lybs.ru
Жизнь хорошо учит, когда изучаешь его с оружием в руках. / Андрей Коваль


Книга: Уголовное право Украины. Общая часть: Учебник / Фрис П. Л.


Раздел 10 СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 10.1. Понятие и виды стадий совершения преступления

Преступление, которое является явлением, присущим социальному бытию человека, кроме содержательных характеристик, каковы его признаки и состав, имеет и другие, связанные с его развитием во времени; ситуацией его совершения не одним лицом, а группой лиц (ситуация: одно преступление - несколько субъектов); правовыми последствиями совершения нескольких преступлений одним лицом (ситуация: один человек - несколько преступлений).

Это определяет существование в уголовном праве соответствующих правовых Институтов - института стадий совершения преступления, института соучастия в преступлении, института множественности преступлений. Они - это специальные случаи совершения преступления.

Институт стадий совершения преступления давно известен как теории уголовного права, так и в законодательной практике, хотя ради справедливости, следует заметить, что его формирование не уходит своими корнями в глубины веков, а относится к XIX-XX веков.

Впервые нормативно ответственность за совершение действий, которые образуют предварительную стадию преступного деяния, была предусмотрена во французском законодательстве времен Великой Французской революции (1791 г.). Это касалось установления ответственности за покушение на совершение только двух преступлений - передумисного убийства и отравления. Затем уголовное законодательство Франции (1810 г.) распространил это правило на все покушения на совершение преступлений.

Со временем это положение было проникнуто итальянским, бельгийским и германским законодательством.

Первым отечественным нормативным актом, который выделил стадии совершения преступления, было «Уложение» 1845 г., которое рассматривало их в втором разделе - «О умысле, о приготовлении к преступлению в покушении на оное и о совершении преступления (статьи 8-12). При этом выделяли обнаружение умысла, приготовление, покушение и совершенное (законченное.- П. Ф.) преступление.

Одним из первых, кто исследовал эти стадии в отечественной научной литературе, был В. Д. Спасович.

Л. Есть. Владимиров рассматривал стадии совершения преступления через призму «осуществления преступной воли», выделяя при этом «голый умысел (nuda cogitatio)», «приготовление к преступлению (delictum praepatum)», «покушение (conatus delinquent)» i «совершенное преступление (consummatum)».

О. Ф. Кистяковский отмечал: «...Вопрос о том, с какого момента и с какого акта начинается для человека уголовная ответственность, принадлежит к числу капитальных в уголовном праве». При этом выделял (как и Л. Есть. Владимиров) голый умысел, приготовление к преступлению, покушение в собственном смысле и преступление совершенное или удачный.

Л. С Бєлогриць-Котляревский, определяя стадии совершения преступления (ступеньки, по его определению), выделял «волю обнаруженную, осуществляющуюся и осуществленную». Исходя из этого, он выделял голый умысел, приготовление, в состав которого входят и покушение и оконченное преступление.

В. В. Есипов выделял среди стадий следующие: приготовление к преступлению, покушение на преступление и совершение законченного преступления. М. Д. Сергиевский также определял указанные стадии в генезисе развития преступления.

М. С. Таганцев выделял как «отдельные ступени» в развитии преступной деятельности обнаружение преступного умысла, приготовление, покушение и оконченное преступление.

Вопросу о содержании и характеристику стадиям совершения преступления были посвящены монографические труды известных отечественных ученых-криминологов: А. Н. Трайніна, М. Д. Шаргородского, М. Д. Дурманова,1. С. Тышкевича, А. А. Пионтковского и др.

Однако длительное время этом важном института уголовного права в научной литературе не уделялось должного внимания, хотя на уровне правоприменительной деятельности постоянно фиксировались проблемные вопросы. Лишь в последние годы вышли из печати две научные работы, посвященные анализу института стадий совершения преступления. Прежде всего следует отметить работу В. П. Тихого «Стадии совершения преступления», которая фактически была первой попыткой анализа этого института в национальной научной литературе. В 2002 г. в России вышла монография В. П. Козлова, также посвящена рассмотрению этих вопросов.

