lybs.ru
Мы не попустимо, чтобы лучи свободы всех наций заблестело на наших рабских кандалах: мы разобьем их до восхода солнца свободы! / Николай Михновский


Книга: Франсуа Вийон Поэзия Перевод С.гординского, Г.Кочура, Л.первомайского


Франсуа Вийон Поэзия Перевод С.гординского, Г.Кочура, Л.первомайского

© François Villon

© С.Гординськой (1997), Г.Кочур (2000), Л.Первомайський (1998)

Источник: Литература западноевропейского Средневековья. Винница: Новая книга, 2003. 464 с. - С.: 392-396.

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004

Содержание

Спор Війонового сердца с телом (Перевод С.гординского)

Эпитафия Вийона в форме баллады (Перевод С.гординского)

Баллада (Перевод Г.Кочура)

Эпитафия в форме баллады, писана себе и своим товарищам в ожидании виселицы (Перевод Г.Кочура)

Баллада неймовірностей (Перевод л. первомайского)

Баллада в пословицах (Перевод л. первомайского)

Баллада примет (Перевод л. первомайского)

Баллада поэтического состязания в Блуа (Перевод л. первомайского)

Спор Війонового сердца с телом

Это кто толчется? - Я. - Кто?

Что за крик? - Это твое сердце! С тонкого волокна

Звисаю уже, живущий тает сок,

Когда смотрю на тебя, одинокого,

Как то песя, что село под порогом.

- И откуда это? - Шибайголовства плод.

- Зачем гнев? - Потому что имею горя вброд.

- Оставь меня, я в уме тем займусь.

- Когда? - Как вырасту с детских лет.

- Более не скажу. - Я совсем не мучаюсь.

- Что думаешь? - Добыть славу и шик.

- Тебе уже тридцать: возраст коня старого.

- Это детство? - Нет. - Значит, впік

Тебя злой дур. - Где впік? Это все к чему?

- Э, что ты знаешь! - А разницу всего:

В сметане муха - черное и белое... Все.

- Это все? - Тебе ссориться не стыд?

Когда не достаточно, опять начну, я возвращусь.

- Ты уже проиграл! - Нет, опять пойду в поход.

- Более не говорю. - Я совсем не мучаюсь.

- Откуда это зло? - От беды, потому что не привык.

Сатурн, думаю, в мешок на дорогу

Мне несчастье вложил. - Глупый ты год:

Ты господин его, не будь слугой в него.

Это Соломон вписал был к Писанию:

"Мудрец планет решает ход

И мощь его преодолевает влияние орбит".

- Не верю в это. Каким испекли, останусь.

- Что говоришь ты? - Так я смотрю на мир.

- Более не говорю. - Я совсем не мучаюсь.

- Ты жить советов? - Как убавит Бог от бед.

- То должен составить... - Что?

- Твердый обет,

Читать упорно.

- Что? - 3 наук, следует,

И бросить шельвір.

- Ну, что же, поучусь.

- Только не забудь! - Я запишу это в зшит.

- Не жди, вплоть пойдешь, голубчик, под лед.

- Более не говорю. - Я совсем не мучаюсь.

Эпитафия Вийона в форме баллады

Брать, что будете жить после нас,

Сердец для нас не имейте окоченевших

И будьте милостивы, без язв,

За то Господь вас лаской одарит.

Смотрите - пять, шесть нас вместе повесили:

Когда по нашим холеных телах,

Объеденных, облупленных, лишь прах

Останется и станет скелетами,

Пусть не смешит вас наше горе и ужас;

Молите: Боже, смилуйся над нами!

Мы просим вас: вдавите на сердца дно

Свою гордыню, хоть были мы убиты

Законным правом. Известно вам давно,

Что разум дан не всем на свете;

Чтобы наше все харцизтво окупить,

Нас сыну Марии поручіть,

Пусть ласку шлет, незчерпну ни на миг,

Чтобы не вошли мы в адские врата.

Мы мертвы, душа нам не болит,

Молите: Боже, смилуйся над нами!

На мокнутия мы преданы дождям,

Напрочь высохли на солнце, черные стали;

Сороки глаза выдолбили нам, [392]

Волосы из бровей, бород выдернули.

-- Мы никогда не потерпели;

По прихоти ветра сданные мы все время,

Сюда-туда покачивает он нас,

Как тот наперсток, здзьобаний птицами.

