lybs.ru
Получив крылья, человек приобрел качества не ангела, а сатаны. / Александр ДОВЖЕНКО


Книга: Герберт Джордж Уэллс Война миров Перевод Д.Паламарчука


Герберт Джордж Уэллс Война миров Перевод Д.Паламарчука

© H.G. Wells, The War of the Worlds, 1898

© Д. Паламарчук (перевод с английского), 1977

Источник: Г.Веллс. Машина времени. Х.: Фолио, 2003. 480 с. - С.: 333-469.

Сканирование и корректура: Aerius, SK (), 2004

Содержание

Книга первая: Прибытие марсиан

I. Накануне войны

II. Летучая звезда

III. На выгоне Горсельському

IV. Цилиндр відгвинчується

V. Тепловой луч

VI. Тепловой луч на Чобгемському пути

VII. Как я добрался домой

VIII. Вечером перед субботой

IX. Битва начинается

X. Буря

XI. У окна

XII. Как я становлюсь свидетелем разрушения Вейбриджа и Шеппертона

XIII. Встреча со священником

XIV. В Лондоне

XV. Что случилось с Серрею

XVI. Выход из Лондона

XVII. "Дитя грома"

Книга вторая: Земля в ярме марсіянському

I. Под пятой

II. Что мы увидели из-под руин дома

III. Дня заключения

IV. Смерть священника

V. Тишина

VI. Что сделали марсіяни за полмесяца

VII. Человек на вершине Путевые-хилу

VIII. Мертвый Лондон

IX. Руины

Эпилог

Примечания

Моему брату Фрэнку Веллсу, что подал идею этого романа

Но кто живет в этих мирах, если они обитаемы?

Мы или они - Властелины Мира?..

Да и разве все создано только для человека?

Кеплер (цитировано в Бертоновій* «Анатомии меланхолии»)

* Роберт Бертон (1557-1640) - английский философ-гуманист.

КНИГА ПЕРВАЯ ПРИБЫТИЕ МАРСИАН

И. НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

В последние годы девятнадцатого века никто не поверил бы, что за всеми человеческими делами сосредоточенно и внимательно следят существа более развитые, чем человек, хотя такие же смертные, как и он; что в то время, когда люди заняты своими делами, их исследуют и изучают, может, так же внимательно, как человек исследует под микроскопом минутное жизни низших организмов, плодятся и роятся в капле воды. С безграничным тщеславием сновали люди туда и сюда по всему земному шару, поглощены своими мелкими заботами, определенные своей власти над материей. Наверное, так ведут себя под микроскопом и инфузории. Никто и не подозревал, что старые космические миры таят в себе угрозу человеческому существованию; сама мысль о возможности жизни на других планетах казалась невероятной. Интересно напомнить некоторые распространенные в то время взгляды. Максимум, думали земляне, на Марсе живут люди, которые уступают перед нами своим развитием и всегда рады принять нас в свои гостеприимные объятия как вожделенных просветителей. А в это время существа, которые по своему развитию стоят выше нас настолько, насколько мы стоим выше от допотопных животных, существа с большим холодным жестоким умом, смотрели завистливыми глазами на Землю, медленно и уверенно лелея свои враждебные против нас планы. На рассвете двадцатого века наши иллюзии были разбиты. [335]

Планета Марс - вряд ли нужно об этом напоминать читателю - вращается вокруг Солнца в среднем на расстоянии 140 000 000 миль, получая от него вполовину меньше тепла и света, чем получает Земля. Если верить гипотезе о туманность, то Марс - старше нашу планету и жизнь на его поверхности должно начаться задолго до того, как затвердла Земля. А что масса его в семь раз меньше земной, то и остыть он должен был быстрее до температуры, при которой могла зародиться жизнь. На Марсе есть воздух, вода и все необходимое для развития органической материи.

И человек такой тщеславный и так ослеплена собственной спесью, что никто из писателей до самого конца девятнадцатого века не высказывал мысли о том, что эту планету могут населять существа, которые по своему развитию намного превышают землян. Так же никому и в голову не приходило, что когда Марс старший за Землю, вчетверо меньший поверхностью, находится от Солнца на большем расстоянии, то и жизнь на нем, начавшись значительно раньше, теперь гораздо ближе к концу.

