lybs.ru
Ленивый два раза делает. Скупой два раза платит. / Украинская народная мудрость


Книга: Борис Кріґер Маськін Перевод Оксаны Гуменюк


Борис Кріґер Маськін Перевод Оксаны Гуменюк

© Борис Кригер / Bruce Kriger. Маськин / Lilli-Bunny, 2005.

© Гуменюк Оксана Дмитриевна (перевод с русского), 2008.

HTML-форматирования: Е-библиотека «Чтиво», 2009

МАСЬКІНУ ПОСВЯЩАЕТСЯ... Rêné Descartes m"a dit qu"on ne saurait rien imaginer de si étrange et si peu croyable, qu"il n"ait été dit par quelqu"un des philosophes... Mais j"essayerai... Boris Kriger Рене Декарт сказал мне, что никто не сможет намудрувати ничего столь же оригинального и невероятного, чего бы уже не намудрував кто-либо из философов. И я попробую... Борис Кригер А кто такой, собственно, этот Маськін? (ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ) "Ты кто такой?" - вопрос своего рода извечный и существует со дня сотворения Мира. Господь Бог, намазюкавшись i набабравшись в глине (не святые горшки лепят!), в конце концов вылепил бородатую Адамчикову мармизку, а тот, пролупивши засниділі глазки, схватил кулачком Бозю за бороду и спрашивает: - А ты, собственно, кто такой? Бог ему до сих пор так и не ответил... Может обиделся, мо' навечно задумался над вопросом. Бог его знает, на то он и Бог... Следовательно, вполне понятно, ожидая на ваш закономерный вопрос: "Кто такой Маськін", я попытаюсь прояснить его в следующем диалоге, ведь читатели любят такие книжки, где множество диалогов и картинок, а мне отнюдь не хочется разочаровать вас с первой страницы. - А кто, собственно, такой, этот Маськін, чтобы о нем писать или, не приведи Боже, читать романы? Я что-то о таком и не слышал. Может, он убил п"пятьдесят миллионов? - Нет. - Принимал участие в массовых казнях? - Также нет! - Изобрел атомную бомбу? - Да нет! - Швырнул атомную бомбу? - Опять не угадали. (Один из тех, кто сбросил, недавно стал героем журнала "Тайм", на страницах которого жаловался, что ел в тот день ананасовым желе, и больше с тех пор есть его не может...вот где человеческая трагедия! Чувствуете размах?! Он дожил до восьмидесяти лет и все-е-е-е-е-е-е-е-ньке жизнь, бедолага, без ананасового желе!) - Гм, а может Маськін, черт тебя возьми, изобретатель теории, через которую несколько континентов саменькі добровільненько наягнули себе петлю на шейку и повесились? - Также нет! - Ну, тогда, красненько извините, - скажете вы, - тогда это лицо неприметное, потому что необходимо погубить соответствующий минимум душ, чтобы тебя зачислили в ряды великих героев или личностей исторического масштаба. - Маськін - образ собирательный, - смирненько віднікуюсь, однако вы не будете слушать, отвлечетесь i поплентаєтеся расточать свои серенькие будни между троллейбусными остановками и стиральными машинками, а мой роман окажется ненужным, обеспечива"ется в уголок и будет сопеть. Вы обычно не осознаете, что нашей жизнью правят-правят романы. Взгляните на улицу - улицей спешат юные Нимфы, тянут тяжеленные топоры Раскольники, неистово ругаются на дворе"ях Кайдаши, прячутся по канализациям ненужные капитаны Немо... Каждый из нас подсознательно выбирает себе роль из прочитанного в детстве романа и медленно ковыляет по жизни, изредка зашпортавшись стуманілим взглядом за пересмотрен непутевый детектив или кровавый фильм ужасов... Вы скажете, что нынешнее поколение романов не читает? Вы неправы, оно просто читает новые романы, своеобразное современное "народнє" чтиво i носится по миру "блондинками с пистолетом", "спайдерменами". Маськін - герой вашего романа, который подлечит ваши зболілі нервы, выровняет запущенный сколиоз i привьет здоровое отношение к жизни (если вы, конечно, к тому времени, когда доплентаєтеся до этих строк, не станете настолько запущенными, что помочь вам будет уже невозможно, и потянете ли вы дальше свои опостылевшие топора или уже настолько вживетеся в роль идиота, что будете жалеть окружающих Раскольников i процент ниц, жалеть и ласкать, нашептывая им на ушко сладкие сказочки о их неповторимость. Хрясь топором - а оно получается так неповторимо, что сразу непременно в роман...). Маськін - герой исключительно положительный и топорами не размахивает. Для чего же тогда вам тратить золотые минуты вашего бесценного бытия на расшифровку моих буквочок-мурашечок i комочек-закорючек? А потому, что не зря какая-то там Анна Ивановна не спала сладко длинными ночами, проверяла диктанты, сліпаючи постоянно над вашими тетрадями! Согласитесь, в конце концов, - вы же последнее поколение, которое еще в состоянии читать! Я не имею в виду нецензурные надписи на заборах, рекламные сленги и безграмотные объявления, я имею в виду чтение произведений длиннее штрафа за незаконную парковку . А инструкцию по применению самого себя вообще забыли всем нам выдать, и поэтому никому нет нужды ее читать. Маськін - это вы, если, конечно, отбросить нелепые межнациональные и похожие образы, собачья жизнь, свинскую работу, копеечную зарплату, пригоревшей кашу, резиновую любовь, усыпленную совесть, обпльовану душу, заскорузле сердце, отвратительные стереотипы, затасканные традиции, лягушек"ячу завистливость, раздутую скудность, шмаркате детство, палец в стакане с компотом (чтобы сосед, не дай Бог, не выпил), кляксы в тетради, двойки за четверть, подзатыльники друзей, жульвернівські каравеллы, которые уплыли без нас в неведомые края, институтские п"янки, заквацяні действительностью розовые и голубые мечты, аляповатое замужества, поспешное бракосочетание под бременем принудительных обстоятельств, потом рождение этих обстоятельств, их скоростное рост до размеров шалопаям i гуляк, которые не только табак курят в подворотнях, обнаглевших внуков, никчемную старость, несвоевременную раннюю смерть, одиночество в толпе и толпа в камере-одиночке, а также Разочарование Всей Вашей Жизни... Маськін - это вы, если, безусловно, добавить немного солнечных зайчиков, звездного сияния, белых тучек, цветных радуг, всыпать горсть конфет, подсластить манной кашкой с малиновым вареньем, порадовать дружбой с плюшевым мишкой, заправить все это здравым смыслом, отборным шуткой, сочным юмором, жгучей сатирой, веселым смехом, безудержным хохотом i, хоть скач, хоть плачь, танцем вприсядку: боком-скоком, выкрутасом...ХА!ХА1ХА! Раздел первый Маськін и голубые тапочки Маськін славился своими голубыми пушистыми тапочками. Сначала Маськін встретил свой Правый тапочек. Он весело прошкував дороге и напевал игривую тапкову песенку. Маськін сразу полюбил его, как родного, накормил вкуснейшим печеньем, i тапочек поселился под кроватью в Маскина. Позже оказалось, что правый тапочек имеет левого брата, однако его левые взгляды не позволяли добропорядочному Правом познакомить с ним Маскина. Однако, как-то за чашкой чая оказалось, что Маськін политически индифферентен, поскольку он ловко угощал вареньем и уселись по левую руку, - и тех, что сидели справа, и, кто бы мог подумать, даже один зверек, который был по национальности хом"ячком i звалось Гамлетом, да и вообще к столу старалось не приближаться, а лакомиться тихонько вареньем по месту жительства в запечье, Правый тапочек собрался с духом и представил своего левого брата, несмотря на его левые лозунги: все поделить, отдать, разменять, удешевить i распустить. Левый тапочек быстренько присоединился к чаепитию, на котором встретилась веселая компания, которая беззаботно жила в кирпичном домике Маскина: Плюшевый Медведь, Кашатка, Шушутка, два оберемкових котики, два мелких попугайчики и уже известный вам хомяк Гамлет, который вскоре был вынужден откланяться Маськіну, поскольку к решению глобального вопроса "Быть или не быть?" подошел довольно безответственно, аморально общаясь со многими мышками в Маскина дома, и благодаря чему Маськіну стали встречаться мышки-мутанты с хом"яловыми ушками, но мышиными хвостиками. Такой непоправимый вред, причиненного эволюции наш элитный хом"как пережить не смог и отправил в местную газету объявление о том, что срочно требует нового жилья. Объявление звучало так: Хомяк которую со славным именем Гамлет, степенного возраста i скромном с виду, необходимо как можно быстрее приобрести жилье для дальнейшего спокойного проживания. Мышек-мутантов попрошу не беспокоить!!! Хом'яковий телефон: 0102-0304-09 (Хом"ячок имел свою отдельную телефонную линию i вообще был хомяк каком-индивидуалистом.) Итак, Левый тапочек Маськін себе облюбовал, и стали они вместе жить-поживать. Заведя два таких политически подкованных тапочки, Маськін вообще перестал интересоваться политикой. Бывает, заберется Маськін у телевизора, протянет свои голубые тапочки перед экраном, и давай насвистывать в две дырочки... А тапочки все смотрят и смотрят, и тихо так между собой обсуждают то политическую ситуацию(это кто кого из политиков как обставил или подставил), а то дебаты в каком-то из выборных органов. Дебаты в органах - дело плохо, особенно, когда в желудке назревает любое революционное недоразумения или, не дай бог, анархия, именно здесь печень вотум недоверия прямой кишке поспешит выскажет, а здесь, значицця, фракция какая-нибудь в селезенке засядет. Однако дебаты в политических органах - это супер-люксусово, это означает, что демократия у нас о-го-го, подвижная, а демократии желательно не столько эффектно, как эффективно двигаться и не засиживаться, потому что у нее и так работа сидячая, вот почему ее конституция заплывает жиром, от малейшего движения покрываясь обильным потом, и всякие там тирании заявляют ей в"їдливо: мокренька, мол ты, демократия. А и пощупает конституцию и так правдиво признает: действительно, голубчики, конфуз, мокренька. И это охотно можно поправить. А вот у вас, тиранов, пожалуй, еще те раны, i конституция, звиняйте, тонкая и сухая, как терлица. А тираны ей тогда грозно: "У-у-у!", а она в ответ гордо: "Г-г-г-г!" - вот об этом тапочки Маскина передачи и смотрят, пока Маськін клюет носом перед телевизором. Иногда только Левого тапочка так потянет налево, что он уже якобы дело, и тогда Правый так уйдет вправо, что становится уже практически совсем-таки левым. А Маськін спит себе сладко, таких мелочей не замечает, а иногда вздумается сходить в туалет, оденет спросонья не тот тапочек, еще и не на ту ногу. Вот тогда уж, хоть караул кричи, тогда в тапочків полный политический балаган начинается. Они (не выдержав превратностей судьбы) как-то даже выбрали Маскина президентом потому, во-первых, он и так всех кормит вареньем, во-вторых, и так самый главный, а в-третьих, может кинуть тапочком в оберемкового кота, когда тот балуется, и кто же, в конце концов, как не президент, может позволить себе такую роскошь, как наведение порядка, чтобы никто не мешал спать. И чтобы все "чш-ш-ш-ш-ш!!!". Маскина о решении назначить его президентом тапочки не сообщили, чтобы Маськін не беспокоился, а то начал бы нервничать, вплетать каждое утро новую ленту, и вообще бы отменил домашнюю хозяйку, поскольку тапочки благодаря телевизору знали, что политическая карьера наносит вред домашнем хозяйству не только того, кто ее себе выбрал, но и всех остальных жильцов. Также политическая карьера требует предельной честности по отношению к противнику, такой, чтобы они стали отвратительны вообще всем и даже сами себе. Маськін, к счастью, не знал, что есть полностью и законно избранным президентом, потому что тапочки проголосовали за это случайно, когда Маськін так заспався в кресле, что беркицьнувся торчком, двумя тапочками вверх. - Значицця, единогласно! - произнес Правый тапочек, удивленно пялится на потолок. - Так таки да! - важно согласился Левый i прогугнявив что-то неразборчивое о суверенность среди братства или о братстве среди суверенности. Другие жители Маськіного дома на выборы не с"появились, поэтому также не знали и не ведали, что Маськін находится в президентах, хотя спинным мозгом и так это чувствовали, поскольку Маськін вареньице исправно варил и всех вокруг сразу щедро угощал. А в этом и заключается основной принцип демократии - чтобы она выбирала тех, кто и так всеми руководит, однако, желательно, чтобы руководила так, чтобы жители дома не замечали этого и продолжали спокойно заниматься своими домашними делами. А тапочки срочно образовали коалицию и начали бесконечную борьбу с меховыми сапожками Маскина, которые бы могли прийти к власти в декабре или даже, упаси бог, в ноябре, если снег в этом году быстрее выпадет. Раздел второй Маськін i Плюшевый Медведь Маськін всегда мечтал о настоящего друга, и наконец такой нашелся. Это был большой симпатичный Плюшевый Медведь. Вы скажете, что плюшевые медведи неразговорчивы и все время беркицяються набок. Это правда. Этот Плюшевый Медведь все время беркицявся набок, гнездился, усаживался на лавочках, стульях, диванах, креслах и вообще на всем, где можно было погніздитися, пополежати, покорпеть до отвала. Однако неразговорчивым назвать его было крайне трудно. Он иногда молчит, молчит, а потом как зарозмовляє-заговорит-заболтает - тогда сразу все непременно скажет - даже, кажется, немножко хором, хотя как удавалось Плюшевом Медведю говорить самому с собой хором, науке до сих пор неизвестно. Болтал Медведь непрерывно и много, когда становилось сыро-мокро. Залезет, бывало, бедняга, в пруд купаться, и так розбалакається, что дружи с ним сколько душа пожелает... Он поэтому и вытираться после купания в пруду не любил, чтобы не вытереть временем мысли, которая пришла в голову. А если ему удавалось посидеть на чем-то холодном, например, на скамейке, притрушеній снегом, то Медведь непременно начинал рифмовать i музицировать, составляя необычные стихи и песенки. Вот какую песню однажды он составил, привлекая к творческому процессу всех жильцов Маськіного дома: Есть на свете Маськін славный в голубых тапках, Есть забот много, братцы, в кирпичном доме: То ругают озорных котов по углам и под кроватью, То читать всем утром цікавеньку книжку. Припев: Станем, братцы, мирно жить от рода и до рода. Пончики, компот, варенье подсластят согласие. Утром Маськін почаклує на кухне хорошенько, Наварит компота, каши, варенье вкусненькое. Пончиков нажарит вдоволь - есть чему радоваться И всех позовет в гости хорошо есть и пить. А поесть всякий рад дурак, всякий того желающий. Поспішаєм в столовую, едва протерев глаза. Маськіну хвалу петь, хлопать будем, Потому что тебя, наш славный Маськін, очень искренне любим. Станем все мы танцевать от дома к дому, Скучать и тосковать не дадим никому: Где историю веселую Маскина услышат, Там всюду мир и дружба навеки воцарятся. А еще Плюшевый Медведь умел хлопать-хлопать в ладоши тогда, когда Маськін готовил на кухне что-то вкусненькое, а бывало это, скажу вам тайком, практически каждого дня. Плюшевый Медведь научил всех жильцов Маскина хлопать-хлопать в ладошки и громко выкрикивать: "Кланся!" (это такая литературная версия глагола "кланяйся"). Потому что, когда тебе хлопают, всегда нужно кланитись. Был когда-то в Америке злющий клан, который никогда не кланився, так его даже запретили, чтобы время не клонировался. Вот как оно случается на свете. Бывает, появится Маськін на пороге столовой с кастрюлей сладкого компота, воспетого в вышеупомянутой оди, а ему все как один начнут хлопать-хлопать и кричать: "Кланся! Кланся!". Маськін збентежиться, покраснеет, словно маков цвет, однако кланиться, и угощает всех налево и направо компотом. То же как после этого Плюшевого Медведя не считать верным другом? Маськін ему даже колечко подарил и подписал "За любовь и дружбу. Маськін". Плюшевый Медведь начал им играть - сделал два шеста во дворе - на одной написал:"Лябофф!", на другой: "Трюжба". Плюшевый Медведь, как и все плюшевые медведи, начиная от праотца всех медведей метра Винни-Пуха, хромал на грамматику, хотя и на пяти языках. Он даже посвятил Маськіну помпезную оду английском: O thank you, thank you For being Маськинг, O thank you, thank you From all of us, O thank you, thank you For being Маськинг, For being Маськинг Of super class!!! i французский: Merci, мерсю, мерсю Pour être Маськин, Pour être Маськин, Pour tous les nous, Merci, мерсю, мерсю Pour être Маськин, Pour être Маськин, Я его люблю!!! Два других языка, к сожалению, письменности пока не имели, и поэтому приводить транскрипцию в этом издании с весьма высокой репутацией мне не хочется. И, меньше с этим, - содержали эти варианты множество восклицательных знаков и еще звуков "у-у-у!!!", "бе-бе-бе!" и новомодное словечко, которое перевода не подпадает: "хи-хи.". Именно так, с точкой: "хи-хи.". У Плюшевого Медведя вообще была прекрасная хіхікалка - это такая часть медведя, которая хихикает. Еще у него была кректалка и, простите красненько, пугач (это никак нельзя вычеркивать, потому что самое главное, чтобы у Плюшевого Медведя брюшко не болело, пусть себе пукает на здоровье!). Вы не согласны? А вот и попались! Левый тапочек Маскина заглянул в то, что я пишу, и как загаласує: "А вас и не спрашивают! Свободу пуканнюСвободу пуканню!" Я аккуратно отстранил его и шепнул голубом тапкові на ушко: "Чш-ш-ш, это же неприлично", он покраснел и ушел с Правым тапочком досматривать политкорректную передачу "В мире животных", где в одну"девушку гадюку деликатно называли "пресмыкающееся", хотя она ни перед кем ползать не собиралась. Плюшевый Медведь любил непрерывно шагать i слоняться по Маськіном, все время где-то усаживаясь на передышку. Маськін терпит-терпит, а потом ему и говорит: "Ты старая", или "Ты засиделся", или "Ты застоялся". А Медведь вежливенько так согласен - гнусавит: "Угу-угу" - и дальше невозмутимо лежит, где лежал. Пойдет Маськін блины печь - Плюшевый Медведь прошкує за ним (Маськін для него даже новенькую лежанку на кухне организовал). Ну вот, приляжет Плюшевый Медведь на тепленькую лавку-лежанку, заберется удобненько и давай себе ни в чем ни бывало философствовать. Кухонная философия Плюшевого Медведя 1. Пончики лучше, чем блины, потому что они пампухасті. 2. Всегда свежие пончики вкуснее, чем вчерашние, чтобы там Декарт не говорил, потому что вчерашние давно уже съели, а свежие я ем сейчас. 