В это общество пусть не тянет вас,

Молите: Боже, смилуйся над нами!

Иисус-царь, господин над всем,

Не дай нам быть в аду огнянім:

Не хочем стать черта жолдаками.

Ох люди добрые, тут насмех ни при чем,

Молите: Боже, смилуйся над нами!

Баллада

Скажите, в каких мирах она,

Римлянка Флора несравненная,

Архіпіада волшебная,

Таис, ее сестрой называемая,

Где Эхо, шумная, нежданное

Луна прудов и год громких?

Где вся та красота несказанная?

А где же теперь прошлогодний снег?

Где велемудра и жена,

И Абелярова любимая,-

Он выпил чашу мучений до дна,

Жизнь его - кровавая рана,

Или красавица неумолима,

И, что велела зашить в мешок

И в Сену вбросят Буридана?

А где же теперь прошлогодний снег?

Где королева Бланш, ясная,

Словно лилия тонкостанна,

Алиса, Берта где, кто знает,

Где Аренбур, вельможная панна,

Где гордая орлеанка Жанна,

Офир врагов лихих?

Где все они, где их шана?

А где же теперь прошлогодний снег?

Нет, принц, бесполезная вещь от рана

И к вечеру спрашивать о них,

Потому что припевка неизменна и известная:

А где же теперь прошлогодний снег?

Эпитафия в форме баллады, писана себе и своим товарищам в ожидании виселицы

Товарищи, что остались живы,

Суровым словом не корите нас.

Когда к нам не будете черствые,

То и вам Господь простит в удобное время.

Вот висим - пять или шесть нас,- и погас

Огонь жизни в телах, таких гадких,-

Гниет и опадают мясо с них,

На порох перетліють скоро и кости.

Не кпіть из наших напастей злых,-

За нас молите Бога в вышине.

Пусть мы выбирали пути кривые,

Закон разорит нас, никто не спас,-

И мудрости не всем же в голове.

Не сердитесь, когда мы вас зовем

Братьями,- тут уже не до обид.

Молите, чтобы Сын Пречистой помог

В неисчерпаемости щедрот своих

Избегут нам дьявольской злобы.

Не пренебрегайте зганьблених, немых,-

За нас молите Бога в вышине.

Нас мыли и стирали ливни грозовые,

Жгло и палило солнце, ветер тряс,

Становились пищей мы черви,

Сорокам, крукам черным, и не раз

На нас ненатлий птица свой голод пас, [393]

И глаза выколол, и из густых бровей

Волосы выскуб, как солому с крыш.

Взгляните только, и вас охватят неги.

Чтобы не зазнать вам всем таких утех,

За нас молите Бога в вышине.

Иисус-князь, ты, что все и всех

Во власти имеешь,- и добродетель, и грех,

Не дай попадет нам в ад в гости.

Здесь, люди добрые, никакой вам не смех,-

За нас молите Бога в вышине.

Баллада неймовірностей

Работает лентяй непрерывно,

Тиран нас милосердие учит,

Лучшая в мире еда - сено,

Бдит хорошо тот, кто спит,

Храбрый, кто в бою дрожит,

Высшая благотворительность - измена,-

Только от влюбленного ждите

Самой умной советы.

Для родов есть гроб,

Урожай - тяжелее лихолетья,

Побьют - смеяться есть причина,

Кто выиграет, тому и платит,

Водой плотину следует гвоздя,

Мы живем лжи ради, -

Только от влюбленного ждите

Самой умной советы.

Радуется в нищете человек,

Лучшая печь, когда курит,

Совесть чиста - вот вина,

Самая честность - обманет,

Девок гулящих следует любит,

Искать ума у власти, -

Только от влюбленного ждите

Самой умной советы.

Вы правды хотите? Лишь пороки

И недостатки в людях ценит следует,

Лишь в страдании есть прелести,

Любить умеют только гады, -

Од доверху влюбленного ждите

Самой умной советы.

Баллада в пословицах

Коза на льду беды не пройдет,

Кувшин носит воду, пока не подерется,

Любовницу греют, пока не спахне,

Куют железо, поэтому оно и гнется,

Всякий достоин того, что ему дается,

Вода весной в реках прибува,

Хоть очень быстро время бежит, кажется,

Мы долго дожидаємо рождества.

