, нищенскую существования. Но это не входило в намерения писателя. На примере Пипа он ставит эксперимент, который, собственно, ежедневно осуществляла реальность. Она зштовхувала молодую, неопытную человека с коварными законами буржуазной системы. Диккенса интересует, как поведет себя юноша, по каким маршрутам пойдет его жизненное воспитание. Будет ли он приспосабливаться к «правилам игры», что обещают деньги и славу, или, наоборот, заботиться о сохранении своих добродетелей, остается верен высоким нравственным установкам? [9]

Выдающиеся реалисты - Стендаль, Бальзак, Теккерей - часто прибегали к подобным исследованиям, справедливо усматривая в них возможность раскрыть наиболее типичные качества общества. Диккенс выбирает несколько иные условия художественного эксперимента. Герой «Больших надежд» не надо ценой тяжелого труда, унижений и моральных преступлений добиваться успеха. То, чего так страстно стремятся его литературные предшественники из «Красного и черного», «Утраченных иллюзий», «Ярмарки суеты», приходит к нему само. Как будто мановению волшебной палочки, простой ученик кузнеца Поп превращается в «сказочного принца». Необъяснимая щедрость неизвестного покровителя дает ему солидный постоянный доход, возможность учиться, открывает дверь в широкий мир. Но именно здесь и начинается самое интересное для писателя. Он устраивает своему герою испытания состоятельностью, заманчивым общественным положением, перспективой праздной жизни, а это, как известно, один самых трудных экзаменов; выдержать его может только по-настоящему цельная натура.

Сложность этого экзамена он почувствовал на себе в полной мере. Характер простого парня начинает шататься под тяжестью удачи, что так неожиданно упала на него. Сказываются и присущие мещанской среде взгляды, которые ориентируют только на получение материальных благ. Формула «большие надежды» в обывательском понимании лишена духовного содержания и поэтому часто приобретает в романе горько-иронического звучания. Разделяя предрассудки своего окружения, он вдруг чувствует себя существом высшего сорта. Он начинает пренебрежительно смотреть на тех, кого привык уважать, в его поведении появляются высокомерие, легкомыслие. Однако одновременно происходит и другой процесс. Поп познает драматические противоречия жизни, в столкновении с ними развеиваются мещанские представления парня. Он переживает напряженную внутреннюю борьбу. Новый опыт, досадные разочарования учат его ценить настоящую человечность. Юноша, что уже ребенком болезненно воспринимал несправедливость, тянется к людям добрых и бескорыстных, как Герберт и его отец. Все чаще его совести звергаеться к образцам простоты и честности - кузнеца Джо и девушки Вфа. В конце концов Поп никогда не чувствовал близости к людям из высших кругов, нормы буржуазного среды остались для него чужие. После многих испытаний он отвергает соблазнительные, но фальшивые моральные ценности. Поэтому потеря покровителя и наследства (а это единственный источник «ото благосостояния) не воспринимается им как крушение всех его честолюбивых планов. Наоборот, это своеобразное освобождение от обременительных обязанностей, возможность самоосуществления. Диккенс психологически убедительно обосновывает победу в душе героя здорового нравственного начала. Оно всегда составляло стержень характера парня как человека из народа и отныне определяет его мысли.

Рассказ о нелегких жизненные приключения Пипа построена по законам авантюрного жанра. Уже в начале своего пути герой сталкивается с загадками. И дальше ему приходится распутывать тайны, встречаться с опасностью, бороться с преступниками. Это создает значительное напряжение [10] действия, хотя читатель не может не заметить искусственности определенных осложнений сюжета. Например, лишь удивительное совпадение обстоятельств позволяет Пипу найти родителей Естелли. Писатель удачно воспользовался сюжетными возможностями, чтобы широко и достоверно изобразить английскую действительность. Он приводит нас в провинциальную глушь и на шумные улицы Лондона. Из сельской кузницы мы попадаем до аристократического особняка или столичной адвокатской конторы. Летучий, жизнерадостное настроение, что царит в доме Покетів, меняется угнетающей атмосферой Ньютейтської тюрьмы. Рядом с оживленными городскими пейзажами возникают тоскливые сельские пейзажи и зловещий описание окутанной туманом Темзы. Эти разные по эмоциональной окраской сцены укладываются в целостную красочную картину. Она воспроизводит Діккенсову Англию с ее социальными контрастами, хотя их резкость и непримиримость не подчеркивается так явно, как в предыдущих романах.

