lybs.ru
Страданиями и горем определено нам добывать зерна мудрости, не добытые из книг. / Николай Гоголь


Книга: Испанский романс Перевод Л.первомайского, І.Качуровського


Испанский романс Перевод Л.первомайского, І.Качуровського

© неизвестные авторы

© Л.Первомайський, 1986; І.Качуровський, 1999

Источник: Литература западноевропейского Средневековья. Винница: Новая книга, 2003. 464 с. - С.: 447-449.

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004

Содержание

Испанский романс (І.Качуровський)

Граф Арнальдос

Романс о Белоснежке

Смерть инфантов Лары

Испанский романс

(В народной поэзии Испании своеобразным эквивалентом баллады стал самобытный жанр романса)

Общеизвестным достоянием испанской средневековой поэзии есть романс. Прежде всего следует отметить, что романс появился довольно поздно: не ранее XV в. - одновременно с первыми проявлениями итальянского влияния, которые предвещали будущую эпоху Возрождения.

Термин "романс" не является жанровым определением: сначала это произведение, писанное длинным, чотирнадцятискладовим (по нашему счету) стихом, и с асонансом, выдержанным от начала до конца произведения. Позже длинный стих поделился на два семискладові, где асонанс соединяет паристі стихи. В одной из работ я нашел такое определение: "Романс - это композиция из невизначенної количества стихов, то лирических, то эпических, в тональности от простой и фамільярної к возвышенной и величественной". Относительно содержания кое-кто называет такие романсы: исторические, мавританские, рыцарские, пасторальные, любовные, сатирические.

Учебник по истории испанской литературы почему-то отделяет романсы пограничные и мавританские, а среди других, что их считает свойственно романсами, выделяет четыре группы:

а) романсы из старой истории, что их материал - Библия и история грекоримская;

б) романсы из истории самой Испании (романсы о Сида, о самих инфантов де Лара, про короля Педро Жестокого...). Автор книги считает эти романсы важнейшими. Зато Борис Ярхо говорил о них: "исторические романсьі - зто то же хроники, для чего-то переделанньїе в стихи бездарньїми версификаторами";

в) романсы, базирующиеся на французском материале (о смерти Альди, о приключениях Лансарота ("сломанное копье" - нострифіковане имя Ланцелот). (Кстати, первые три группы - а они главные - неоспоримо доказывают литературное, фольклорное происхождение романсов);

г) романсы новелістичні и лирические, довольно пестрые по своей тематике. Именно среди этой группы можно, по моему мнению, натолкнуться на произведения, имеющие непроминальну общечеловеческую стоимость. Привожу два таких анонимных романсы в моем переводе на украинский язык. В первом случайные сохранено первоначальное написание чотирнадцятискладових стихов, во втором - каждый такой стих разделен на два семискладові, так что асонанс соединяет эти стихи уже не подряд, а через один.

Граф Арнальдос

Или кто слышал такое приключение, что пошел Арнальдос-граф

Утром на Святого Ивана более море-океан.

Он шел на охоту: сокола в руке держал -

И заметил, что галера идет к берегу издали.

Имела паруса шелковые, с брокату такеляж,

А моряк, который ею правит, вслух песню спел,

Вплоть спокойное стало море, и вдруг ветер спал,

И всплыли наверх рыбины, что прятала глубина,

Птицы, что докіл летали, все на мачту сели сразу.

И проговорил граф Арнальдос - слушайте, что он сказал:

- Скажи, моряче, песню, ради Бога, все слова.

- И моряк отвечает - відповіт тот слышит граф:

- Лишь для тех, кто идет со мной, песня сложена моя.

Тут слышим сквозной асонанс на "а": граф - океан - держал... Потому что действие происходит на Святого Ивана (наш "Иван Купало"), можно говорить о какой-то остаток дохристианских верований, а пуанта подсказывает возможность даже и для философского трактовку поэзии: искусство не для всех...

В другом романсе, что его подаю в более поздней трансфігурації, также выступает граф - очевидно, не Арнальдос, а какой-то другой.

Романс о Белоснежную

- Такая белая, ты, сеньор,

Дневных лучей белее.

Что, как вместе переспать,

Без оружия и не боясь?

Ведь я уже семь лет

Не сбрасывал оружие с плеч,

Почернело мсє тело,

Вон на углей перевівсь...

- Отдохни, усни, мой господин,

Доспехи сбросив, не бойся:

Граф поехал охотиться

В Леон, до дальних гор...

Хоть ему псы сказились,

Убили бы соколов орлы,

И от гор домой графа

Смещение горный бы приволок.

Как были они при том -

И предоставь их человек...

- Что ты делаешь, Бланка-Нинья,

Предательский у тебя и род?

- Я зачісуюсь, мой господин,

Имея глубокую боль,

Что меня саму оставили,

Как поехали в леса ...

- Эти слова твои, детка,

Только измена и не более:

Там внизу ржание слышно,

- Может, скажешь, чей то конь?

- А вон там в прихожей,

Чье оружие там лежит?

- Это от моего брата, господин,

Оружие вам дарит он.

- Ну, а копье то чей, детка,

- Что увидел я отсюда?

- Возьми, граф того копья,

Копьем тем меня забей,

Потому что такое смерть, добрый господин,

Заслужила я себе.

(Качуровский И. Лирика европейского Средневековья (Пиренейский полуостров) / / Вестник КГЛУ, 1999,т.2,№ 1. СІ92-193)

Смерть инфантов Лары

По дороге с Канікоси,

В степи Арабіани,

Где ждет дон Родриго

На сыновей сестры своей,

В чистом поле Паломарес

Видно большое столпотворение -

Мелькает блестящая оружие,

Мерцают щиты замечательные,

Выступают лошади баско,

Флаги, знамена, стяги

Аж горят - на ветру...

"Смерть! - кричит толпа захланна.

Убьем инфантов Лары!

Пусть умирают, если ими

Не доволен Родриго!"

С ними был Нуньо Салидо,

их добрый воспитатель,

Мавров издалека увидав,

К инфантов он проговорил:

"О, мои любимые дети,

Я бы не хотел жить скорее,

Чтобы не видит того бедствия,

Что его увидит имею!

Лучше бы вас не ухаживал я,

Чтобы не знать горя,

Ведь я вас так люблю,

Что душа у меня рвется!

Неумолимую, неизбежную

Смерть для нас приготовили!

Не спасет нас побег

От толпы жадных мавров.

Давайте думать не только о теле,

Заботимся и о нашей душе,

Потому что за нашу смерть отомстить

Нам самим на маврах надо,-

Хотят в нас жизнь купить,

Пусть же дорого заплатят!"

Мавры около уже, инфантов

Нуньо крепко обнимает,

Подошел к Гонсальвіко

И в лицо его целует.

"О сын мой, Гонсальвіко,

Тем печалюсь я больше,

Что рыдать донья Санча

Будет горько за тобой,

Очень ты на нее похож

И для нее самый дорогой!"

Подступают мавры ближе,

Бой ужасное закипает,

На копья идут инфанты,

Прикрываются щитами.

"В бой! Сантьяго! В бой! Сантьяго!";

Так они кричат вслух,

Убивают множество мавров

И сами в той битве погибают.

(Перевод Леонида Первомайского - Первомайский Л. Сочинения в 7-и т., Т.5. Из глубины баллады народов мира. К.: 1986. С. 235-278).

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Испанский романс Перевод Л.первомайского, І.Качуровського

СОДЕРЖАНИЕ

1. Испанский романс Перевод Л.первомайского, І.Качуровського

На предыдущую