В советском законодательстве вопрос об ответственности за совершение действий на разных стадиях развития преступления впервые нашло свое нормативное решение в «Руководящих началах» 1919 г. отдел четвертый которых был специально посвящен их анализа. При этом выделялись три стадии - приготовление, покушение и оконченное преступление. По общему правилу действия, которые образовывали любую из этих стадий, предусматривали уголовную ответственность. Было установлено, что на уровень репрессии не влияет уровень реализации (стадия) преступного намерения.

Уголовные кодексы РСФСР и УССР 1922 г. существенно изменили подходы к уголовно-правовой оценки стадий и их наказуемости. Определяя уже известные стадии совершения преступления, устанавливали, что приготовление к преступлению не было наказуемым. Оно влекло уголовную ответственность лишь в случаях, когда эти действия образовывали состав другого самостоятельного преступления.

Однако, такое положение продолжалось недолго и уже в 1923 г. действия, которые образовывали приготовление к преступлению, стали наказуемыми, хотя ради справедливости следует отметить, что за их совершение предусматривали самые легкие виды наказания - высылка, запрет занимать ту или иную должность или заниматься той или иной деятельностью или промыслом.

«Основные начала» 1924 г. определили подходы к ответственности за совершение деяний, которые образуют различные стадии совершения преступления (ст. 11). При этом, однако, не определялось ни понятия стадий, ни их виды.

УК РСФСР 1926 г. и УК УССР 1927 г. уже детально регулировали понятие приготовления к преступлению и покушения на Его совершение и определяли наказуемость каждой из этих стадий (статьи 15, 16 УК УССР).

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и УК 1960 г. как стадии совершения преступления определяли приготовление к преступлению и покушение на преступление (ст. 17 УК Украины). При этом понятие законченного преступления нормативно не был урегулирован, а виводилось исключительно теоретически. Вопрос о наказуемость деяний, прекращенных на разных стадиях, законодательно не закріплювалось (хотя сама практика их выработала - приготовление каралось более мягко, чем покушение, а покушение - более мягко, чем законченное преступление).

Уголовное законодательство Украины - УК от 5 апреля 2001 г.- ушло намного дальше, как в закреплении понятий, так и в определении наказуемости деяний, их образующие.

Статья 13 УК Украины определила понятие законченного и незаконченного преступления, установив:

«1. Оконченным преступлением признается деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

2. Неоконченным преступлением является приготовление к преступлению и покушение на преступление».

Одновременно ст. 16 и ст. 68 ч. 1 УК определили основные подходы к уголовной ответственности и наказуемости деяний, остановленных на разных стадиях развития преступления.

На уровне научной дефиниции стадии совершения преступления определяются как этапы развития преступного деяния, которые различаются между собой степенью реализации преступного умысла и заключаются в приготовлении к преступлению, покушения на его совершение и выполнении законченного преступления.

Таким образом, в основу дифференциации стадий возложена степень реализации (выполнения) виновным преступного умысла.

Из этого можно сделать вывод, что стадии совершения преступления имеют место только в умышленных преступлениях, и это общая оценка.

Стадии совершения преступления невозможны при совершении преступлений по неосторожности, поскольку в этих случаях является невозможным приготовление и покушение на их совершение.

Следует отметить, что и не все умышленные преступления могут содержать стадии предварительной преступной деятельности. Так, при совершении умышленных преступлений, которые характеризуются внезапным умыслом, практически невозможна стадия приготовления к преступлению.

Не могут существовать стадии также при: совершении преступлений при превышении пределов необходимой обороны (статьи 118 и 124 УК);

Важным является вопрос об ответственности за обнаружение умысла.

Теория уголовного права и законодательная практика Российской империи не признавали возможности наказания за обнаружение умысла, хотя некоторые теоретики и выражали взгляды относительно возможности привлечения к уголовной ответственности при его обнаружении.

