lybs.ru
Народ, не знающий своей истории, есть народ сліпців. / Александр Довженко


Книга: Герберт Джордж Уэллс Остров доктора Моро Перевод Дмитрия Паламарчука


Герберт Джордж Уэллс Остров доктора Моро Перевод Дмитрия Паламарчука

© H.G. Wells

© Д.Паламарчук (перевод с английского), 1977

Источник: Г.Веллс. Машина времени. Х.: Фолио, 2003. 480 с. - С.: 107-212.

Сканирование и корректура: Aerius, SK (), 2004

Содержание

I. В лодке с судна "Леди Вейн"

II. Человек ниоткуда

III. Странное лицо

IV. У борта шхуны

V. Человек, которому некуда деваться

VI. Ужасные гребцы

VII. Запертые двери

VIII. Крик пумы

IX. Что-то в лесу

X. Человеческий крик

XI. Охота на человека

XII. Оповещатели закона

XIII. Переговоры

XIV. Доктор Моро объясняет

XV. Животный люд

XVI. Как животный люд вкусил крови

XVII. Катастрофа

XVIII. Моро найдено

XIX. Праздник Монтгомери

XX. Сир между животным людом

XXI. Животный люд возвращается к предыдущему состоянию

XXII. Одинокая человек

Примечания

И. В ЛОДКЕ С СУДНА «ЛЕДИ ВЕЙН»

Я не собираюсь дополнять газетные сообщения о гибели «Леди Вейн». Все знают, что через десять дней после выхода из Кальяо она наткнулась на обломки затонувшего судна. На баркасе спаслось только семь человек экипажа, что их на девятнадцатый день подобрала канонерка «Миртл». История их скитаний стала такая же известная, как и ужасный случай с «Медузой».

Однако я должен добавить к уже известной истории гибели судна «Леди Вейн» другую, не менее ужасную и, бесспорно, еще более удивительную историю. До сих пор думали, что четверо людей, которые были в лодке, погибли. Но на самом деле произошло не так. И мне легко это доказать: я - один из тех четырех.

Прежде всего я должен заметить, что в лодке нас было не четверо, а только трое: Констанс, которого видел капитан, когда тот прыгнул в лодку» («Дейли ньюс» за 17 марта 1887 года), нам на счастье и себе на беду, в лодку не попал. Когда он спускался между кучами веревки под сломанным бугшпритом, то зацепился каблуком за тоненькую веревку. Поэтому он, бросившись в воду, на короткое мгновение завис в воздухе вниз головой, а дальше, падая, еще ударился о какое-то бревно, что плавала на волнах. Мы бросились грести к нему, но он уже исчез под водой.

Я сказал, что это нам на счастье он не попал в лодку, и я могу добавить, что это и себе на счастье, - ведь у нас оказалось лишь небольшой бочонок воды и несколько подмоченных сухарей, такая неожиданная была тревога и такое неподготовленное [109] было судно к любой случайности. Мы думали, что те, кто спасся на баркасе, имеют продовольствия больше (хотя, кажется, это было не так), и начали звать их, и они, видимо, нас не могли услышать, а на следующий день, когда изморось утихла - это было после полудня, - мы уже их не увидели. Большие волны не давали нам подняться и осмотреть вокруг водяной простор. На море вздымались огромные валы, и мы из последних сил удерживали лодку носом против волн. Те двое, что спаслись со мной, были: Гельмар, такой же пассажир, как и я, и один матрос, не помню, как его звали, низкого роста, энергичный косноязычный паренек.

Восемь дней носило нас море. Выпив свой скудный запас воды, мы страдали от невыносимой жажды и умирали с голода. Через двое суток море наконец успокоилось, и поверхность его стала как стекло. Но те восемь дней! Читателю, который не бывал в переделках, невозможно и представить себе все это! Счастлив он, если не испытал чего-то подобного. Уже после первого дня мы почти не разговаривали. Каждый неподвижно лежал на своем месте в лодке, уставившись в крайнебо или наблюдая, как ужас и слабость постепенно овладевают его спутников. Солнце палило невыносимо.

На четвертый день вода кончилась. Нам стали маритися удивительные видива, что их мы словно видели на собственные глаза. Но, кажется, только на шестой день Гельмар высказал то, что было у каждого из нас на уме. (Помню, голоса наши были такие ослабевшие, мы наклонялись друг к другу, едва выжимая слова.) Как можно я решительно выступил против этого, предпочитая лучше затопить лодку и погибнуть всем вместе, віддавшися на съедение акулам, что преследовали нас. Гельмар еще сказал, что у нас будет что пить, когда мы пристанем на его предложение. Тогда матрос присоединился к Гель-мара, и я остался один.