3. Ницше - дурак. Вот, собственно, и все. Бывали, конечно, у Плюшевого Медведя и свежеиспеченные мысли-понятия, если его перед этим досыта накормили манной кашкой с малиновым вареньем, но эти свежие мысли были настолько коротенькие, что Плюшевый Медведь писал их ложкой сразу после каши, а потом кашу съедал, так что человечеству придется теперь довольствоваться только его всемирно известной научной работой "Кухонная философия Плюшевого Медведя", с которой вы имели честь ознакомиться. Раздел третий Маськін i Кашатка в Общем, именно Кашатка назвала Маскина Маськіном. Сначала Маськін ужасно растерялся, а опомнившись, захлопал глазками и недовольно забурчал: "Тоже мне, Маскина нашли. Который я вам Маськін?" Но Кашатка возражения пропустила мимо ушей и продолжала гнуть свое: "Где Маськін?", "Я поехала в магазин с Маськіном!" или "Маськіне, пошли рисовать". Так, постепенно Маськін привык, что он Маськін, перестал ворчать по этому поводу, а потом рассудил по-философски: "А кто, собственно, не Маськін?", покрутился перед зеркалом туда-сюда, и удовлетворенно отметил: "Наверное тот, кто Маскина никогда не видел". Кашатка с Маськіном дружила i мавпувала Маскина во всем: завела себе двое тапочек, похожих, как две капли воды, на тапочки Маскина, только Кашатчині тапки были очень юные и потому, к счастью, политически безграмотные. Кашатка чрезвычайно любила проводить полезно время с Маськіном. Для этого они брали небольшой свеженький кусочек времени и так полезно его убивали-гайнували, что время частенько даже идти никуда не хотел и оставался пить чай. Кашатка умела делать все лучше других. Она угощала всех разными вкусностями тогда, когда Маськін находился в законном президентской отпуске или занимался воспитанием оберемкових котов, а это требовало очень много времени, поскольку, во-первых, необходимо было дождаться, когда наконец они проснутся, потому что котики спали долго и скучно, почти все время спали, если, конечно, не ели и не барахтались на улице в пыли. Дело в том, имел подозрение Маськін, что так они воюют с кусачими блохами. Блохи-кровососущие хватаются крепко зубками за кошачью шкурку, а когда оберемкові коты валяются в пыли, пыль набивается блохам в нос, они громко чихают: "Апп-чх-чхи-и-и!" и сразу отпадают. Вот почему коты Маскина, хоть и были пролетарско-крестьянского происхождения (нет-нет, не дворового, а именно пролетарско-крестьянского) стремились изменить статус и доказать всем, что законно принадлежат к дворянству. А, вы, значит, с котами не согласны? Ну ладно, ладно. Дворового, если вы так настаиваете, хотя я в этом ничего унизительного не вижу, потому что когда дворового кота хорошенько отмыть-оттереть-відшурувати-принарядить - он еще за дворянско-породистого сойдет: здоровье - о-го-го, шерсть лоснится, точеные коготки, хвост трубой, жизнерадостностью вплоть пашатьЛюбіть, непременно любите дворовых котов, они основа нашего общества, гегемон любых реформ и единственная надежда на без'ядерне будущее. Опять противоречите - спорите? Ладно, ладно, уговорили. Будьте так добры, поднимите-ка руки, кто хоть раз в жизни видел дворового кота с атомной бомбой. Не видели? Так Отож и оно! А вы говорите. В пору, когда Маськін активно занимался воспитанием оберемкових котов и по ходу дела клевал носом, ожидая, пока они окончательно проснутся, Кашатка руководила Маськіним хозяйством. Бывало, проснутся коты - Маськін тихо-мирно дремает или Маськін проснется - коты спят и в ус не дуют. Это у них происходило, как будто в России между интеллигенцией и народом. У них там точно такая история. Народ спит - интеллигенция не спит и от чего предостерегает там, а потом, наоборот, выпьет интеллигенция с горя рюмочку-другую жгучей смолы-ледащиці, настоянной на слезах великого народа, обманутого злой судьбой, и вновь свернется калачиком. Приляжет, обнимет нежно народ, и засыпает так печально и грустно. А тут уже и народ проснется, ручками спрацьованими затылок почешет, коленца потре-полапа, да и другой народный орган не обойдет - глядь, а интеллигенция, матери их клюка, почивать желают, не будить же ее, родимую, ведь народ еще с молоком матери всосал: "не буди лихо, пусть спит тихо" а то, не успеете и оглянуться, - здесь тебе декабристы, Герцен, народовольцы, и т.д. - без последней свитки зостанешся. Нет уж, пусть лучше спит, думает народ, укроет интеллигенцию перышком, подушечку ей на морду, чтобы не храпела, поскольку знает грамотный народ из книг, виміняних на макулатуру для него той же интеллигенцией, о Гойю, что, мол, сон разума - порождает чудовищ. В конце концов интеллигенция, как-никак, и есть тот скверный ум, а народ ее жалеет мало: то подавит слегка, чтобы тихо сопели, а сам угостится горкой наливкой, настоянной на слізках интеллигенции, пузо - на под и давит храповицкого, аж небо гудит. А там культурная интеллигенция от сна прочумається, подушечку с чистенького личика своего отодвинет, глазками поморгает - и опять все сначала. Может, оно и хорошо, что интеллигенция у нас с народом не здибається: все время кто-то из них спит, а кто-то горькой угощается. Какая-то странная долгосрочная вахта получается, неусыпное око, можно сказать, которым Россия периодически поглядывает на остальной мир, погоняя кнутом свою чудо-тройку. Слава богу, что она крутится по кругу и не подомнет под себя остальных прохожих, которые давненько уже пересели на велосипеды и испуганно шарахаются от русских буйных скакунов, пока на драбинчастому телеге российский народ подпрыгивает с интеллигенцией, по очереди кружась рюмку за рюмкой водку, настоянную на общих полынных слезах... да И у ближайших соседей России дела идут не до строя, хотя люди они мирные и никого не пугают, сами себя боятся. Ибо с классическим сюжетом басни порвать никак не могут. Ну, вы знаете: запряг интеллигентный народ или народная интеллигенция в телегу белого Лебедя, дипломатического Рака, хищная Щука - а воз и дальше там...Еще и умудрился народ телеги мелом, словно мудрый ученик в школе парту, поделить пополам, и теперь грызется чья половинка лучшая. А не разбирается, бедолага, что виз только на четырех хорошо смазанных колесах и резвым конем запряженный вперед ехать... Итак, Кашатка была самым настоящим умельцем на все руки: ловила рыбу, фруктовые натюрморты рисовала, и очень пристально следила за порядком, чтобы в кирпичном домике не назрел какой-нибудь досадный скандал. Бывало, соберутся все вежливо и хлебают чай, а Кашатка придет, сядет пить чай с мятой (она любит его помять, и тогда получается чай такой скомканный). Плюшевый Медведь возьмет и спросит Кашатку: "Ну, как дела?" А она в ответ: "Ну вот, начинается!" Все вместе тогда спрашивают: "Что начинается?" А Кашатка уже с прижимом так: "Как что? Сейчас все будут кричать!", и как закричит(аж в ушах трещит): "А А А!", потом уже громче: "Все ложки и вилки бросать!!!", и как начнет швырять забрасывать, а потом плаксивенько так: "Все будут скучать!" - и как соскучится... И потом Плюшевый Медведь ей скажет свое волшебное "хи-хи." - именно так "хи-хи." с точкой, и Кашатка сразу успокоится и ответит: "Как дела, спрашиваешь? Ничего. Нормально!" Есть еще в Кашатки много друзей-призраков. Они идут в стороне Маскина i Плюшевого Медведя, спотыкаются о все за сонных оберемкових котов, i тянутся бесконечной чередой на обед, а тут Маськін их строго изучает на предмет маниакальности, а Плюшевый Медведь провозглашает им свою "Кухонную философию Плюшевого Медведя" и учит знаменитом "хи-хи.", именно так"хи-хи" с точкой, однако они говорят то "ха ха!", то "хи хи!", но с восклицательным знаком. Тем не менее, неправильно говорят, не дано... Если же маниакальности их время зашкалит - тогда в потреблении варенье их ограничивают, чтобы где-то, извините, не слиплись. Все друзья Кашатки ходят дома в кепках, независимо от пола, национальности или социального статуса. Кепка необходима им для того, чтобы быстро найти голову, когда возникает необходимость поработать головой - например, поесть или подлубати в носу. Попытки Маскина оставить их без кепки терпят поражения, заканчиваются конфузом с обеих сторон и повышением призрачности. А говорить "хи-хи." они так и не могут научиться . Раздел четвертый Маськін i Шушутка Шушутка - владелец многих уникальных предметов: тріщалок-пищалок, погремушки-плескальця, чухальця-щипальця, розумця-думанця, большого песочных часов, песочного термометра, который для него изобрел Плюшевый Медведь (мол, если песок в нем горячий - значит, тепло, а если холодный - соответственно, холодно). Была в Шушутки гнівалка-ображалка, но он ее опрометчиво продал за бесценок, а когда хотел откупить - гнівалки-обижалки ужасно подорожали. Больше Шушутка ничего продавать не стал, а организовал свою "Brain Company" - это такой бизнес на двух ногах. Возникает в Шушутки, скажем, какая-нибудь проблема, у него в голове "Brain Company" активизируется, выскакивают такие себе мікрошушутки и говорят: "OK guys! В чем вопрос?" И все вопросы решают. Шушутка ужасно любит справедливость - следит, чтобы всем всего доставалось поровну, и за это он поплатился сполна: оберемкових котов перекормил, и они оба стали бочкообразными и спали больше, чем обычно. Кормил он как-то одного котика кошачьими лакомствами, подумал хорошо, и справедливо выделил другому коту, за волну ему показалось, что второму коту он дал немного больше, чем в первом, и тогда первом он добавил еще немножко, но сразу стало понятно, что второму коту досталось значительно меньше, и Шушутка подсыпал ему еще корма, сразу стало очевидно, что с первым котом он обошелся несправедливо, и пришлось его подкормить, второй кот, естественно, оказался в убытке, и ему Шушутка добавил кошачьих лакомств, как следствие - первом явно досталось меньше и его пришлось задабривать вкусняшками... Дойдя до середины большого мешка кошачьей вкуснятины, Шушутка активизировал свою "Brain Company" i загадал своим мікрошушуткам загадку: как наладить справедливое распределение корма между котами? Мікрошушутки подумали и вынесли вердикт: "OK guys! Что же тут думать - кормить надо". I Шушутка допхав-таки котам мешок до конца... Вот который поистине справедливый Шушутка. А еще Шушутка интересуется королями и деньгами. Он всегда интересовался, много ли денег у королей и как становятся королями. Маськін ему даже склеил великолепную королевскую корону и пошил роскошную мантию. Шушутка поцарював-поцарював, да и загрустил: денег от царствования не стало больше. А скорее наоборот, даже меньше, потому что все короли должны жить на широкую ногу, а также на широкую руку. Короче говоря, широко жить приходится. Молодая монархия Шушутки практически сразу столкнулась с непреодолимыми финансовыми трудностями, и Шушутка, поспешно посвятив в рыцари Плюшевого Медведя, обоих котов и хомяка Гамлета (в связи с насущной потребностью вышеназванного хомяка в рыцарском звании), сложил с себя сан Его Величества и стал простым подданным Ее Величества королевы Западной Сумасшедшие, поскольку у той с финансами пока все было в порядке. С тех пор повелось, что Плюшевый Медведь - не просто плюшевый медведь, а сэр Плюшевый Медведь. Точь-в-точь как в книге - летописном источнике всех рассказов о плюшевых медведей, романе всех времен и народов о Винни-Пухе. А поскольку оберемкові коты на самом деле были котом и кошкой, то кота стали называть сэр Кот, а кошку стали называть серинка Кошка. Сначала пробовали звать ее леди Кошка, но потом присмотрелись и все-таки решили называть серинкою (тут уж ничего не попишешь - производная форма от титула сэр). Вообще это явление уникальное - вдруг ни с того ни с сего быть посвященным в рыцари. Есть в этом что-то такое романтическое, с налетом средневековой позолоты. Встанешь как-то на рассвете и, разглядывая зим"пятую свою рожицу в зеркале лет, потерянных бессмысленно-безопасно, твердо постановиш - сегодня же добиться посвящения в храбрые рыцари и, недолго думая, отправиться осуществлять исключительно благородные дела. Так всегда рыцарь в сияющих доспехах Шушутка вскакивает вершить благородные поступки, всіваючи их обильными плодами не только кирпичный домик Маскина, но и всю окраину. Раздел пятый Маськін и оберемкові коты Маськін очень любил животных. Каких угодно: маленьких, больших, худеньких, толстеньких, пушистых и не очень. Маскина было всегда легко развеселить, если начнешь ему рассказывать увлекательные истории про зверят. Поэтому Плюшевый Медведь специально вычитывал в журналах с картинками о разных животных, а потом Маськіну в состав i толком пересказывал. Придет Плюшевый Медведь на кухню, заберется на своей скамейке-лежанке и начнет о животных рассказывать. А Маськін слушает i хихоче, очень ему все эти вусато-хвостатые истории нравятся. Какие птички когда вылупляются, как и где слоны умываются, и почему киты фыркают: "ффир-фр-фирр", когда дышат. Ну, вот таким образом спала Маськіну в голову мысль, что надо ему какую-нибудь живность дома завести. Маськін был бы рад-радесенький завести корову, лошадок, кроликов, поросят, цыплят, собачек, овечек, козлят и так до бесконечности... Однако Плюшевый Медведь, который внимание Маскина к себе ни с кем делить не желал, наприндився, как индюк среди двора, и важно заявил, что голубых тапочек в качестве домашних любимцев с Маскина достаточно. Маськін так горько загрустил, что Плюшевый Медведь не хочет живности заводить, что едва не заплакал, и Плюшевый Медведь сразу согласился завести кота, потому что он Маскина искренне любил и не хотел его расстраивать, а когда Маськін на радостях завел маленькое рыженькая котенка, то Плюшевый Медведь его сразу полюбил, стал с ним возиться, возиться и воспитывать в плюшевом ключи. Вообще возможность пообщаться с котом случается, пока он маленький - тогда он еще куда-то носится, что-то скачет, и вообще демонстрирует высокую жизненную активность. Немного повзрослев, рыжий кот набрался философских взглядов и шерстка у него зазолотіла Он много времени уделял своим философским размышлениям, хотя редко ими делился, и в основном проводил время во сне, принимая непринужденные философские позы. Обычно, это занятие можно было бы назвать сонным туризмом или туристическим сном. В течение одного дня на Золотого кота можно было встретить всюду: он спал на всех столах, на всех стульях, на всех кроватях, на всех креслах, не говоря уже про такие экзотические туристические места, как крышка рояля или корзину для белья (конечно с чистым бельем). Со временем Маськін определил поразительную закономерность в передвижении мест для сна Золотого кота течение суток. Как молодой бестолковый росток возвращает робко свою головку в направлении солнца, Золотой кот начинал утро с солнечного блика на полу спальни, потом передвигался вместе с ним в коридор, гостиную и т.д. Плюшевый Медведь, полистав свою Энциклопедии Плюшевого Медведя, вычитал, что потребность Золотого кота в солнце обусловлена процессом котосинтезу, которым большинство котов постоянно занимаются. Вы знаете, что в результате фотосинтеза растений образуются питательные вещества и кислород, полезные для окружающей среды, а в результате котосинтезу ничего, кроме того же кота, не образуется. Вы скажете, зачем же он нужен, этот котосинтез? Котосинтез нужный, необходимый ради самого процесса. А вы представьте себе - лежишь, котосинтезуєш, хвостом помахуєш - кайф. Философские мысли Золотого кота днем и ночью крутились вокруг себя, терялись в глубине, птицами зависали в эфире, постепенно видовжувалися, резино растягивались и счастливо ныряли в не менее философские сны. Не смотря на то, что никому в доме Маскина никогда не удавалось записать ни одной кошачьей мысли, но даже достоверно ее расшифровать, Золотого кота все считали мудрейшим, и даже Плюшевый Медведь, известный в своих плюшевых кругах, как великий поэт и философ, считался с Золотым, словно со своим учителем или наставником. Это были поистине золотые дни для Золотого кота. Его еще никто не таскал в охапке, не называл глупым котом и не объединял в сомнительную группу с оскорбительным названием "Оберемкові коты", которой наградили представителей семейства кошачьих дома, с тех пор, как в нем появилась кошка Бася. Кошка Бася была полной противоположностью Золотому коту. Она отмечалась первозданной глупостью, забывчивостью, метушливістю, настойчивостью, упорством. Прыгала везде, как ненормальная, и норовила укусить Золотого кота за голову, заднюю часть, лапы и хвоста. Золотой кот едва не оказался в госпитале с диагнозом "ушиб кота средней тяжести", ненароком гепнувши с лестницы, неожиданно атакован бесноватой пустункою. От того времени философские мысли Золотого кота начали блекнуть, он стал нервным и принимал на ночь аспирин от головной боли. Он так запереживал, что даже ошибочно, напісяв Маськіну на кровать. Так плохо Золотому коту не было с тех пор, как его укусила неядовитая змея и он уже собрался умирать, к счастью Плюшевый Медведь вычитал в своей Энциклопедии, что змея неядовитая, и Золотой кот выздоровел. Частенько нас убивают мнимые болезни - посмотришь по телевизору про птичий грипп и начинаешь чихать по птичьему: "Кудааак-ааапчхи! Кудаак-аапа-пчхиии!", рука невольно тянется за упаковкой разрекламированного "цып-цып-міцину" или, как Плюшевый Медведь, услышав по радио о коровах"ячий сказ, покрылся сплошными пятнами, как леопард. Маськін его жалеет, пятна зарисовывает, а сам строго так спрашивает: - А почему это ты пятнами покрылся? А Плюшевый Медведь и говорит: - Ну-у, божьи коровки все пятнистые! Он просто все перепутал и решил, что речь шла о бешеных божьих коровок, с которыми Маськін имел неосторожность столкнуться в прошлом году. Тогда домик переполнился от нашествия божьих коровок Вообще, бешенство среди насекомых встречается очень часто. В Энциклопедии Плюшевого Медведя были описаны случаи комариного бешенства (когда комары пытаются укусить водосточную трубу), пчелиного бешенства (когда пчелы пытаются запилить освежитель воздуха), мотылькового бешенства (когда бабочки просят разрешения приземлиться на вертолетной площадке) i бешенства железнодорожных семафоров, которые хоть и не насекомые, но в Энциклопедии Плюшевого Медведя относились к насекомым, потому что были владельцами вибалушених-витріщених зеленых и красных глаз. Так кошка Бася добилась того, что Золотого кота выкручивало при одном лишь упоминании, и он не сразу позвал на помощь, когда Бася, с привязанной к шее желтым воздушным шариком, спряталась под диваном, под который шарик, разумеется, не влезла. Глупая Бася рвется, а веревочка затягивается, она сильнее рвется, а веревочка еще больше затягивается. Когда Бася захрипела и притихла, милосердный Золотой пожалел беднягу - вызвал Маскина, и тот высвободил причмелену кошку-дуру. Шарик Плюшевый Медведь с Шушуткою отпустили в небесные просторы и быстренько начали по ней стрелять из духового ружья. Но шарик испуганно метнулась вверх, где и встретила воробья-молодца и, не отличаясь несмотря на видимую легкость легкомыслием, жалобно пожаловалась ему на то, что случилось. Желторотый воробей-молодец, любитель скандальной славы, сразу же наделал Плюшевом Медведе на затылок, причем абсолютно бесплатно, абсолютно с пилотного чувство взаимовыручки, которое объединяет всех воздухоплавателей, которыми воробей i воздушный шарик, безусловно, были. Ободренная материальной сатисфакцией, воздушный шарик продолжила свой