Неизбежное охлаждение, которое должен когда-нибудь постигнуть и нашу планету, бесспорно, давно уже началось в нашего соседа. И пусть физические свойства Марса - еще большая для нас тайна, однако мы знаем, что в его экваториальной зоне только в полдень температура несколько приближается к температуре, которая бывает на Земле холодной зимы. Его атмосфера гораздо более разреженная, чем земная; его океаны, постоянно высыхая, уже покрывают лишь треть поверхности; а что там чередование времен года, как на нашу мерку, значительно замедленное, то на полюсах накапливается огромное количество льда, который, тая, периодически затапливает умеренные зоны. Последняя стадия истощения планеты - так невероятно далека еще для нас - для марсиан стала проблемой сегодняшнего дня. Под давлением непременной необходимости ум их заработал более напряженно, воля укрепилась, сердца исполнились холодной решимости. И, глядя в космические просторы, вооруженные приборами и знаниями, о которых мы едва можем и мечтать, марсіяни увидели недалеко, за каких-то там 35 000 000 миль в направлении солнца, утреннюю звезду надежды - нашу уютную планету с ее зеленой растительностью, серебристыми водами, с ее туманной атмосферой, - красноречиво свидетельствует о плодородии, - планету с широкими просторами людных материков, которые поблескивают сквозь гряды облаков, с узкими морями, по которым плавает уйма судов. [336]

Мы, люди, - существа, населяющие Землю, должны казаться им такими же примитивными и чужими созданиями, какими представляются нам обезьяны и лемуры. Ум человеческий познал, что жизнь - это непрерывная борьба за существование; узнали это, вероятно, и марсіяни. их планета давно уже охлаждается, а на Земле все еще кипит жизнь, но это жизнь каких-то низькоорганізованих существ. Завоевать новый, ближе к Солнцу мир - это было единственное спасение от гибели, которая с каждым поколением все ближе надвигалась на марсиан.

Первое чем слишком строго осуждать их, напомним себе, как безжалостно, как безжалостно мы сами истребляли не только такую живность, как бизоны или додо, но и близкие нам расы людей. Ведь тасманійців, хоть это были и люди, за пятьдесят лет долой всех истребили европейские иммигранты. Так разве мы сами такие апостолы милосердия, чтобы возмущаться марсіянами, которые делают то же самое?

Вероятно, марсіяни можно точнее рассчитали свой полет - их математические знания, очевидно, достигли далеко вперед по сравнению с нашими - и почти в совершенстве к нему подготовились. Если бы нам позволяли наши приборы, мы бы заметили усиление опасности задолго до конца девятнадцатого века. Такие ученые, как Скиапарелли*, следили за красной планетой (странно, между прочим, что в течение многих веков Марс считали зарей войны), и они не могли объяснить периодически повторяющихся вспышек, что их так тщательно наносили на карты. А все это время марсіяни, видимо, упорно готовились.

*Джованни Скиапарелли (1835-1910) - итальянский астроном. В 1877 году он открыл существование на Марсе т.н. «каналов».

Во время противостояния 1894 года на освещенном боку планеты было видно яркое сияние, которое заметила сначала Лікська обсерватория, а затем Перротен в Ницце и другие астрономы. Английский читатель узнал об этом из журнала «Нейчер» за второе августа. Я склоняюсь к мысли, что это явление означало отливки в глубоких недрах планеты той огромной пушки, из которой марсіяни стреляли в Землю. Какие-то удивительные явления, неразгаданные до сих пор, прослеживается было вблизи того сияния и во время двух последующих противостояний.

Первый гром грянул над нами шесть лет назад. Когда Марс приблизился к противостоянию, Лавель из Явы телеграфировал астрономам об огромном взрыве раскаленного газа на той планете. Это случилось около полуночи двенадцатого августа, и спектроскоп, к которому он прибег тогда, показал чрезвычайно [337] большое количество газов (главным образом водорода), что, пылая, с неслыханной скоростью неслись в направлении к Земле. Этот огненный поток вскоре исчез из поля его зрения. Лавель сравнивал его с огромным вспышкой, что вырвался с планеты, «как вырывается огонь из пушки». Такое сравнение оказалось очень точным.

