lybs.ru
Грех плоти значит меньше, чем грех духа. / Юрий Мелихов


Книга: Рафаэль Сабатини Одиссея капитана Блада Перевод П.Мовчана


Рафаэль Сабатини Одиссея капитана Блада Перевод П.Мовчана

© R.Sabatini

© П.Мовчан (перевод с английского), 1959

Источник: Р.сабатини. Одиссея капитана Блада. Хроника капитана Блада. К.: Майдан, 1992. 488 с. - С.: 4-289.

Сканирование и корректура: SK (), 2004

Содержание

Раздел И. Посланник

Раздел II. Драгуны Кирка

Раздел III. Верховный судья

Раздел IV. Торговля людьми

Раздел V. Арабелла Бишоп

Раздел VI. План побега

Раздел VII. Пираты

Раздел VIII. Испанцы

Раздел IX. Осужденные мятежники

Раздел X. Дон Диего

Раздел XI. Сыновняя почтительность

Раздел XII. Дон Педро Сангр

Раздел XIII. Тортуга

Раздел XIV. «Подвиги» Левасера

Раздел XV. Выкуп

Раздел XVI. Ловушка

Раздел XVII. Обманутые

Раздел XVIII. «Мілагроса»

Раздел XIX. Встреча

Раздел XX. «Разбойник и пират»

Раздел XXI. На службе у короля Якова

Раздел XXII. Ссора

Раздел XXIII. Заложники

Раздел XXIV. Война

Раздел XXV. На службе у короля Людовика

Раздел XXVI. Где-Рівароль

Раздел XXVII. Картахена

Раздел XXVIII. «Честность» план де Ривароля

Раздел XXIX. На службе у короля Вильгельма

Раздел XXX. Последний бой «Арабелле»

Раздел XXXI. Его высокопревосходительство губернатор

Раздел И ПОСЛАННИК

Питер Блад, бакалавр медицины, закурил трубку и принялся хлопотать возле вазонов герани, что цвела на подоконнике его комнаты, которая окнами выходила на улицу Уотер Лэйн. Он не замечал, что из окна напротив за ним с укором следят чьи-то строгие глаза. Хлопоча круг герани, Питер прислушивался к гомону человеческой толпы там, внизу, в узкой улочке, толпы, что уже во второй раз в тот день шло к плацу перед замком, где перед этим капеллан герцога Фергюсон произнес проповедь скорее бунтарского, чем божественного содержания.

Этот беспорядочный, возбужденная толпа состояла преимущественно из мужчин с зелеными веточками на шляпах, со смешным оружием в руках. У некоторых, правда, за плечами покачивались охотничьи ружья, сверкали кое-где и мечи, но значительная часть повстанцев была вооружена только палками, а большинство влекла за собой огромные пики, сделанные из кос, страшные на вид и неудобны в бою. Среди этих импровизированных военных из городка Бриджуотер были ткачи, пивовары, плотники, кузнецы, каменщики, каменщики, сапожники и представители других мирных профессий. Бриджуотер, как и Тонтон, не колеблясь, послал своих мужчин служить незаконнорожденному герцогу Монмуту. Человек, который по возрасту и здоровью могла носить оружие, а сегодня осталась бы дома, считалась трусом или католиком.

Однако Питер Блад, который не только был способен носить оружие, но и мастерски владел ею, отнюдь не считался трусом, а католиком был разве что тогда, когда это ему было выгодно,- так вот этот Питер Блад возился того теплого июльского вечера возле своих цветов и курил трубку с таким равнодушным видом, будто вокруг ничего и не происходило. Более того, он время от времени бросал вслед охваченным военной лихорадкой энтузиастам строка из Горация, которого издавна очень любил: «Куда, куда несетесь вы, сумасшедшие?» [4] Теперь вы, наверное, догадываетесь, почему Блад, в которого текла горячая, бесстрашная кровь морских бродяг Сомерсет-шіру, предков его матери, оставался спокойным в то время, когда вокруг зажглась страшная фанатичная пожар восстания, почему мятежная душа его, что в свое время не примирилась с намерением отца сделать из него ученого, оставалась равнодушной в самом разгаре беспорядки. Вы уже поняли, как он расценивал людей, что собирались под знамена свободы, знамена, вышитые непорочными девами Тонтона, воспитанницами пансионов мисс Блейк и миссис Масгров. Девы, как поется в балладе, порвали свои шелковые юбки на флаги для армии Монмута. Строка из Горация, пренебрежительно брошенный вслед тем, кто шумно бежал по улице, раскрывает тогдашнее настроение Блада. Для него это были охвачены шалом безумия глупые, что спешат навстречу собственной гибели.

