lybs.ru
Того лишь идеи победят, кто с ними выйдет на эшафот. / Николай Кулиш


Книга: Джованни Боккаччо Канцону из "Декамерона" Перевод М.Лукаша


Джованни Боккаччо Канцону из "Декамерона" Перевод М.Лукаша

© G.Boccaccio

© М. Лукаш (перевод с итальянского), 1969

Источник: Из книги: От Бокаччо до Аполлинера (Переводы). К.: Днепр, 1990

Электронный текст: Библиотека "Родник" (ukrlib.com)

Содержание

Канцона И

Канцона II

Канцона III

Канцона IV

Канцона V

Канцона VI

Канцона VII

Канцона VIII

Канцона IX

Канцона X

И

Я так горжусь своей красоты,

Что не найду век

В противном любви наслаждения.

У себя гляну - вижу я те чары,

Что вид их душу отрадой исполняет,

Ни древние упоминания, ни новой мары,-

Ничто роскоши тех не прогоняет.

Красоты такой больше нигде нет,

И я не жду век

Новых забав, новой наслаждения.

Ту радость несказанно чарівничу,

Когда захочу, всегда могу иметь,

Она приходит, как ее позову,

Сп'яняти душу, сердце веселить;

Какой то клад драгоценный, пребагатий -

Тот не поймет век,

Кто не испытал такого наслаждения.

Что больше я на тот клад смотрю,

То сильнее загоряюся жаждой,

Я те роскоши пью и не напьюсь,

Когда же я жажду сердца успокою?

Охваченная истомой пьянкой,

Не хочу я век

Где засягати наслаждения.

II

Счастлива я над всякое сравнение:

Исполнились все мои желания!

Приди же ко мне, владарю Амуре,

Всех благ моих и радостей причинно;

С тобой спою

Не о вздох, не о дне печали,

Что ты изменил в свое удовольствие бесплатно,

А о жажде бескрайнюю,

Что в ней горю, счастлива, и не сгораю,

Тебе мои неся обожание.

В тот день, как загорелась я жаждой,

Явил, Амуре, ты моем зрения

Любовника молодого,

Что силой, упорством и красотой

Над всеми в мире возьмет верх -

Нет нигде такого...

Я мечтаю и пою лишь о нем,

Только ему пылкую любовь мою.

Но больше всего то меня утешает,

Что милому и я так же мыла

По твоей милости, Боже!

На сем мире все теперь я имею,

Все, чего моя душа хотела,

А на том свете, может,

Господь Всевышний поможет любящим

I нам дарит вечный рай.

III

Моя жестокая судьба!

По любви я страдаю,

Как не страдал, видимо, никто никогда.

Вечный Зодчий всего світострою

Себе на осолоду

Создал меня веселой, живой

И дал мне очень странную красоту,

Родственную с красотой,

Что в небесах сияет в род из рода;

И, по моему знегоду,

Немногим заметна -

Свечу я на земном горизонте.

Как я только вошла в лета девичьи,

Был у меня милый,

Что заглядывал мне в глаза любимой и уни,

Его воображение пленяли;

Замечательные дни и ночи -

Как быстро несется время тот легкокрилий!

В ласках летели.

Так и я же его любила,

И он зав'яв от вздоха скорби.

А потом второй - пышный, надменный

Взял меня в руки,

И мир мне трауром увитый,

И должен я любит его по принуждению;

Словно неистовый,

Меня ревнует он - в ярости муки!

Я погибаю с тоски...

Или же я на то родилась,

Чтобы только его повиноваться произволу?

Кляну теперь час ту печальную,

Когда я поменяла

Девичью скромное платье на подвенечное,

Когда я в церкви слово "да" сказала.

В тот миг горку, безжалостную

Я мир себе навеки завязала...

Ох, лучше бы я умерла,

Чем по печальном свадьбе

Такие терпеть несказанні боли!

В первый милый, друг забытый,

Молю тебя, умоляю

На меня снова любо позирнути

С дальнего надзоряного края.

О, дай мне почувствовать,

Что наш пламень не угас в дни отчаяния;

До сияющего рая

Возьми меня, мой милый,

Освободи меня из плачевной юдоли!

IV

Я плачу и рыдаю,

Болит и томится сердце мое больное,-

Никак сожаления от измены не поборет.

Как ты Амуре, свел мне на глаза

Ту, что по ней напрасно я вздыхаю

I в'яну от журботи,

Она показалась мне образцом добродетели,

Я сразу полюбил ее без края;

За чудо то уроче

Умер бы я охотно!

И то был сон: пробуждение строгое

Явило правду, сердечные на горе.