Однако на следующий день газеты не дали об этом событии ни одного сообщения, если не считать маленькой заметки в «Дейли телеграф», и мир так ничего и не знал об одну из самых больших опасностей, которые угрожали человечеству. Вероятно, и я не знал бы ничего про тот взрыв, если бы не встретился в Отершоу с известным астрономом Оджилві. Он был очень обеспокоен известием Лавела и предложил мне провести с ним ночь за наблюдением красной планеты. Несмотря на все, что пришлось впоследствии пережить, я хорошо помню ту ночь: черное безмолвие обсерватории, заслонений в углу фонарь, от которого падает на пол бледное свет, размеренное тиканье часового механизма, удлиненный отверстие в потолке, откуда видно усыпанную звездной пылью бездну неба. У прибора почти незримо двигался Оджилві. В телескоп видно было кружок этой синей бездны, в которой плоский диск планеты с едва заметными полосами казался крошечной крапинкой. Она была маленькая, чуть больше мачинку, и искрилась нежным серебристым сиянием. Казалось, что она дрожит, а на самом деле это вибрировал телескоп под влиянием часового механизма, который держал в поле зрения планету.

Когда я наблюдал ее, мне казалось, будто она то растет, приближаясь, то уменьшается, удаляясь, - но это вводило меня в заблуждение уставший глаз. Сорок миллионов миль было между нами и той звездой, - сорок миллионов миль пустоты. Невозможно представить себе весь безмерность той простороні, в которой плавает пыль материального Вселенной! Помню, вблизи планеты были видны три светящиеся точки, три бесконечно далеки телескопические звездочки, а вокруг них - неописуемая темнота безмерной пустоты. Вы знаете; какой вид имеет та бездна в морозную звездную ночь? А в телескопе она кажется еще глубже. И вот там, совсем невидимое через большое расстояние и крохотную величину, быстро и неуклонно направляясь к Земле сквозь непостижимо большое пространство, ежеминутно приближаясь на тысячи миль, неслось то, что было запущено до нас, то, что должно было принести на Землю войну, страдания и смерть. Следя за Марсом, я и понятия не имел обо всем этом; и никто на всей Земле не мог и подумать об этом безошибочно запущенное ядро. [338]

Той ночью снова прослеживается было взрыв на далекой планете. Я видел его собственными глазами. Именно когда хронометр обозначил север, на планете блеснул червонавий вспышка, и заметно стало небольшой выступ на ее поверхности. Я сказал об этом Оджилві, и он сразу же подошел к телескопу. Ночь была душная, и меня мучила жажда. Неуклюже ступая в темноте, я на ощупь двинулся к столику, на котором стоял сифон, когда это Оджилві аж вскрикнул, увидев, что раскаленный газовый поток летит прямо на нас.

Этой ночью марсіяни запустили на Землю новое незримое ядро. Оно вылетело после первого ровно через двадцать четыре часа с точностью до секунды. Помню, сидел я на столе, в темноте; перед глазами у меня расплывались зеленые и красные круги. Мне хотелось курить, и я искал огня, понятия не имея, что эта вспышка на самом деле означало и к каким последствиям он приведет. Оджилві следил за Марсом до часу ночи. По том мы зажгли фонарь и пошли к нему. Внизу темнота окутала Отершоу и Чертсі, где мирно спали сотни жителей.

Долго сидели мы вдвоем, и Оджилві высказывал различные предположения относительно условий жизни на Марсе и вещавший о том, будто его жители подают нам какие-то сигналы. Он думал, что на планету или обильно посыпались метеориты, или там усилилась вулканическая деятельность. Оджилві доказывал мне, мала вероятность, чтобы эволюция организмов на двух, пусть и соседних, планетах происходила в одном направлении.

- Один шанс против миллиона за то, что Марс - заселен, - сказал он.

Сотни наблюдателей видели пламя и этой ночью, и следующей, и так десять ночей подряд, и каждый раз именно в полночь. Почему взрывы прекратились по десятой ночи - никто не брался объяснить. Может, газы от тех взрывов наносили марсіянам какой-то вред. Густые облака дыма или пыли, что их заметно было в самый мощный земной телескоп, набрав вида небольших серых волнистых пятен, мелькающих в ясной атмосфере планеты и затеняли ее знакомые очертания.