Советское уголовное законодательство, в целом, не признавая возможности привлечения к уголовной ответственности за обнаружение преступного умысла, на практике достаточно широко применяло это для решения вопросов реализации политики тоталитаризма. Так, ст. 58 УК РСФСР 1926 г. и соответствующие статьи УК союзных республик «Контрреволюционная пропаганда и агитация», которая признавала преступлением «пропаганды или агитации, содержащие призывы к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений». То есть преступлением признавалось деяние не содержало в себе никаких действий, которые были бы непосредственно направлены на достижение вышеуказанной цели. Эти действия содержали исключительно субъективную оценку существующего общественно-политического строя и предложения (призывы) к его изменению. Причем, как это вытекает из содержания указанной нормы, эти призывы совершенно не должны были связываться с применением насилия. Даже предложение относительно осуществления этого мирным, конституционным путем образовывала состав законченного преступления.

Тем же путем пошло и руководство Советского Союза в середине 60-х годов, введя в Уголовное законодательство норму, которая устанавливала ответственность за «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй» (ст. 187-1 УК Украины).

Конечно, такая практика отнюдь не может быть признана демократической.

Действующая уголовно-правовая теория и законодательная практика категорически отрицают возможности установления ответственности за обнаружение умысла. Право граждан на соответствующий способ мышления является субъективным конституционным правом, закрепленным ст. 34 Конституции Украины, которая базируется на принципе, выработанному еще юристами Древнего Рима - «cogitationis poenam nemo patitur» (мысли не наказываются) и определяет, что: «Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений».

Этой позиции придерживаются практически все исследователи этого вопроса. Как отмечает в связи с этим В. П. Тихий, «...понятие неоконченного преступления исключает признание преступлением того или иного состояния сознания, внутренних процессов, мыслей, проявления намерений, их формирования и обнаружения умысла. Это еще не действие, в котором обьективизуеться умысел».

Однако в теории уголовного права не существует единства относительно правовой оценки деяний, признанных УК преступлениями, которые являются угрозой совершить преступные действия (угроза убийством - ст. 129 УК; угроза или насилие относительно работника правоохранительного органа - ст. 345 УК; угроза в отношении государственного или общественного деятеля - ст. 346 УК; угроза или насилие относительно служебного лица или гражданина, который исполняет гражданский долг - ст. 350 УК; угроза или насилие в отношении судьи, народного заседателя или присяжного-ст. 377 УК; угроза или насилие относительно защитника или представителя лица - ст. 398 УК; угроза в отношении начальника - ст. 405 УК), а также призывом совершить преступление (напр., призывы к совершению действий, угрожающих общественному порядку - ст. 295 УК и др.).

Однозначно, что угроза и призыв в любом случае является обнаружением умысла, и таким образом, установление уголовной ответственности за эти действия на первый взгляд противоречит указанной позиции Конституции Украины и теории уголовного права.

Однако это лишь поверхностный взгляд на проблему.

Что же до угроз, заметим, что не каждая угроза (даже из числа перечисленных ранее) будет образовывать состав преступления, а лишь та, которая является реальной, то есть способной быть воплощенной в жизнь. О реальности угрозы свидетельствуют характеристики конкретных действий, которыми выражена угроза, и действий, которые ее сопровождают: обстановка, в которой она высказана; характеристики лица, которое ее выражает, и др. Не могут быть признаны как реальной угрозой те или иные слова, высказанные лицом, находящимся в афектованому, стрессовом состоянии из-за отсутствия их подкрепления другими характеристиками.

Учитывая это, не может быть приемлемой позиция Верховного Суда Украины, высказанная в постановлении № 8 от 26.06.92 «О применении судами законодательства, предусматривающего ответственность за посягательство на жизнь, здоровье, достоинство и собственность работников правоохранительных органов», где отмечается:

«...Для квалификации действия виновного лица по ст. 189-2 УК (ст. 189-2 УК 1960 г. в редакции Закона Украины от 2 октября 1996 г. «Угроза работнику правоохранительного органа».- П. Ф.) достаточно установить лишь факт угрозы работнику правоохранительного органа или его близким родственникам в связи с выполнением этим работником служебных обязанностей. ... В отличие от ст. 100 УК для квалификации действий по ст. 189-2 настоящего Кодекса наличие реальных оснований опасения потерпевшим выполнения угроз не является обязательным».