Она также была словно зичлива

Мне, своему верному рабу;

Голубив я надежду,

Что отныне навек заволодію

Бесценными атрибутами любви.

Но моя красивая

Вдохновительница неверная

На другое обратила вдруг зори -

Конец моему счастью слишком скорый!

Знебувся я в жестоком изгнании,

Впечатлительное сердце плачет вновь и вновь,

От отчаяния я погибаю

И проклинаю тот день и час,

Когда я взрів красоту ее замечательную.

Кляну свою любовь,

I верное женихання,

I мечты о блаженстве яснозоре...

В моей душе кипит огненное море.

Я визволу не вижу из печали,

Ничто меня развлечь не может...

Из безграничного отчаяния

Одного лишь - навек уснут - желаю.

Молю тебя, любви милый боже:

Скінчи скорее, Амуре,

Жизнь моя мрачное;

В надземнії полинувши просторы,

Освобожусь я от навесного змори.

Нет других лекарств на те боли,

Как смерть, что все страдания усыпляет;

Низпосли же ее до меня,

Пусть урве се нищенское прозябание,

Потому что жить у меня силы уже нет...

Сделай конец скорби,

В твоей се, боже, воли,-

Пусть не тревожат более мои упреки

Жестокой неверной синьоры.

Пою я печали свои не всуе:

Никто тебя не сможет перенять,

Моя тоскливая песня,

Ибо сердца так никому боль не давит;

И пусть тебя услышит бог крылатый,

Амур пусть услышит

И пошлет, чего я молю,-

Как упадут жизни сего затворы,

Тогда мои кончатся с миром споры.

Я плачу и рыдаю,

Болит и мечтает сердце мое больное,-

Никак сожаления от измены не поборет.

V

Амуре, через сияние

Ясных глаз возлюбленной моей

Рабом я стал у тебя, как и у нее.

Как с тех глаз упал на меня луч,

Вдруг сердце загорелось жаждой:

Твоя Амуре, сила

Влила в него неугасимый пламень.

Я обольщен чудовною красотой,

Навеки пленила

Меня красавица милая,-

Ничто против той вродливиці

Все на свете розы и лилии.

Я стал ее рабом покорным,

Но не знаю я, ей известно,

О чем я сню и мечту,

Чему я стремлюсь сердцем искренним, верным,

Амуре-боже, лишь тебе одному

Я сверил до сих пор тии

Желания и надежды;

Ты знаешь - пожалуйста обладательницы моей

Мне за все дороже привилегии.

Молю же тебя, властитель мой милый,

Подай ей весть о моей любви

Страстное и невтоленне,

Что может привести меня к гибели;

Скажи ей о бедственном мое страдание,

Что сердце рвет безумно;

Склоны ее до меня,

Яви знамение милости твоей,-

Снеси меня в любовные эмпиреи.

VI

Любовь, когда я вырвусь из неволи

Жестокой твоей,

Вовек я не буду знать скорби.

Я девочкой вышла молодой

Навстречу тебе не для войны, для мира;

Доверчиво всю я сложила оружие,

Впевняючись на нашу дружбу искреннюю,

А ты напала, предав доверие,

I, утомленная борьбой

I израненная, уже лежу я судьбы.

И ты меня в кандалы закуковала,

Не зглянулась на слезы и упреки.

И отдала, как пленницу, на растерзание

Тому, кто родился мне на горе;

А у него сердце гордое и строгое,

Обковане броней, -

Ничто ему мои сожаления и боли.

Меня не хочет слушать упрям -

Бесполезная речь, напрасны все мольбы...

Невмоготу жить и нет сил умереть,

Каждый день, щомить растут мои страдания,

Исполни же, любовь, одно мое желание:

Нас одной сетью

С ним оплутай - в твоей это воле.

А как сего не хочешь ли ты совершить,

То развяжи хоть узелки надежды;

Утихнет, может, боль неистовый,

И вновь я миру белом обрадуюсь,

И вновь на красоту я похорошію, -

Розы и лилии

У меня вновь пишатимуть во главе.

VII

О Боже, я несчастная!

Неужели не смогу вернуть,

Что судьба одняла мне напасна?

Не знаю я, что творится со мною,

И сердце бьется вновь

В предвкушении неземного блаженства...

В раю мой, единственный мой покой,

Скажи мне хоть слово -

Не жду я радости больше ни от кого,

От тебя лишь одного...

Лишь с тобой могу я забыть

Печаль мою скорбь всегдашнее.

Какая-то новая, неведомая еще одрада

Мне будоражит душу,

Проливая бальзам на древнюю в сердце рану.