Наконец даже газеты заинтересовались этими явлениями. Стали повсеместно появляться популярные статейки о взрывах вулканов на Марсе. Помню, юмористический журнал «Панч» довольно удачно воспользовался этим в одной политической карикатуре. И никто и не подозревал, что тем временем ядра, запущенные марсіянами на Землю, летя сквозь мировые просторы со скоростью нескольких миль в секунду, приближались ежедневно и ежечасно. Теперь мне удивительно то, что люди перед лицом [339] гибели могли предаваться своим ничтожным делам. Помню, как несказанно радовался Маркам, достав новую фотографию Марса для иллюстрированного журнала, который он тогда редактировал. Люди, уже более позднего времени, с трудом представляют себе обилие и изобретательность журналов девятнадцатого века. Что касается меня, то я именно той поры ревностно учился ездить на велосипеде и забивал себе голову журналами, которые обдумывали проблемы морали в связи с прогрессом цивилизации.

Одного вечера (первое запущенное ядро было тогда за 10 000 000 миль от нас) вышел я с женой на прогулку. Было звездно; я объяснял ей зодіакові знаки и показал на Марс, на маленькую светлую крапинку, куда теперь было направлено такую силу телескопов. Вечер был теплый. Толпы людей, вышедших погулять с Чертсі и Айлворта, с песнями и музыкой проходили мимо нас, растекаясь по домам. В верхних окнах домов горел свет, люди ложились спать. От железнодорожной станции слышался грохот маневровых поездов; расстояние смягчало его, и он звучал почти мелодично. Жена обратила мое внимание на красные, зеленые и желтые сигнальные огни, светились на столбах на фоне синего неба. Все выглядело так мирно, спокойно.

Книга: Герберт Джордж Уэллс Война миров Перевод Д.Паламарчука

СОДЕРЖАНИЕ

1. Герберт Джордж Уэллс Война миров Перевод Д.Паламарчука
2. II. ЛЕТУЧАЯ ЗВЕЗДА настала ночь первой летучей звезды...
3. III. НА ГОРСЕЛЬСЬКОМУ ВЫГОНЕ Возле большой воронки, в которой...
4. IV. ЦИЛИНДР ВІДГВИНЧУЄТЬСЯ Солнце уже заходило, когда я...
5. V. ТЕПЛОВОЙ ЛУЧ Вид марсиан, что выползали из...
6. VI. ТЕПЛОВОЙ ЛУЧ НА ЧОБГЕМСЬКОМУ ПУТИ Остается и...
7. VIII. ВЕЧЕРОМ ПЕРЕД СУББОТОЙ ИЗ всего удивительного и...
8. X. БУРЯ От Мэйбери-хилу к Лезергеда - около двадцати...
9. XI. У ОКНА Я уже говорил, что мои душевные бури быстро...
10. XII. Я СТАНОВЛЮСЬ СВИДЕТЕЛЕМ РАЗРУШЕНИЯ ВЕЙБРИДЖА И ШЕППЕРТОНА...
11. XIII. ВСТРЕЧА СО СВЯЩЕННИКОМ Почувствовав неожиданную силу...
12. XIV. В ЛОНДОНЕ Когда марсіяни приземлились под Вокінгом,...
13. XV. ЧТО ПРОИЗОШЛО В СЕРРЕЮ Именно тогда, когда священник, сидя...
14. XVI. ВЫХОД ИЗ ЛОНДОНА Итак, вам теперь понятна и бешеная...
15. XVII. «ДИТЯ ГРОМА» Если бы марсіяни имели целью только...
16. КНИГА ВТОРАЯ ЗЕМЛЯ В ЯРМЕ МАРСІЯНСЬКОМУ
17. II. ЧТО МЫ УВИДЕЛИ ИЗ-ПОД РУИН ДОМА Подкрепившись, мы...
18. III. ДНЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ Как только появилась вторая боевая...
19. IV. СМЕРТЬ СВЯЩЕННИКА Это произошло на шестой день нашего...
20. V. ТИШИНА прежде чем войти в каморку, я запер дверь, что...
21. VII. ЧЕЛОВЕК НА ВЕРШИНЕ ПУТЕВЫЕ-ХИЛУ Я ночевал в заезде на...
22. VIII. МЕРТВЫЙ ЛОНДОН Покинув артиллериста, я спустился с...
23. IX. РУИНЫ Теперь я подхожу к удивительного в своей...
24. ЭПИЛОГ Кончая свой рассказ, я жалею, что так мало могу...
25. ПРИМЕЧАНИЯ Произведения Герберта Уэллса в Украине начали...

На предыдущую