Дело в том, что он слишком много знал про этого пресловутого Монмута и ту красивую смуглую женщину, которая родила его, чтобы поверить в законности притязаний герцога на королевский престол. Блад читал нелепую прокламацию, розклеєну в Бріджуотері, Тонтоні и других городах, в которой твердилося, что «...после смерти нашего монарха Карла II право на престол Англии, Шотландии, Франции и Ирландии со всеми владениями и подвластными территориями переходит по наследству прославленному и благородному Джеймсу, герцогу Монмутському, сыну и законному наследнику Карла II».

Прокламация насмешила его, как и другое сообщение о том, что герцог Йоркский Яков(1) приказал отравить покойного короля, а затем захватил престол.

(1). Речь идет о короля Якова II, который занял престол Англии после смерти Карла II.

Блад не знал, какая из этих двух фальшивок была брехливішою. Треть своей жизни он прожил в Нидерландах, где родился тридцать шесть лет назад этот самый Джеймс Скотт, который теперь милостью божьей объявил себя королем Яковом II и т. д. Были известны Бладу и слухи о настоящих родителей этого типа. Герцог Монмут не только не был сыном Карла Стюарта и Люси Уолтер, с которой якобы был тайно обвенчан король, а сомнительно, чтобы он был даже незаконным ребенком покойного монарха. К чему, кроме несчастья и разрухи, могло привести это бессмысленное домогательства? Разве можно надеяться, что Англия когда-нибудь поверит такой ерунде? А именно именем герцога, [5] именно для поддержки его фантастических претензий несколько выдающихся вигов(1) втянули в борьбу этих западных(2) Дураков.

- «Куда, куда несетесь вы, сумасшедшие?»

Блад засмеялся и одновременно вздохнул, смех заглушил вздох. Как и большинство людей с самостоятельными взглядами, Блад не сочувствовал мятежникам. Суровая жизнь научила его иметь собственное мнение. Человек с помягче нравом, с его дальновидностью и знаниями, возможно, и нашла бы основания для грусти, наблюдая, как бегут на бойню эти наивно воспалительные овцы-протестанты. Захвачены иллюзией, что они становятся на защиту права, свободы и веры, они шли к плацу перед замком со своими женами, дочерьми, матерями и любимыми. Блад, как и все в городе, знал, что Монмут имел намерение дать бой этой же ночью. Герцог собирался лично руководить неожиданным нападением на возглавляемую Февершемом королевскую армию, которая стояла лагерем круг Седжмура. Блад считал, что лорд Февершем знает про все эти намерения не хуже самого герцога, и если бы врач и ошибся в своем предположении, то ему можно было бы простить, не мог же он предположить, что командующий королевской армией плохо знает свое дело.

Блад стряхнул пепел из трубки, отклонился от окна, чтобы закрыть его, и именно в это время взгляд его, пересекая улицу, встретился с взглядом двух пар враждебных глаз, которые следили за ним. Это были глаза двух хорошеньких сентиментальных сестриць Питт - самых пламенных и найніжні-ших в Бріджуотері поклонниц красавца Монмута.

(1) Виги - политическая партия в Англии (XVII-XIX вв.), предшественница английской либеральной партии.

(2) Юго-западная часть Англии была охвачена восстанием.

Блад улыбнулся и приветливо кивнул им головой, потому что был в дружеских отношениях с этими девушками, а одну из них даже лечил некоторое время. Однако его приветствие осталось без ответа. Даже холодное презрение прочитал он в глазах сестер. Улыбка на тонких губах Блада потеряла свою приветливость. Он вдруг понял, откуда идет эта неприязнь. Она обострялась с каждым днем, как Монмут приехал и закрутил головы молодым и старым женщинам в городе. Блад понял, что сестры Питт презирают его за то, что он, хоть еще и не старый и сильный человек с военным опытом, воин, который мог бы принести пользу общему делу, стоит в стороне от событий, [6] спокойно курит трубку и возится круг герани в этот решающий вечер, когда мужественные люди собираются вокруг защитника протестантской церкви, готовые пролить свою кровь, чтобы только тот занял законное место на престоле.

