lybs.ru
Где воля спит, ее еще и приколишуть. / Лина Костенко


Книга: Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?


Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?

© Іsaac Asіmov. The Martian Way and Other Stories, 1955.

© ? (перевод с английского)

Электронный текст: В. Стопчанський (восстановлен из резервной копии е-библиотеки «Украинский город»), 2007

Разделы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11

1

Стоя на пороге короткого коридора между двумя каютами космического корабля, Марио Эстебан Риос мрачно наблюдал, как Тед Лонг настраивал видеофон: изображение было никудышное.

Риос знал, что лучшего ждать нечего. Слишком далеко они от Земли, да еще и в невыгодном положении, лицом к Солнцу. Правда, Лонг мог этого и не знать. Риос еще немного помедлил на пороге, развернувшись боком и наклонив голову, чтобы не задеть косяку. А тогда, словно пробку из бутылки, ворвался в камбуз.

- Что вы ищете? - спросил он.

- Хочу поймать Хільдера, - ответил Лонг. Риос присел на край раскладного стола и достал с полочки над головой коническую жестянку с молоком. Нажал на крышку, открывая жестянку, и начал взбалтывать молоко, чтобы подогреть.

- Зачем? - Он наклонил сосуд и, причмокивая, отпил.

- Просто послушать.

- А о расходе энергии вы подумали? Лонг нахмурился.

- Личными видеофонами, кажется, можно пользоваться на свое усмотрение.

- Да, но благоразумно.

Они с вызовом переглянулись.

Риос был стройный и мускулистый, имел продолговатое мрачное лицо с впалыми скулами. Все в его облике выражало принадлежность к профессии марсианских утильників - космонавтов, которые добросовестно прочесывали просторы между Марсом и Землей. Голубые глаза выделялись на смаглявому, изрезанном морщинами лице, а оно, в свою очередь, темнело пятном на фоне белого синтетического меха, которым был подбит высокий воротник куртки из кожзаменителя.

Лонг был и светлее, и более деликатный. Отвергнут воротник куртки открывал темные пряди волос. В чем-то он походил на наземника, хотя ни один марсианин второго поколения не мог быть настоящим наземником, как жители Земли.

- Что вы называете здравомыслием? - стал допытываться Лонг.

Тонкие губы Риоса стали тоньше еще больше.

- По всему видно, рейс вряд ли окупится. Поэтому наименьший расход энергии - безрассудство.

- Ну, если так, - сказал Лонг, - то почему тогда вы не на посту, ведь ваша очередь?

Риос что-то пробурчал и, проведя ладонью по заросшему подбородку, поднялся и неторопливо двинулся к двери, бесшумно ступая в своих массивных эластичных сапогах. На полпути остановился взглянуть на термостат и обернулся, разъяренный.

- А я думаю, чего такая жара! Где, по-вашему, мы сейчас?

- Разве четыре с половиной градуса так уж много?

- Для вас, может, и немного. Не забывайте, вы в космосе, а не в утепленной рудничной конторе. - И Риос решительно перевел стрелку термостата к краю. - Хватит того, что дает Солнце.

- Но камбуз не на солнечной стороне.

- Зря, и здесь потеплеет.

Риос вышел, а Лонг задумано смотрел ему вслед. Тогда вернулся к своему видеофону. Термостата он уже не включал.

На экране изображение оставалось так же расплывчатым, однако что-то таки можно было разобрать. Лонг отверг умонтоване в стенку сиденья и, подавшись вперед, терпеливо выслушал официальные сообщения. За несколько минут сетка постепенно разошлась, и прожекторы выхватили знакомую фигуру бородача, которая росла прямо на глазах, пока не заполнила весь экран.

И тогда, несмотря на целую гамму шумов, вызванных электронными бурями, с расстояния в двадцать миллионов миль очень эффектно прозвучало: «Дорогие друзья! Уважаемые земляне!»

