lybs.ru
Властвовать не над кем-то, а на своей земле. / Донцов Дмитрий


Книга: Жюль Верн Пятнадцатилетний капитан Перевод Петра Соколовского


Жюль Верн Пятнадцатилетний капитан Перевод Петра Соколовского

© Jules Verne. Un capitaine de quinze ans, 1878

© П.Соколовський (перевод с французского), 1990

Источник: Ж.Верн. Пятнадцатилетний капитан. К.: Радуга, 1990. 304 с.

Сканирование и корректура: SK (), 2004

Содержание

Часть первая

Раздел И. Шхуна-бриг "Пилигрим"

Раздел II. Дик Сенд

Раздел III. Напівзатоплене судно

Раздел IV. Спасенные с "Вальдека"

Раздел V. "С.В."

Раздел VI. Кит на горизонте

Раздел VII. Приготовление

Раздел VIII. Смугач

Раздел IX. Капитан Сэнд

Раздел X. Следующие четыре дня

Раздел XI. Буря

Раздел XII. Остров на горизонте

Раздел XIII. "Земля, земля"

Раздел XIV. Что делать?

Раздел XV. Харрис

Раздел XVI. В дороге

Раздел XVII. Сто миль за десять дней

Раздел XVIII. Страшное слово

Часть вторая

Раздел I. Работорговля

Раздел II. Харрис и Негору

Раздел III. В дороге...

Раздел IV. Тяжелыми дорогами Анголы

Раздел V. Лекция о термитов в термитнике

Раздел VI. Водолазный колокол

Раздел VII. Лагерь на берегу Кванзи

Раздел VIII. Из записной книжки Дика Сенда

Раздел IX. Казонде

Раздел X. Ярмарка

Раздел XI. Пунш его величества

Раздел XII. Похороны Муані-Лунга

Раздел XIII. В фактории

Раздел XIV. Известия про доктора Ливингстона

Раздел XV. Куда может завести мантикора

Раздел XVI. Мганнга

Раздел XVII. Вниз по течению

Раздел XVIII. Разные события

Раздел XIX. "С.В."

Раздел ХХ. Эпилог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Раздел И ШХУНА-БРИГ «ПИЛИГРИМ»

2 февраля 1873 года шхуна-бриг «Пилигрим» находилась на 43° 37" южной широты и 165° 19" западной долготы (от Грінвічського меридиана).

Эта шхуна-бриг водоизмещением в четыреста тонн, была снаряжена в Сан-Франциско для охоты на китов в южных морях и принадлежавшая богатому калифорнийскому судовладельцу Джеймсу Уелдону, который несколько лет назад назначил ее командиром капитана Халла.

«Пилигрим» был небольшой парусник, но считался одним из лучших кораблей Джеймса Уэлдона. Он входил в состав флотилии, которую тот ежегодно провожал ген за Берингов пролив, в северные моря, или под Тасманию или за мыс Горн, вплоть до морей Антарктики. Шхуна-бриг прекрасно ходила под парусами. Благодаря очень удобному оснащению она могла даже с малочисленной командой заплывать в труднодоступные места южного моря, откуда начиналась сплошная полоса антарктического льда. Капитан Халл умел, как говорят матросы, «лавировать» среди плавучих льдин. Летом такие льдины доплывают до Новой Зеландии, и даже до мыса Доброй Надежды, и достигают гораздо более низких широтах, чем в северных морях. Правда, то все небольшие айсберги с облупившимися боками, размытый теплыми водами. Почти все они растают в Атлантическом и Тихом океанах. (1) Шхуна-бриг - судно, имел несколько мачт, оснащенных прямыми и косыми парусами. (Здесь и далее - примечания переводчика.)