Если бы Блад захотел обсудить этот вопрос с сестрами Питт, он, наверное, попытался бы убедить их, что, вволю попутешествовав в свое время и испытав много приключений, он собирается, наконец, заняться своей специальности. Блад сказал бы, что он врач, а не воин; исцелитель, а не убийца. Однако он знал заранее их ответ: в таком деле, мол, каждый, кто считает себя за мужчину, должен взять в руки оружие. Они, видимо, напомнили бы ему, что их племянник Джереми, шкипер торгового судна, которое, на беду парня, стоявшего в это время на якоре в бухте Бріджуо-тер,- заменил штурвал корабля на мушкет, чтобы защищать справедливость. И Блад не принадлежал к тем, кто любит убеждать. Как я уже сказал, он был самостоятельным человеком.

Закрыв окно и сдвинув занавески, Питер вернулся к уютной, освещенной свечами комнаты, где миссис Барлоу, его экономка, как раз ладила вечерю. ей он высказал свою мысль вслух:

- Я вызвал неудовольствие у тех плаксивых девушек, которые живут напротив.

В его приятном и чистом голосе звучали металлические нотки, которые пом'якшувались и приглушались ирландским акцентом, который сохранился, несмотря на долгие годы странствий. Весь характер Блада проявлялся в этом голосе, который в зависимости от необходимости мог или призывно и ласково уговаривать, или командовать, заставляя подчиненных подчиниться. По внешности Блада, то он был высокого роста, худощавый и смуглый, как цыган, но из-под ровных черных бровей смотрели ясные голубые глаза, что странно контрастировали со смуглым лицом. Во взгляде тех глаз светилась необычайная проницательность и спокойная надменность, которую еще больше подчеркивал ровный нос и решительно сжатые губы. Одевался Блад во все черное, как и положено человеку его профессии, но с элегантностью и вкусом, свойственными скорее искателю приключений, каким он был прежде, чем почтенному медику, каким стал теперь. Его камзол из тонкого камлота(1) был обшит серебряным позументом, а манжеты рубашки и жабо украшало кружево. [7] Роскошный черный парик был завитой не хуже, чем у какого-нибудь вельможи из Уайт-холла(2).

(1) Камлот - тонкое сукно из шерсти верблюда.

(2) Уайт-холл - тонкое сукно из шерсти верблюда.

Присмотревшись внимательнее к Питер Блада и разгадав его удачу, которая так ясно проступала сквозь внешность юноши, вы бы невольно задумались над тем, долго ли проживет такой человек в этой тихой заводе, куда случай привел его около шести месяцев назад; долго ли он будет заниматься делом, которая стала его профессией еще перед тем, как он начал жить самостоятельно. Хоть вам и трудно будет поверить, и когда вы узнаете о его жизни, не только прошлое, но и будущее, то поймете, что Блад мог бы и дальше мирнісінько себе жить, довольствуясь положением врача в тихом Сомерсетшірі. Видимо, так оно и было бы, если бы не злую шутку, судьба готовила для него.

Питер Блад был сыном ирландского врача и уроженки Сомерсетшірського графства. В жилах матери текла горячая кровь морских бродяг, чем, видимо, и объясняется раннее проявление неугомонности в характере сына. Эта неугомонность глубоко тревожила его отца, который, как на ирландца, имел чрезвычайно миролюбивый характер. Отец сразу решил, что парень должен подражать его почетную профессию, и Питер Блад, способный к обучению и чрезвычайно охоч до знаний, удовлетворил его желание, получив в двадцать лет звание бакалавра медицины в Дублинском колледже. Отец пережил это радостное событие лишь на три месяца, а мать умерла еще за несколько лет перед тем. В наследство Питеру осталось несколько сот фунтов, с которыми он и отправился посмотреть мир и дать на время волю своей жадной до приключений души.

Странное стечение обстоятельств привело его на военную службу к голландцам, что именно воевали с французами, а любовь к морю завела на флот. Заслужив офицерский чин в знаменитого где-Рітера(1), он участвовал в той битве на Средиземном море, где погиб этот великий флотоводец.

(1) Где-Ритер М. А.- голландский адмирал XVII века.

Данных о жизни Блада после подписания Наймеген-ского мира почти нет. Однако мы знаем, что Питер пробыл два года в испанской тюрьме, хотя и до сих пор неясно, как он умудрился туда попасть. Возможно, благодаря этому обстоятельству он взял после увольнения меч в руки и перешел на [8] службу к французам, что именно вели войну с испанцами на территории испанских Нидерландов. В тридцать два года, когда он потерял вкус к приключениям и когда его здоровье тоже пошатнулось вследствие запущенной раны, Блада охватила тоска по родине. Сев на корабль в Нанте, он намеревался добраться до Ирландии. Однако здоровье за время путешествия ухудшилось, и он, когда непогода загнала судно в Бриджуотер-скую бухту, он решил сойти на берег; это все-таки была родина его матери.