2

Только Риос шагнул в рубку, как сразу заметил вспышку радиосигнала. Ему показалось, что сигнал радара, и руки мигом оросил холодный пот, но то лишь озвалось его совести. Собственно, по инструкции, не разрешается покидать рубку во время вахты, хоть все выходили на пять минут, чтобы выпить кофе, уверены, что космос чист, а потом все-таки страдали, не упустили находку. Бывали случаи, когда их опасения сбывались.

Риос включил многополосную развертку. Опять лишняя трата энергии, но уж лучше перестраховаться, чем теряться в догадках. Космос был чист, если не считать отдаленных сигналов, которые шли от соседних кораблей утильників.

Он включил радиосвязь. На экране появилась русая голова довгоносого Ричарда Свенсона, второго пилота ближайшего корабля со стороны Марса.

- Здоров, Марио! - спросил Свенсон.

- Салют! Что новенького?

Ответ раздалась за какую-то секунду, ведь скорость электромагнитных волн не бесконечная.

- Вот уже я имел сегодня!

- А что такое? - поинтересовался Риос.

- Повезло выйти на объект.

- Поздравляю!

- Если бы я его достал, - мрачно сказал Свенсон.

- Что-то перебило?

- И, черт побери, повернул не в ту сторону. Риос знал, что смеяться нельзя.

- И как же ты умудрился? - спросил он.

- Я здесь ни при чем. Он, оказывается, двигался вне плоскости эклиптики. Какой-то балбес даже не сумел его как следует сбросить. А мне откуда было знать? Я себе измерил расстояние до контейнера, определенный, что его орбита проходит по обычной траектории. Ты бы разве не так рассуждал? Так вот, пошел я, как мне казалось, по самой выгодной кривой перехват, а через пять минут смотрю - расстояние между нами все увеличивается и сигналы - едва-едва. Тогда я вычислил его угловые координаты, однако было уже поздно.

- Кто-то его подцепил?

- Где там! Ведь он за плоскостью эклиптики, следовательно, ищи ветра в поле. И не в том дело. Контейнер был так себе, но мне плохо делается, как вздумаю, сколько топлива ушло: сначала, пока набирал скорость, а потом, как возвращался. Слышал бы ты, что говорил Кнуд!

Кнуд был брат и компаньон Ричарда Свенсона.

- Стал дыбом?

- Какое там «дыбом»! Думал, прибьет на месте. Как-не-как, мы уже пять месяцев в космосе, и здесь, сам знаешь, каждая мелочь по печени берет.

- Знаю.

- А у тебя как, Марио?

Риос сделал вид, будто сплюнул.

- Вот столечко. За две недели два контейнера, да еще и пришлось гонять по шесть часов за каждым.

- Большие?

- Смеешься? Я мог бы притарабанити их на Фобос одной рукой. Ну и рейс! Хуже не бывает.

- Когда обратно?

- Да хоть бы и завтра, как на меня. Мы в космосе уже два месяца и все с Лонгом гриземося.

Наступило молчание, вызванное, очевидно, не только задержкой радиоволн.

- А какого мнения ты о Лонга вообще? - отозвался наконец Свенсон.

Риос обернулся. С камбуза донеслось тихое бормотание и треск видеофону.

- Что-то я его не понимаю. Не прошло и недели от старта, он спрашивает: «Марио, а почему вы стали утильником?» Не идиотский вопрос, а? Чего человек идет в утильники?! Я ему: «Как чего? Чтобы зарабатывать на жизнь». А он мне: «Нет, Марио, суть не в том». Ты что-то подобное слышал? А тогда как загнул: «Вы пошли в утильники, ибо такой путь марсиан».

- Что он имел в виду? - спросил Свенсон. Риос пожал плечами.

- Я не стал выяснять. Кстати, сейчас он слушает на ультрамікрохвилях какого-то там наземника Хільдера.

- Хільдера? Он, кажется, политик, член Ассамблеи, или что-то такое?