Капитан Халл, опытный мореплаватель, один из искуснейших гарпунерів флотилии, имел команду, которая состояла из пяти матросов и одного новичка. Это маленькая команда для охоты на китов. Люди нужны на шлюпках при нападении на кита, а также для разделки туш. Однако Джеймс Уэлдон, по примеру некоторых судовладельцев, ради экономии набирал в Сан-Франциско именно столько матросов, сколько было нужно для [11] управление судном в дороге. В портах Новой Зеландии среди местного населения и дезертиров всех национальностей хватало умелых гарпунерів и матросов, желающих наняться на китобойный сезон. Когда сезон кончался, они, получив жалованье, сходили на берег, где ждали до следующего года, пока опять кому-то понадобятся их услуги. В такой способ судовладельцы экономили немалые деньги на платные команде и увеличивали свои доходы.

Так велось из года в год на борту «Пилигрима». Шхуна-бриг вертала от антарктического полярного круга, закончив охоту на китов. Однако трюм не был заполнен бочками с жиром и с китовым усом. Уже на то время охотиться на китов было трудно: из-за чрезмерной охоты они попадались все реже; настоящие киты, которых на севере называли гренландськими, а в южных морях - австралийскими, начинали исчезать. Китобоям пришлось перейти на смугачів, этих гигантских морских млекопитающих, охотиться на которых довольно опасно.

На смугачів охотился и Капитан Халл во время последнего сезона, и улови вышли небогатые. Однако он намеревался в следующем году добраться в более высокие широты и, если надо будет, проплыть вплоть до земель Клэри и Адели, что их, вопреки утверждению американца Уилкса, открыл француз Дюмон-Дюрвиль на «Астролябии» и «Зеле».

Одно слово, это охота на китов было неудачное для «Пилигрима». В начале января, именно посреди лета в Южном полушарии, когда еще было рано возвращаться домой, капитану Халлу пришлось покинуть места охоты. Дополнительно нанятые матросы - сброд весьма сомнительных типов - не очень перетруджувались, и он решил их освободить.

«Пилигрим» взял курс на северо-запад и 15 января прибыл в Вайтемати, порту Окленда в заливе Чуракі на восточном побережье Северного острова Новой Зеландии. Тут и высадили китобоев, нанятых на сезон.

Команда была недовольна. В трюме «Пилигрима» не хватало бочек по двести жира. Никогда еще не было таких плохих уловов. А особенно обидно чувствовал себя Капитан Халл: знаменитому охотнику донимавшее уязвленное себялюбие - ведь он, считай, возвращался с пустыми руками! Он на все заставки проклинал лентяев и бездельников, которые возвели сезон насмарку. [12]Тщетно пытались набрать в Окленде новую команду. Все местные китобои уже понаймались на другие суда. Поэтому пришлось оставить надежду подгрузить трюм «Пилигрима». Капитан Халл уже вознамерился выйти из Окленда, но тут к нему обратились с просьбой взять на борт пассажиров. Капитан согласился, потому что отказать в этой просьбе не мог.

В Окленде именно находились миссис Уэлдон, жена хозяина «Пилигрима», их пятилетний сын Джек и ее кузен Бенедикт. Все трое приехали сюда вместе с Джеймсом Уелдоном, который время от времени посещал Новую Зеландию в коммерческих делах. Он собирался возвращаться с ними в Сан-Франциско, когда вдруг малый Джек серьезно заболел. Джеймс Уэлдон, которого звали обратно срочные дела, уехал из Окленда сам, оставив жену, сына и кузена Бенедикта.

Прошло три месяца, три долгих месяца разлуки, очень тяжелые для миссис Уэлдон. За это время ее сын выздоровел, и она могла выезжать. Здесь ее известили, что прибыл «Пилигрим».

В то время, чтобы вернуться в Сан-Франциско, миссис Уэлдон надо было бы сначала поехать в Австралию и сесть на один из кораблей трансокеанської компании «Золотой век», которые курсировали между Мельбурном и Панамским перешейком. Добравшись до Панамы, она имела бы подождать на американский пароход, регулярно ходил между перешейком и Калифорнией. Это означало задержки и пересадки, слишком неприятные для женщины, что путешествует с ребенком. И когда в Оклендський ' порт зашел «Пилигрим», миссис Уэлдон обратилась к Капитана Халла с просьбой довезти до Сан-Франциско ее, кузена Бенедикта и Нэн, старую няню-негритянку, которая выглядела и саму миссис Уэлдон.