Непринятие указанной позиции Верховного Суда Украины как теорией, так и практикой правоприменительной деятельности проявилось в том, что авторы «Научно-практического комментария Уголовного кодекса Украины от 5 апреля 2001 г.», рассматривая все случаи совершения преступлений в форме угрозы, указывают на необходимость ЕЕ реальности

Такой подход к оценке угрозы, как уголовно-наказуемого вида, обнаружение умысла, который базируется на наличии в ней общественной опасности, является объективным и оправданным.

Несмотря на это, следует сделать вывод, что не любое обнаружение умысла в виде угрозы является уголовно наказуемым, а лишь то, которое является реальным, действительным, а отсюда и общественно опасным.

Что касается обнаружение умысла, которое совершено в форме призывов, то следует полностью согласиться с точкой зрения П. С. Матишевського, который указывал, что «...они являются действиями, направленными на склонение (специальный вид підмовництва) неопределенного круга людей к совершению очень опасных поступков, которые прописаны в соответствующей норме закона как преступление». Это полностью охватывается умыслом виновного, который осознает общественно опасный характер собственного поведения, предвидит ЕГО последствия и желает их наступления. Нет противоречия с требованием совершение подстрекательства к конкретному преступлению, а не к абстрактной преступной деятельности) поскольку диспозиции уголовно-правовых норм предусматривающих ответственность за призыв именно к совершению конкретных преступных действий. Таким образом высказана позиция полностью находится в русле концепции национального уголовного законодательства в вопросах ответственности за соучастие в преступлении. Анализируя вопрос о наличии стадий совершения преступления с точки зрения характеристики объективной стороны, следует прийти к выводу, что они по общему правилу имеют место исключительно при совершении преступлений путем действий. Это абсолютно понятно, потому что в преступлениях, совершаемых путем бездействия, не может существовать ни приготовления к преступлению, ни покушения на его совершение. Конечно, можно создать некую воображаемую конструкцию, в которой бы существовали стадии и при преступлениях, совершаемых путем бездействия. Однако это была бы мертва, фантастическая схема, оторванная от реальности.