Так в январе 1685 года Блад прибыл в Бріджуотера, имея при себе примерно такое же богатство, как и одиннадцать лет назад, когда он отправился из Дублина в мир.

Город ему понравилось, да и здоровье тут сразу же улучшилось. Поняв наконец, что он пережил на своем веку достаточно приключений, которых другой не увидит и за всю свою жизнь, Блад решил поселиться в этом городе и вернуться к профессии врача, с которой он не очень рассудительно когда-то порвал.

Вот и вся его биография, по крайней мере та ее часть, которая должна была закончиться в ночь Седжмурської битвы, через шесть месяцев после приезда Блада в Бриджуотер.

Полагая, что следующий бой его совсем не волнует - так оно и было, и равнодушен к возбуждение, которое охватило той ночи город, Блад решил ни на что не обращать внимания и рано лег спать. Спокойный сон окутал его еще задолго до одиннадцати часов, а в одиннадцать, как известно, Монмут отправился с своими повстанцами Бристольским путем, чтобы обойти кружной дорогой болотистую местность между ним и королевской армией.

Известно также, что свое численное превосходство, которую могла ликвидировать разве что устойчивость регулярных войск противника, и преимущество неожиданного нападения на сонную армию Монмут за грубые ошибки и плохое командование потерял задолго до рукопашного боя.

Армии столкнулись около двух часов ночи. Однако далекий грохот пушек не нарушил мирного сна Блада. И только в четыре часа, когда уже начало всходить солнце, разгоняя остатки тумана над полем битвы, его безмятежный сон прервался.

Сидя в постели, Блад протирал заспанные глаза, пытаясь понять, что произошло. Кто-то непрерывно колотил в дверь его дома и беспорядочно кричал. Именно этот голос и разбудил его. Полагая, что речь идет о какой-то неотложную помощь роженице, Блад надел халат, шлепанцы и спустился вниз. На лестнице он чуть не налетел на перепуганную миссис [9] Барлоу, которая тоже вскочила, но не знала, что делать. Блад успокоил экономку и пошел открывать дверь.

За дверью, в золотом свете солнца, что само сходило, стоял запыхавшийся юноша, грязный и запыленный, в подранной одежде (вместо левого рукава .ее камзола теліпалося лохмотья). Он стоял у загнанного коня и, вытаращив глаза, долго не мог вымолвить и слова.

Блад сразу же узнал молодого шкипера Джереми Питта, племянника девушек, что жили напротив. Это был один из тех, кого общий энтузиазм втянул в водоворот военных действий. Улица, разбуженное приездом моряка, просыпалась: открывались двери, отодвигались жалюзи на окнах, и оттуда выглядывали обеспокоенные, заинтересованные лица соседей.

- Спокойнее, спокойнее,- сказал Блад.- Горячность никогда не приводила к добру.

Но мало не сумасшедший юноша не обратил внимания на его предостережения; и, задыхаясь, заговорил:

- Лорд Гілдой... тяжело ранен... в имении Оглторп... у реки, я отнес его туда... и... он послал меня к вам... Идите! Скорее!

Он протянул руку и был бы силой поезд врачу за собой, хотя тот был в халате и пантофлях. Но Блад уклонился от слишком нетерпеливого руки.

- Конечно, я поеду,- просто сказал он.

Известие взволновало Блада. Гілдой был по-дружески благосклонен к врачу, с тех пор, как тот поселился в этих краях. Бладу искренне хотелось сделать что-нибудь в благодарность за хорошее отношение к нему, и его очень огорчило, что эта возможность представилась при таких печальных обстоятельствах, ведь Питер хорошо знал, что нерозважний молодой лорд был горячим сторонником герцога Монмута.

- Я поеду, но сначала дайте мне возможность одеться и захватить некоторые вещи, что могут там понадобиться.

- Мы тратим время!

- Успокойтесь, не змарнуємо ни минуты. Говорю вам еще раз: тише едешь - дальше будешь. Заходите... присаживайтесь...- и он распахнул перед юношей дверь гостиной.