Осуществить путешествие в три тысячи морских лье (2) на паруснике! Но на судне капитана Халла всегда царил безупречный порядок, а погода по эту и по ту сторону экватора стояла очень хорошая.

(2) Л ь е - старинная французская мера длины (4,5 км).

Капитан Халл дал согласие. Он предложил своей пассажирке собственную каюту. Капитан хотел, чтобы во время плавания, которое могло длиться от сорока до пятидесяти дней, миссис Уэлдон устроилась наилучшим образом на борту его судна. Правда, плавание имело немного затянуться: «Пилигрим» должен был, одхилившись от курса, зайти [13] в чілійський игорт Вальпараисо, чтобы там разгрузиться. А уже дальше вдоль американского побережья они надеялись плыть под попутным береговым ветром, а это была бы довольно приятная морская прогулка. В конце концов, миссис Уэлдон была храбрая женщина и не боялась моря. Тридцатилетняя, с крепким здоровьем, она привыкла к длительных морских путешествий и не раз разделяла с мужем их невигоди. ее не пугало плавание на судне средней тоннажности. Она знала, что капитан Халл - замечательный моряк, а «Пилигрим»- надежный парусник, один из лучших американских китобойных судов. Возможность представилась, так надо было воспользоваться с ней. И миссис Уэлдон с нее воспользовалась.

Что же касается кузена Бенедикта, то он, понятное дело, должен был сопровождать миссис Уэлдон в этом плавании.

Кузен Бенедикт был славный мужик лет пятидесяти. И, несмотря на этот возраст, было бы опрометчиво отпустить его куда-самого. Он был скорее длинный, чем высокий, скорее худощавый, чем худой. Костлявая фигура, большая лохматая голова, золотые очки - одно слово, во всей длиннющей лице кузена Бенедикта угадывался ученый, одна из тех кротких и добрых натур, которые всю свою жизнь - даже в сто лет! - остаются детьми.

Кузеном Бенедіктом называли его и посторонние, потому что по своей натуре он принадлежал к тем людям, которые кажутся родными всем. Кузен Бенедикт никогда не знал, куда девать свои длинные руки и длинные ноги, не мог дать себе совета в самых обыденных житейских делах. Он не был обременительным для других, но как-то так получалось, что он связывал всех вокруг и самого себя своей несуразностью. Неприхотлив, нетребователен - аж забывал поесть и попить, если его не накормят и не напоят,- нечувствителен ни к холоду, ни к жаре, он, казалось, принадлежал не к животному, а скорее к растительному миру. Представьте себе вот такое бесплодное дерево, на котором не растет даже листья, дерево, неспособное накормить и приютить под своими ветвями путника. Вот такой был кузен Бенедикт.

Однако он имел доброе сердце и всегда проявлял готовность сделать людям какую-то услугу. И все любили кузена Бенедикта за его беспомощную натуру. Миссис Уэлдон смотрела на него как на своего ребенка - старшего брата малого Джека. [14]Однако следует сказать, что кузен Бенедикт не слонялся без дела. Наоборот, это был неусыпный труженик. Единственное его увлечение - естественная история - поглощало его к остальным.

Сказать «естественная история» - это сказать слишком много.

Известно, что эта наука состоит из различных отраслей, как: зоология, ботаника, минералогия и геология. А кузен Бенедикт не был, собственно, ни ботаником, ни минералогам, ни геологом.

Может, он был зоологом в общем понимании этого слова - таким себе Кюв'е (3) Нового Мира, который раскладывал животное, чтобы ее проанализировать, а потом снова складывал; тем глубоким знатоком, который посвятил себя изучению четырех основных - согласно классификации самого Кювье - типов всего животного мира: позвоночных, моллюсков, членистоногих и лучевых? Может, он, этот простодушный, но старательный ученый, изучал разные классы, отряды, семейства и виды, их охватывают эти четыре типа?