полет на север, где закончила свои мимолетные дни в одном эскимоски поселке обычной резиновой тряпочкой, которой эскимос, товарищ по несчастью ледяных полей, затыкал бутыль с огненной водой, купленной на пособие по безработице, которое выплачивают ему нехорошие люди с юга, чтобы он точно и окончательно спился. Бася, потратив впустую одно и получив взамен вторую жизнь из списка девяти кошачьих жизней, до Золотого кота отношение изменила на вежливо-уважительное, перестала нагло лезть в его миску, и даже стала спокойнее и привлекательнее. Вот какую диковинку сделает с божьим созданиям близость неминуемой гибели от удушья веревочкой той шарика, которая не влезает под диван в то время, когда это божье создание из последних сил всхлипывает, под этот диван упрямо лізучи. Так и мы - накинули на себя, забавляясь, петельки от наших воздушных шариков, лезем под дивана что есть сил и молим Всевышнего, чтобы он послал нам Золотого кота, который позовет Маскина, который бы нас высвободил из петли, - вот тогда мы станем хорошими-хорошими, хоть к ране прикладывай, якобы нельзя стать хорошими и без этого исключительного происшествия. После описанного выше происшествия, статус котов в Маськіному дома понизился i обветшал. Их начали таскать в оберемках i называть оберемковими котами. Через такую свежую напасть Золотой кот решил выучить французский и уехать от всего этого кошмара в Париж, в институт Пастера, где ему давно предлагали место заведующего лабораторией котосинтезу. Он открыл учебник французькї, но на третьей букве его зморили сон-дрема, на четвертой сон набрался сил и перешел в мягкое мурлыканье. Когда Золотой кот проснулся на следующее утро, то вместо учебника с французского под ним почему-то лежал техпаспорт велосипеда Шушутки, а механиком Золотой кот становиться не захотел. Так он и остался жить-поживать в Маскина, твердо решив, что если Маськін заведет третьего кота, он все-таки выучит французский или убежит жить до эскимоса, потому что тот, хоть человек и небогатый, но веселая, если i не ментально, то благодаря огненной воде. А французский язык пришлось учить Плюшевом Медведю, потому что он пригласил почаевничать месье Сільвупляшкіна, i задался просветительской целью выяснить, что означает на французском "сільвупле". Раздел шестой Маськін i мусьє Сільвупляшкін Мусьє Сільвупляшкін появился в домике Маскина внезапно и неожиданно. Правду говоря, его пригласил Плюшевый Медведь после того, как одного солнечного утра пришел к мысли, что французский язык он уже выучил. Мусьє Сільвупляшкін жил по соседству, в небольшой, но гордой стране Квебекестані. Поскольку Плюшевый Медведь недавно прочитал знаменитую книгу мусьє Сільвупляшкіна "Зачем французам Бородино?" и очень увлекся начитанностью, ученостью мусью, а главное - личным знакомством с птицей высокого полета, метром Наполеончиком, который заведовал местной колбасной фабрикой. В Квебекестані проживало очень много французских знаменитостей: мусьє Бомарше - Пресспапьєн - директор Квебекестанської типографии, мусьє Робеспьєршок - личный секретарь ката i мусьє Луи де Фуніс - начальник железнодорожной станции Сюрприз. Все это уважаемое панство было в добрых приятельских отношениях с мусьє Сільвупляшкіном - историком и географом по образованию и заядлым коллекционером пульверизаторов по призванию. Плюшевый Медведь никак не мог оставаться в стороне от такого интеллектуально-аристократического ячейки Квебекестану i написал письмо-приглашение Письмо-приглашение Плюшевого Медведя Мон шер мусьє Сільвупляшкін! Же Вас прошу к нам на салат оливье, на сладкое - суфле (с курасоном, мусью) Же Вас жду и адью. Мон сэр Плюшевый Медведь Плюшевый Медведь лизнул марку с изображением королевы Западной Сумасшедшие, от чего она брезгливо поморщилась и почіхала лизьнуте место. Плюшевый Медведь удивился, но быстро осознал свою ошибку: марку он лизнул не с той стороны. Облизана королева вернулась в Плюшевого Медведя огузком, и он облизал ее с правильной стороны, наклеил марку и отправил письмо. Вообще лизание задней части сановных персон является занятием чистой, потому что сановные персоны следят за собой и всегда наносят небольшой слой клея, чтобы марки с их изображением лучше приклеивались. И кому мы только не лизали-облизывали зад со времен изобретения почтового уведомления, которое позволяет чихнуть в конверт и послать гриппозную заразу на другой конец світуОблизували мы зады королей и премьер министров, Мао Цзедунів и других коммунистов. У Плюшевого Медведя всегда с этим была проблема. Не то чтобы ему не хватало слюны, а просто стоило ему лизнуть зад любой сановной персоны, как сразу начиналась тошнота; своего времени Плюшевый Медведь пропитывал заднюю часть марок водой, но от этого сановные персоны конфузилися, письма до адресатов не доходили, зато доходили куда следует, и оттуда Плюшевого Медведя попросили сделать над собой усилие и лизать, как все. Плюшевый Медведь поахав-поохав и справедливо решил, если уж лизозадства не відвертишся, то надо остановиться на королеве Западной Сумасшедшие - она выглядела немножко чепурнішою. Никто в Маськіному дома не удивился, когда, сначала в прихожей, а потом на лестнице зачувся стук маленьких ножек и характерные выкрики: - Ву а ля! Ву а си! Заплатите за такси! Маськін выбежал из дома, чтобы расплатиться с таксистом. На счетчике высвечивалась цифра, которая означала или дату (число, месяц, год), или телефонный номер. Во всяком случае, эта цифра никак не могла означать оплату за проезд, даже с Квебекестану. Таксист, однако, вежливо объяснил, что мусьє Сільвупляшкін, спеша в гости к Плюшевому Медведю, заехал на минутку в Париж купить свеженьких вафель на бульваре возле Лувра, потом завернул в Алжир, где приобрел на гостинец инжира, и наконец заскочил на Французский атолл в Тихом океане, где французский посол лечился от лучевой болезни, которую сначала считали французским насморком, потом звездной болезнью. Но, после того, когда испытания ядерного оружия на атолле участились и жена посла, которая не любила спать с включенным светом, начала жаловаться, что французский посол ночам слишком светится-излучается и даже прожег матрас в двух местах, его признали больным лучевой болезнью На Французском атолле мусьє Сільвупляшкін, лучевой посол i таксист Жак Легош, что по-французськи означает Жак-Левак, угостились вафлями и инжиром, предназначенными Плюшевом Медведю, и поэтому Жак Легош зарулив обратно в Алжир и Париж, чтобы пополнить запасы инжира и вафель, которые мусьє Сільвупляшкін ошибке-случайно все-таки схрумав, практически непосредственно перед прибытием в Плюшевого Медведя. Кроме того, Жак Легош, в отличие от своего напарника Филиппа Дедруа что означает Филипп-Правый, все время заворачивал налево, поэтому такси простаивало в сомнительных кварталах Алжира и Парижа, а счетчик все тикал и тикал... Маськін расплатился за такси в рассрочку, выписав Маськін-чеки на год вперед, потому что не мог отказать в гостеприимстве французском вторую Плюшевого Медведя. Мусьє Сільвупляшкін носился по дому Маскина в поисках неизвестного и непонятного предмета французского быта, который назывался "франкофон". - Где тут у вас франкофон?! Где-э-ээ?! - пенился-слинився мусьє Сільвупляшкін, а Плюшевый Медведь лихорадочно рылся в словаре, чтобы узнать, что же это такое. В словаре такого слова не нашлось, однако впоследствии оказалось, что Медведь перелистывал норвежско-барвазанський словарь, где французские слова, как не странно, почему-то не встречались. Наконец, найдя значение в правильном словаре, Плюшевый Медведь узнал, что франкофон - это такой телефон, по которому можно общаться на французском. Обычные телефоны, на мнение жителей Квебекестану, так безжалостно калечили прозрачную французский произношение i искажали понос, извините, прононс, что они перестали ими пользоваться. Дело в том, что мусьє Сільвупляшкіну нужно было срочно позвонить своей жене, мадам Сільвупляшкіній, которая всегда очень беспокоилась, когда муж где-то шатался, а не сидел, как положено, у своей любовницы, с которой мадам Сільвупляшкіна была на короткую ногу, руку, и еще что-то, о чем не пишут в сочинениях, предназначенных для почтенной публики. В Маськіному доме франкофона найти не удалось, и Плюшевый Медведь вручил мусьє Сільвупляшкіну свою подзорную трубу, с которой заблаговременно вытащил стекла и птичье гнездо. Гнездо звило семейство попугаев, которые проводили там свой второй медовый месяц, наблюдая за звездами и отдыхая от надоевшего изучения слова "пиастры", которому учил их Шушутка, подключив на помощь компьютер. Он записал на компьютер слово "пиастры", и тот повторял это слово днем и ночью, беспрестанно, так что у попугаев безумно разболелись i распухли головы. Они говорили Шушутці, что уже давно усвоили слово "пиастры", поскольку любой проштампован фабричный попугай конвейерной расфасовки, знает слова "пиастры", "Попка-дурак" и фразу "Кушать дай", необходимую в процессе самообслуживания. Однако Шушутка решил навечно закрепить их знания, поэтому попугаи нашли на некоторое время относительное спокойствие, присмирев в підзорній трубе, где не было слышно завывание компьютера. Мусьє Сільвупляшкін схватил подзорную трубу, направил ее в сторону уха мадам Сільвупляшкіної в Квебекестані i затараторил по-французськи: "Я в Плюшевого Медведя, не беспокойся, ма шери!" Однако мадам Сільвупляшкіна ничего не услышала, потому что самодельный франкофон недостаточно гугнявив в нос, и мусьє Сільвупляшкіну пришлось повесить себе на нос бельевую прищепку, чтобы соответствовать самым высоким стандартам французского произношения, принятым в телекоммуникационной системе Квебекестану. А подзорную трубу после разговора с мадам Сільвупляшкіною французский гость попросил упаковать, потому что больше для наблюдения звезд она не годилась, впрочем, как и для помещения очумелых от слова "пиастры" фабричных попугаев. Бельевую прищепку Маськін завернул вместе с трубой, подписав: "Авэк ле комплєма де ла мезон де Маськін", что означает: "Примите самые искренние поздравления от славного Маскина! После всех хлопот, наконец, началось чаепитие. Сначала подали салат оливье (известный в народе как мясной), которым Плюшевый Медведь любил полакомиться, потому что в салате было много зеленого горошка. Был бы салат с красным горошком или там, скажем, с голубым, Плюшевый Медведь любил бы его меньше, но с зеленым горошком он его просто обожал. Мусьє Сільвупляшкін оказался капризным и досадным ворчуном. Он долго ковырялся вилкой в салате и занудливо объяснял всем, что в настоящем салате оливье i сорт картошки должен быть другой, и морковка - оранжевіша, и вообще готовить должен повар по имени Оливье, а не какой-то там Маськін (или как там он у вас называется?) абсолютно без парижского диплома поваренных искусств. Короче, сплошное "се па са" получалось, хотя салат мусьє уписывал быстренько, аж за ушами лящало, а после лихо заявил, что и вилки у вас к салату были неправильные. "У нас, - говорит, - в Париже в носу пальцем ковыряются. На это специальная ложка есть". Политически подкованные тапки Маскина сразу решили послать поздравительную телеграмму главе французского правительства: "Поздравляю Вас с ложкой!" - настолько их поразила недосягаемо-высоким уровнем французская культура. Суфле тоже подпал под критику мусьє i получило низкую оценку за недостаточную пышность, не говоря уже о курасони, в которых куры были недостаточно сонными на вкус мусьє Сільвупляшкіна. Очень воспитанный Плюшевый Медведь завел приятную беседу, расспрашивая о высокопоставленных знакомых мусьє Сільвупляшкіна, о которых Плюшевый Медведь часто читал в квебекестанських газетах. - Как живет-поживает глубокоуважаемый мэтр Наполеончик? - закіськісяв по-модному Плюшевый Медведь. А мусьє Сільвупляшкін ему в ответ запуркуав, мол, метр Наполеончик сейчас в отпуске на острове Святой Ліннетт, где пишет мемуары о своем славном руководство колбасной фабрикой. Первую часть метр Наполеончик уже написал. Она называлась: "Как я відковбасив австрийцев и других колбасников". Теперь он работает над самой сложной частью мемуаров: "Как я відковбасив Россию" - гострополемічною ответом на опубликованные мемуары господина Кутюзкіна: "Как я відковбасив Наполеончика". Все эти писательские шедевры интересовали мусьє Сільвупляшкіна прежде всего, как историка, а также (не в последнюю очередь) как автора замечательного произведения "Зачем французам Бородино?", заключительного аккорда двух блестящих трактатов "Кто победил при Ватерлоо?" и "Мы еще скажем свое НО!" На основе последнего произведения был снят художественный фильм с Пьером Ріжаркою в роли "Мы", где он все время скакал на игрушечной лошадке и размахивал детской атомной бомбой. - Вы недооцениваете французов, - заявил мусьє Сільвупляшкін, брызжа одеколоном из коллекционного пульверизатора себе на лысину. - Мы еще покажем всем свое о-ля-ля! День медленно клонился к вечеру, на часах мусьє Сільвупляшкіна, снятом с собора Парижской Богоматери, пробило семь раз, и он, попросив у Маскина упаковать на дорогу остатки салата оливье, курасонів i суфле, на общее разочарование быстренько откланялся и пошел пешочком к себе домой, благо он был близко. Раздел седьмой Маськін i МАСЬКІН-гольф как-То в голову Маскина постучалась идея поиграть в гольф. Он знал, что есть такая игра, когда все надевают гольфы, но не знал, что потом нужно делать. Маськін достал из своей каморки старого гольфа, натянул его на правую ногу и обулся в свой знаменитый голубой тапочек. Игра сразу же закончилась. Маськін еще немножко поиграл, снимая i натягивая гольф, но интересной, действительно напряженной игры, которая имела бы не на шутку увлечь, не получилось. Маськін погрустнел, но решил не сдаваться. Маськін начал внимательно рассматривать картинки в книжке про богатых людей и увидел, что для игры в гольф, кроме того, нужна была специальная палка, маленькие белые шарики, вроде голубиных яиц, и, главное - богатый партнер с сигарой и циничный вид. Еще была нужна зеленая поляна и дырочка, куда мячик нужно было загонять. Маськин решил начать с поляны. Красивый травянистый зеленый луг Маскина уничтожили бульдозерокротики, i Маськін решил с ними бороться. Бороться кроты не захотели i сдались без боя, однако луг портить не перестали. Тогда Маськін обулся в свои голубые пушистые Маськотапки i отправился к кротовой супервайзера. Вы думали, к кротовой короля? А вот и нет. Кроты, не смотря на свою підсліпуватість, были ужасно просветленными лицами и знали из газет, потерянных туристами, что на дворе давно уже другие времена и королями называться уже не модно, а модно называться супервайзерами. Тогда кротовый король назначил сам себя супервайзером всей кротячої страны, а королевский сан снял с себя добровольно i составил под табуреткой до лучших времен, когда короли снова войдут в моду. Итак, пришел наш Маськін к кротовой супервайзера и пригрозил, что если кроты и дальше будут портить Маськіну зеленую поляну-поляну, Маськін их всех до одного перестанет любить, называть "уси-пуси", рассматривать их попки с короткими мишкоподібними хвостиками и запишет их к разряду мышат, согласно классификации Маскина животного и растительного мира. А относиться к разряду мышат не так уж и хорошо, ибо, правду говоря, Маськін боится их голых хвостиков и повышенной раздраженно-импульсивной непредсказуемости. "Ой, шмыгнула туда" или "Ой-ой-ой, опять она побежала! Ай, караулВрятуйте, помогите! В банку ее! Прицюцькуваті котиДарма жерете "Віськас"! Мышей не ловите!" - вот какую неожиданную реакцию у Маскина вызывают представители разряда мышат. Смеркалось, и по тоненьких веточках медленно струились дождевые капельки. Природа полнилась свежими звуками: вечерними серенадами лягушек, а Маськін все продолжал сидеть на холме и спорить с кротячим супервайзером о свой зеленый луг. Наконец они пришли к обоюдному согласию: Маськін подарит супервайзеру свои старые темные очки, а кроты перестанут уничтожать луг. Темные очки были крайне нужны кротячому супервайзеру для того, чтобы выглядеть зрячим среди слепых. Ну кто подумает про крота в старых солнечных очках, что он слепой? Просто все решат, что сидит себе на солнышке джентльмен, отдыхает-загорает. А быть зрячим среди слепого королевства полезно для поддержания королевской власти, основанной на старинных традициях кротовых королей, королевское ложе которых никогда не упоминалась неприличным использованием черных глазных повязок, украденных, обычно в самолетах, а потом начеплених перед сном, чтобы сияющее утреннее солнце не прорывалось сквозь наглухо закрытые ставни наших многостраждальних глаз, которым пришлось многое повидать на своем веку. Считаться зрячим среди сплошной слепоты, закрепленной национальной традицией, дает больше оснований называться кротячим супервайзером или любым другим новомодным словечком, признаком королевской власти: президентом, премьер министром, генеральным секретарем... Маськін вручил кротячому супервайзеру свои старые, за кротовими меркам новомодные, солнечные очки, кротовый супервайзер королевской крови уютно свернулся клубочком, пристально и придирчиво оглядывая все вокруг, остальные кротовых подданных отправилась разрывать-раскапывать соседский лужок, перешептываясь между собой, у них теперь очень суперзрячий правитель и как они теперь смогут достойно прорыть вход в третье тысячелетие, сравняв с землей отвратительный i дискримінуючий образ слепого крота. Крот не слепой! Он просто лишний раз не глазеет, а копает себе втихаря и точка. И ничего слепому лишний раз в глаза колоть, что он слепой, а то он найдет способ избежать дискриминации, которая так ранит кротячу психику. Завершив победно своим солнечно-окулярним пактом полномасштабную революцию общественной кротячої самосознания, Маськін наконец пошел покупать себе палку-клюшку для игры в гольф и шарики. В магазине - нечем дышать, гуляет немало зденервованого народа, поэтому Маськін трудом избавился от своих скромных сбережений и уставший, хотя доволен, вернулся на зеленый луг и начал играть в гольф. Чтобы хоть как-то отличать эту игру от настоящего гольфа, этот гольф стали называть "Маськін-гольф", где все, в общем, как в настоящем, но перед началом игры необходимо устроить самую настоящую полномасштабную революцию общественного самосознания любого народа, пусть даже и такого зрячего, как кроты. В кротячому обществе появилась новая правящая партия "Зрячие кроты", и они действительно ослепляют своим видением желающих, с трех до четырех ночи, пользуясь национальными солнечными очками, подаренными Маськіном, и поверьте мне, они видят в таких условиях нисколько не хуже Вас, мой насмешливый читатель. А циничного партнера