- Да вроде тот же. А Лонга больше ничего и не интересует. Набрал книжек фунтов на пятнадцать, и все об Землю. Лишняя куча хлама, да и только.

- Что же, ты имеешь партнера! О, кстати, мне уже, видимо, пора на вахту, а то, как проґавлю еще одного контейнера, то здесь дойдет до смертоубийства.

Он исчез, и Риос, откинувшись в кресле, начал следить за ровной зеленой линией импульсной развертки. Потом включил многополосную развертку. Космос был чист.

Ему отлегло на сердце. Хуже всего, когда все вокруг вылавливают контейнер за контейнером, и те поступают на металопереробні заводы Фобоса с чьим клеймом, только не твоим. Кроме того, он излил душу, и его неприязнь к Лонга немного утихла.

Зря он взял Лонга в напарники. Всегда так, когда зв'язуєшся с новенькими. Вот уж охочи до разговоров, а Лонг - тот всех превзошел. Знай носится со своими вечными теориями о марсе и его благородную миссию в прогрессе человечества. Прогресс Человечества, Путь Марсиан, Новая Союз Создателей - все слова произносит с большой буквы. А ему, Риосу, не разговоры нужны, а несколько контейнеров с личным клеймом.

А впрочем, выбора он не имел. Лонга на Марсе хорошо знали, и он неплохо зарабатывал. Он был другом комиссара Сенкова и уже раз или два ходил с утильниками в рейс. Нельзя же вот так взять и отмахнуться от человека, не испытав ее заранее. Хотя вообще странно: с чего бы то горному инженеру с приличной работой и хорошей зарплатой забагнулося вдруг слоняться в космосе?

Риос не надоедал Лонгові подобными вопросами. В полете утильники настолько тесно связаны работой, что лишние расспросы не только нежелательны, но и опасны. И Лонг за своими бесконечными россказнями разъяснил все сам: «Я должен лететь, Марио. Будущее Марса не рудники, а космос».

Риосу пришло на мысль, не пойти ли ему в следующий рейс самому. Говорили, что это невозможно. Не говоря уже о потерянных контейнеры, когда оставляешь вахту для сна, а еще надо, кроме наблюдений, выполнять и другие обязанности, все прекрасно понимали, что одиночество в космосе очень быстро приводит к тяжелой депрессии. А с напарником можно решиться на рейс в шесть месяцев. Конечно, оно лучше, когда экипаж в полном составе, но что тогда заработаешь. Именно горючее съест весь капитал.

Однако и двум в космосе не мед. Напарников следует менять каждый раз. С одними можно уйти в длительный рейс, с другими - нет. Ричард и Канут Свенсони, например, отправляются вдвоем через каждые пять-шесть рейсов, как-никак, братья. И даже у них уже через неделю возникают всевозможные недоразумения и конфликты. Да ладно с тем...

Космос был чист, и Риос подумал, что будет лучше, как он вернется в камбуз и попытается загладить недавнюю стычку с Лонгом. В конце концов, он далеко не новичок в космосе и чихать хотел на плохое настроение.

Он встал, сделал три шага и оказался в коротком узком коридорчике, соединявшем обе каюты космолета.

Книга: Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?

СОДЕРЖАНИЕ

1. Айзек Азимов Марсианский путь Перевод ?
2. 3 Риос снова постоял в дверях, наблюдая, как Тед Лонг...
3. 4 Тед Лонг наслаждался высотой и шириной...
4. 5 Когда Геміш Сенков прибыл на Марс, коренных жителей здесь...
5. 6 На расстоянии в полмиллиона миль над Сатурном Марио Риос,...
6. 7 Работа на обломке оказалась обратной стороной медали....
7. 8 Тед Лонг брел по неровной поверхности обломка. Душу сковала...
8. 9 Кое-кто имел проблемы с кабелями, их надо было уложить...
9. 11 Сенков изо всех сил старался держаться спокойно, что...

На предыдущую