Нет.

Может, кузен Бенедикт посвятил себя изучению позвоночных: млекопитающих, птиц, пресмыкающихся и рыб?

Тоже нет.

Может, он больше интересовался моллюсками, начиная от головоногих и выше; может, моховатки уже не были для него тайной?

Отнюдь.

Может, то через лучевых, иглокожих, полипов, глистов, губок и инфузорий выпалил он столько керосина в лампе, работая ежедневно до поздней ночи?

Надо прямо сказать: его захватывали не лучевые.

А что по зоологии незгаданими остались только членистоногие, то, разумеется, этот тип и был единственным увлечением кузена Бенедикта.

Ага, именно членистоногие; однако здесь следует кое-что уточнить.

Тип членистоногих охватывает шесть классов: насекомых, многоножек, паукообразных, ракообразных, вусоно-гих и кольчатых червей.

(3) Кюв'е Жорж (1769-1832)-известный французский естествоиспытатель. [15]Однако кузен Бенедикт не смог бн отличить дождевого червя от врачебной пиявки, уховертки от морского желудя, домашнего паука от псевдоскорпіона, креветки от рака-отшельника, а ківсяка от сколопендры.

Так кем же все-таки был кузен Бенедикт?

Обычным энтомологом, да и только!

На это, несомненно, заметят, что энтомология, как составная часть естественной истории, изучает всех членистоногих. Вообще это так, однако уже вошло в обычай употреблять этот термин в несколько более узком, смысле - как название науки о насекомых, то есть «всех тех членистоногих беспозвоночных животных, чье тело состоит из трех частей - головы, груди и брюшка, на которых соответственно расположены одна пара усиков, в основном, две пары крыльев и три пары ног, что насекомых называют шестиногими».

Итак, кузен Бенедикт, посвятив себя изучению членистоногих класса насекомых, был энтомологом.

Но не подумайте, что это такая простая наука! Класс насекомых насчитывает по меньшей мере десять рядов:

1. Прямокрылые (тараканы, кузнечики, сверчки).

2. Сетчатокрылые (золотоочки, муравьиные львы, бабки, термиты).

3. Перепончатокрылые (пчелы, осы, муравьи, всадники, трачі).

4. Чешуекрылые (бабочки).

5. Напівтвердокрилі (цикады, клопы, тли).

6. Твердокрилі (хрущи и другие жуки).

7. Двукрылые (комары, москиты, мухи).

8. Віялокрилі (стилопс).

9. Паразиты (вши).

10. Низшие насекомые (лусківниці).

Однако определенные ряды, скажем жуки, насчитывают до тридцати тысяч видов (4), двукрылые - шестьдесят тысяч, значит, здесь есть что изучать, а для одного человека работы уж слишком.

Жизнь кузена Бенедикта было посвящено одной-еди-ней любимому делу - энтомологии. Этой науке он отдавал все свое время, даже часы сна, потому что ему непременно снились «шестиногие». Невозможно было перечислить все шпильки, которые он носил с манжетами, в воротнике,

(4) Теперь известно более миллиона видов насекомых, из них более двухсот тысяч разновидностей жуков. [16]в крисах шляпу, на отворотах пиджака. Когда кузен Бенедикт возвращался с научной экскурсии, его шляпа была настоящей коллекцией насекомых, нашпилених изнутри и извне.

В завершении описания этого чудака следует добавить, что он сопровождал мистера и миссис Уэлдон в Новой Зеландии опять-таки через свою страсть к энтомологии Здесь его коллекция обогатилась несколькими редкими экземплярами. Поэтому вполне понятно его желание поскорее добраться до Сан-Франциско, чтобы там в своем кабинете разместить собранное богатство согласно классификации.

А что миссис Уэлдон и ее сын возвращались в Америку на «Пилигриме», то, вполне естественно, кузен Бенедикт должен был сопроводить их и во время этого путешествия.