Молодой Питт нетерпеливым движением руки отклонил приглашение:

- Я жду здесь. Ради бога, спешите!

Блад пошел, чтобы одеться и взять сумку с инструментами.

Узнать о характере ранения лорда Гілдоя можно будет и позже, когда они отправятся в дорогу. Натягивая сапоги, Блад давал распоряжения миссис Барлоу; указания [10] эти касались и обеда, однако ему не суждено было съесть.

Когда, наконец, врач вышел (миссис Барлоу квоктала позади него, как настоящая наседка), он застал молодого Питта в окружении перепуганных, полуодетых горожан - преимущественно женщин, которые прибежали, чтобы узнать, чем кончился бой. Нетрудно было догадаться, какую новость принес им Питт, ибо утренний воздух сразу наполнился горьким плачем и причитанием.

Увидев одетого врача, с сумкой для инструментов под мышкой, посланник пробился сквозь назойливую толпу, стряхнул усталость и вырвался из рук своих плачущих теток, которые в отчаянии цеплялись за него. Схватив коня за уздечку, он вскочил в седло.

- поехали, сэр! - воскликнул он.- Садитесь позади меня!

Блад без лишних слов сел, и Пот пришпорил коня. Толпа расступилась. Питер Блад, сидя на крупе коня и держась за пояс своего спутника, начал свою одиссею. Как оказалось потом, Питт, в котором Блад видел лишь посланцем раненого мятежника, был на самом деле посланником самой судьбы.

Книга: Рафаэль Сабатини Одиссея капитана Блада Перевод П.Мовчана

СОДЕРЖАНИЕ

1. Рафаэль Сабатини Одиссея капитана Блада Перевод П.Мовчана
2. Раздел II ДРАГУНЫ КИРКА Усадьба Оглторп...
3. Раздел III ВЕРХОВНЫЙ СУДЬЯ Только через два...
4. Раздел IV ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ Полліксфен был...
5. Раздел V АРАБЕЛЛА БИШОП как-То солнечного...
6. Раздел VI ПЛАНЫ ПОБЕГА с тех Пор Арабелла Бишоп...
7. Раздел VII ПИРАТЫ Равнодушен к жаре Джеймс...
8. Раздел VIII ИСПАНЦЫ Величавый корабль, которому...
9. Раздел IX ОСУЖДЕННЫЕ БУНТОВЩИКИ Когда над...
10. Раздел X ДОН ДИЕГО От сильной боли в голове...
11. Раздел XI СЫНОВНЯЯ ПОЧТИТЕЛЬНОСТЬ Дав слово...
12. Раздел XII ДОН ПЕДРО САНГР(1) (1)...
13. Раздел ХІІІ ТОРТУГА Настало время раскрыть читателю...
14. Раздел XIV «ПОДВИГИ» ЛЕВАСЕРА Утром, за час...
15. Раздел XV ВЫКУП Утро следующего дня выдалось...
16. Раздел XVI ЛОВУШКА Спасения мадмуазель...
17. Раздел XVII ОБМАНУТЫЕ В ослепительном сиянии...
18. Раздел XVIII «МІЛАГРОСА» Победу в Маракаибо...
19. Раздел XIX ВСТРЕЧУ Хлопнув дверью, адмирал...
20. Раздел XX «РАЗБОЙНИК И ПИРАТ» На пів'юті, в...
21. Глава XXI НА СЛУЖБЕ У КОРОЛЯ ЯКОВА Следующего...
22. Раздел ХХІІ ССОРА «Арабелла» стояла на якоре в...
23. Раздел XXIII ЗАЛОЖНИКИ Стоя возле колонны...
24. Раздел XXIV ВОЙНА Миль за пять от Рорт-Ройяла...
25. Глава XXV НА СЛУЖБЕ У КОРОЛЯ ЛЮДОВИКА...
26. Раздел XXVI ГДЕ-РІВАРОЛЬ Не лишился капитан Блад...
27. Раздел XXVII КАРТАХЕНА Только в начале апреля...
28. Раздел XXVІІІ «ЧЕСТНОСТЬ» ГОСПОДИНА ДЕ РИВАРОЛЯ...
29. Раздел XXIX НА СЛУЖБЕ У КОРОЛЯ ВИЛЬГЕЛЬМА Одна из...
30. Раздел XXX ПОСЛЕДНИЙ БОЙ «АРАБЕЛЛЕ» - Шого вы...
31. Раздел XXXI ЕГО ВЫСОКОПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО...

На предыдущую