Когда кума болтать начнет,

Говорит что хоть, пока не запнется,

Сапожник - шьет, жнец - в поле рожь жнет,

Беда приходит, и она пройдет,

Глупый за обещаниями гонится,

Приходят всегда по севе жатва,

Хоть, может, и наоборот кому-то багнеться,

Мы долго дожидаємо Рождества.

Голодный пес в конуре не уснет,

Идут на штурм, как город не кажется,

Плод выбрасывают, когда гнить начнет,

Пьяница будет пить, пока вп'ється,

Лучшая песня, но и она портится,

Как знать наперед ее слова;

Жизнь бежит,- еще только год начнется,

А мы уже дожидаємо Рождества. [394]

Пересміють смешное на прочь грустное,

Самая дорогая рубашка мнется и рвется,

Самая большая радость также промелькнет.

Где разум плачет - глупость смеется,

Ханжа в рай при жизни пропхнеться,

Он спит и видит чудеса и чудеса,

Всевозможная нить из кудели витает,

Мы долго дожидаємо Рождества.

Мой принц! Лучше дураку живется

От другого всякого естества -

Он еще и на мудреца перекується,

Покіль мы дожидаємо Рождества.

Баллада примет

Я знаю - мухи гибнут в молоке,

Я знаю добрую и злую час,

Я знаю - есть певцы, слепцы и скопцы,

Я знаю по иголкам сосну и ель,

Я знаю, как любят до смерти,

Я знаю черное, белое и пестрое,

Я знаю, как господь создал человека,

Я знаю все и не знаю лишь себя.

Я знаю все пути и все окольные пути,

Я знаю небо счастья и слез долину,

Я знаю, как на смерть идут бойцы,

Я знаю и чернички спідничину,

Я знаю грех, но грешит не брошу,

Я знаю, кто под струю гребет,

Я знаю, как в бочках скисают вина,

Я знаю все и не знаю лишь себя.

Я знаю - лошади есть и есть всадники,

Я знаю, сколько ил берет на спину,

Я знаю, кто работает без перебоя,

Я знаю сна и пробуждения минуту,

Я знаю Рим и как он всех ощипывает,

Я знаю и гуситську всю вину,

Я знаю все и не знаю лишь себя.

-----------------------------------

Я знаю дворец, знаю и хижину,

Я знаю цвет, и плод, и соб-направо,

Я знаю смерть и гроб знаю,

Я знаю все и не знаю лишь себя.

Баллада поэтического состязания в Блуа

В жажде погибаю возле фонтана,

Зубами у костра сечу,

Чужаком в родном краю брожу,

Німую криком, молча я кричу,

Я догола одет в парчу,

Смеюсь от слез, от болтовни немею,

Радуюсь сердцем в муках безнадежности,

В страдании есть для меня счастье хмель,

Нищий - сокровищами мира владею,

Везде принят, я гонимый отовсюду.

Смутное того, в чем уверенность есть,

Я вижу свет, как задму свечу,

И знаю только то, чего не знаю,

Знание причудливым случаем считаю,

Сорвав банк, весь проигрыш я плачу.

"Спокойной ночи!" - прокажу, когда задніє,

Боюсь упасть, лежа на дне я,

Здоровый - чувствую ужасную боль,

Безродный - наследия ждать смею,

Везде принят, я гонимый отовсюду.

Обеспокоен жизнью - забот не знаю,

Плюю на сокровище, но за ним лечу,

Не злоба, а доброта меня ужасает,

Тот лучший друг мне, кто уверяет,

Что в голоде я сыт досыта,

Что белый лебедь вороном чернеет,

Что враг мой мне на пользу действует, [395]

Что истина во лжи - вот в чем соль! -

Все понимаю и ни черта не понимаю,

Везде принят, я гонимый отовсюду.

Мой принц! Вас заверить смею:

Не умея ничего, все я умею.

Смириться прилагаю все усилия

И возлагаю только на вас надежду,

Везде принят и гонимый отовсюду.

(Переводы Гординского С. Я. - Цвет и ритмы. Стихи, переводы. К.: 1997. - С. 364-368.)

(Переводы Гр. Кочура с кн. "Третье эхо". К.: Рада, 2000. С.391-393)

(Переводы Леонида Первомайского - Тема, №1, 1998-С.125-128)

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Франсуа Вийон Поэзия Перевод С.гординского, Г.Кочура, Л.первомайского

СОДЕРЖАНИЕ

1. Франсуа Вийон Поэзия Перевод С.гординского, Г.Кочура, Л.первомайского

На предыдущую