Я не хотел тянуть достались. Целую ночь матрос перешептывался с Гельмаром, а я все сидел, держа в руке нож, хотя и сомневался, хватит ли мне сил соревноваться с ними. Утром я также согласился на Гельмарову предложение, и мы бросили півпенса, чтобы таким образом найти нещасливця.

Жребий выпал матросові. Но он был сильнее нас, поэтому и не собирался соблюдать договоренности. Поэтому он бросился на Гельмара. Они сцепились, поднявшись на ноги. Дном лодки я поплазував к ним. Я намеревался помочь Гельмарові, схватив матроса за ногу. И вдруг лодка качнулась, матрос потерял равновесие, и они оба упали за борт. Словно камень, они пошли на дно. Помню, что я вдруг [110] засмеялся, сам с того смеха удивляясь, - такой он был внезапный и беспричинный. Не знаю, сколько я пролежал поперек лодки, все думая: когда бы хватило сил встать и напиться соленой воды, чтобы уже умереть быстрее. Тогда вдруг я увидел на горизонте судно и, лежа, смотрел на него с полнейшим равнодушием, как будто это была просто картина. Видимо, я тогда грезил, однако вспоминаю сейчас все достаточно ясно. Помню, голова моя качалась в такт волнам, и горизонт танцевал вместе с судном, то поднимаясь, то падая. Так же ясно помню, что я был уверен, будто уже умер, и думал, какое же это зло насмешка судьбы: судно придет слишком поздно и подберет мое уже мертвое тело. Мне казалось, что ужасно долго я лежал так, положив голову на сиденье и следя, как передо мной танцует эта небольшая шхуна. Она подвигалась вперед, маневрируя из стороны в сторону, потому что шла против ветра. Мне и в голову не приходило привлечь ее внимание. Что делалось со мной с тех пор, как я увидел борт судна и пока очнулся в маленькой каюте, - почти ничего не втрималось у меня в памяти. Я только смутно припоминаю, что меня поднимали по трапу и что кто-то большой, рыжий, в веснушках, склонившись над бортом, пристально смотрел на меня. Далее еще остались тусклые впечатления от какого смуглявого лицо со странным взглядом, втупленим просто мне в глаза. Я считал, что это бред, пока не встретился с тем взглядом во второй раз. Помню еще и то, как мне сквозь зубы вливали какую-то жидкость. Вот и по всему.

Книга: Герберт Джордж Уэллс Остров доктора Моро Перевод Дмитрия Паламарчука

СОДЕРЖАНИЕ

1. Герберт Джордж Уэллс Остров доктора Моро Перевод Дмитрия Паламарчука
2. II. ЧЕЛОВЕК НИОТКУДА Каюта, в которой я оказался, была...
3. III. СТРАННОЕ ЛИЦО Мы вышли из каюты и наткнулись на...
4. IV. У БОРТА ШХУНЫ Того же вечера, по закате солнца, мы...
5. V. ЧЕЛОВЕК, КОТОРОМУ некуда ДЕТЬСЯ Рано утром - это был...
6. VI. УЖАСНЫЕ ГРЕБЦЫ Увидев, что я таки действительно заброшен...
7. VII. ЗАПЕРТЫЕ ДВЕРИ Видимо, читатель поймет, что, поскольку...
8. VIII. КРИК ПУМЫ Где-то около часа дня мои мысли и...
9. IX. Что-ТО В ЛЕСУ Я продирался кустарником, что рос на склоне...
10. X. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КРИК Приближаясь к дому, я увидел, что то...
11. XI. ОХОТА НА ЧЕЛОВЕКА Когда у меня появилась дурацкая...
12. XII. ОПОВЕЩАТЕЛИ ЗАКОНА что-То холодное коснулось моей руки....
13. XIII. ПЕРЕГОВОРЫ Я снова повернул и стал спускаться к...
14. XIV. ДОКТОР МОРО ОБЪЯСНЯЕТ - А сейчас, Прендіку, я объясню вам...
15. XV. ЖИВОТНЫЙ ЛЮД Прокинувсь я рано. Мне сразу же...
16. XVI. КАК ЖИВОТНЫЙ ЛЮД ВКУСИЛ КРОВИ Моя писательская...
17. XVII. КАТАСТРОФА Не прошло и шести недель, как я потерял...
18. XVIII. МОРО НАЙДЕНО Заметив, что Монтгомери уже третий...
19. XIX. ПРАЗДНИК МОНТГОМЕРИ Покончив с этим, помывшись и...
20. XX. СИР МЕЖДУ ЖИВОТНЫМ ЛЮДОМ Я смотрел на этих существ и...
21. XXI. ЖИВОТНЫЙ ЛЮД ВОЗВРАЩАЕТСЯ К ПРЕДЫДУЩЕМУ СОСТОЯНИЮ...
22. XXII. ОДИНОКАЯ ЧЕЛОВЕК Вечером я отплыл от берега, тихо и...

На предыдущую