Маськін поиграть в гольф не приглашает. Ну, должен он хоть чем-то отличаться от игры этих тщеславных и напыщенных индюков? Раздел восьмой Маськін и Машина Маскина Когда Маськін был маленький, у него не было машины, зато была замечательная кармашек-копилка, в которую помещались камешки, ракушки и другие детские сокровища. Потом в кармашке стало мало места, и Маськін приобрел себе сеточку. Через дырки в сеточке все сокровища странным образом испарялись, i Маськін приобрел портфелика-ранца, который и удовлетворял временно его потребности. Однако в портфель приходилось сочинять всякие книжки с тетрадками, потому Маськіну параллельно с собиранием камушков приходилось учиться в школе для Маськінів, чтобы постепенно становиться правильным Маськіном. Со временем Маськін стал владельцем огромной хозяйственной сумки. Он составлял до нее важные предметы Маськіного быта и другие повседневные ценности. Поскольку сумка стала очень тяжелой, то Маськін приделал к ней колесики, потом небольшой руль, мотор, карбюратор, кузов, сигнальные лампочки, фары, выхлопную трубу, гудок и главное - двери, окна, ну и все остальное, необходимое в настоящий автомобілізованій хозяйственной сумке. Старую сумку, правда, пришлось удалить, поскольку она мешала под колесами и тормозила движение. Так в Маскина появилась Машина. Сначала Машина была молодой-зеленой и бестолковой, думала, что она корова, и ходила пастись на лужок. Однако довольно быстро выяснилось, что Машина Маскина - не корова, и необходимость пастись отпала сама собой. Какого дня Маськін покрасил корову, то есть Машину, в красивый бордовый цвет для повышения бодрости. Маськін планировал разрисовать свою машину ромашками, но почему-то не разрисовал, а сел и поехал в магазин за покупками. Экономическое состояние в государстве, где жил-поживал Маськін, на счастье был хорошим, и потому покупок Маськін покупал много. Машина сопели, кряхтела, но сопротивления не оказывала. За это Маськін частенько угощал ее то хрустящей морковкой, то сладкой апельсинкою. Потом оказалось, что Машина Маскина плохо знает правила дорожного движения, i Маськін отправил ее учиться в балетную школу, чтобы развить у нее чувство ритма, и чтобы ее там научили всяким важным движениям, например, назад или вперед. Маськін даже сшил Машине пачку - юбочку, как у балерины, и особые балетные тапочки - пуанты. Машина Маскина благодаря таким нововведением стала чрезвычайно элегантной и подвижной. Она научилась парковаться даже задом, боком и немножко передом. Маськін дружил со своей Машиной и иногда посещал вместе с ней всякие развлекательные мероприятия. Однажды Маськін пошел со своей Машиной в цирк. Там они накупили мороженого всевозможных сортов и уселись в первом ряду смотреть спектакль. Цирковые лошади мчались вдоль манежа, и подхваченная ветром опилки веселым вихрем неслась на Маскина и его Машину. Однако они вовсе не сердились. Им тоже было весело. Маськін хихотів и Машина хихикала. Затем им показывали слона, огромного, как гора. После спектакля они залезли на слона, и дядюшка в цилиндре сфотографировал их на память - Маськін с Машиной на слоне! Или может быть что-то чудеснее?! Еще Маськін со своей Машиной любил путешествовать по разным странам, магазинах и бензозаправках. Однажды Маськін с Машиной умудрились пересечь Атлантический океан. Правду сказать, океан был не совсем настоящий. Это было дождливой осенью, и во дворе образовалась настоящая огромная лужа, которую Маськін назвал "Атлантический океан". Вот его Маськін с Машиной и пересек. Вот какие они были путешественники! Однако не всегда было безоблачно по обе стороны Атлантического океана Маскина. На одном берегу жили пятнистые лягушки, на другом - без пятнышек. У меня нет нужды объяснять высокоуважаемого читателю, что подобное различие весьма достаточное, чтобы послужить причиной затяжного вооруженного конфликта. Понятно, что в этом случае не обошлось без военных действий. Вооруженные силы пятнистых лягушек, вооружившись противнющими голосами, начали выводить из себя лягушек без пятнышек, поэтому коты Маскина нервничали, да и Маськін спал плохо. Настоящий кошмар начался тогда, когда лягушки без пятнышек, придя в себя от первых сокрушительных атак вражеского кваканье, применили свое секретное оружие - они заквакали так, словно кто бы водил заржавленным токарным станком по виламаній по турбине электростанции, на которой еще остались следы вибраций свіжовиробленої электронапряжения. Маськін сразу созвал совет, состоявший из оберемкових котов, небольшого вдумчивого Плюшевого Медведя, Кашатки, Шушутки и, конечно, любимой Машины Маскина. Машину послали послом в пятнистых лягушек, а Плюшевого Медведя - до лягушек неплямистих. Котов никуда не послали, потому что они были ленивые и никуда бы и так не пошли, особенно в мокрую погоду. Машине было однаковісінько сухая погода, мокрая. В мокрую погоду ей приятнее было ездить, потому что солнышко припекало не так сильно, а шины не так сильно натирало. Итак, пришли посланцы Маскина к враждующих сторон, а там битва в полном разгаре. Главная пятнистая лягушка вышла совсем из себя, повысила голос настолько, что в соседнем лесу разболелась голова в лося , и он попросил лосиху дать ему что-то от головной боли, и сделала ему компресс на рога. Таким образом, конфликт явно вышел за берега Атлантического океана Маскина i начинал затапливать весь регион. А Маськін пошел на кухню варить варенье и думать о мировые процессы, пока его верные посланцы вели переговоры. Мысли-понятия Маскина о мировые процессы Я привожу здесь сокращенный список мнений-предположений Маскина о мировые процессы. Полный список можно найти на чердаке в старом сундуке в томе 28-м Полного сход мыслей Маскина, вы также можете ознакомиться с комментариями Маскина, тех мыслей-предположений касаются, а еще рекомендую познакомиться с полным индексом второстепенных мыслей Маскина из первостепенных вопросов с трехразовым отступом относительно третьестепенных вопросов животноводства, вареннячковарства i мирного использования эффекта шумознімання в сфере вареннячковиробничої промышленности. Итак, мысль первая: Если в мире все тихо-мирно, то и шуметь не надо, а то будет трудно заснуть, а в котов испортится настроение. Мысль вторая: Если мировые неспокойно, то его следует перевернуть на другую сторону, спеть ему колыбельную-колисанку о "серенького котика-воркотика", и мир будет спать, будет спать и успокоится. Третья мысль: Мир - мира, свет - миру, а если попросит еще чего-то, то сразу не давать, а пусть сначала мир почистит уши, соберет игрушки и пообещает больше не говорить бранных слов, услышанных во дворе. Эти три гениальные мысли-Лев Толстой хотел было использовать в своей исключительной сказке "Война и мир", но Маскина тогда еще на свете не было, и Толстой ограничился своими собственными мыслями. А что вы себе думаете - i такие гиганты мысли, как Лев Николаевич, имеют небольшие недостатки. Но великодушный Маськін искренне его любил, поэтому и не сердился. Он сам тихонько дописал эти три мировые мысли на краешке четвертого тома Толстого, и на этом они оба успокоились. Итак, гонец-посланник Плюшевый Медведь, вооруженный зонтиком нарисовал всем неплямистим лягушкам замечательные пятна, а Машина наглядно объяснила пятнистым лягушкам, что все лягушки братья и сестры, и связала им красные ленты, чтобы потом различить, лягушки действительно пятнистые с рождения, а которые окрашены. Это было важно с чисто исторической и научной точки зрения. Утихомирені лягушки легли мирно спать, а Маськін, Машина, Плюшевый Медведь и два оберемкових коты пошли в беседку пить чай с вареньем и смаковать мирную тишину. Машина ужасно любила наслаждаться тишиной и вареньем в кругу друзей, ведь с детства росла в любви и ласке, поэтому и выросла впоследствии в МАШИНУ МАСКИНА. РАЗДЕЛ ДЕВЯТЫЙ МАСЬКІН I ЛИСА Однажды во двор к Маскина забрела лиса. Она была ужасно худющая, i Маськіну в первое мгновение показалось, что это собака. Собак Маськін обожал: породистых и непородистых, больших и малых, питбуль-тер"єристих i шавкоподібних. А тут оказалось, что во двор прибилась рыжая лиса, а лис Маськін не любил, потому что считал морально испорченными дерзкими налетчиками - очень похожими на политиков. Лиса, которая забрела к Маскина, тоже отличалась дерзостью и неразборчивостью в средствах. Это довгов'язе хвостатое чудовище пропхало своего длинного носа между прутьями ограждения Маскина и начало обнюхивать место, где Маськін с котами и Плюшевым Медведем устраивали пионерского костра и пели туристическо-походные песни. Маскина возмутился и попытался обстрелять лису из швабры, что первая попалась под горячую руку, но рыжая кумушка проигнорировала артобстрел. Тогда Маськін, найдя в своем гардеробе лисью шубу, начал наглядно демонстрировать свое отношение к лис, размахивая шубой, словно доблестный рыцарь боевым знаменем. Лиса на грозные военные приготовления не обращала аніякогісінької внимания и преспокойно перешла к обнюхивания миски с остатками каши, которую не доел Плюшевый Медведь, что сейчас наслаждался водными процедурами в пруду рядом с домом Маскина. Плюшевый Медведь любил по-мільйонерськи насладиться в ставку, но, вместо бокала охлажденного мартини с оливкой, он любил потреблять вкусную густую овсяную кашу с корицей, сваренную Маськіном. Маськіну пришло в голову, что, возможно, лиса бешеная, поэтому он задал ей несколько наводящих вопросов об устройстве государства, в котором жил Маськін, о политической системе и права избирателей. Лиса не ответила ничего, с чего Маськін сделал вывод, что она вполне нормальная и бешенством не заражена. Тогда Маськін повесил військовозобов'язану шубу обратно в шкаф и пожаловался на въедливую лису котам. Коты немедленно отправились к своим горшков и стали действовать согласно протокола под кодовым названием "Дубль ве, си" (ватерклозет). Через несколько минут коты повторили операцию, сделав контрольный газовый выстрел. Маськін вышел наружу проверить, лиса тем не показала хвоста, увидев наличие представителей крупных кошачьих, поскольку на ограждения в Маскина висел пляжное полотенце с изображением леопарда, а продемонстрированный котами военный маневр должен был эту визуальную атаку закрепить. Лиса незворушносиділа в противогазе... "Это война", - решил Маськін, озадаченный таким нахальством. Он бросился в дом, притарганив старую пионерский горн и громко заиграл: "Ту-ру-ру-ра - зовет труба!". Лиса в ответ элегантным движением достала планшет и начала неспешно зарисовывать топографическую карту Маськіного двора. Доведенный подобным дерзостью отчаяния, Маськін вытащил хлопушку-тріскуху и не мешкая ни минуты, выстрелил прямо в лисе над ухом. Впоследствии, в своих мемуарах "Пора віськового лихолетья" лиса признавала, что ее контузило, однако в момент хлопанье хлопушкой-тріскухою она проявила героическую выдержку и даже ухом не повела. Маськін - мудрый и дальновидный стратег, решил достичь перемирия. Он послал лисы ультиматум, что если она немедленно не прекратит военные действия и не выведет себя из территории Маськіного двора, то Маськін прекратит военные действия в одностороннем порядке и пойдет спать, а лиса может сидеть здесь хоть до утра. Утром выпадет холодная роса, она промочит лапы и хвост насквозь, еще и заработает ревматизм. Вы можете себе представить, как лисы жить с ревматизмом. Надо зайца поймать - дудки! С ревматизмом далеко не побежишь! Хитрая Лиса ультиматум проштудировала и бегом полиняла со двора, поймав хорошего хлебавши. А вы говорите - мирные переговоры не действуют. Имейте в виду, что в венчик мирных переговоров нужно всегда вплетать мирные угрозы, тогда дело пойдет на лад. РАЗДЕЛ ДЕСЯТЫЙ МАСЬКІН I ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ Солнечного летнего утра вышел Маськін улицу, а там - жара-жара, нечем дышать. Вернулся Маськін в дом и сел телевизор смотреть. По телевизору именно Индию показывали - там тоже было жарко. - Глобальное потепление, - вздохнул печально Маськін. I, погрустневший, поплелся проверять, как там поживает его лисья шуба. Лисья шуба держалась в форме и чувствовала себя хорошо. А все благодаря заботам Маскина, который добросовестно тренировал ее на зиму. Шуба уже выучила две команды - "Цып-цып-цып" и "Брысь!" Услышав команду "Цып-цып-цып", шуба плавно скользила с вешалки i принимала Маскина в свои теплые меховые объятия. Услышав команду "Брысь!", она легко скользила по плечу и шел отсыпаться в шкаф, успешно відбрикуючись от прожорливой моли. Маськін похлопал свою лисью шубу по плечи, и говорит: - Вот незадача... Не скоро нам с тобой светит гулять. Посмотри-ка, какая жара на улице. И действительно - на улице было очень жарко, солнце пекло вовсю. Пруд почти весь высох, а пятнистые лягушки так загорели, стали сплошь черными. Маськін как-то присмотрелся и увидел, что лягушка прочь-таким почернела, и как закричит: - Смотрите-смотрите! Черная Жаба! А жаба на него как фиркне презрительно: - Я - не черная. Я - афро-американская. Вообще, глобальное потепление не застало Маскина врасплох. Он уже начал привыкать, что все в наши времена приобретает глобальных форм, как: глобальная глупость, глобальная серость, глобальное затемнение, глобальное під'юджування i глобальное питания с громким названием "сеть Макдональдс". Поэтому глобальное потепление Маскина мало смутило. Оберемкові коты, наоборот, были счастливы - они так мерзли остальное время, когда было только "жарко", а не "очень жарко", как теперь, и так истощились за тот период, который преимущественно проспали, хотя и недостаточно глубоким сном, что Маськін за глобального потепления всегда находил их в сонно-блаженных и восторженно-спящих позах, а на их мордочках вплоть высвечивалось: "Пожалей, не буди, сам ложись и поспи!", "Перед сном ночным, серьезным, вволю поспать можно. Глазки крепко закрой, хвост и лапы отвергай!". Их меховые полушубки вплоть пашіли жаром, но коты их ни за что не снимали, наверное потому, что боялись погубить из карманов какие-то важные кошачьи документы. Скажете, коты не имеют карманов? Вот мех у них есть - это, в основном, пушистая и самая привлекательная, найчарівливіша, завораживающая оружие, которым коты успешно завоевывали человечество, поставили его себе на службу, поселились в его домах и спали на его подушках, деликатно витурюючи нежно-розовыми подушечками своих лапок головы своих хозяев с их законных койко-мест. Поэтому, все без исключения коты панически боятся промокнуть, потому что мокрая кошка выглядит именно так, как она и была создана вселенной, - зверьком, постылым из вида, величиной с крысу. Если бы кошки были все время мокрые, не стали бы они самым популярным видом на Земле, который, безусловно, покорил сердца большинства людей. А вот Шушутці Глобальное потепление отнюдь не вредило - он просто начал разгуливать с голым брюшком и чаще бегал щупать песок в своем песочном термометре, спрятанном в шкафу от оберемкових кошек, потому что они каждый раз пытались применить как термометр измеритель влажности, а Шушутка с этим категорически не соглашался. Не вредило глобальное потепление i Кашатці - она как раз приобрела три новые купальники, и глобальное потепление стало прекрасной возможностью развесить их по всему дому, вместо флагов заморских государств, предварительно намочив каждый из них по одному разу. Лишь Плюшевый Медведь невероятно страдал от глобального потепления, почти так же тяжело вздыхая, как всю зиму он страдал от глобального похолодания и глобального перемерзания, и как во все другие дни страдал от других глобальных явлений: глобальных намерений, глобального похудения, глобального попотрясіння, а также глобального пуканья, которое заполонило весь наш безумно-несдержанный мир в нашем безумно-несдержанному веке. Милосердный Маськін не мог спокойно наблюдать страдания Плюшевого Медведя и решил ему хоть как-то помочь: неожиданно облил холодной водой. Плюшевый Медведь от неожиданности как закричит: - МаськінеТи же промочил мне носки! Маськін посмотрел на Плюшевого Медведя - тот был в мокрых штанах, но без носков. Маськін любил во всем абсолютную точность, поэтому удивился: - Что это ты городиш? Я не мог замочить тебе носков, ведь ты без них! Плюшевый Медведь, на доказательство своей правоты, достал мокрую носок из кармана мокрых брюк. И тогда Маськін вспомнил, что Плюшевый Медведь всегда летом носил носки в карманах на случай внезапного глобального похолодания, если вдруг, ни с того ни с сего, лето закончится. Плюшевый Медведь, наученный горьким жизненным опытом, знал о досадное свойство вещей неожиданно заканчиваться. Как-то внезапно дома кончились ванильные сухарики, потом внезапно закончился кленовый сироп, не говоря уже о шоколадные конфеты, которые вообще имели уникальную способность внезапно испарялись. Маськін угостил Плюшевого Медведя мороженым, компенсируя причиненный моральный и физический вред его носкам, а сам отправился на переговоры с Глобальным Потеплением. Он напаковал вдоволь провизии: козубец свежей лесной земляники, двухлитровый бидон с черникой, свежеиспеченные пончики, посыпанные сахарной пудрой, и маленькую бутылочку домашней наливки, чтобы, как говорят у нас на Западе, "Break the ice" - "сломать лед" - загладить неловкость при знакомстве. Маськін хорошо понимал, что без гостинцев идти до Глобального Потепления как-то не выпадает. А домашнюю наливку Маськін взял, потому что Глобальное Потепление достигло совершеннолетия, мало паспорт i славился своей приверженностью к 40º отметки. Однако Маськін нашел Глобальное Потепление на своем дворе, так что нужда далеко ходить отпала сама по себе. Глобальное Потепление сидел без рубахи, выпятив свою загорелую внешность на солнышко, и играл в подкидного дурака с Глобальным Помутнением, Глобальным Попустительством i Глобальным Збайдужінням. Веселая братия играла вполне серьезно, на совершенно конкретные призовые права. Если выигрывало Глобальное Попустительство, то все вокруг должны были всем отпускать до тех пор, пока не выиграет, скажем, Глобальное Помутнение, тогда все вокруг имели скаламутитися, кто чем может, поскольку заставить всех скаламутитися умом - это значит признать, что он у всех есть, а это ложное представление, которое противоречит истине. Ну, а когда, наконец, победа доставалась Глобальном Збайдужінню, то всем, соответственно, мало становиться все несмотря на туфли, и все при встрече должны были говорить друг другу: "А вам что, до лампочки?" "Спасибо - до одного места", - должны были отвечать другие. В последнее время Глобальное Потепление, вдоволь поніживши жарой партнеров по игре, подбрасывало на дурака не те карты, но Глобальном Збайдужінню было - все один черт, Глобальное