Однако не на него могла рассчитывать миссис Уэлдон, если бы оказалась в затруднительном положении. К счастью, предполагалось легкое плавание в хорошую погоду да еще и на борту судна, капитан которого заслуживал полного доверия.

Пока «Пилигрим» стоял три дня в Вайтематі, миссис Уэлдон спешно приготовилась в дорогу, чтобы не задерживать его отплытия. Рассчитавшись с туземными слугами, она 22 января поднялась на борт «Пилигрима» с сыном Джеком, кузеном Бенедіктом и старой негритянкой Нэн.

Кузен Бенедикт носил в специальной жестянке на ремне через плечо всю собранную здесь коллекцию насекомых. В коллекции были, между прочим, несколько представителей ста-филина, хищного жука, глаза которого расположены в верхней части головы; до сих пор считалось, что стафілін водится только в Новой Каледонии. Кузену Бенедікту предлагали также ядовитого паука «катіпо» - так называют его маори(5),- укус которого часто смертелен для человека. Однако паук не относится к классу насекомых - место ему в коллекции паукообразных,- поэтому он не имел никакой ценности для кузена Бенедикта. И наш энтомолог пренебрежительно отказался от паука: самым ценным сокровищем в его коллекции, конечно, был знаменитый новозеландский стафілін.

Понятное дело, кузен Бенедикт застраховал свою коллекцию, заплатив высокий вклад. Он считал ее более ценной за весь китовый жир и ус в трюме «Пилигрима».

(5) Маори - туземное население Новой Зеландии. [П]Когда кончались последние приготовления к отплытию и миссис Уэлдон и ее спутники стояли на палубе шхуны-брига, капитан Халл подошел к своей пассажирки.

- Само собой разумеется, миссис Уэлдон,- сказал вел,- что вы принимаете на себя всю ответственность, решив плыть на «Пилигриме» через океан.

- Для чего вы мне это говорите, мистер Халл?- спросила миссис Уэлдон.

- Я говорю вам это, потому что, во-первых, не получил относительно этого никакого указания от вашего мужа, а во-вторых, потому, что шхуна-бриг не может гарантировать вам такой безопасности плавания, как пакетботи(6), предназначенные только для перевозки пассажиров.

- А как вы думаете, мистер Халл, когда бы мой муж был здесь, то отправился бы в плавание на «Пилигриме» вместе со своей женой и сыном?

- Конечно, отправился бы,- ответил капитан Халл.- Он бы колебался не больше меня! «Пилигрим», в конце концов,- надежное судно. Я могу за него поручиться, как капитан, который командует этим судном вот уже много лет. Я сказал это вам, миссис Уэлдон, чтобы меня меньше каких-либо угрызений совести, а также чтобы еще раз подчеркнуть: на борту «Пилигрима» нет привычных для вас удобств.

- Когда речь идет только о нехватке выгод, мистер Халл,- сказала миссис Уэлдон,- то это для меня не помеха. Я не из тех капризных пассажирок, которые непрестанно жалуются на тесные каюты и на однообразное питание.

И, посмотрев на своего сына Джека, которого держала за руку, миссис Уэлдон сказала:

- Отправимся, мистер Халл!

Сразу было приказано поднять якорь. Поставили паруса, и «Пилигрим», выбирая кратчайшее путь между судами, вышел в открытое море и взял курс на американское побережье.

И через три дня подул сильный ост(7), и шхуна-бриг вынуждена была изменить курс, чтобы идти против ветра.

Так вот на 2 февраля «Пилигрим» находился в гораздо более высоких широтах, чем этого хотел бы капитан Халл. Казалось, он вознамерился обойти мыс Горн, вместо плыть напрямик к берегам Нового Света.

(6) Пакетбот - небольшое судно, которым перевозят почту 1 пассажиров.