Самобытных черт этой картине добавляют удивительно разнообразные человеческие типы, выведенные на страницах «Больших надежд». Ярко начертаны образы провинциальных обивателів. их ограниченность, невежество, пошлость сконцентрированы в образе дяди Памблечука, самоуверенного хвастуна, что угодливо склоняется перед деньгами. На алчности, корыстной розважності отмечает Диккенс в многочисленных образах буржуа, среди которых обращают на себя внимание своей гротескністю родственники состоятельной мисс Хэвишем. Ради будущего наследства они готовы терпеть любые унижения, демонстрировать уродливое лицемерие. Самодовольная сознание своего богатства наполняет спеси глупого неуча Драмла, придает ему грозной разрушительной силы. Мастер социально-психологического портрета, Диккенс выделяет в своих персонажах самое главное, воплощает типичное порой в парадоксальные формы. Так, в фигуре клерка Вемміка ярко показана раздвоенность существования «маленького человека», что вынуждена служить и подчиняться, но стремится сохранить независимость своей личности. Если на работе Веммік - сдержанный и педантичный конторник, то дома он нежно заботится об отце, увлекается веселыми чудачествами. Но эти два лица Вемміка резко відмежовано друг от друга.

Среди персонажей произведения отличается небуденністю своей удачи мисс Хэвишем. Эта богатая женщина обрекла себя на добровольное заточение. Еще в юности ее вера в жизнь и надежда на счастье были грубо растоптаны хищным эгоизмом окружения. Время в ее доме остановился, пережитое потрясение ломает психику женщины. Однако в образе мисс Хэвишем вряд ли следует усматривать, как это делают некоторые исследователи, лишь проявление интереса Диккенса до болезненного состояния человеческой души. В странностях старой есть своя страшная логика. По сути, Диккенс говорит здесь о присуще буржуазному миру в целом рост коварства и жестокости. Зло порождает зло, бездушный расчет, что перечеркнул все надежды женщины, прорастает в ее сердце мстительным желанием видеть чужие несчастья. Мисс Хэвишем готовит к мести свою воспитанницу [11] Естеллу, прививая девушке циничное пренебрежение к человеческим чувствам. Состоятельная затворница причудливо смеется со своих жадных родственников, которые с нетерпением ждут ее смерти^ И вот эта одинокая женщина встречается с искренним бескорыстием. И тут ее душа отвечает на доброту, благодарит тем, кто сумел в холоде собственнического общества сохранить сердечное тепло, способность дружить и помогать другим.

Диккенс не был бы великим гуманистом, если бы даже в низменных характерах не пробовал отыскать что-то положительное. В адвокате Джеггерсі, перед которым клиенты и противники коченеют от страха, он открывает доброту, скрытую порядочность. Несчастная жертва буржуазного правопорядка, каторжник Мэгвич в самых ужасных условиях каторги и изгнания питал чувство признательности к парню, что когда-то поддержал его. И есть в романе целая группа персонажей, которые воплощают мечту художника о человечности, честную трудовую жизнь. В их изображении вновь переливается сочными красками юмор Диккенса. Это и доброжелательный друг Пипа Герберт и его отец, это и скромная Бидди. С особой симпатией говорит писатель о сельского кузнеца Джо Гарджери. У этого простого труженика необычно щедрая и мудрая душа, жизнерадостный нрав. Эта по-настоящему надежный человек, гордо выполняет свою работу, будто излучает какой-то целебный свет. По мнению Диккенса, такая нравственная чистота возможна только за пределами буржуазной практики. Не случайно неприступная Эстелла, сердце которой словно погребено под льдом безразличия, начинает оттаивать после того, как подверглась многочисленным ударам судьбы, потеряла состояние и положение в обществе. Да и сам герой романа находит достойные жизненные ценности, только когда отказывается от лживых идеалов буржуазного мира.

Так оправдались большие надежды Пипа? На первый взгляд, нет. Но давайте подумаем - чего на самом деле ожидал от жизни юный герой произведения? Он искал справедливости, доброты, любви. Справедливости он не нашел и не мог найти в тогдашней Англии. Но юноша раскрыл в себе самом человечность, уважение к труду, богатство чувств. Он увидел их в близких ему людях, научился уважать эти замечательные черты. И в этом смысле мы, наверное, можем говорить о том, что большие надежды не предали Пипа.

Итак, следствие литературного эксперимента Диккенса не похож на результаты, которые получали другие писатели-реалисты да и сам Диккенс в других своих произведениях (например, в «Холодном доме»). Однако несколько идиллическое решение конфликтных узлов в этом романе еще раз подтверждает нерушимую веру великого английского художника в человека, в то, что ее духовная красота способна возвыситься над кровью и грязью эксплуататорского общества. За эту веру и сегодняшние читатели Диккенса благодарят ему уважением и любовью.

АНДРЕЙ БАКАНОВ, кандидат филологических наук

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Андрей Баканов Чарльз Диккенс и его роман "Большие надежды" (1986)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Андрей Баканов Чарльз Диккенс и его роман "Большие надежды" (1986)

На предыдущую