Жажды новой неодолима власть,

Сие признать я должен,

Меня уже охватила пламенно

И тревожит неустанно -

Нет сил и ночью мне уснуть

От страсти, которая пылает неугасимо.

Скажи же, когда моя мечта осуществится,

Скажи мне, мой милый,

Когда соединит нас пылкой любви?

Я верю - не сведет меня надежда,

И ждать не имею силы:

Пусть коротким будет время ожидания

I вечным - рай!

С тобой в паре я хочу почувствовать,

Жизнь чудесна и прекрасна!

Приди же, любимый, в мои объятья -

В любовной той роскоши

Я без колебаний и без сожаления утону.

Пылким поцелуем душу из меня вынь,

О милый мой, хороший!

А я тебя, клянусь, уже до конца жизни

Не выпущу из плена!

Как я люблю. ты должен понять -

О том моя канцона говорит ясно.

VIII

Такое великое благо

Ты дал мне, Амуре милостив,

Что я горю в твоем огне, счастлив.

По венцу сердце радостью налито

Роскошью пьянящими

I любовным восторгом...

Мой ясный вид не может не явить

Всем мира зримо,

Что в сиянии чудовнім,

В блаженстве невимовнім

В высокую высь летят мои порывы

К гордой божественной девы.

И не скажу никакими словами

I кистью не нарисую,

Которое моя любовь,

Не назову имя той дамы,

Что пылко так люблю я.

Наш рай

Изменилось бы в страдания.

Пусть тайны благосні покровы

Амур над нами розпростре благороден.

Кто мог бы думать, что в мои объятья

Схвачу я ту роскошную,

Ту недостижимую мечту?

Как я скажу - кто веры мне дійме,

Что я ту пышную красоту

Уже целовать смею?

Я радости не крою,

Счастлив я, блаженный я правдиво,

Равно поздравляю - кто совершил то чудо.

IX

Я молодая, и в дни ясного имею,

Радуясь пробуждению любви,

Я весело и радостно пою.

Гуляю я зелеными лугами,

Где цветут белые лилии и розы,

Где распустились золотунці пригожие;

Иду и ровняю с пышными цветками

Того, кого люблю я до безумия:

Любимому моему парню

Я предан без меры и без края.

Когда увижу где лучшие цветы,

На того похожи, что его люблю я,

Я их срываю и нежно их целую,

Готова душу им свою одкрити

И о любви с ними говорить,

I волосом своим тонким, шелковым

Венок из тех цветов перевиваю.

Люблю цветы за их милую нрав,

За пышный цвет, аромат душистый,

Еще более за то, что тот образ милый,

Словно наяву, в подобии их вижу.

Мою любовь глубокую и горячую

Не выскажет никогда ни одному языку:

Не надо слов - о ней я вздыхаю.

И то не те горькие и тяжкие вздохи,

Которые, бывает, терзают сердце горем,

Сожалением его подавляют строгим:

Ясные и легкие, как дыхание ветерка.

Они долинуть к моей любви...

Ко мне придет рыцарь мой прекрасный

Прежде, чем гукну: "Приди, ибо умру от отчаяния!"

X

Если бы любовь без ревности бывала,

То ни одна женщина в мире

Щасливістю мне бы не приравняла.

Когда красоту, и силу,

I юность мы цінуєм в кавалері,

И нежность и ласковость,

И душу гордую и смелую,

И ум, и остроумие, и манеры,

И веселье, и живость,-

То я могу сказать всем на зависть:

Си девственности разнообразные

В том злились, кого я полюбила.

Но как посмотрю,

То все женщины такие же, как я, умные

I тоже ищут того;

И я уже боюсь,

И душу точит вечный страх и сомнение,

Что все его желают,

На клад мой милый глаза порывают...

Нет такого мгновения,

Чтобы я с того горя не вздыхала.

Если бы я имела уверенность,

Что он так же верен, как и хороший,

То сроду бы мою душу

Так не терзала ревность...

И вижу я, что страх мой не напрасен,

И я его не сдвину;

Каждый день, щомить я должен остерегаться,

Чтобы милого в сити

Соперница лукавая не поймала.

Я всех прошу - на Бога,

Хорошие вы мои женщины и девушки,

О, будьте милостивы,

Не надьтеся на него,

Не важтеся его перелюбляти,

Обольстительные прелестницы,

Ибо буду я страшна в своем гневе:

За ласки разбиты

Горьким плачем поплатится дерзкая!

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Джованни Боккаччо Канцону из "Декамерона" Перевод М.Лукаша

СОДЕРЖАНИЕ

1. Джованни Боккаччо Канцону из "Декамерона" Перевод М.Лукаша

На предыдущую