Книга: Уголовное право Украины. Общая часть: Учебник / Фрис П. Л.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Уголовное право Украины. Общая часть: Учебник / Фрис П. Л.
2. РАЗДЕЛ 1 ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ, МЕТОД, ЗАДАЧИ, СИСТЕМА И ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА 1.1. Понятие уголовного права. Уголовные правоотношения. Источники уголовного права
3. 1.2. Предмет уголовного права. Метод уголовно-правового регулирования
4. 1.3. Задачи уголовного права
5. 1.4. Уголовное право в системе права. Система уголовного права
6. 1.5. Принципы уголовного права
7. РАЗДЕЛ 2-ЗАКОН ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 2.1. Понятие уголовного закона
8. 2.2. Структура уголовного закона
9. 2.3. Действие закона об уголовной ответственности в пространстве.
10. 2.4. Действие закона об уголовной ответственности во времени
11. Раздел ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 3.1. Понятие преступления
12. 3.2. Признаки преступления
13. 3.3.Малозначність деяния
14. 3.4.Класифікація преступлений
15. Глава 4 УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 4.1. Понятие, содержание, основание и формы уголовной ответственности
16. Раздел 5 СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 5.1. Понятие и значение состава преступления
17. 5.2. Элементы состава преступления и их общая характеристика
18. 5.3. Виды составов преступления
19. 5.4. Квалификация преступления
20. Раздел 6 ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 6.1. Понятие объекта преступления в уголовном праве
21. 6.2. Виды объекта преступления
22. 6.3. Предмет преступления
23. Раздел 7 ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ 7.1. Понятие и значение объективной стороны преступления
24. 7.2. Основной признак объективной стороны состава преступления
25. 7.3. Факультативные признаки объективной стороны состава преступления
26. Раздел 8 ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 8.1. Понятие субъекта преступления в уголовном праве
27. 8.2. Возраст уголовной ответственности
28. 8.3. Вменяемость как признак субъекта преступления
29. 8.4. Ограниченная вменяемость
30. 8.5. Специальный субъект преступления
31. 8.6. Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения, вследствие употребления
32. РАЗДЕЛ 9 СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ 9.1. Понятие субъективной стороны преступления
33. 9.2. Вина в форме умысла
34. 9.3. Вина в форме неосторожности
35. 9.4. Преступления с двумя формами вины
36. 9.5. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления
37. 9.6. Юридическая и фактическая ошибки и их уголовно-право в значение
38. Раздел 10 СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ 10.1. Понятие и виды стадий совершения преступления
39. 10.2. Законченное преступление
40. 10.3. Незаконченное преступление и его виды
41. 10.4. Добровольный отказ при неоконченном преступлении`
42. раздел 11 СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ 11.1. Понятие соучастия в преступлении
43. 11.2. Формы соучастия в преступлении
44. 11.3. Виды соучастников
45. 11.4. Ответственность за совершение преступлений в соучастии
46. 11.5. Причастность к преступлению - понятие и виды
47. Раздел 12 МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 12.1. Понятие и формы множественности преступлений
48. 12.2. Повторность преступлений
49. 12.3. Совокупность преступлений
50. 12.4. Рецидив преступлений
51. Раздел 13 ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ 13.1. Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния
52. 13.2. Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния РАЗДЕЛ 14 ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ 14.1. Понятие и значение института освобождения от уголовной ответственности в уголовном праве
53. 14.2. Виды освобождения от уголовной ответственности
54. 14.3. Понятие и содержание института ограничения действия законодательства об уголовной ответственности
55. Глава 15 ПОНЯТИЕ И ЦЕЛЬ НАКАЗАНИЯ 15.1. Понятие уголовного наказания
56. 15.2. Цель наказания
57. ГЛАВА 16 СИСТЕМА И ВИДЫ НАКАЗАНИЯ 16.1. Система наказаний
58. 16.2. Виды наказаний
59. РАЗДЕЛ 17 НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ 17.1. Общие принципы назначения наказания
60. 17.2. Обстоятельства, которые смягчают и обременяют наказание
61. 17.3. Назначение наказания за незаконченное преступление и преступление, совершенное в соучастии
62. 17.4. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом
63. 17.5. Назначение наказания по совокупности преступлений
64. 17.6. Назначение наказания по совокупности приговоров
65. Раздел 18 ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ НАКАЗАНИЯ И ЕГО ОТБЫВАНИЯ 18.1. Понятие освобождения от наказания и его отбывания
66. 18.2. Виды освобождения от наказания и его отбывания
67. 18.3. Замена неотбытой части наказания более мягким
68. РАЗДЕЛ 19 СУДИМОСТЬ. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ СУДИМОСТИ 19.1. Судимость
69. 19.2. Погашение и снятие судимости
70. Раздел 20 ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА И ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ЛЕЧЕНИЕ 20.1. Понятие и цель принудительных мер медицинского характера
71. 20.2. Виды принудительных мер медицинского характера. Порядок их назначения, изменения или прекращения
72. 20.3. Принудительное лечение
73. Глава 21 особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних 21.1. Особенности освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности
74. 21.2. Виды наказания, применяемые к несовершеннолетним и особенности их назначения
75. 21.3. Особенности освобождения несовершеннолетних от наказания и его отбывания
76. ПРИЛОЖЕНИЯ К РАЗДЕЛАМ НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ И ЛИТЕРАТУРА
77. НЕКОТОРЫЕ ЛАТИНСКИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ТЕРМИНЫ И ВЫРАЖЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА
78. Содержание

На предыдущую