lybs.ru
Осторожный человек обещает сделать лишь то, что уже сделала. / Андрей Коваль


Книга: Дезидерий Эразм Роттердамский Домашние беседы (Избранные) Перевод Иосифа Кобова


Дезидерий Эразм Роттердамский Домашние беседы (Избранные) Перевод Иосифа Кобова

© Desiderius Erasmus Roterodamus

© И. Кобів (перевод с латыни), 1993

Источник: Эразм Роттердамский. Похвала Глупости. К.: Основы, 1993. 320 с. - С.: 108-318.

Сканирование и корректура: Aerius (), 2004

Содержание

Опрометчивая клятва

В поисках прибыльной прихода

Исповедь солдата

Господин и слуга

Наставления воспитателя

Хлопоты школьников

Поклонник и девушка

Ганьбителька брака, или Супружеская жизнь

Кораблекрушение

Заезды

Юноша и развратница

Аббат и ученая дама

Заклинание черта, или Призрак

Алхимик

Обманутый обманщик

Паломничество

Похороны

Харон

Рыцарь без коня, или Самозвана знатность

Искусство запоминания

Скнарий достаток

ОПРОМЕТЧИВАЯ КЛЯТВА

Арнольд и Корнелий.

Арнольд . Сердечно поздравляю тебя, Корнелию! Сто лет мы с тобой не виделись.

Корнелий. Здравствуй, милый друг! О, как я соскучился за тобой!

Арнольд. Я уже потерял было надежду на твое возвращение. Где ты так долго пропадал?

Корнелий. На том свете побывал.

Арнольд. Ой, видно, что оно так - таким оборванным, осунувшимся и бледным появляешься к нам.

Корнелий. Все же не из царства теней прихожу, а из Иерусалима.

Арнольд. Бог, то бишь какой ветер тебя туда занес?

Корнелий. А что гонит туда множество других людей?

Арнольд. Глупость, если не ошибаюсь.

Корнелий. Следовательно, не я один остался в дураках.

Арнольд. Так чего ты там искал?

Корнелий. Беды на свою глупую голову.

Арнольд. И ее здесь - хоть отбавляй. А видел ли ты там что-то достойное внимания?

Корнелий. Правду говоря, нечего там смотреть. Показывают какие-то памятники старины, но все эти памятники, как на меня, поддельные, придуманные специально для того, чтобы заманивать легковерных простачков. К тому же я даже не уверен, тамошние люди сами точно знают, где находился древний Иерусалим.

Арнольд. Все-таки что ты видел?

Корнелий. Повсеместно кромішню беспросветность.

Арнольд. Так что же, не возвращаешься оттуда хоть чуточку святее?

Корнелий. Наоборот, во многих отношениях хуже.

Арнольд. Тогда, наверное, с полным кошельком?

Корнелий. Ничего подобного, стал беднее церковной мыши.

Арнольд. В таком случае, очевидно, жалеешь, что выбрался в такой дальний путь зря? [108]

Корнелий. Нет, я не жалею, потому что у меня много товарищей по глупости, да и не жалко мне, потому что жалеть уже бесполезно.

Арнольд. Выходит, ты не извлек никакой пользы из такой далекой и утомительной поездки?

Корнелий. О, она была для меня весьма полезна.

Арнольд. В каком смысле?

Корнелий. В том, что в дальнейшем будет мне приятнее.

Арнольд. Не потому ли, что приятно вспоминать о преодолены трудности?

Корнелий. Да, конечно, это что-то значит. Но это еще не все.

Арнольд. Или еще какую-то другую пользу принесло тебе это паломничество?

Корнелий. Конечно.

Арнольд. Какую именно, скажи наконец.

Корнелий. И себе, и другим буду приносить немалую радость, когда каждый раз на каком-то собрании или за столом буду развлекать людей выдумками о своем путешествии.

Арнольд. Небольшая это, прямо скажу, удовольствие.

Корнелий. И не меньшим наслаждением будет услышать, как другие расскажут несусветные небылицы о том, чего никогда не видели и не слышали. К тому же они с такой уверенностью правят всевозможные болтовня, что, даже плели чушь про войны на Сицилии(1), сами готовы убеждать, вроде говорят чистейшую правду.

(1) ...войны на Сицилии... - синоним домыслов, нелепых историй.

Арнольд. Странная наслаждение! Но ты, видно, потрудился не зря!

Корнелий. Как на меня, я поступил даже умнее от тех, что за мизерную плату нанимаются к военной службе, которая является школой всевозможных преступлений.

Арнольд. Да, но не благородное это дело испытывать радость от лжи.

Корнелий. А впрочем, это намного благороднее, чем развлекать других, или самому развлекаться сквернословием, или прожигать время, тратя деньги на игру в кости.

Арнольд. Вполне согласен с тобой.

Корнелий. Но есть еще одна польза с моей поездки.

Арнольд. Какая именно?

Корнелий. Если найдется какой-нибудь мой сердечный [109] друг, склонен к такого безумия, то Я посоветую ему, чтобы остался дома. Так моряки, которые пережили кораблекрушение, имеют привычку предупреждать перед опасностью тех, кто пускается в дальнее плавание.

Арнольд . Ой, если бы ты меня предупредил своевременно!

Корнелий. Что я слышу? Неужели и тебя поразила подобная болезнь? И ты стал жертвой подобного дурмана?

Арнольд . Так, я побывал в Риме и в Компостеллі.

Корнелий. Боже бессмертный! Несказанно рад я, что тебе выпало разделить мою глупость. Которая Паллада вдохновила тебя на такую мысль?