Попустительство не обращало на это внимания, а Глобальное Помутнение скаламутилося настолько, что начал дремать. Маськін без лишних разговоров плеснул каждому рюмочку наливки, и дружная компания выпила за знакомство. Глобальное Помутнение так залило глаза, что захропіло в кустах, i Маскина привлекли к игре, чтобы не портить партию. Маськін долго дурака не валял, поэтому выиграл с первого раза, потому что хорошо-таки поднаторел в этой високоінтелектуальнозаворожуючій игре. Дураком вышло Глобальное Равнодушие, но оно не обиделся, потому что недавно вставило новые линзы и с тех пор ему все было фиолетово. Глобальное Потепление спросило Маскина, кто он, собственно, такой. - Я - Глобальный Маськін, - смело ответил Маськін. - Вон как, тогда все должно принадлежать Маськіну, - решило Глобальное Потепление и пошло спать. Усвіті сразу стало прохладнее и посвежел. Счастливый Плюшевый Медведь весело начал играть кубиками, а любящий Маськін от этого умилялся. Только оберемкові коты громко возмущались - они снова не досмотрели до конца свой особенно жаркий и полностью глобальный сон. РАЗДЕЛ ОДИННАДЦАТЫЙ ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК МАСКИНА На первых порах Маськін был владельцем маленькой почтового ящика зеленого цвета, которая торчала, никем не замеченная, у самой дороги. Маськін свою шкатулку очень любил, но как-то зимой злючий трактор ее сломал, i Маськін смастерил взамен новую огромную почтовый ящик, а для того, чтобы ее не постигла такая же незадача, как предшественницу, то порисовал блестящей бордовой краской, написав сверху: "МАСЬКІН". Столбик, к которому крепилась Почтовый Ящик, Маськін покрасил красно-белыми косыми полосами - как пограничный столб, и весь проезжий люд начал останавливаться и пред"являть Маськіну документы, потому что думал, что это нововведенный границу. Маськіну пришлось прицепить огромный плакат, похожий на билборд: "Езжайте счастливо! Здесь границы нет! Зовет в дорогу горласта труба! " Поскольку движение возле дома Маскина был двусторонним, то с другой стороны плаката Маськін дописал: "проезжайте! Границы нет! Счастливой будет вся поездка!" Вообще-то представители Homo Sapiens планеты Земля привыкли, что пограничная граница может вималюватися в любом месте Земли, поэтому, вздрівши любой полосатый столбик, вежливо лезли за документами и снимали штаны для углубленной проверки: не провозят время они, не дай бог, чего-то запрещенного за пределы полосатого столбика. Вы же понимаете: к столбику - можно, а после столбика - "ни-ни-ни!, низзя!" - сразу в "турму". В "турми" Homo Sapiensи Земле сидеть не любили и поэтому, все как один, выстраивались в очередь в приспущенных штанах перед первым попавшимся посмугованим столбом. Как-то инопланетяне - жители планеты Зюзя - решили захватить Землю, но перед этим предусмотрительно посмотрели в свой инопланетный телескоп - и аж свои инопланетные морды раскрыли: все люди Земли стоят в очереди перед полосатыми столбцами в приспущенных штанишках. Инопланетяне решили, что это какая-то неизвестная заразная бактерия, гіпервірусна инфекция, и быстро дали деру от греха подальше, по дороге захватив другую планету. Homo Sapiensи, не остановившись на достигнутом, продолжали стромляти столбы и устанавливать новые границы, поэтому очереди голозадих землян постоянно росли и множились. А лозунг "Ни с места! Туда не иди!" стало всемирным лозунгом Земли, потому что поддерживать порядок легче в том случае, когда большую часть человечества выстроить в очередь, приспустив с них штаны и предусмотрительно оставив их голозадими. Поэтому-то Маськіному столбце никто не удивился, потому что большинство граждан были лояльно-послушными и даже отказались от подтяжек, чтобы всегда быть начеку и вовремя поддержать национальную безопасность, путем снятия штанов перед каждым полосатым столбом. Плакат-объяснение Маскина проблему фактически решил, и ему приходилось всего-навсего два-три раза в день помогать подтягивать штаненята, ошибочно снятые подслеповатыми или малограмотными проезжими. Вообще-то, знание алфавита или, еще лучше, грамотность значительно облегчают процесс чтения. Можно, конечно, читать, не зная всех букв, - просто внимательно листать книгу, ища только знакомые буквы, и только их читать. Ну вот, например, Б или В, или даже В, однако сути некоторых книжек в результате такого чудо-чтение горе-читатель может не понять. Поэтому Homo Sapiensiв Земли формально старались научить всех букв, хотя некоторым землянам буквы давались тяжеловато, однако они не принимали до головы и на вопрос анкеты: "умеете Ли вы читать и писать?" смело ставили крестик, который недоброжелателями расценивался как буква "Ха", а более доброжелательными - как математический знак "плюс". Поскольку широко разветвленная система школ обеспечивала большинство населения знанием азбуки и азбучных истин, то люди начали писать друг другу письма, а почта начала их развозить. Ведь написать письмо за границу гораздо легче, чем два часа стоять в очереди с приспущенными штанами в одну сторону, а затем - в другую сторону, все время рискуя попасть в "турму". Маськін бродить по заграницах не любил и поэтому всегда следил, чтобы его Почтовый Ящик была готова получить новые письма. На самом деле, от внешнего вида вашего почтового ящика зависят, какие письма и посылки вы получите. Когда почтовый ящик Маскина была зеленого цвета, то все листы были сплошь тоскливо-зеленые и сопливо-тоскливые, а только в Маскина появилась новая блестящая бордовая шкатулка, самая веселая на всей дороге, то и начали приходить к нему всевозможные открытки из экзотических-тропических стран, поздравления ромашковые-сиреневые, журналы с картинками-иллюстрациями и конфеты-сладости от Деда Мороза. Маськін удивлялся той странности, что цвет почтового ящика имеет такой разительный влияние на отправителя. Маськін о это новое явление природы написал ученому Ейнштейнику, и тот, не в состоянии решить парадокс, долго с горя заливал глаза водкой. Потом, немного прочумавшись i придя в себя с помощью быстрых нейронов, Ейнштейник дал название этому явлению - "Парадокс Ейнштейника-Маскина", и под таким названием новое явление заняло свое место на страницах учебника с квантового поштарства. Маськін теоретической науке доверял поскольку-постольку, поэтому засел в кустах неподалеку от Почтового Ящика в то время, когда к ней ехал почтальон Благовістик. Почтовый Ящик с радости начала облизывать поштаревого носа, размахивая столбцом, как собачка хвостиком. "Сидеть!" - строгим голосом прикрикнул почтальон, однако Ящик никак не хотела успокаиваться, нюшила сумку Благовістки, выхватывая i глотая самые красивые и самые веселые открытки. Почтальон самом деле нисколько не сердился, только похлопывал по блестяще-бордовом стороне Почтовый Ящик Маскина и весело смеялся. Когда Благовістик поехал, Маськін повел выгуливать Почтовый Ящик, а потом смастерил ей теплую будку и купил вкусную косточку. РАЗДЕЛ ДВЕНАДЦАТЫЙ МАСЬКІН I МОЧАЛКА Аристократичность - это уже давно не дань происхождению, холеной родовитости i зманіженій изящества. Сегодня можно встретить аристократа в любом общественном слое: рабочих, крестьян и, поверьте на слово, мочалок, тюбиков с зубной пастой, маникюрных ножниц, и, разумеется, пудрениць. Я горд тем, что был лично знаком с одной замечательной, исключительно воспитанной пудреницей, которая до сих пор проживает в тайной двухкомнатной кармашке сумки Маскина, i которой Маськін давно уже не пользуется, чтобы припудрить носик, а использует исключительно для утонченных бесед. Пудреницу Маськіну познакомил Плюшевый Медведь, как со старой знакомой бабушки Плюшевого Медведя, которая, в свою очередь, познакомилась с мудмуазель Пудреницей на международной выставке в Париже в 1937 году. Поскольку одинокой, незамужней и пристаркуватій пудреницы у молодого Плюшевого Медведя не выпадало, то она соизволила принять предложение изменить помещение и переселиться к Маскина в сумку, став хозяйкой скромных и уютных апартаментов. Мочалка Маскина тоже относилась к аристократии, поэтому Маськін стеснялся пользоваться ее услугами и поэтому намыливался мочалкой Плюшевого Медведя, который и так купался в пруду, и по своей мочалкой нисколько не скучал. Хотя следует сказать, что Плюшевый Медведь когда настойчиво требовал у Маскина купить ему новую мочалку и даже устроил небольшую демонстрацию возле Кремлевской стены дома Маскина, покрытой вполне кремлевскими кирпичами, размахивая плакатом "МОЧАЛКУ МЕДВЕДЮ!" и горланя на все окружающее: "Мочалку Медведю!" "Мочалку Медведю!", при этом Плюшевый Медведь скулил жалобно и протяжно, вот так: "Моча-а-алку!". Маськін смилостивился над Плюшевым Медведем i подарил ему мочалку, а Плюшевый Медведь практически сразу потерял к ней интерес, потому что купался в пруду без мочалки. Таким образом, освободившись от своих непосредственных служебных обязанностей, Мочалка передала полномочия по мытью Маскина своей юной коллеге - мочалке Плюшевого Медведя, а сама нырнула в океан поэзии: Пупырышками чудо-пены В снах своих летаю свободно; Не боюсь злой измены, Потому что дарит крылья радость. Не ищу славы и сцены Темзы, Тибра, Нила, Сены, Потому что водой непрерывно Реки полнятся ежедневно... Чувственный голос Мочалки наполнял ванную комнату чистой аурой, обезводнена поэтесса с грустью вздыхала и топила печальный взгляд в окне ванной комнаты, покуривая длинную дамскую сигарету, запхану в не менее длинный янтарный мундштук. От Мочалки - Губки судьбы, Не осталось и следа - и только... Учепилась бы прочно в палку -- Терла бы спинку вам - не жалко. Потеряла спортивную форму-Не приду я быстро в норму. Дайте отдохнуть сердцу И налейте немножко с перцем. Избыток свободного времени и опрятная ванная комната не радовали нежную душу Мочалки, и с каждым днем ее грусть рос-рос. У нее начало кружиться в голове; с необычайно силой в свои равнодушные объятия притягивала бескомпромиссная земная гравитация; она быстро набрала избыточный вес и уже дважды гепала на пол, вместе с крючком, на котором висела. Маськін запереживал - не заболела ли время его Мочалка. Он даже повез ее на прием к известному психологу-неофрейдопукаліста на фамилию Дуборіза, убежденного мавра и проповедника идеи, что не следует держать в себе то, что можно из себя выпустить, за которую и был причислен к святому направления психологии - неофрейдопукалізму. У психолога Мочалка только стонала и пускала мыльные пузыри. Врач Дуборіз, жизнерадостный по роду своей деятельности, предложил несчастной Мочалке путешествовать, однако она возразила и заголосила в ответ: Потеряла спортивную форму-Не приду я быстро в норму. - А вы пробовали привести себя в форму? - горячился хороший врач Дуборіз. Жена Дуборіза был туристическим агентом и, по странному совпадению, все пациенты Дуборіза начинали свою терапию из кругосветного путешествия, с обязательной профилактической остановкой на Луне. Лунные ландшафты, по мнению Дуборіза, были чрезвычайно жизнеутверждающие. Мочалка пробовала рассказать Дуборізу про свое несчастное детство в промтоварном магазине, где она безрадостно провела полтора года, не имея ни кусочка мыла, чувствуя себя безнадежно отверженной. Однако Дуборіз о детстве слушать не хотел и, если пациентка не имела намерения срочно отправиться в туристическое агентство его жены, то настаивал на том, чтобы она непременно приобрела настольный пособие по неофрейдопукології, который Дуборіз, надо отдать ему должное, распространял среди своих пациентов по вполне доступной цене. Мочалка пособия не купила, психолога бросила и вообще решила, что она смертельно больна. Она смотрела по телевизору сериал Sponge Bob - Square Pants ("Мочалка Боб - Квадратные штаны") и понимала, что у мочалок все, как у людей: штаны, мозги, муки. Маськін решил отвлечь Мочалку от грустных мыслей, покупал ей цветы и однажды, когда она трагически заявила: "У меня нет и не может быть детей...я не имею для кого жить...", Маськін решил завести домашнее животное, чтобы Мочалка имела о ком заботиться. Так в Маскина дома появилась муха на имя Карапузик, ухаживать за которой, однако, Мочалка желание не обнаружила, i Карапузик рос уличной мухой, всем надоедал, засиджуючи предметы первой необходимости, и, в конце концов его отправили в реабилитационную клинику, поскольку наблюдали за ним вредную привычку курить зеленый чай, который для мух является чрезвычайно сильным афродизиаком. Итак, снова Мочалка осталась одна-одинешенька. Ее поэтические строчки становились все печальнее, голова раскалывалась от боли, сон был беспокойным, беспокоила сухость во всем теле, и еще, как на беду, начали с Мочалки сыпаться кусочки-кусочки. Как порвуся на кусочки, Счастья всохнеться венчик. Возраст девичий - смерти в зубы, Пожалейте, губкогуби. Потому что прекрасные дни и ночи В сказочной пене глаза, Мордочки моют - только не я, Не для меня эта пена... Маськін, услышав эту совершенную поэтическую сентенцию, моментально намилив Мочалку, однако она начала активно відпльовуватися i шуметь, что не нужно ей, мол, милая материального, что нужно ей мыло духовное, и что никчемный Маськін ничего не понимает в ее пропащій мочалковій души. Маськін так испугался за здоровье Мочалки, что помог ей накинуть любимую вуаль, сшитое из нежнейшего i найрожевішого туалетной бумаги, без которой Мочалка никогда не покидала ванной комнаты, и, усаживая несчастную в Машину Маскина, срочно повезли, громко сигналя: "Пиу! Пиу! Пиу!", в Квебекестан к врачу Замороки, который сделал Мочалке Маскина сканирования мочалки, с введением контрастного шампуня в общую мочалкову артерию. Мочалку поставили диагноз: Общая Мочалкова Недостаточность (ЗМН), i запретили писать стихи, после чего Мочалка попросила прислать ей священника. Вы может не знаете, что мочалки чрезвычайно религиозные. Они верят, что название их рода пошла от фразы "Что есть мочи алкать", и приписывается это выражение мессии Мийдодіру, второе пришествие которого с нетерпением ожидалось каждого банного дня с маминого и папиного спальни. Мийдодір изображался кривоногим и кривым, а еще он был "Умывальников начальник и мочалок командир". Судьба Мочалки неожиданно разрешилась на следующее утро, когда она, висповідавшись i покаявшись в одном, не очень страшном, банном грехе, приготовилась кануть в Лету, нырнув в воды Стикса, где чистота - понятие явно относительное... слава Богу, в тот день Маськін заприметил, что Плюшевый Медведь уже отлежал себе обе стороны и выглядит довольно-таки несвіжо. Плюшевый Медведь не спорил - взял свою мочалку, которой теперь пользовался Маськін, и долго отмывался-відтирався ней в пруду. А Маськін, напрочь забыв о критическом положении Мочалки, схватил ее сонную с крючка, решительно намилив i использовал по назначению. С тех пор Мочалка Маскина болеть перестала. РАЗДЕЛ ТРИНАДЦАТЫЙ МАСЬКІН I РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА Одного дня Маськін реши пойти на базар. Когда смотрит - а базар уже не базар, а "Рынок" называется, а базарная торгашка-спекулянтка Посмитюха, которая всегда обсчитывало доверчивого Маскина, который покупал у нее орехи для Плюшевого Медведя, на полтора орешка, уже называется не Базарной Торгашкою, а Рыночной Экономикой, и пробует обвесить-обсчитать Маскина теперь сразу на три орехи. Маськін, конечно, понимал потребность общества развиваться от натурального хозяйства со свежим маслом-молоком до более развитого, ненатурального, с порошковым молоком и мазутным маслом, однако возвращаться домой без трех недорахованих орешков Маськін не мог, потому что всегда покупал именно те три орешки. Когда он приносил Плюшевом Медведю только полтора, то выдумывал, что полтора орешки он съел по дороге домой, чтобы Плюшевый Медведь лишний раз не расстраивался. Плюшевый Медведь Маскина был идеалистом с практическим уклоном. Он наивно думал, что когда платишь за три, то и получить должен три орехи, а не два с половиной, один с тремя четвертями и даже не один с четвертью, как это происходило в некоторых странах, за что Маськін отказывался там жить. Плюшевый Медведь однажды на голодный желудок начитался Жан-Жака Руссо в свободном переводе новой русском языке с таким названием на обложке: "Как государство умеет нас доить и как нам на это реагировать", и подзаголовком маленькими буквами: "Пособие для лохов среднего достатка", и с тех пор начал строго-престрого относиться к вопросу взаимоотношений отдельно взятого медведя с государством. А именно здесь тебе и оказия: вместо трех орехов дают одну дулю с маком, а дуль, хоть и с маком, Плюшевый Медведь не любил. - Зачем мне дуля с маком? - спрашивал сердито Плюшевый Медведь. - Я орехи люблю! Маськіну пальца в рот не клади - не растерялся он и говорит Рыночной Экономике: - Вы уверены, гражданка Посмітюхо, что у граждан необходимо отбирать большую часть орехов и раздавать им взамен дули с маком? - Бесспорно, - ответила Рыночная Экономика. - Вы знаете, сколько затрачено средств, чтобы изменить одну только вывеску "Базар" на "Рынок"? Вы же культурный член нашего общества и понимаете, что потребление орехов - не базисная потребность Плюшевого Медведя, согласно шкалы основных потребностей плюшевых медведей американского социолога Масленки. Вот почему приобретение орехов облагается стопроцентным налогом с выдачей частичной компенсации в виде дули с маком при условии правильно заполненного бланка Д. В. Л. Я. 221 дробь 2. Например, налог на кашу - базисную потребность Плюшевого Медведя - составляет всего-навсего одну ложку на каждые две с"їдені ложки. Маськін не выдержал и говорит: - Это же разбой какой-то получается. Мой Плюшевый Медведь и так Руссо из лап не выпускает, и каждый раз висолоплює язык, когда в небе пролетает налоговик - ворон Самодур. - В этом есть глубокая философская суть поступательного развития капиталистической экономики, чтобы все вокруг забыли, что она капиталистическая, - заговорила, словно горохом сыпанула, гражданка Посмитюха, - и чтобы каждый житель страны твердо запомнить"тот: или сюда, круть, сюда - верть, а перед сборщиком налогов вороном Самодуром виновным останется. А потому надо скромнее быть, непривередливым в еде, негоже... Я же номинально не отказываюсь вам орехи продавать, а то, что фактически выдаю вам дулю, - историческая необходимость развития современного горіхорозподілу. Мне кажется все-таки, что это несправедливо, -- сомневается Маськін. Что вы, что вы, - возмутилась Рыночная Экономика, -- я же вам не какая-нибудь Базарная Спекулянтка! Я также волнуюсь, что в Африке фіфопопи недоедают. Маськін также возмутился: - Да мы уже давненько фіфопопу помогаем. Шушутка ему каждый месяц отсылаем вкусную булочку. - Одной булочки недостаточно, - закопилила губу