(7) В с т - восточный ветер. [18]

Книга: Жюль Верн Пятнадцатилетний капитан Перевод Петра Соколовского

СОДЕРЖАНИЕ

1. Жюль Верн Пятнадцатилетний капитан Перевод Петра Соколовского
2. Раздел II ДИК СЕНД Погода стояла хорошая, и, если не...
3. Раздел III НАПІВЗАТОПЛЕНЕ СУДНО Возглас Дика Сенда поднял...
4. Раздел IV СПАСЕННЫЕ С «ВАЛЬДЕКА» Торговля рабами все еще...
5. Раздел V «С. В.» «Пилигрим» снова двинулся в путь,...
6. Раздел VI КИТ НА ГОРИЗОНТЕ Понятное дело, мисс Уэлдон, капитан...
7. Раздел VII ПРИГОТОВЛЕНИЯ Понятно, почему появление этого кита...
8. Раздел VIII СМУГАЧ Опытный китобій, капита Халл...
9. Раздел IX КАПИТАН СЭНД Скорбь и ужас - такие чувства...
10. Раздел X ПОСЛЕДУЮЩИЕ ЧЕТЫРЕ ДНЯ Итак, Дик Сэнд стал...
11. Раздел XI БУРЯ Течение наступого недели с 14 по 21...
12. Раздел XII ОСТРОВ НА ГОРИЗОНТЕ Того дня буря превратилась в...
13. Раздел XIII «ЗЕМЛЯ! ЗЕМЛЯ!» Надеждам Дика Сенда...
14. Глава XIV ЧТО ДЕЛАТЬ? Так после поездки, которая длилась...
15. Раздел XV ХАРРИС Утром 7 апреля Остин, который стоял на...
16. Раздел XVI В ДОРОГЕ Пройдя шагов триста по берегу...
17. Раздел XVII СТО МИЛЬ ЗА ДЕСЯТЬ ДНЕЙ Путешественников или...
18. Раздел XVIII СТРАШНОЕ СЛОВО Уже пора бы добраться до...
19. ЧАСТЬ ВТОРАЯ Раздел И...
20. Раздел II ХАРРИС И НЕГОРУ Второго дня, после того как Дик...
21. Раздел III В ДОРОГУ... Африка! Не Америка - Африка! Это...
22. Раздел IV ТЯЖЕЛЫМИ ДОРОГАМИ АНГОЛЫ Малый Джек проснулся и...
23. Раздел V ЛЕКЦИЯ О ТЕРМИТОВ В ТЕРМИТНИКЕ Через несколько...
24. Раздел VI ВОДОЛАЗНЫЙ КОЛОКОЛ Дікові Сенду с неожиданности...
25. Раздел VII ЛАГЕРЬ НА БЕРЕГУ КВАНЗИ После наводнения,...
26. Раздел VIII ИЗ ЗАПИСНОЙ книжки ДИКА СЕНДА Хоть гроза и перешла,...
27. Раздел IX КАЗОНДЕ 26 мая караван невольников прибыл в...
28. Раздел X ЯРМАРКА Дик Сэнд бросился на Харриса так...
29. Раздел XI ПУНШ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА Около четырех часов...
30. Раздел XII ПОХОРОНЫ МУАНІ-ЛУНГА Назавтра, 29 мая, город...
31. Раздел XIII В ФАКТОРИИ Харрис и Негору врали, говоря,...
32. Раздел XIV ИЗВЕСТИЯ О ДОКТОРА ЛИВИНГСТОНА Миссис Уэлдон...
33. Раздел XV КУДА МОЖЕТ ЗАВЕСТИ МАНТИКОРА Утопаючий...
34. Раздел XVI МГАННГА Когда кузен Бенедикт не вернулся...
35. Раздел XVII ВНИЗ ПО ТЕЧЕНИЮ Эти слова произнес Геркулес, которого...
36. Раздел XVIII РАЗЛИЧНЫЕ СОБЫТИЯ в Течение следующей недели пирога...
37. Раздел XIX «С. В.» Геркулес сильным взмахом весла вернул...

На предыдущую