Арнольд. Не Паллада, а сама Мория. Особенно если учесть, что у меня жена еще в расцвете сил, кількоро детей, домочадцы, и все - на моем содержании, все живут с ежедневной труда моих рук.

Корнелий. Видимо, какая-то очень важная причина побудила тебя покинуть родных. Расскажи-ка, очень тебя прошу.

Арнольд. Когда же стыдно мне рассказывать, как оно было.

Корнелий. Нечего тебе стесняться передо мной, ибо, как знаешь, и я дал себя одурманить в непростительный способ.

Арнольд. Собралось как-то для выпивки несколько моих соседей. И вот, когда вино вскружило нам головы, кто-то из пирующих торжественно заявил, что положил себе поклониться святому Иакову, а другой - что святому Петру. Тогда все остальные как стой единодушно поклялись, что готовы их провожать. В конце концов сошлись на том, что поедут все вместе. Чтобы меня не назвали плохим собутыльником, дал согласие и я. Здесь сразу же возник спор, куда нам лучше податься - в Рим или в Компостеллу. Наконец постановили: на следующий день все вместе отправимся в добрый час и туда, и сюда.

Корнелий. Ой, важна же это постановление! Она тем весомее, что написано не на меди, а на вине.

Арнольд. И тут мгновенно пошла в ход большая чаша, и каждый в свою очередь осушал ее до дна и произносил непоколебимую обет.

Корнелий. Удивительное благочестие! Но все вернулись благополучно?

Арнольд. Все, за исключением трех. Один из наших дал дуба еще в день выезда, обязав нас поклониться [100] от его имени святому Петру и Иакову. Второй отдал Богу душу в Риме и велел передать поклон жене и детям. Третьего мы оставили во Флоренции в безнадежном состоянии. Думаю, он теперь на том свете, у Всевышнего.

Корнелий. Такой он был благочестивый?

Арнольд. Где там! Ничтожество, каких мало.

Корнелий. То на каком основании предполагаешь, что он ушел к небу?

Арнольд. Он имел при себе сумку, доверху набитую индульгенциями.

Корнелий. Ясно. Но дорога к небу длинная и не достаточно, как говорят, безопасная, потому что посередине воздушного пространства грабители затаились.

Арнольд. Это правда, но его надежно защищали грамоты.

Корнелий. А на каком языке они были написаны?

Арнольд. На латинском.

Корнелий. Следовательно, ему нечего бояться?

Арнольд. Ничего, разве что нарвется на какого-нибудь духа, что не знает по-латыни. Тогда ему придется возвращаться в Рим и просить новую грамоту.

Корнелий. Неужели там и мертвым продают буллы?

Арнольд. Сколько угодно.

Корнелий. Здесь должен тебя предупредить, чтобы ты не болтал лишнее, потому что вокруг кишмя кишит донощиками.

Арнольд. Да, но я нисколько не умаляю значение индульгенции, только смеюсь с глупости моего собутыльника, который, будучи неисправимым торохтієм, все надежды на спасение души доверил клочке пергамента, вместо того чтобы исправлять свои недостатки. Кстати, когда можно будет испытать того наслаждения, о котором ты упоминал?

Корнелий. Знаешь, при первой возможности устроим гулянку, пригласим людей нашей группы, будем соревноваться в выдумках и вволю взамен розважатимемося рассказами.

Арнольд. Пусть так и будет.

Книга: Дезидерий Эразм Роттердамский Домашние беседы (Избранные) Перевод Иосифа Кобова

СОДЕРЖАНИЕ

1. Дезидерий Эразм Роттердамский Домашние беседы (Избранные) Перевод Иосифа Кобова
2. В ПОИСКАХ ПРИБЫЛЬНОЙ ПРИХОДА Памфаг. Кокліт....
3. ИСПОВЕДЬ СОЛДАТА Ганнон. Трасімах. Таннон....
4. ГОСПОДИН И СЛУГА Рабин(1). Сир. И...
5. НАСТАВЛЕНИЯ ВОСПИТАТЕЛЯ Воспитатель. Парень....
6. ПОКЛОННИК И ДЕВУШКА Памфіл. Мария....
7. ГАНЬБИТЕЛЬКА БРАКА, или СУПРУЖЕСКАЯ ЖИЗНЬ Евлалія....
8. КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ Антон. Адольф. Антон....
9. ЗАЕЗДЫ Бертульф. Гильом. Бертульф. Почему...
10. ЮНОША И РАЗВРАТНИЦА Лукреция. Софроний....
11. АББАТ И УЧЕНАЯ ДАМА Антроній и Магдалія....
12. ЗАКЛИНАНИЕ ЧЕРТА, или ПРИЗРАК Томас. Ансельм....
13. АЛХИМИК Філекой. Лал(1). (1) Філекой...
14. ОБМАНУТЫЙ ОБМАНЩИК Авл. Федр(1). (1)...
15. ПАЛОМНИЧЕСТВО Менедем. Огігій(1). Менедем. ...
16. ПОХОРОНЫ Маркольф. Федр. Маркольф. Откуда...
17. ХАРОН Харон. Аластор. Харон. Куда так...
18. РЫЦАРЬ БЕЗ КОНЯ, или САМОЗВАНА ЗНАТНОСТЬ Гарпсии...
19. ИСКУССТВО ЗАПОМИНАНИЯ Дезидерий. Еразмій....
20. СКНАРИЙ ДОСТАТОК Яков. Гильберт. Яков....
21. СЛОВАРЬ ИМЕН, НАЗВАНИЙ, ТЕРМИНОВ ААРОН - Согласно библейской...

На предыдущую