Посмитюха, - Вот мы каждый месяц на недоданные Плюшевом Медведю орехи отправляем в Фіфопопію п"пятьдесят тысяч пуховых перчаток и столько же валенок. - Для чего фифо попам валенки? - от возмущения Маськін аж охрип. - Они же в Африке живут! А в Африке - жара! - Вот именно здесь вы, гражданин Маськін, свое абсолютное непонимание глобальной экономики и продемонстрировали. Слушайте еще раз, объясняю последний раз. В фіфопопів горячее, так? Значится, валенок у них нет, так? Значит у них дефицит валенок, так? Мы, поставляя им валенки, этот дефицит ликвидируем и тем самым балансируем фіфопопську экономику. Понятно, наконец? - Нисколько непонятно! - возмущению Маскина не было предела. - Наболтали здесь семь мешков гречневой шерсти. Зачем тем фіфопопам валенки? - Та-а-ак. Объясняю еще раз для особо умных, - цвіркнула сквозь зубы Рыночная Экономика. - Фіфопопи продают валенки нашим эскимосы, эскимосы отсылают им за это бутылки из-под огненной воды, которую мы им поставляем на отобранные у вас орехи. Фіфопопи наполняют бутылки из-под огненной воды зажигательной смесью и борются с соседними попофіпами за свободу и независимость Фіфопопії от погодных условий и жаркого климата. Ну как, теперь понятно? - Ну, вы и наварили чуда - ничего не понял, - похнюпив голову Маськін. - Что же, и не удивительно, - одтяла Рыночная Экономика. - глобальный рынок - это вам не местный базар. Вам, гражданин Маськін, беспокоиться нечего. Для этого есть специалисты - я, например, или сборщик налогов ворон Самодур. Вы, лучше, берите свою дулю с маком и дуйте отсюда, не задерживайте движение. Ведь вы не какой-то там Фіфопопії питаете, а в развитой Западной Сумасшедшие. А то, что булочку фіфопопу отправляете, это вы молодец, розумничок... за это вам отдельное человеческое спасибо от имени всех фіфопопів. Маськін покорно дулю взял и не удержался - больно ущипнул дородную Рыночную Экономику за отвислый зад. - Ай-ай! Вы почему щипаєтеся?! Хы-хы-хы! - почему-то удовлетворенно захихикала гражданка Посмитюха - да так, - прищурил глаз Маськін, - профилактика застойных процессов. - А вы ловко это делаете, - заметила Рыночная Экономика и деловито начала себя щипать за бока, пока Маськін давал ногам знать. Убедившись, что Маськін пошел, Рыночная Экономика взялась орехов, недоданных Плюшевом Медведю, и не заметила как стріскала большую их часть, а затем, тяжело вздохнув, задумалась о разговоре с Маськіним, усевшись глобальным попой на опустевший прилавок. Через это прошел экономический застой и Фіфопопія вовремя недополучила свои, крайне необходимы, перчатки и валенки. В бедных эскимосов выросла глобальная гора пустых бутылок, и они начали играть: запихивать в бутылки записки: "Спасите-помогите!!!" и бросать их в море. Эскимосы на помощь приплыло много спасателей, а увидев, что эскимосы всего-на-всего забавляются, только радовались и садились выпить рюмку-другую огненной воды; в это время в Фіфопопії стало не хватать бутылок с зажигательной смесью, поэтому конфликт с Попофіпії немного притих, и поэтому маленький фіфопоп спокойно мог наслаждаться булочкой Шушутки, не опасаясь ежесекундно от осколков бутылок с зажигательной смесью. Догамавши булочку в полной благословение тишины, фіфопоп вдруг почувствовал, что у него в организме возникло какое-то неизвестное чувство. Сначала фіфопоп подумал, что это изжога, но потом, проанализировав ощущения, он понял, что ошибся. То, что он внезапно почувствовал, находилось гораздо выше, и он, неумело пощупав голову, понял, что это отозвался разум: в его кудрявой голове возникла первая сознательная мысль. Мнение произнесла: - Может тебе взять и посадить зерно? Из него можно испечь булочку, и тогда у вас с Шушуткою будет две булочки. Фіфопоп мог свободно считать до двух, так что эта свежеиспеченная мысль ему очень понравилась. А Маськін, вернувшись домой, твердо решил посадить ореховый куст и больше на рынок не ходить. РАЗДЕЛ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ МАСЬКІН I НЕВРОЗ МАСКИНА Была темная-претемна ночь. В Маскина дома не спал только большой дедушкин часы, потому что он любил днем выспаться, а идти и бамкать ночью. Все вокруг дышало тишиной и спокойствием. Оберемкові коты храпели в унисон, и только левый тапочек Маскина спал неспокойно, подергивая стелькой и ворча зрідка6 "...все поделить...все...". Дедушкин часы Маскина ходил в доме тихонько, иногда, правда, любил полакомиться сметанкой или сыром, перед тем похазяйнувавши в холодильнике Маскина. А вы, будто, не знаете, что часы необходимы свежие молочные продукты. Без них они начинают бамкать всех по голове, кто вовремя попадет под их маятник, а наевшись всласть молочных продуктов ведут себя более спокойно. Дедушкин часы, вилизавши миску сметаны, взглянул на электронный дисплей микроволновой печи, который умел показывать электронное время, и загоревал: "черт побери! Уже двадцать четвертого, а я еще третью не бамкав. Вот старость - не радость, тик-так...". Дедушкин часы Маскина был настолько древним, что вовремя отсчитывать время уже не мог, да и зачем, когда есть микроволновка с электронным часам, на который дедушкин часы поглядывал свысока, однако постоянно подглядывал в них час. "Бом!" - хрипло и протяжно прогудел дедушкин часы. Он вообще ходил i бамкав не спеша. Промежуток между ударами иногда был настолько длинным, что никто не мог разобрать, какого часа это касается бамкання: предварительной или последующей. Дедушкин часы прислушался - его "Бом" никого не разбудил. Кошка Бася даже ухом не повела, хотя этой ночью опочивала на крышке сімдесятип"ятирічного рояля, что важно стоял себе в столовой и также спал без задних лап, то есть ножек. Рояля снился черно-белый сон: Плюшевый медведь в конце концов выучил ноты и довольно сносно сыграл ноктюрн Шопена, по звукам которого старый рояль ужасно соскучился, потому что не играл его уже полвека. Плюшевый Медведь частенько играл на рояле свои произведения, которые почему-то все время напоминали общеизвестную мелодию народной песни "у Медведя выходной..." Часы, для приличия, басовитости бамкнув еще два раза и уснул, тихонько прижавшись к стене и предусмотрительно опустив обе гири до пола, чтобы назавтра Маськін не высказывал претензий, почему это он стоит-дармує целый день, а б", бамкає, ходит и лакомится сметаной и сыром исключительно ночью. В доме все стихло, один только раз прорезал густую тишину пронзительный крик Плюшевого Медведя: "Полундра!". Ему в очередной раз снился роман Жульверчика, где он был моряцьким медведем и плыл на самом настоящем моряцькому судне. И вдруг в дверь дома постучали: "Тук-Тук-Тук". Маськін проснулся сразу, совершенно не удивляясь опівнічному стуку. - И кого это черт принес? - проворчал ради приличия, хотя хорошо знал, что это сосед Жмикрут, который по ночам отжимал кленовый сироп из березовых дров, предварительно натирая их свежей луковицей и нацепив на нос темные очки (это чтобы лук глаза не виїдала). А вы, наверное, подумали себе, что соседу Маскина немного не хватает клепки в голове? А теперь поняли - человек важными делами занимается! Не следует делать преждевременных выводов, хіхікаючи, мол, зачем соседу темные очки ночью. Необходимо уважать чужой труд, особенно когда она вознаграждается небольшой банкой вполне съедобного кленового сиропа, что ее благодарен Маськін принимал в подарок от соседа Жмикрута i угощал этой вкуснятиной Плюшевого Медведя, не смотря на эти мелкие ночные неудобства. Дорогой читатель, только не надо опять начинать, что с березовых дров кленового сиропа не отжать! Может, ты еще не веришь, что часы любит лакомиться сметаной? Тогда просто закрой эту книгу и не морочь себе и мне голову, потому что сейчас начнется самое интересное. Маськін с луковицей и темными очками в руках открыл входную дверь. На пороге стоял Невроз Маскина. Ты чайник выключил? - спросил буднично. Исключил, - ответил Маськін и закрыл дверь. Оставив на всякий случай в прихожей темные очки и луковицу на случай прихода Жмикрута, Маськін побрел в свою спальную, заглянув по дороге в кухню, убедиться не забыл-таки выключить чайник. Только Маськін закрыл глаза, как стук в дверь повторился. Теперь он звучал иначе - мелко и настойчиво. Маськін аж подскочил на кровати - это, наверное, сосед Парасмітник - он частенько заходил по ночам в Маскина. Парасмітник имел привычку закручивать ночам гайки, чтобы не привлекать лишнего внимания общественности, которая почему-то не любила, когда ее внимание привлекали к закручиванию гаек, хотя до самого процесса закручивания относилась доброжелательно. Маськін, взяв мешочек с гайками, пошел открывать дверь. На пороге тупцявся Невроз Маскина. - Простите великодушно, мусьє Маські 'н, - сказал он, интеллигентно делая ударение на втором слоге и скрывая волнение, - вы цветы полили? А то за ночь засохнут. - Полив, конечно. Не засохнут. Ночью солнце не светит, - ответил Маськін и торопливо закрыл дверь. А если вспыхнет сверхновая звезда? - тревожил тишину голос за дверью. Маськін подумал-подумал и открыл дверь снова. Он знал от Плюшевого Медведя, когда вспыхивают сверхновые звезды, цветы необходимо укрыть, защищая их от жесткого излучения. Поэтому Маськін вежливо взял под руку свой Невроз, и они пошли прикрывать на всякий случай цветы. Завершив необходимую процедуру, они вежливо раскланялись друг с другом и Маськін вернулся в свою кровать досматривать сладкие сны. В дверь громко постучали... Так громко, что Маськін грохнулся с кровати, больно ударившись об кант. пыхтящих, без тапочек, он побежал вниз и открыл дверь. На пороге стоял Невроз Маскина. Его волосы розпатлалося, маленькие несчастные глазки лихорадочно бегали. - Ты забыл кошелек на рынке! - неистово закричал Невроз. Маськін, не раздумывая, разбудил Машину, и они втроем помчались на рынок. На рынке кошелька не было. Повсюду валялись только горы скорлупы от орехов, которые Рыночная Экономика недодала Плюшевом Медведе i съела совершенно ошибочно после утреннего разговора с Маськіним. Маськін вернулся домой и нашел кошелек на месте. Измученный и раздраженный Маськін лег снова спать, твердо решив, что больше этой ночью никому двери не откроет. Только он сладко закутался в теплое одеяльце - кто зашкрябав в окошко. Маськін решил, что это один из оберемкових котов юркнул на улицу, когда Маськін ездил за кошельком, и сейчас его преследует лиса, которая хочет его съесть. В ужасе Маськін рванул к окну и открыл форточку. "Кис-кис-кис", - позвал Маськін. В форточке мгновенно нарисовалась прокисла мордочка Маськіного Невроза: - Ты накормил хом"? - Накормил! - грубо рявкнул Маськін и закрыл форточку, но на всякий случай сбегал к хомяка проверить, накормлен он. Хомяка не было на месте, потому что он давно перебрался в другое помещение. Маськін на всякий случай оставил ему записку: "Еда в холодильнике" и вернулся спать. В дымоходе дома что-то подозрительно зашуршало. Маськін опрометью открыл заслонку и из камина выпал замазюканий Невроз. - Слушай-ка, - посмикував неспокойно губами Невроз, - тебе не кажется, что пахнет угарным газом? Маськін знал, что угарный газ не пахнет, но все-таки понюхал воздух. - Нет, не пахнет, - сказал он, отчаянно пытаясь выпихнуть Невроз Маскина обратно в трубу i засуваючи заслонку. На этот раз Маськін решил сходить в туалет, но по дороге открыл все окна в доме на случай, если Невроз был прав относительно угарного газа. Было лето и камин, конечно, уже три месяца никто не курил, но береженого Бог бережет. В туалете Маськін поднял крышку унитаза - там сидел мокрый Невроз. - Ты зачем все окна пооткрывала?! - затараторил Невроз. - У тебя Плюшевый Медведь простудится! Маськін поспешно закрыл крышку унитаза и помчался закрывать окна. В первом же окне сидел промокший в унитазе Невроз Маскина, i Маськіну пришлось вытирать его сухим полотенцем и поить горячим чаем с малиной. Невроз продолжал ловить дрожь и непрерывно спрашивал, вистукуючи зубами: - У тебя потолок не упадет? Маськін побежал и поставил подпорки. - А вдруг метеорит свалится? Маськін вылез на крышу и прив"связал к дымохода подушку, чтобы пом смягчить удар. - А вдруг... Маськін... - А... - М... Так они носились до утра... Следующей ночью Невроз Маскина принял снотворное и уютно устроился в своей кроватке. Невроз Маскина жил в небольшом дупле старого дуба, что рос во дворе Маскина. На всякий случай дверь дупла Невроз крепко закрывал на ночь. Невроз Маскина закутался в одеялко и решил этой ночью никуда не выходить. В дверь постучали. На пороге стоял Маськін. - Слушай, ты чайник выключил? - беспокойно спросил он. Невроз на радостях поцеловал Маскина в нос, и они вместе пошли проверять чайник, а затем славным обществом (вместе с чайником) приняли на брата по чашке чая с снотворным. I Невроз Маскина заночевал в спальне Маскина в спатковому корзине, купленном для Золотого кота, в котором он, впрочем, никогда не спал. С тех пор Маськін сначала убаюкивал свой Невроз, предварительно напоив его молоком с медом, а потом уже укладывался спать сам. Больше по ночам они не бегали. А в доме Маськіного Невроза поселился Невроз соседа Жмикрута, потому что тот по ночам отжимал березовые дрова и этим доказал свой Невроз до нервного истощения. РАЗДЕЛ ПЯТНАДЦАТЫЙ МАСЬКІН I СЭР ДЖЕНТЕЛЬМЕНЧИК Маськін настолько устал, что мчался со всех ног домой, чтобы быстрее улечься в свою удобную кроватку. На завтра ему была назначена деловая встреча с сэром Джентельменчиком, есквайром, что имел в соседнем городке солидную адвокатскую практику. Дело в том, что по постановлению 1882 года через двор Маскина могла пролегать колониальная дорога, что оставляло за Ее Величеством королевой Западной Сумасшедшие право проезда через двор Маскина. Все предыдущие годы, которые Маськін прожил в своем доме, его эта формальность не беспокоила. Каждый раз, когда королева Западной Сумасшедшие проездила Маськіним двором, Маськін замыкал оберемкових котов в доме, чтобы они не лезли под колеса королевского экипажа, i сажал Почтовый Ящик на цепь, чтобы она не гонялась за шестеркой благородных королевских лошадей, а Плюшевый Медведь доставал свой любимый флаг, который все остальное время страдал от неизлечимой болезни i заворачивался в невероятные узлы, поэтому его приходилось снимать, чтобы он своим страждущим видом не оскорблял достоинство государства, в котором проживал наш Маськін. Плюшевый Медведь размахивал флагом из окна и торжественно пел "Боже, храни королеву", особенно громко в тот момент, когда королевский экипаж, подхватив колеса под мышки и осторожно переступая босыми ногами, перевозил Ее Королевское Величество через Атлантический океан Маскина - огромную лужу в Маськіному дворе. Плюшевый Медведь безбожно путал слова гимна, а королева ему благосклонно улыбалась, потому что, чего тут таить, ей было чрезвычайно приятно, когда Плюшевый Медведь лизал марку с ее изображением, а она морщилась, и они вместе хихикали. Проблемы начались, когда Ее Величество поручила вместо себя проездить Маськіним двором местному представителю королевы Западной Сумасшедшие сэру Обердіну Китайозову, которого сопровождала многочисленная свита, которая имела дурную привычку курить i всівати окурками чистенький двор Маскина. Флаг тоже был недоволен, завертався тройным морским узлом i вывешиванию не подлежал. Плюшевый Медведь пробовал пару раз спеть "Боже, храни Китайозова", но фамилия Китайозов плохо римувалося с остальным текстом песни, даже основательно переработанным. Того дня, когда Маськін настолько чувствовал себя устало-расклеено, что срочно побежал спать, потому что перед тем долго убирал окурки после проезда Его Чести Обердіна Китайозова, он назначил встречу с сэром Джентельменчиком, есквайром - чтобы вычеркнуть из купчей на дом Маскина право Ее Величества королевы Западной Сумасшедшие проезжать через двор Маскина, тем более, что колониальная дорога была построена еще сто лет назад за пятнадцать километров на юг от владений Маскина, и никакой государственной необходимости мусорить окурками в Маськіному дворе не было. Флаг был вполне согласен с Маськіним i объяснял своим соседкам по каморке, что нечего лишний раз розвішуватися, кроме как в присутствии Ее Величества, а швабры над флагом смеялись, потому что, на самом деле, втайне ему завидовали. На следующее утро Маськін надел деловой костюм, состоящий из шорт черного цвета и футболки с надписью "I am busy!" ("У меня дела!") i отправился на встречу с сэром Джентельменчиком, есквайром. На пороге адвокатского дома Маскина встретил пес породы эсквайр и, вежливо поздоровавшись, услужливо облизал Маськіну колени. Сэр Джентельменчик искренне любил своего эсквайра. Это была порода собак из разряда тех, что встречаются в скверах за плохой погоды, поэтому она и получила свое название "эсквайр". Вот почему сэр Джентельменчик добавил к своей фамилии название породы любимой собаки, потому что через свою врожденную сдержанность ни к кому не проявлял нежных чувств, кроме своего пса. - Ну что ж, - сказал сэр Джентельменчик, просмотрев кучу Маскина i почесав затылок своей картоплеподібної лысой головы с мелкими участками покраснений i посинінь, как это принято у всякого уважающего корнеплода картофельного рода. - Дом придется сносить. - Я-а-к? - На мгновение Маськіну одняло язык. - Н-а-а-веще сноси-и-ты? - Видите ли, дело в том, что согласно постановления земельной подкомиссии парламента от 1892 года, а также согласно пункта пятого подземно-надземного законодательства, для того, чтобы опротестовать Right of way (право на проезд) Ее Величества земельным участком, последняя не должна содержать никаких следов культивирования: полей, огородов, проселков, сараев или домов, а также каких-либо других сооружений. - Да вы не волнуйтесь, мистер Маськінг! - сказал сэр Джентельменчик, добавляя к имени Маскина окончания - ing. - Это довольно стандартная процедура, и я рекомендую ее немедленно оформить, потому что срок службы Его Чести сэра Обердіна Китайозова заканчивается в пятницу и, согласно моих последних данных, на его место будет назначен сэр Брахмапутр Гангосьорб, свиту которого составят слоны, а всем известно как они мусорят и гадят, и вы еще с тоской будете вспоминать времена, когда вам нужно было подбирать всего лишь окурки. Англоязычная общественность очень любит ни с того ни с сего ставить своих рядовых членов в абсолютно безвыходные ситуации, когда они не уверены: то ли все вокруг с"ехали с ума, то ли им самим пора лечиться в связи с психическим расстройством параноидально-обыденного сорта. Так было в ситуации с домом Маскина. Идиотский рядочек, написанный 125 лет назад, ставил его перед дилеммой: или сносить дом, или всю жизнь, что осталось, убирать вонючие слоновьи лепешки-кляксы у себя во дворе. Но