lybs.ru
Когда сойдется три украинца, то это уже хор. / Максим Рыльский


Книга: Муслихиддин Саади Поэзия Перевод Василия Мисика


Муслихиддин Саади Поэзия Перевод Василия Мисика

© Саади

© Мисик (перевод с персидского), 1990

Источник: Запад и Восток: Переводы. К.:Днепр,1990

Электронный текст: Библиотека "Родник" (ukrlib.com), 2004

Содержание

О добрые дела

Письмо к правителю Шіраза

"Все люди - тела одной части..."

Безотцовщина

Шіблі и муравей

"Без сна ворочавшись, как-то одной ночки..."

Три любовницы

Много ездил я

Хозяин и овца

Караван

О добрые дела

Много сказано о добрые дела,

Но не каждому принадлежит похвала.

Возьми в угнетателя и дом, и двор,

В коршуна вискуби весь пух его и перья!

Все тернии викорчуй и в очаг склады,

Выращивай дерево, богатое на плоды!

Пусть прощения не будет для тирана!

Ему прощения - для всего человечества рана.

Из рук выбей пламя в злого палия!

Пусть лучше сам сгорит, чем вся земля!

Кто любит лить кровь, наказывай того кроваво:

Убить для убийцы - твое священное право!

Письмо к правителю Шіраза

Правителю! От брата я своего

Узнал такое, что и беку следовало бы знать:

К тому обнажился неборак,

Что уже не в чем выйти из дома.

Ему хурму на продажу отдают -

Можно гирш человека наказать?

Как от детей присмотреть ее,

От нищих голодных спрятать?

Ты присилаєш турка-сборщика,

Чтобы и послідню кроху забрать.

И так батожать бедного, что он

Слаба ни сесть, ни встать.

А беку! В справедливость оденься!

Она для властелина - лучшие одеяния.

* * *

Все люди - тела одной части,

Созданные из одной глины.

Когда от боли корчится одна,

Тогда все тело покоя не знает.

А ты, что до сих пор не жалел никого!

Ты недостоин имени человеческого!

Безотцовщина

Безбатченку открой свои объятья,

Введи в свой сад, из ноги колючку вынь.

И не целуй детей своих, как около

Стоит он, голову опустив низко.

Когда он плачет, кто его розрає?

Когда он сердится, кто потакает?

Позови его, перехвати слезу,

Смой пыль с лица ему, как сыну.

Как жжет солнце голову малому,

Дай тень ему, возьми его домой.

Я горд был, не разбирался я с бедой,

Когда мой отец добрый был со мной.

Было, увидят круг меня муху -

И уже со всех сторон бегут без духа.

Теперь хоть бы меня взяли ордынцы,

Я бы остался с горем наедине.

С сиротским бедствием хорошо я спізнався,

Потому что рано и сам без защиты остался.

Шіблі и муравей

Если душа у тебя не безразлична

До добрых дел, послушай вещь про мужа

Большого Шіблі, как на плечи

Он зерно нос - и потом ночью

Мешок развязал и заметил насекомое,

Что бегала сюда-туда от страха.

Смущенный, он целую ночь не спал,

Отнес ее обратно - и так сказал:

«Несправедливо, чтобы малое существо

Утратило свое жилище и корни!»

Облегчай же скорби беднякам -

I проживешь тогда не хуже и сам.

Еще Фирдовси сказал, высокий духом

(Пусть земля ему вовек пухом):

«Мурашечку, что с зерням сп,

Не тронь, не обижай, ибо и то живая душа!»

* * *

Без сна ворочавшись, как-то одной ночки

Услышал я беседу бабочки и свечи:

«Люблю, аж крилечка обжигаю, а ты

Почему плачешь, свічечко? Скажи, поведать!»

И отвечает: «Тяжелая у меня тоска:

От меня воск бежит, я остаюсь без друга!

Он был утешением лучшей мне,

Без него, как Фархад, я таю на огне!»

И пока сказала, горячих слез потоки

Все время мережили ее пожелтевшие щеки.

«Згаси, в хвастику, свою любовную похоть,

Когда не выучился соревноваться и терпите!

Ты отлыниваешь от пламени, гультяю,

А я стою и горю... и до конца сгораю.

Опікся чуть - чуть-и уже тебя лови!

А я в пламени от ног до головы.

Ты не считай на блеск, не задивляйсь на красоту.

Посмотри, как я мучаюсь и слезы лью, как воду!»

Еще небольшой путь прошла по небу ночь,

А милая дунула и палку остановила дело.

И свеча и в темноте тихонько шепчет-плачет:

«Вот так кончается любовь в нас, молодой человек.

Как вздумается поймут его когда-то,

Встретить смерть свою с радостью научись!»

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Когда влюблен, живи в труде, в беде!

От криводушності звільняйсь, как Саади.

Так просто, сгоряча, в море не пускайся!

А пустишся, весь его ветрам отдайся!

Три любовницы

Есть три любки, три любовницы есть:

Эта за хлеб свою любовь дает,

И поманит красотой, волшебница,

Третья в душу войдет и останется.

Первой хлеба дай и одвернись.

Со второй натішся и розлучись.

Третью встретишь, не раздумывай дважды:

Душу всю отдай ей, мужское.

Много ездил я

Много ездил я, далеко путешествовал,

С разными людьми я дни свои сбывал.

Поживи доброй напитував я везде,

С гарману каждого я по зерну привез.

Хозяин и овца

Овцу однявши у волков,

Хозяин шепотом хотел

Бедняжке горло пересечь.

Заплакала: «Так вот почему ты

Не попустил меня волкам:

Ты из той породы и сам!»

Караван

Эй, предводитель, не спеши, с тобой идет мой сон, мой рай!

Попало сердце в злой плен - и уходит от меня в дальний край.

Зря прошу, зря молю звезду мою, любовь мою -

И стон мой, как дым из огня, из души встает: не покидай!

За то, что знадила меня, за то, что предала меня,

Теперь твое имя одно мне подсказывает одчай.

Возвратись, свет моих глаз, чтобы слышала ты, как стон этот

Из моих раненых груди встает под самый горизонт.

Мне рассказывал мулла, как души бросают тела.

Я же видел сам, как отошла моя от меня в дальний край.

Хоть Саади не к лицу и слезы эти, и тоска эта,

И, им не видя конца, говорю я уму: прощай!

© Aerius, 2004




Текст с

Книга: Муслихиддин Саади Поэзия Перевод Василия Мисика

СОДЕРЖАНИЕ

1. Муслихиддин Саади Поэзия Перевод Василия Мисика

На предыдущую