не так случилось, как думалось. Оптимист Маськін никогда не терял присутствия духа и невозмутимого покоя. - Ага-га-га-а-а! - ужасно заорал Маськін и попытался закрыть себе одновременно рот, глаза и уши, используя всего одну пару рук. Перепуганный сэр Джентельменчик решил, что перед ним багаторукий бог Шива, упал стремглав на колени и прочитал молитву чистой індуською языке. Дело в том, что в молодости сэр Джентельменчик был офицером войск Ее Величества в Индии и даже был ранен полтора раза - один раз в ногу, другой раз в такое место, что врачи не согласились признать это полноценным ранением, потому что был поврежден орган, который не имел ніякогісінького отношение к армейской службы. Вы зря покраснели, мой читатель. Речь шла всего-навсего о собственном достоинстве. У британца собственное достоинство есть життєвоважливим органом и растет в течение всей жизни. Вы скажете, что это нонсенс, якобы собственное достоинство не имеет отношения к военной службе. Ну что же, если вы считаете, что я неправ, можете закрыть книгу и отправить свое солдафонське високобродіє пастись куда-нибудь в другое место. - Ага-га-га-а-а! - надрывался от крика Маськін, при этом не теряя присутствия духа и смело глядя в бесстыжие глаза назревшей проблемы. Сэр Джентельменчик пришел к мысли, что все-таки это не бог Шива, и поэтому налил Маськіну воды с желтой графинчику. Маськін рассчитался с сэром Джентельменчиком за предоставленную услугу и вернулся к себе домой, где рассказал всем его обитателям о неожиданной неприятности. Сэр Джентельменчик пошел за Маськіним к нему домой, чтобы на месте поговорить с жителями дома и выяснить, что им нравится больше - лишиться крыши над головой или убирать слоновьи лепешки. Сомнения в том, что Брахмапутр Гангосьорб потянет за собой слонов, не было, поскольку сэр Джентельменчик знал этого многоуважаемого господина еще по индийской кампании, откуда он, собственно, его и привез как личного слугу. Когда же в Западной Сумасшедшие окрепла демократия, Брахмапутр Гангосьорб стал уважаемым общественным деятелем i сэр Джентельменчик порекомендовал Ее Величества назначить его Ее високошанованим представителем, поскольку никто не умел так исправно чесать спинку своему хозяину, как достопочтенный Брахмапутр Гангосьорб. Вы не правы, если считаете, что сэр Джентельменчик преследовал какие-то скрытые цели, рекомендуя Ее Величества на этот пост любителя выгуливать слонов и зная, что все его клиенты имеют запись в своих купчих о праве королевы на проезд, потому что когда это право предназначалось, еще не знали, где проляжет колониальная дорога, и вписали его в крепости всех частных участков всей Западной Сумасшедшие. Корыстного умысла не было, потому что сэр Джентельменчик действительно был настоящим джентльменом и всегда подавал дамам пальто, даже если они приходили в плащах, и вежливо целовал им ручки, когда они от пальто отказывались. Настоящие джентльмены никогда не преследуют корыстных целей, а если вдруг оказывается, что все, что они делают, идет только им на пользу, то это является чистым совпадением. Не преследовал корыстную цель сэр Джентельменчик, посещая дом Маскина и в этот раз, не смотря на то, что как-то так получилось, что на обед подавался роскошный пудинг, а воспитанный сэр Джентельменчик не забыл остаться пообедать - он решил это еще утром, перед приходом Маскина, отпустив ранее свою слугу Брахмапутра Гангосьорба домой, чтобы тот смог как следует подготовиться к будущим обязанностям представителя королевы. За обедом все говорили о неожиданной лихопроблему Маскина. Правый тапок Маскина предлагал отвязать флаг Плюшевого Медведя и подарить его Брахмапутру как взятки, чтобы он выбирал слонов меньшего размера. А Левый тапок предлагал решить, но только не флаг, а войну за независимость. Шушутка и Кашатка предлагали вернуться жить в Барвазанію, где они счастливо проживали с Маськіним i Плюшевым Медведем в деревянной избушке без всяких проблем. Оберемкові коты предлагали всем лечь спать на время прохождения свиты Брахмапутра Гангосьорба, а за слонами заставить убирать Машину Маскина. Машина Маскина предложила уехать на край света и котов с собой не брать. И только Плюшевый Медведь молчал и загадочно улыбался. В пятницу, сразу после назначения Брахмапутра Гангосьорба представителем королевы, Брахмапутр Гангосьорб собственной парсуною появился в Маськіному дворе в сопровождении свиты слонов, но стоило слонам ступить на двор Маскина, как они сломя голову бежали из Западной Сумасшедшие обратно в Индию, забрав с собой Брахмапутра Гангосьорба. Сэр Джентельменчик, присутствовавший при этом событии, аж глаза вибалушив от неожиданности. А секрет, между прочим, был прост - сразу после памятного обеда с сэром Джентельменчиком Плюшевый Медведь позвонил на новую квартиру хомяку Гамлету, и тот появился во дворе Маскина вместе со всеми своими знакомыми мышками, которых у него было столько же, сколько жен у царя Соломона. А слоны, как известно, панически боятся мышей, особенно когда их видят в таком количестве. Больше ездить по Маськіному дворе никто не осмеливался. РАЗДЕЛ ШЕСТНАДЦАТЫЙ МАСЬКІН I ДЕНЕЖНАЯ РЕФОРМА как-То Маськін познакомился с Трамвайным Хамом по прозвищу Харкало, который жил в поломанном трамвайном вагоне недалеко от города, вблизи дома Маскина. Когда-то давно в Маськіному городе ходил трамвай, но Трамвайный Хам так ему насолил, что трамвай отцепил задний вагон вместе с Трамвайным Хамом и убежал в другой далекий город, где и ходит до сих пор. Трамвайный Хам Харкало, таким образом, лишился життєвоважливого занятия и решил подыскать себе новое креативное призвание, которое бы вполне удовлетворяло его профессиональный талант. Он решил стать финансистом и провести в городе денежную реформу, в результате которой все деньги горожан станут не круглыми, а квадратными. Такая реформа была нужна давно, потому что круглый грош мог где-то закатиться i затеряться. Трамвайный Хам думал недолго: утелющився ночью в городской банк и успел пообкушувати 52368 монет, которые составляли основную часть городского капитала. Следующего утра гражданина Харкала делал попытку арестовать милиционер Дерипалко, но Трамвайный Хам так ему нахамил, что милиционер Дерипалко горько проридав в своей милицейской будке до вечера и сказал горожанам, что до Трамвайного Хама не пойдет ни за какие деньги. Тогда горожане обнаружили, что обкусанные деньги, в общем, тоже деньги, поэтому решили довести до конца начатую денежную реформу, поскольку денег, которые нужно было еще обкусывать, осталось не так уж много. Горожане встали в очередь до Трамвайного Хама, который практически за бесценок обслуживал народ. Только Маськін, денег в банке не хранил, потому что жил в основном за счет натурального хозяйства, не пообкушував свои деньги, которых у него было немного, зато все круглые. Однажды Маськін пришел на почту, чтобы отправить поздравительную открытку, подписанную Плюшевым Медведем господину Сонцебрику, которого Плюшевый Медведь видел по телевизору и поздравляли с блестящим бенефисом на эстраде. Господин Сонцебрик скакал по сцене, словно обезумевший козел, увешанный блестящими елочными игрушками, которые издавали ужасные звуки, усиленные сверхмощным микрофоном: "Брязь-БрикБрязь-Брык!" Плюшевый Медведь отложил томик Канта, в котором он искал ответ, как лучше кантовать посылки, что приходят к нему, от друзей и знакомых; он с увлечением стал наблюдать за Сонцебриком, живо интересуясь, чем же он закончит свой зверхзмістовний выступление. Побрязкавши елочными игрушками i побрикавши в разных темпах и стилях, Сонцебрик громко грохнулся со сцены, раздавив большинство погремушек, вызвав этим неописуемый восторг зала и очень развеселив Плюшевого Медведя. Плюшевый Медведь сразу написал ему поздравительную открытку такого содержания: Сонцебрику дорогой! Скач i брикай день усенький, А как устанешь бряцать -- Учись овации хватать От воздыхатель своего Винегрета Плюшевого. Плюшевый Медведь перечитал открытку и нашел неточность и аляповатое рифмовки. Правильно надо было подписаться "Плюшевый Медведь", но Плюшевый Медведь думал в то время о винегрет i, согласно теории неофрейдопукалістів, о чем думал - о том и написал, а поскольку выступление Сонцебрика вызвал зуд заняться силабо-тоническим стихосложением, то и поздравления Плюшевый Медведь написал в стихотворной форме. Исправлять не хотелось, и он решил, что отправит открытку под псевдонимом, и что так даже лучше. Плюшевый Медведь попытался наклеить марку, но все его любимые марки с королевой закончились и осталась только одна большая марка с белым медведем. Его он лизать побоялся, чтобы белый медведь не куснул его за язык, потому Плюшевый Медведь был хорошим фізіономістом i белому медведю на марке почему-то доверял мало. Маськін, который хоть и не был специалистом по мордогноміки, тоже согласился, что морда белого медведя выглядела весьма подозрительно, и тоже отказался лизать марку. Поэтому ее от греха подальше положили обратно в коробку для писем и другой почтовой принадлежностей, а Маськін отправился в Машине Маскина на почту, чтобы купить Плюшевом Медведе его любимую марку с королевой Западной Сумасшедшие. На почте в Маскина не захотели принимать его круглую монету, потому что денежная реформа в городе успешно завершилась и оплата теперь принималась только обкусаними деньгами. Маськіну понес свои монеты для обкусывание и ему пришлось познакомиться с Трамвайным Хамом. - Ты чем зарабатываешь? - по-хамски спросил Маскина Трамвайный Хам. - Я живу натуральным хозяйством, а излишки сдаю государству. За это она мне платит круглые монеты. - А-а... - глубокомысленно произнес Трамвайный Хам i Маськін с какого чуда пришелся ему по нраву. - Я приду к тебе в гости, - решительно сказал Трамвайный Хам i выставил Маскина с обкусаними монетами, даже не попрощавшись. Маськін накупил марок, отправил открытку и вернулся домой готовиться к приему Трамвайного Хама. Маськін вошел в дом, однако Трамвайный Хам уже там сидел, умостивши ноги на обеденный стол, и хамил тапочкам Маскина. - Вот это хамство! - Этим и живу, - по-хамски отрезал Трамвайный Хам, бесцеремонно залезая в холодильник до Маскина i лакомясь винегретом, который Маськін приготовил для Плюшевого Медведя как сюрприз. Маськін вежливо пригласил всех к столу, но пришлось кушать только сладкое, потому что Трамвайный Хам выел винегрет Маскина, а кастрюлю с супом опрокинул на оберемкових котов. - Денежная реформа, - заявил Трамвайный Хам, - была очень нужна городу. С тех пор, как в нем почему-то перестал ходить трамвай, наш городок заниділо i лишился своей единственной достопримечательности, потому что трамваи сегодня стали большой редкостью. Хотя количество трамвайных хамов неуклонно растет и меня конкуренция поджимает. Вот не далее как вчера мне нахамили так искусно, что я впервые с третьего класса не нашелся, что ответить, - загиготів Трамвайный Хам i размазал сопли по обоям Маскина. Найхамовитішим i найбезпардоннішим в доме Маскина считался Левый тапочек, поэтому Маськін нарочно посадил его рядом с Трамвайным Хамом, чтобы Трамвайном Хаме было веселее. - А я считаю, - глубокомысленно заметил Левый тапок, - что денежную реформу нужно продолжать. Даешь перманентную денежную реформу! - Прекрасно! - закричал обрадованный Трамвайный Хам i, сплюнув Маськіну на ковер, сердечно расцеловал Левый тапок. - Продолжайте свою мысль, - предложил Трамвайный Хам, и Левый тапок продолжил: - Сначала все пообкушувані деньги, нужно скрутить трубочками, затем завязать узелками, потом заменить на конфетные фантики, затем нарезанный на газетную бумагу, а потом совсем отменить. - А как же вести товарообмен? - уважительно поинтересовался Правый тапок и снова поправил очки, поскольку страдал близорукостью, в отличие от Левого тапка, который страдал дальновидностью, ничего не видел у себя под носом, однако очков не носил. - Вести товарообмен на словах, - демонстративно задрал носок Левый тапок. - Вот здорово! Супер! - почесал затылок Трамвайный Хам. - Как я сам не догадался?! Постепенно разговор за столом стала утихать, i Трамвайный Хам остался ночевать в Маскина. На следующий день, хорошенько позавтракав, Трамвайный Хам на Машине Маскина отправился в город внедрять денежную реформу, но был задержан за превышение скорости и отсутствие прав. Машина Маскина вернулась домой пешком, а Маськін наготовил Плюшевом Медведе целую кастрюлю винегрета, чтобы подсластить (увітамінити) ему жизнь. Перед сном Маськін полез в шкаф за ночным колпаком. В шкафу колпака не оказалось, но была записка: "Меня забрал Трамвайный Хам. Целую. Колпак. P.S. Будет возможность - позвоню". Маськін моментально уселся возле телефона и стал ждать звонка от ночного колпака. Звонка не было, однако ему принесли срочную телеграмму: "Сворачиваем монеты трубочкой ТЧК Не волнуйтесь ТЧК Целую ТЧК Колпак ТЧК PS Трамвайный Хам прорезал во мне дырки для глаз ЗПТ надел на голову и залез в банк ТЧК PPS Все деньги в банке скрутили ЗПТ передам себя почтой ТЧК". - Безобразие, - только и вымолвил ошарашенный таким развитием событий Маськін. А Левый тапок одобрительно спел революционную песню: "В рой боковой мы вступили с рогами!" I от волнения вышел покурить на балкон. Утром Маськіну принесли посылку, с которой прислал себя ночной колпак. В нем действительно прорезали две большие дырки для бесстыжих глаз Трамвайного Хама, потому что бесстыжие глаза всегда большие и круглые, и еще моргают, спрашивая - а собственно, что такое? Или: а вам какое дело? Или: давайте заокруглюватимемо этот разговор! Как заокруглюватимемо? А вы мажьте пяти салом i котіться на все четыре стороны! В полдень к Маскина постучал милиционер Дерипалко i, преданный друг и товарищ, Маськін быстренько спрятал свой колпак, потому что подумал, что Дерипалко пришел за ним. Однако оказалось, что милиционер появился ошибочно: его вызвал Плюшевый Медведь, который перепутал телефон с переключателем телевизора и случайно набрал номер милицейской будки. Милиционер Дерипалко проверил всех жителей Маськіного дома на наличие синяков, царапин, потертости, зім'ятості, пожухлості, пожованості i, увидев, что все у всех хорошо, отбыл восвояси. Когда жители Маськіного дома собрались в столовой за обеденным столом, в супницы супа не оказалось - зато в ней сидел Трамвайный Хам. Ошарашенный Маськін спросил, что он там делает, i Трамвайный Хам смущенно признался, что скрывается от милиции, потому что милиция в Маскина в доме уже была, а она в один и тот же дом дважды не попадает. Убедившись, что в доме все спокойно, Трамвайный Хам послал Плюшевого Медведя за сигаретами, обозвал Золотого кота подозрительным типом, а кошку Басю - лицом легкого поведения. В этот вечер он хамил без препятствий и без перерыва, потому что второй этап денежной реформы удался на славу. Оставшись ночевать в Маськіному постели, Трамвайный Хам долго не мог заснуть: громко жаловался, что суп вызвал вздутие и урчание в животе, матрас в Маскина колючий и жесткий, и часто бегал в туалет, каждый раз наступая на Невроз Маскина, который принял снотворное и теперь безуспешно пытался заснуть в своем спатковому корзине. Утром, во время завтрака по радио объявили: поскольку Трамвайного Хама не нашли, а незгорнуті деньги больше сворачивать никому, жители города единодушно выбрали Трамвайного Хама мэром города, чтобы он завершил начатые реформы. Трамвайный Хам немедленно покинул дом Маскина, прихватив деловой костюм Маскина (состоящий из черных шорт и футболки с надписью "I am busy!"), а также концертный галстук-бабочка Золотого кота, и отправился принимать пост мэра города. Городские дела так надолго заняли место во ржи Трамвайного Хама, что к Маскина он больше не появлялся. I Маськін, аккуратно заштопавши дыры в ночном колпаке, зажил по-старому. РАЗДЕЛ СЕМНАДЦАТЫЙ МАСЬКІН И МАКАРОНЫ МАСКИНА В одном известном религиозном источнике говорится, что когда наш Спаситель накормил народ пятью хлібинами, то это были совсем не буханки, а пять кастрюль с макаронами. И это отнюдь не умаляет чуда, поскольку макароны - это действительно отличная еда. Плюшевый Медведь не любил макарон, но однажды он увидел, сколько они стоят в магазине - какие-то копейки, и Плюшевый Медведь начал их по крайней мере уважать, потому что он был, как и все медведи, весьма рассудительным и вдумчивым. Разве можно пройти мимо замечательного высококалорийного продукта, которым можно наесться от пуза за какие-то копейки? Маськін макароны обожал, но купленным макаронам доверял не очень, ведь Маськін жил за счет натурального хозяйства, и поэтому решил производить свои собственные макароны. Сначала Маськін посадил на грядке немного вермишели, но, видимо, год выдался неурожайным и вермишель в Маскина не сошла. Та же неудача постигла попытку посеять мелко поломанные спагетти и размоченные в воде рожки. Лапша в Маскина на огороде тоже не прижилась. Плюшевый Медведь с умным видом ходил вместе с Маськіним смотреть, не сошли макароны - они их поливали и даже посыпали тертым сыром, однако локшинні в Маськіному хозяйстве урожая не давали. Плюшевый Медведь почитал свою Энциклопедию и сделал вид, что знал с самого начала, что макароны на грядке не растут, а сажать их надо, как помидоры, в теплице. Маськін даже рассердился: как это он сам не догадался - в Италии, на родине макарон, тепло и, следовательно, макароны - растения теплолюбивые! Наши аграрии сделали пробный посев в теплице, но и это не дало никакого результата, кроме отрицательного, ни Маскина, ни Плюшевого Медведя, как вы понимаете, не устроил. Тогда они решили посмотреть в всемирной паутине - возможно, они что-то не так делают. Они пошли в подвал, где росла всемирная паутина, и вызвали на разговор паука Дабел-дабел-дабел-юшкина, который по своим каналам сразу выяснил, что макароны изготавливают из муки, и даже подкинул Маськіну подробный рецепт, как делать макароны. Маськін начал делать первую макаронину и так увлекся, что в Маськіному дома этой макаронині стало не хватать места. После того, как об нее зашпорталися всем восьми ногами два оберемкових коты, Плюшевый Медведь заклеил один кончик макаронины в конверт и послал его по почте одному своему хорошему знакомому Резиновому Ежику на другой конец Земли. Пока письмо шло до места назначения, Маськін все делал и делал макаронину, а когда наконец письмо попало к Резинового Ежика, макаронина протянулась уже на полмира. Резиновый Ежик открыл конверт, посмотрел на кончик макаронины i решил отправить его обратно. Заклеил в конверт и отправил Плюшевом Медведе. Только на этот раз письмо возвращался другой стороной Земли. Как-то утром Маськін проснулся от громкого лая своего Почтового Ящика. Почтовый Ящик Маскина настолько сжилась со своей собачьей работой, что даже начала потихоньку лаять и рычать. Маськін всех ног помчался доставать почту и сразу заметил, что к Почтовому Ящику из-за горизонта тянется его макаронина. Маськін достал конверт из ящика и привязал полученный конец макаронины до другого конца той самой макаронины, который был в Маскина на кухне. Таким образом Маськін создал глобальную макаронину, которая округлым образом охватила весь земной шар. К Маскина приезжали представители Французской Академии наук и подарили ему грамоту за доведение доказательства, что Земля круглая. Все предыдущие доказательства Французской Академии наук оказались недостаточными. Маскина посетила делегация из Италии, брала участок макаронины на пробу и признала, что макаронина настоящая, и выдала Маськіну официальное удостоверение. К Маскина приезжали представители Американского космического агентства NASA, чтобы набраться опыта по производству сверхпрочных довгоструменевих макарон, потому что американцы планировали запускать наддовгу макаронину в космос, и даже дотянуть ее до Луны и планет, чтобы обеспечить бесперебойную доставку этого высококалорийного и, в то же время, недорогого продукта будущим покорителям космических миров. Французский журнал Paris Match опубликовал большую статью с цветными фотографиями, где много рассказывалось о личной жизни Маскина и мало о его макаронину, благодаря которой он стал известным и знаменитым. Все закончилось внезапно, когда однажды переутомлен Маськін пошел спать, забыв приготовить Плюшевом Медведе ужин. Утром в доме Маскина, а затем и во всем мире начался небывалый переполох - всемирная макаронина Маскина исчезла. Сначала все плохо подумали о террористах, но те стали отказываться, и им поверили. Мир более всего доверяет тому, что говорят террористы. Видимо потому, что эти уроды - единственные последовательные правдолюбы, которые всегда делают то, что говорят. В доме Маскина первыми заметили пропажу Невроз Маскина, который жил в спальне Маскина в кошачьей корзине, i Невроз Плюшевого Медведя, который жил в Плюшевого Медведя в корзине для бумаг. Они так всполошились, что одновременно побежали по лестнице: один - вниз, другой - вверх и, стукнувшись лбами посередине лестницы, а потом вместе пошли в поликлинику к врачу Замороки лечить набитые шишки. Врач Заморока осмотрел шишки и заявил, что это всего-на-всего вирус, i отправил Неврозы домой даже без бюллетеня - мол и так пройдет. Маськін сначала очень беспокоился, что его макаронина пропала, а потом, узнав, что ее съел Плюшевый Медведь, даже обрадовался, потому что с этой всемирной макарониною возникло очень много шума, корреспонденты вымазали весь пол грязной обувью, а фотографы распугали всех сов в окрестности своими вспышками, поэтому в ночном лесу не было кому говорить: "Пугу!" РАЗДЕЛ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ МАСЬКІН I СВЕТСКИЕ РАЗГОВОРЫ Разговоры - это дело добровольное - кто-то их любит, кто-то не очень. Они держатся обычно небольшими стайками в разных коридорах, гостиных, кухнях, трамваях, кафе - и где только они не живут! Есть непонятные разговоры, они встречаются редко и живут недолго, обычно одну ночь, как некоторые легкокрилі бабочки, и только под задушевную закуску, с не менее задушевной выпивкой. У нас же пойдет речь о светские разговоры пустые и бестолковые, что и сами не рады из своей жизни, но куда же от этого жизнь деться: родили на свет божий - должен ножками дибцяти, глазками моргать - и не возмущаться. Никто не любит, когда живые возмущаются по какой-то причине и без причин. Вот умрешь - тогда и возмущайся сколько влезет, а пока жив - тебе все должно нравиться и ходить надо с выражением радужным и безоблачным на лицевой стороне головы. Итак: как-то на Маскина напала проголодалась стайка светских разговоров. Светские разговоры вообще, наверное, потому так называются, потому что нападают в светлое время суток. Когда-то давно в темное время суток жили-поживали Темные Дела, но их теперь, не видоизменяя, стали называть Business Talk (Деловые Разговоры). Они были льстивыми, лживыми и мерзкими, но не такими пришелепуватими, как светские разговоры. Однажды светская розмовонька наткнулась на Маскина прямо на улице, другая вцепилась в кассе магазина и повисла на рукаве Маскина, а там уже и другие набросились. Беседа "Как Вам нравится погода?" - кусалась невыносимо и пыталась утащить в Маскина журнал с картинками, купленный для Плюшевого Медведя. На этот раз Маськін вышел прогуляться по городу с Неврозом Маскина - немножко его проветрить, а тут - на тебе! - такой приступ - не для слабых нервов Маськіного Невроза. Невроз Маскина забегал-закружил i от перевозбуждения чуть не вскочил в канав. Маськіну пришлось купить ему огромную шоколадку и завязать шарфиком уши, но там, где продавали шоколад, на Маскина набросилась еще одна светская беседа - "Вы подготовились к лету?" - да, вроде, если бы Маськін не был к лету готов, то лету бы позвонили домой и попросили задержаться, потому что Маськін еще не подготовился, и пусть, мол, лето приходит позже. Светские разговоры всегда грешили постоянной нелепостью и неисправимым идиотизмом. Они служили тарганячими усиками для жителей окрестностей дома Маскина; пощупал усиком соседскую светскую разговоров, а тот своим усиком відсигналив - значит, свой: пусть живет и радуется, кусать нельзя, а не ответил - значит, чужой! Полундра! Спасайте! В городе чужак! Или иноверцы! ЄретикСвистати всех наверх и давай его бить чем попало и куда попало. Маськін счастливо жил своим натуральным хозяйством и своих светских разговоров заводить не хотел, потому что паковали-жрали они много, а толку от них не было никакого. А вот чужие разговоры напугали теперь Невроз Маскина, и пришлось его отвести домой, чтобы он совсем не расклеился и не наделал вреда. Невроз Маскина ворвался в дом Маскина i, сбив с ног Невроз Плюшевого Медведя, забился под лавку-лежанку на кухне и оттуда до самого вечера не вылезал: не помогали ни просьбы, ни сладкая чоколядкова соблазн. Только оберемкові коты Маскина сжалились над Неврозом Маскина и улеглись спать рядом под лавкой на кухне, чтобы Невроза Маскина не было слишком холодно и одиноко. Невроз Плюшевого Медведя, завидев такие ужасы-кошмары, которые произошли с Неврозом Маскина, постановил: в город никогда больше не ходить и Плюшевого Медведя туда не пускать, даже если он будет проситься. Светские разговоры очень опасны для жителей, живущих натуральным хозяйством, потому что когда начинаешь пустой разговор наполнять настоящей, объясняя, как ты готовился к лету, или чем плохая или хорошая погода, - случается конфуз, светская беседа начинает ужасно болеть, сухотно кашлять, у нее начинается кровохарканье, и она может откинуть копытца прямо на улице, если ей вовремя не сказать любую протокольную ерунду, например: "Что Вы делаете на Пасху?" И если вы вовремя этого не пронявкаєте, то горы потрескаются и земля разверзнется. Куда там Везувия... А Маськін, который спокойно жил благодаря натуральному хозяйству, всех этих тонкостей не знал и поэтому боялся убить огромное количество пустых светских разговоров, чтобы не навлечь неприятностей со стороны местных властей и Международного Общества Идиотских Разговоров, которое следило за каждой пустой светской беседой i поддерживало достойный степень его идиотизма. Наш добросовестный Маськін очень переживал. Казалось, всю город изучало наизусть пустые фразы, одна за одну глупее, и всю жизнь только ими и обменивалось, никогда не доходя до сути вещей. Шушутці стало жаль Маскина, и он вызывал на совещание свою "Brain Company". Выскочили наверх мікрошушутки и говорят: "OK guys! В чем дело?", и они, недолго думая, изобрели специальный аппарат, который назвали Small Talk Generator (Генератор Пустых Разговоров). Он состоял из обыкновенной картонной коробки, которую любил нацепить на голову Невроз Плюшевого Медведя, когда ему становилось слишком просторно, чтобы чувствовать себя более безопасно. В коробку посадили двух попугаев, предварительно научив их пятнадцати с половиной фразам, которыми следует пользоваться во время пустых светских разговоров: Как Вам погода? Дома ладно? К лету готовы? Как цены на газ? Как будни проходят? Прошли выходные? В мире кислотные летают дожди? Вы слышали про правительство? Реформы? Протесты? В школе как дела? Сдают дети тесты? Здоровье как Ваше? Читаете что? Ждете гостей? Интересное кино? Или все в ...(и тому подобное - переставляйте как хотите, не встидайтеся). Причем, хоть как, не в состав и не до строя, попугаи эти фразы не выкрикивали, все получалось вполне ажурно и совсем благопристойно, как у всех нормальных жителей города. Итак, вооружившись чудо-аппаратом, Маськін уверенно отправился в город. - Как Вам погода? - вцепилась клещом в Маскина первая же пустой разговор. Маськін привычно мысленно ответил: "Погода так себе, весна хоть и на полном ходу, однако теплых дней не хватает и сеять некоторые культуры уже поздно." Такой ответ был бы смертельным для светской беседы. Она бы сразу беркицьнулася на месте, отдала бы концы, вызвав своим поведением ужасный скандал и конфуз. Началось вынужденное следствие: "Да что же это такое, вы действительно благодаря натуральному хозяйству живете?" Так бы и до милиционера Дерипалка дошло. Но Маськін своим аппаратом потрусил, попугаи в коробке собрались с мыслями и выдали: - Погода? Ничего, бывает хуже. - Как Вам выходной? - прошамкала из подворотни беззубая и особенно противная светская беседа, закутанная в теплую избитую, несмотря на позднюю весну, шубку. Маськін хотел было сказать, что в натуральном хозяйстве выходных не бывает, но опять потряс коробкой с попугаями. - Выходной? Спасибо, помаленьку, - вежливо ответили попугаи. - А как Вы планируете провести сегодняшний вечер? - вискалилася отвратительная светская розмовонька в киоске. "А какое тебе до этого дело?" - хотел возмутиться Маськін, но поспешно потянулся к коробке... - Как проведу вечер? Думаю, как всегда, хорошо, - дружно ответили попугаи, посоветовавшись между собой. Маскина сразу признали достойным гражданином, и к нему потянулись массы. Они заводили с ним уйму светских разговоров - попугаи им вежливо отвечали. Маськіну даже пришлось к концу выходного дня оставить на крыльце коробку с попугаями, чтобы удовлетворить потребности всех заинтересованных, как ему нравится погода и как он будет проводить сегодня выходной. Попугаям выдали двойную норму питания, и они проработали две смены восемь часов подряд, пока Маськін наслаждался дома чаем, и попугаи вернулись домой только под утро: невыспавшиеся, измученные, но страшно довольны, потому что им впервые посчастливилось по-настоящему выговориться! РАЗДЕЛ ДЕВЯТНАДЦЯТИЙ МАСЬКІН I Щавелевый борщ Профессора Борщев Щавелевых - общепризнанные научные светила, которые, однако, запутали всех вокруг своими хитрыми теориями. Поэтому теперь и не понятно, откуда взялся квасной Щавелевый Борщ, который невежественные массы, слезая с печи, называют Вселенной (хотя научное название этого объекта - Щавелевый Борщ или Щ. Б.). непонятно, кто первым сварил кислый Щавелевый Борщ, кто придумал довести его до кислой кондиции, откуда в нем взялся щавель, сколько времени он уже киснет и сколько еще простоит. Все это - насущные и нерешенные вопросы современности, которые поставили перед собой многоуважаемые Профессора Борщев Щавелевых - ученые чистой воды, рыцари науки без страха и упрека, - когда приняли в результате деликатного наблюдения, выполненного восемьдесят лет назад с применением супердосконалої Хохлі, что все, в чем мы живем-варимся-паримся, и все, что было и будет, - кислый Щавелевый Борщ. Остальные восемьдесят лет ученые лишь уточняли детали - а в деталях, как известно, и кроется сверчок Свистун, - он свистит больше всех, и поэтому у Профессоров Борщев Щавелевых всегда наготове затычки для ушей, потому что только им и следует закрывать уши на научные детали-подробности, которые зачастую и висвистують. Старенький папа римский, узнав, что придумали ученые, сразу решил окочуриться, но потом, посоветовавшись с Господом Богом, решил эту теорию принять, мол, если есть кислый Борщ Щавелевый, то значит, что кто-то его сварил i казна Римской Каталептичної Церкви не обеднеет. Маскина в свою поміжсобку Профессора Борщев Щавелевых не брали, как, впрочем, и Плюшевого Медведя. Профессорам Борщев Щавелевых казалось, что Маськін с Плюшевым Медведем имеют слишком практический склад ума, чтобы заниматься Фундаментальными Щавлевими Борщами. Однажды, когда один Профессор Борщев Щавелевых открыл для себя Щавель или по-народному Квасок, и это стало неоспоримым доказательством кислоты Щавелевого Борща, то, на радостях Профессора Борщев Щавелевых пригласили Маскина i Плюшевого Медведя на праздничную конференцию в Квебекестан, чтобы непременно похвастаться перед ними этим замечательным открытия. Плюшевый Медведь серьезно и ответственно готовился к этому знаменательному событию, потому что хотел поделиться с научным миром своей теории, согласно которой Вселенная была совсем не кислым Борщом Щавелевым, а Манной Кашей с Малиновым Вареньем (М.К.М.В.). Он неоднократно экспериментировал с подопытным кашей и мог легко доказать, что его теория отнюдь не безглуздіша, чем теория Профессоров Борщев Щавелевых. Однако манная каша, специально сваренная Маськіним для доклада, оказалась такой неустойчивой субстанцией, которая просуществовала только доли секунды, пока Плюшевый Медведь ее не съел, поэтому на конференцию не было с чем ехать, а на слово Профессора Борщев Щавелевых не верили. Таким уже они были кристально честным народом - честному слову не доверяли. Богу теория Плюшевого Медведя нравилась больше, потому что он сам любил манную кашу. А вы любите манную кашу с малиновым вареньем? Это самая настоящая пища Богов. Бог никогда не задумывался, какая теория Его вселенной хуже в этот раз. Он так устал с тремя слонами, китами, черепахами, кислый Щавелевый Борщ на Него уже впечатления не производил. Он даже на конференцию решил не приходить, поскольку был занят подготовкой потопа в Сахаре, который откладывал вот уже двадцать миллионов лет, и этот угол особенно запылившийся. Надо сказать к чести Профессоров Борщев Щавелевых: они пожалели Божьи уши и не послали Ему официального приглашения, мол, захочет - сам подойдет, послушает. Со времен Лейбница Ґотфріда Вильгельма Профессора Борщев Щавелевых научились обходиться без Бога в своих работах - не потому, что они Его отрицали, а потому, что им Он был не нужен для их доказательств-грез. Следует сказать, что практические, то есть прикладные ученые достигли огромного успеха в создании разнообразных махалок, копачок, щипалок, смердючок, пищалок и палок с электронным управлением. А вот теоретики почему-то подвели. Закисли в своих Борщах Щавелевых на восемьдесят лет и никак расстаться со своей кислой выдумкой не могут. Им уже сам Ейнштейник говорил - бросьте вы эти глупости, Вселенная вовсе не Щавелевый Борщ, а Шницель с Горошком (Ш.Г.), но ему не поверили, решили, мол, старый неспособен принять новые веяния грядущих поколений. Открыл для себя, что все в мире относительно, доказал это, все куда-то там отнеся, поэтому потом этого там и не нашли, потому что уже умудрился отнести обратно, - то и сиди себе, старый хрень, а молодым и рьяным палки в колеса их Щавелевых Борщев не вставляй. Вы скажете, что в кислых Борщей Щавелевых нет колес? Есть. И это не требует доказательств, ибо не требует, и на этом точка. Вы разуйте глаза и посмотрите - вокруг же все крутится? Как же оно крутится без колес? Вы вообще сколько групп детского сада закончили? Диплом, между тем, на стенку примудрували - так, мол, и так, Вася Нетудыхата успешно окончил полный курс детского сада. Может самостійненько залезать и слезать с горшка-ноцника. Конечно, с годами забывается то, чему учили, и можно понадеяться, что такие горщикоосновні навыки у вас сохранились и вы со мной не будете спорить по поводу колес в кислой Щавлевому Борщи. Гитлер очень наглядно попытался доказать, что Вселенная это Куча Дерьма (К.Л.), и человечество, возможно, согласились бы жить с такой теорией, потому что ей не откажешь в оригинальности, но не согласилось с некоторыми аспектами практики и решило все-таки придерживаться общепринятой парадигмы, основанной на Теории кислых Борщей Щавелевых. Маськін считал, что вселенная - это Борщ, но никому про свою гениальную догадку не говорил, хотя все эксперименты с подопытными борщами указывали на его неоспоримую правоту. Кашатка считала, что вселенная - это Лапша, потому что в ней все взаимосвязано и взаємозаплутано. Ей написал восторженного письма сам Сократик, но на его восковой табличке понадряпував Плюшевый Медведь, думая, что это игрушка, поэтому Кашатка так ничего и не разобрала. Пришлось заказывать телефонный разговор с Древней Грецией, но там трубку никто не брал, потому что все греки дружно давали драпака от Минотавра. Шушутка считал, что вселенная - это такая большая Емкость, в которую собирают насекомых, и Бог их рассматривает под увеличительным стеклом. Оберемкові коты думали, что вселенная - это такой большой ящик с песком, и если они его еще не освоили, то это не большая беда, потому что грядут новые поколения котов, которые его окончательно освоят. Им даже прислал телеграмму президент Соединенных Штанов мистер Бушкінь, в которой выражал благодарность за подброшенную идею освоения вселенной путем полного расходования средств госбюджета на следующие двадцать лет, чтобы именно американский астронавт мог первым полюрати в песочек Марса и, если повезет, то спрыснуть и более отдаленные миры. Народ Соединенных Штанов полностью поддержал президента Бушконя, потому что настоящий американец не мечтает тайком обцюняти небесное тело? Плюшевый Медведь прислал в ответ телеграмму президенту Бушконю с рациональным предложением. Рацпредложение Плюшевого Медведя Президенту Бушконю в Білчин Дом Дорогой Президент, Предлагаю вместо астронавтов запустить на Марс старого ботинка. Он выразится на поверхности и оставит по себе след, будто испробовал астронавт, однако ботинка кормить в дороге не надо и кучу денег можно сэкономить, и поделить пополам - Вам половину и мне половину,- потому что манная каша нынче подорожала, поскольку Вы захватили страну Бардак и оттуда больше не поставляют Манную Крупу. Космический Ботинок можем подарить. Левый тапочек Маскина согласился на космическую миссию и уже начал тренировки по подготовке к марсианского полета. С косметическим приветом Плюшевый Медведь. P.S. Наше Вам с кисточкой.

Книга: Борис Кріґер Маськін Перевод Оксаны Гуменюк

СОДЕРЖАНИЕ

1. Борис Кріґер Маськін Перевод Оксаны Гуменюк

На предыдущую